Приключения : Путешествия и география : 15. В ПЯТНАДЦАТИ МИЛЯХ ОТ МЫСА БАТЕРСТ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  14  15  16  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  94  95

вы читаете книгу

15. В ПЯТНАДЦАТИ МИЛЯХ ОТ МЫСА БАТЕРСТ

Наступили первые дни сентября. Хорошая погода могла продержаться в лучшем случае еще недели три, и затем возведение построек по необходимости пришлось бы прекратить. Надо было торопиться. К счастью, работа шла полным ходом. Мастер Мак-Нап и его помощники выказывали чудеса расторопности: еще несколько ударов молотка — и помещение для собак будет совсем готово; частокол охватил уже почти всю окружность форта, оставалось сделать лишь ворота, открывавшие доступ во двор. Этот частокол из заостренных бревен в пятнадцать футов высотой с внутренней стороны был укреплен своего рода равелином, или земляной насыпью. Возведенный на высшей точке мыса бастион должен был увенчать всю систему укреплений. Как видим, лейтенант Джаспер Гобсон применил не только принцип сплошной оборонительной линии, но и принцип отдельных укреплений, что было очевидным прогрессом в искусстве Вобанов и Кормонтеней. Но и без бастиона частокол уже достаточно обеспечивал безопасность нового форта как от злоумышления людей, так я от нападения животных.

Четвертое сентября Джаспер Гобсон назначил днем охоты на тюленей. Необходимо было до наступления зимы запастись одновременно и горючим и осветительным материалом.

Тюленье лежбище находилось в пятнадцати милях от форта. Джаспер Гобсон предложил миссис Барнет отправиться вместе с отрядом охотников. Путешественница согласилась. Предстоящее избиение само по себе было для нее малопривлекательно, но любознательная женщина не могла не соблазниться возможностью осмотреть край, познакомиться с окрестностями мыса Батерст и в особенности изучить дальнюю часть побережья, замыкавшуюся на горизонте высокими скалами.

В экспедицию лейтенант Гобсон взял сержанта Лонга и солдат Петерсена, Хоупа и Келлета.

Вышли в восемь часов утра. Двое саней, запряженных шестью собаками и предназначенных для перевозки тюленьих туш, сопровождали отряд.

Так как сани были пока порожние, то часть пути решили сделать на собаках. Небо было ясное, но на горизонте скопились низкие облака, и сквозь них едва просвечивали лучи солнца, желтоватый диск которого в это время года уже скрывался по ночам на несколько часов.

Эта часть побережья — к западу от мыса Батерст — представляла собой совершенно плоскую равнину, всего на несколько метров возвышавшуюся над уровнем Ледовитого океана. Столь необычный рельеф местности привлек внимание лейтенанта Гобсона, и вот почему.

Приливы в арктических морях бывают довольно сильными, по крайней мере их такими считают. Путешественники, которым довелось их наблюдать, — Парри, Франклин, оба Росса, Мак-Клюр, Мак-Клинток, — утверждают, что Ледовитый океан во время сизигий[4] поднимается на двадцать — двадцать пять футов выше обычного уровня. Если наблюдения этих исследователей верны, — а сомневаться в их правильности не было никаких оснований, — то лейтенанту Гобсону оставалось только недоумевать, почему океан, поднявшись под влиянием луны, все же не заливает этого почти не возвышающегося над его уровнем берега, хотя никакие препятствия — ни дюны, ни неровности почвы — не встают на пути его волн, и как получается, что приливы не затопляют полуострова вплоть до самых отдаленных точек горизонта и воды озера не смешиваются с водами океана? А этого явно не происходило в то время и, очевидно, не происходило никогда.

Джаспер Гобсон не мог не поделиться этими мыслями со своей спутницей; миссис Барнет ответила, что приливы в Ледовитом океане, по всей вероятности, вовсе не так значительны, как утверждают.

— Да нет, сударыня, совсем напротив, — воскликнул Джаспер Гобсон. — Все путешественники сходятся на том, что в полярных морях бывают очень сильные приливы и отливы. Нельзя же предположить, чтобы все эти люди ошибались!

— Тогда, мистер Гобсон, потрудитесь объяснить, — возразила миссис Барнет, — почему океан не заливает местность, которая и во время отлива едва на десять футов возвышается над его уровнем?

— Эх, сударыня! — ответил Джаспер Гобсон. — В том-то и беда, что я не знаю, как это объяснить. За месяц, что мы живем на этом берегу, я не раз имел случай убедиться, что в обычное время уровень моря поднимается здесь меньше чем на фут. И я готов утверждать, что через две недели, двадцать второго сентября, когда наступит равноденствие и прилив достигнет своего максимума, у побережья возле мыса Батерст уровень моря не повысится больше чем на полтора фута! Впрочем, мы это скоро увидим сами.

— Но все-таки, мистер Гобсон, чем же объясняется такое странное явление? Ведь в нашем мире необъяснимых явлений не бывает!

— Тут одно из двух, сударыня, — ответил лейтенант. — Либо исследователи плохо наблюдали, что очень трудно допустить, когда речь идет о таких людях, как Франклин, Парри, Росс и другие; либо приливы совсем ничтожны именно на этом участке американского побережья и, быть может, по той же причине, по какой они ничтожны во всех закрытых морях, хотя бы в Средиземном море, где близость берегов и узость проливов не дают разгуляться волнам Атлантического океана.

— Остановимся на последней гипотезе, мистер Гобсон, — ответила Полина Барнет.

— Приходится, — ответил лейтенант, покачав головой, — и, однако, она меня не удовлетворяет; я чувствую, что тут таится какая-то загадка природы, но не могу ее понять.

К девяти часам, проделав значительное расстояние вдоль берега, который всю дорогу оставался таким же плоским и песчаным, сани прибыли к бухте, где находилось тюленье лежбище. Сани и собак оставили позади, чтобы не распугать тюленей, которых надо было захватить врасплох.

Насколько эта часть побережья отличалась от местности, прилегающей к мысу Батерст!

Там, где остановились охотники, берег был извилистый, источенный волнами и на всем протяжении причудливо взгорбленный. Он, несомненно, был вулканического происхождения, в противоположность окрестностям мыса Батерст, образовавшимся из каких-то наносных отложений.

Не вода, а огонь геологических эпох образовал эту местность. Камень, полностью отсутствовавший у мыса Батерст, — что, кстати, было так же необъяснимо, как и отсутствие приливов, — здесь встречался и в виде принесенных ледниками валунов и в виде скал, наполовину торчащих из земли. На темном песке, среди пористых кусков лавы, повсюду были разбросаны камни-силикаты, известные под общим названием полевых шпатов, наличие которых неоспоримо доказывало кристаллическое строение побережья. На поверхности поблескивали и неисчислимые лабрадориты, и яркие, переливчатые гальки — синие, красные, зеленые, и куски пемзы, и обломки стекловидных сплавов. Дальше громоздились высокие уступчатые скалы, на двести футов возносившиеся над уровнем моря.

Джаспер Гобсон решил подняться на них, чтобы осмотреть восточную часть края. Времени у него было достаточно, так как час охоты на тюленей еще не наступил. У воды возилось лишь несколько пар этих животных; нападать на них следовало ближе к полудню, когда их соберется побольше и, разморенные солнцем, они заснут на берегу. К тому же Джаспер Гобсон увидел, что эти млекопитающие, хоть и относились к отряду ластоногих, однако были вовсе не тюлени, как ему сказали его люди, а морские лошади или морские коровы, а по зоологической терминологии — моржи; от тюленей они отличаются длинными верхними клыками — бивнями.

Охотники обошли вокруг излюбленной этими животными бухты — они дали ей имя «Моржовой» — и взобрались на прибрежную скалу. Петерсен, Хоуп и Келлет остались на нижнем уступе сторожить животных, а миссис Барнет, Джаспер Гобсон и сержант поднялись на вершину скалы, откуда, с высоты ста пятидесяти или двухсот футов, можно было обозреть всю окрестность, не теряя в то же время из виду троих охотников, которые должны были подать им условный знак, когда моржи соберутся в достаточном количестве.

Через четверть часа лейтенант, его спутница и сержант достигли вершины; отсюда перед их взором развернулись широкие дали.

У их ног лежало необъятное море, на севере сливавшееся с небом. Ни земли, ни ледяных полей, ни айсбергов не было видно. Океан был чист ото льда на всем доступном глазу пространстве, и, по всей вероятности, на этой параллели путь для кораблей был открыт вплоть до Берингова пролива. Значит, во время летнего сезона суда компании смогут свободно доходить до мыса Батерст через Северо-Западный проход.

Джаспер Гобсон обернулся на запад, и представшая перед ним неожиданная картина открыла ему секрет вулканических обломков, которыми было загромождено побережье.

Милях в десяти от берега друг за другом вздымались усеченные конусы огнедышащих сопок, невидимых с мыса Батерст из-за скрывавших их береговых скал. Их контуры, словно начертанные дрожащей рукой, смутно вырисовывались на фоне неба. Внимательно вглядевшись, Джаспер Гобсон указал на них сержанту и миссис Барнет и, не промолвив ни слова, обратил взгляд в другую сторону.

На востоке, до самого мыса Батерст, тянулась длинная прибрежная полоса — ровная и однообразная. Вооружившись подзорной трубой, можно было бы разглядеть форт Надежды и даже голубоватый дымок, поднимавшийся в этот час над плитой миссис Джолиф.

Позади окрестность открывала взору два резко отличных друг от друга пейзажа. К югу и к востоку от мыса Батерст раскинулась обширная в несколько сот квадратных миль равнина. Начиная же от бухты Моржовой, местность между береговыми скалами и вулканическими горами была вздыблена и изрыта; весь ее вид говорил о каком-то геологическом перевороте, которому она была обязана своим происхождением.

Лейтенант пристально всматривался в эти две соседние и так поразительно несхожие между собой территории. Это показалось ему весьма странным — он никогда не видел ничего подобного.

Сержант Лонг спросил:

— Вам не кажется, мистер Гобсон, что виднеющиеся на западе горы — это вулканы?

— Вне всякого сомнения, сержант, — ответил Джаспер Гобсон. — Это они извергли на побережье и куски пемзы, и стекловидные сплавы, и бесчисленные лабрадориты; мы не прошли бы и трех миль в сторону этих гор, как у нас под ногами оказались бы лава и пепел.

— А как по-вашему, лейтенант, они — действующие? — спросил сержант.

— Трудно сказать.

— Но-ведь над их вершинами сейчас не видно дыма.

— Это ничего не доказывает, Лонг. И у вас во рту не всегда дымится трубка!

— Не всегда, мистер Гобсон.

— Ну вот, Лонг, так же обстоит дело и с вулканами: они тоже не всегда курятся.

— Понимаю, мистер Гобсон, — ответил сержант Лонг. — Но, признаться, я никак не предполагал, что в Заполярье могут быть вулканы.

— Их здесь не так уж много, — заметила миссис Барнет.

— Да, немного, сударыня, — ответил лейтенант, — однако они все же есть: на острове Ян-Майен, на Алеутских островах, на Камчатке, в Русской Америке, в Исландии; затем на юге — на Огненной Земле и в Антарктике. Вулканы — всего лишь трубы того гигантского завода в недрах земли, где перерабатываются химические продукты земного шара, и я думаю, что природа создала эти трубы везде, где в них встретилась надобность.

— Так-то оно так, мистер Гобсон, — ответил сержант, — но у самого полюса, в таком холодном климате!..

— А какая разница, сержант? Какая разница — на полюсе или на экваторе? Скажу больше: возле полюсов отдушины должны быть даже многочисленнее, чем в любой другой точке земного шара.

— А почему, мистер Гобсон? — спросил сержант, которого, видимо, поразило это утверждение.

— Потому что, если эти клапаны открылись под давлением внутренних газов, то это должно было произойти там, где земная кора тоньше. А так как Земля сплющена именно около полюсов, то естественно… Смотрите-ка, Келлет подает нам сигнал! — воскликнул лейтенант, прерывая свои пояснения. — Вы пойдете с нами, сударыня?

— Я подожду здесь, — ответила путешественница. — Избиение моржей меня совсем не привлекает!

— Хорошо, сударыня, — ответил Джаспер Гобсон. — Через час все будет кончено, и, если вы спуститесь к этому времени, мы сразу же отправимся в обратный путь.

Миссис Полина Барнет осталась на вершине скалы любоваться разнообразием развернувшейся перед ее взором панорамы.

Четверть часа спустя Джаспер Гобсон и сержант Лонг были уже на берегу.

Моржей собралось теперь много. Их можно было насчитать не меньше сотни. Некоторые ползали на ластах по песку, но большинство, расположившись семьями, спало. Два-три огромных самца, метра в три длиной, покрытые негустой рыжеватой шерстью, словно часовые, стерегли покой стада.

Охотники приближались с величайшей осторожностью, пользуясь выступами скал и неровностями почвы и стараясь незаметно окружить группу моржей, чтобы отрезать им отступление к морю. На суше эти животные тяжелы, мало подвижны и неповоротливы. Они передвигаются короткими скачками или ползут, производя спиной волнообразные движения. Но в воде — их истинной стихии — они проворны, как рыбы; с такими пловцами опасно вступать в борьбу, и случается, они даже топят преследующие их лодки.

Между тем самцы почуяли неладное. Они подняли головы и, озираясь по сторонам, старались разглядеть, откуда надвигается опасность. Но прежде чем они успели протрубить тревогу, Джаспер Гобсон и Келлет набросились на стадо с одной стороны, Лонг, Петерсен и Хоуп подоспели с другой и, ранив пулями пятерых моржей, тут же добили их копьями, в то время как остальные животные в испуге ринулись к морю.

Победа далась легко. Все пять моржей оказались очень крупными. Белая кость их клыков, хотя и несколько шероховатая, была самого лучшего качества; но главное, — и это особенно порадовало лейтенанта Гобсона, — их большие упитанные туши обещали обильные запасы жира. Моржей взвалили на сани, и собакам пришлось тащить на себе довольно значительный груз.

Был час пополудни. В это время миссис Барнет присоединилась к своим спутникам, и все двинулись вдоль берега в обратный путь к форту Надежды.

Так как сани были нагружены, то люди всю дорогу шли пешком. Им пришлось проделать миль десять — и все по прямой линии. Но, как справедливо гласит английская пословица, «нет дороги длинней, чем дорога прямая». Поэтому охотники, чтобы разогнать скуку однообразного пути, все время беседовали между собой. Миссис Барнет часто вступала в их разговор, пользуясь случаем почерпнуть у этих смелых людей специальные знания, которыми они обладали. Однако путь все-таки показался очень долгим. Собакам тяжело было волочить грузные туши, и сани скользили медленно. Между тем по твердому снежному насту они меньше чем в два часа покрыли бы все расстояние от бухты Моржовой до форта Надежды.

Лейтенант Гобсон несколько раз делал короткие остановки, чтобы измученные животные могли передохнуть.

В конце концов сержант Лонг заметил:

— Эти проклятые моржи, хотя бы ради нашего удобства, должны были выбрать себе лежбище поближе к форту.

— Они не нашли бы себе там подходящего места, — ответил лейтенант, покачав головой.

— Почему же, мистер Гобсон? — спросила удивленная миссис Барнет.

— Потому что эти животные выбирают только отлогие берега, где им легко выйти из моря.

— А побережье у мыса не отлогое?..

— Побережье у мыса, — подтвердил Джаспер Гобсон, — отвесное, как крепостная стена, без малейшего ската, словно его обрубили топором. Вот еще одна необъяснимая особенность этого мыса, сударыня: если наши рыбаки вздумают удить рыбу у моря, то им придется запастись лесой по меньшей мере в триста сажен длиной! Чем объясняется такое строение почвы? Не знаю, но склонен думать, что много веков назад вследствие сильнейшего землетрясения от берега оторвался гигантский кусок земли и был поглощен Ледовитым океаном!


Содержание:
 0  В стране мехов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 3  3. ОТТАЯВШИЙ УЧЕНЫЙ : Жюль Верн  6  6. БИТВА ВАПИТИ : Жюль Верн
 9  9. БУРЯ НА ОЗЕРЕ : Жюль Верн  12  12. ПОЛУНОЧНОЕ СОЛНЦЕ : Жюль Верн
 14  14. НЕСКОЛЬКО ЭКСКУРСИЙ : Жюль Верн  15  вы читаете: 15. В ПЯТНАДЦАТИ МИЛЯХ ОТ МЫСА БАТЕРСТ : Жюль Верн
 16  16. ДВА ВЫСТРЕЛА : Жюль Верн  18  18. ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ : Жюль Верн
 21  21. ПОЛЯРНЫЕ МЕДВЕДИ : Жюль Верн  24  1. ГОСТИ В ФОРТЕ РЕЛАЙАНС : Жюль Верн
 27  4. ФАКТОРИЯ : Жюль Верн  30  7. ПОЛЯРНЫЙ КРУГ : Жюль Верн
 33  10. ЭКСКУРС В ПРОШЛОЕ : Жюль Верн  36  13. ФОРТ НАДЕЖДЫ : Жюль Верн
 39  16. ДВА ВЫСТРЕЛА : Жюль Верн  42  19. ВИЗИТ СОСЕДЕЙ : Жюль Верн
 45  22. ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ : Жюль Верн  48  2. ГДЕ ОНИ? : Жюль Верн
 51  5. С 25 ИЮЛЯ ПО 20 АВГУСТА : Жюль Верн  54  8. ПРОГУЛКА МИССИС ПОЛИНЫ БАРНЕТ : Жюль Верн
 57  11. СООБЩЕНИЕ ДЖАСПЕРА ГОБСОНА : Жюль Верн  60  14. ЗИМНИЕ МЕСЯЦЫ : Жюль Верн
 63  17. ОБВАЛ : Жюль Верн  66  20. В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн
 69  23. НА ЛЬДИНЕ : Жюль Верн  72  2. ГДЕ ОНИ? : Жюль Верн
 75  5. С 25 ИЮЛЯ ПО 20 АВГУСТА : Жюль Верн  78  8. ПРОГУЛКА МИССИС ПОЛИНЫ БАРНЕТ : Жюль Верн
 81  11. СООБЩЕНИЕ ДЖАСПЕРА ГОБСОНА : Жюль Верн  84  14. ЗИМНИЕ МЕСЯЦЫ : Жюль Верн
 87  17. ОБВАЛ : Жюль Верн  90  20. В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн
 93  23. НА ЛЬДИНЕ : Жюль Верн  94  24. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Жюль Верн
 95  Использовалась литература : В стране мехов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap