Приключения : Путешествия и география : 8. ПРЕДАТЕЛЬ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58

вы читаете книгу

8. ПРЕДАТЕЛЬ

Пока правитель со своим отрядом боролся с патагонцами, Гарри Родс и Хартлпул, к которым перешла власть, не теряли времени даром. Благодаря мудрой тактике Кау-джера наступление индейцев было приостановлено на четыре дня. Этого времени оказалось достаточно, чтобы организовать оборону города. Либерийцы выкопали два широких и глубоких рва, позади которых вырос земляной бруствер, непроницаемый для пуль. Южный ров, длиной в две тысячи футов, начинался от реки, огибал город полукругом и тянулся до непроходимых болот, в которых кони вязли по самое брюхо. Северный ров, длиной около пятисот футов, шел также от реки к болоту, но уже с другой стороны города, пересекая дорогу из Либерии на Новый поселок. Таким образом город был защищен со всех сторон.

Жители Нового поселка укрылись в Либерии со всем своим имуществом, бросив дома на произвол судьбы.

В первый же вечер после отъезда Кау-джера, еще до окончания работ по укреплению города, вокруг Либерии — на земляных валах и по берегу реки — выставили наблюдательные посты. Правда, пока городу не грозила непосредственная опасность, но все же следовало быть начеку. Поэтому около пятидесяти человек круглые сутки посменно несли караульную службу на постах, размещенных на расстоянии тридцати метров один от другого. Сто семьдесят пять колонистов вооруженные всеми оставшимися ружьями, являлись резервом, находившимся в полной боевой готовности в центре Либерии. Все они назначались поочередно в караул и в резерв, а в случае тревоги население обязано было оказывать посильную вооруженную помощь стрелкам. Хотя у жителей имелись только топоры да ножи, но и это оружие могло пригодиться в рукопашном бою. Благодаря такой организации обороны все население, за исключением караульных, могло спать мирным сном.

Паттерсон, наравне с остальными, подлежал всеобщей мобилизации.

Каковы бы ни были его истинные чувства, он покорился без возражений. Его внутренние переживания были настолько противоречивы, что он и сам не знал, радует ли его или огорчает возникшая опасность. Стоя на посту, он только и думал об этом, стараясь разобраться в хаосе собственных ощущений. В сердце его еще жила злоба на сограждан, на всех колонистов. Поэтому он отнюдь не горел желанием участвовать в каком-либо деле, направленном на благо ненавистных ему люден. С этой точки зрения несение караульной службы представляло для него весьма тягостную обязанность.

Но ненависть не была преобладающим чувством у Паттерсона. Для сильной ненависти, как и для горячей любви, необходимо иметь большое сердце, а мелкая душонка скупца не в состоянии вместить столь сильные страсти. Итак, второй характерной чертой Паттерсона была трусость. Теперь, когда его жизнь оказалась связанной с судьбой всех либерийцев, страх заставил его скрывать свои подлинные мысли. Хотя он с превеликой радостью полюбовался бы со стороны, как пылает ненавистный ему город, тем не менее ирландец понимал, что лишен возможности удрать заблаговременно. К тому же по всему острову рыскали отряды свирепых патагонцев, которые вскоре могли оказаться и под Либерией. В конце концов, защищая город, Паттерсон защищал самого себя, и поэтому он предпочел нести караульную службу наравне с остальными. Правда, приходилось оставаться одному, даже ночью, на передовой линии, под постоянной угрозой быть захваченным патагонцами. Но страх сделал из Паттерсона превосходного часового: он напряженно вглядывался в темноту, непрерывно обходил свой участок, держа палец на курке, готовый выстрелить при малейшем подозрительном шорохе.

Четыре дня прошли спокойно. На пятый день после полудня появились передовые отряды патагонцев, расположившиеся лагерем к югу от города. Теперь находиться в охранении и нести караульную службу было опасно: враг стоял у самых ворот Либерии.

В тот же день, к вечеру, едва Паттерсон заступил на пост на северном валу между рекой и дорогой к Новому поселку, в стороне порта вспыхнул яркий свет — патагонцы начали подготовку к штурму города. По всей вероятности, наступление начнется именно здесь, у дороги к Новому поселку, где, по воле злого рока, поставили на пост Паттерсона!

Ужас охватил ирландца, когда он вдруг услышал, как по дороге приближается большой отряд. Хотя Паттерсон и знал, что путь на Либерию прегражден рвом, наполненным водой, это препятствие, выглядевшее днем непреодолимым, в момент опасности показалось ему ничтожным. Ирландцу уже мерещилось, что свирепые дикари переправились через ров, взобрались на вал и овладели городом…

А тем временем те, кого он принял за индейцев, остановились на краю рва. Паттерсон понял, что там о чем-то совещаются, хотя издали не мог разобрать слов. Потом началась суматоха: подносили бревна, доски и жерди для сооружения переправы. Вскоре ирландец увидел, что по наведенным мосткам цепочкой движутся темные фигуры. Их было много, и при бледном свете ущербной луны лишь поблескивали стволы ружей. Первым шел высокий человек. Паттерсон узнал Кау-джера.

При его появлении сердце ирландца сжалось от радости и гнева. От радости потому, что теперь он поверил в победу, от гнева же потому, что он ненавидел губернатора.

Но почему Кау-джер вошел в город со стороны Нового поселка? А произошло это так.

Заметив в ночи пламя пожара, охватившего пригород, правитель мгновенно составил план действий. Как и патагонцы, он переправился со своим маленьким отрядом через реку, но тремя километрами выше, и пошел через поля прямо на огонь, будто на свет маяка.

Судя по количеству костров, Кау-джер точно определил, что основные силы противника сосредоточены к югу от города. Следовательно, в районе Нового поселка враг способен оказать лишь слабое сопротивление, преодолев которое остельцы смогут вернуться в Либерию обычным путем.

Последующие события подтвердили правильность расчетов Кау-джера. Его отряд захватил поджигателей порта в то самое время, когда те, не найдя в поселке ничего ценного, в неистовстве разрушали дома. Не встретив ни малейшего отпора и убедившись, что поселок совершенно пуст, захватчики настолько осмелели, что даже не нашли нужным выставить заслоны. Отряд Кау-джера обрушился на них, как гром среди ясного неба. Внезапно раздалась ружейная пальба. Растерявшиеся индейцы обратились в бегство, оставив в руках победителей пятнадцать ружей и пять пленных. Их не стали преследовать — выстрелы могли услышать на том берегу, где находились основные силы индейцев, а Кау-джер опасался привлечь их внимание. Поэтому остельцы поспешно отступили к Либерии. Стычка продолжалась не более десяти минут.

Неожиданное возвращение Кау-джера было не единственным сюрпризом, уготованным судьбой Паттерсону. Через три дня его ожидало еще более сильное потрясение, повлекшее за собою тягостные последствия.

На этот раз он дежурил с шести часов вечера до двух часов ночи на обрывистом берегу реки, около северного вала. Между валом и участком Паттерсона находилось еще трое часовых. Ирландцу повезло — его самого охраняли со всех сторон.

Когда Паттерсон заступил на пост, было еще светло, и обстановка показалась ему вполне благоприятной. Но постепенно опустилась ночь, и им овладели привычные страхи. Снова он напряженно прислушивался к малейшему шороху, снова озирался по сторонам, пытаясь различить в темноте какие-нибудь подозрительные тени.

Но ирландец ожидал опасность издалека, а она была здесь, совсем рядом. Он замер от ужаса, услышав, как в двух шагах от него кто-то тихо окликнул:

— Паттерсон!

Ирландец чуть не закричал, но угрожающий голос шепотом приказал:

— Молчи! — а затем спросил: — Узнаешь меня?

И, так как Паттерсон не мог вымолвить ни слова, невидимый собеседник продолжал:

— Я — Сердей.

Ирландец вздохнул с облегчением. Сердей был своим парнем, хотя его появление здесь было совершенно непонятным.

— Сердей? — переспросил он недоверчиво.

— Да… Тише… Говори шепотом… Ты один?.. Никого нет поблизости?

Паттерсон, всматриваясь в темноту, ответил:

— Никого.

— Не шевелись! — приказал Сердей. — Стой так, чтобы тебя было видно. Я подползу ближе, но ты не поворачивайся в мою сторону.

Зашуршала трава.

— Вот и я, — сказал Сердей, не подымаясь с земли.

Несмотря на запрещение, Паттерсон рискнул повернуть голову в его сторону и увидел, что Сердей промок с головы до ног.

— Откуда ты взялся? — спросил ирландец.

— С реки… Я с патагонцами.

— С патагонцами?! — изумленно воскликнул Паттерсон.

— Да. Полтора года назад, когда я покинул остров Осте, огнеземельцы переправили меня через пролив Бигл. Я хотел пробраться в Пунта-Аренас, а оттуда в Аргентину или еще куда-нибудь дальше. Но патагонцы захватили меня в пути.

— И что же ты у них делаешь?

— Я их раб.

— Раб! — повторил Паттерсон. — Но ты ведь на свободе?

— Посмотри, — коротко ответил Сердей.

Паттерсон внимательно оглядел его и заметил веревку, привязанную к поясу Сердея. Но когда тот пошевелил ею, оказалось, что это не веревка, а тонкая железная цепь.

— Вот моя свобода, — снова заговорил Сердей, — не говоря уже о том, что в десяти шагах отсюда сидят по горло в воде два патагонца, которые стерегут меня. Если я даже и разорву эту цепь, они сразу же бросятся в погоню за мной.

Паттерсона так затрясло от страха, что Сердей заметил это.

— Что с тобой? — спросил он.

— Патагонцы!.. — пролепетал перепуганный насмерть ирландец.

— Не бойся, — сказал Сердей, — они ничего тебе не сделают, ты им нужен. Я сказал, что рассчитываю на тебя, и они послали меня для переговоров.

— Что им надо? — еле слышно спросил Паттерсон.

Сердей помолчал, не решаясь сразу ответить.

— Чтобы ты пропустил их в город.

— Я?! — возмутился Паттерсон.

— Да, ты. Так надо. Послушай, ведь для меня это вопрос жизни или смерти. Когда я попал в плен к индейцам, я стал их рабом, как тебе уже известно. Они всячески мучили меня. Однажды я проговорился, что я из Либерии. Патагонцы решили воспользоваться мною, чтобы овладеть городом, о котором уже много слышали, и обещали освободить, если я помогу им. Ну, ты сам понимаешь, что…

— Тихо! — прервал его Паттерсон.

К ним приближался соседний часовой, решивший поразмяться. Дойдя до границы своего участка, он остановился неподалеку от них и сказал:

— Что-то похолодало к вечеру.

— Д-да… — глухо обронил Паттерсон.

— Доброй ночи, сосед!

— Доброй ночи.

Часовой сделал полный оборот и исчез во мраке. Сердей продолжал:

— …Ну, ты сам понимаешь, что я, конечно, обещал. Тогда они предприняли этот поход, взяли меня с собой и стерегут днем и ночью. Теперь индейцы требуют, чтобы я выполнил обещанное. Сначала-то они рассчитывали без труда проникнуть в город, а оказалось, что у них погибло много людей и более сотни захвачено в плен. Это их бесит… Сегодня вечером я сказал, что попробую установить связь с товарищем, который не откажется помочь мне. Я узнал тебя издали… Если окажется, что я их обманул — мне крышка…

Пока Сердей посвящал Паттерсона в свои злоключения, тот размышлял. Конечно, приятно было бы видеть Либерию разоренной, а всех жителей, особенно губернатора, убитыми или изгнанными. Но вся эта затея кажется слишком рискованной… Осторожный ирландец предпочитал безопасность.

— Чем же я могу помочь тебе? — холодно спросил он.

— Пропустить нас, — ответил Сердей.

— Для этого я вам не нужен, — возразил Паттерсон, — ведь ты же добрался сюда без моей помощи.

— Один человек может проскользнуть незаметно, — ответил Сердей, — совсем другое дело пятьсот человек.

— Пятьсот!

— Черт возьми! Не думаешь ли ты, что я обращаюсь к тебе за помощью, чтобы совершить приятную прогулку по городу? Для меня Либерия так же ненавистна, как и патагонцы… Кстати…

— Молчи! — вдруг приказал Паттерсон.

Послышались шаги, и вскоре из темноты вынырнули три человека. Один из них подошел к Паттерсону и, приоткрыв фонарь, спрятанный под плащом, осветил на мгновение лицо часового.

— Что нового? — спросил вновь пришедший; это был не кто иной, как Хартлпул.

— Ничего.

— Все спокойно?

— Да.

Проверяющие пошли дальше.

— Так что ты хотел сказать? — спросил Паттерсон после их ухода.

— Я хотел узнать, что сталось с остальными.

— С кем?

— С Дориком?

— Умер.

— А Фред Мур?

— Умер.

— Уильям Мур?

— Умер.

— Черт побери! А Кеннеди?

— Жив и здоров.

— Да не может быть! Значит, ему удалось замести следы?

— По-видимому.

— И он даже вне подозрений?

— Похоже на то. Он все время на свободе.

— А где он теперь?

— Стоит где-нибудь на посту… Точно не знаю где.

— Ты не мог бы узнать?

— Нет. Нельзя уходить с поста. А впрочем, зачем тебе Кеннеди?

— Поговорю с ним, поскольку тебя мое предложение не устраивает.

— А ты полагал, что я пойду на это? — запротестовал Паттерсон. — Думаешь, я буду помогать патагонцам, чтобы всех нас перерезали?

— Не бойся, — возразил Сердей, — они не тронут своих друзей. Наоборот, выделят нам долю после захвата города. Так мне обещали.

— Хм, — недоверчиво произнес Паттерсон.

Тем не менее он заколебался. Отомстить остельцам и вместе с тем поживиться за их счет показалось ему очень заманчивым… Но довериться на слово дикарям!.. И осторожность победила еще раз.

— Все это пустые слова, — решительно сказал ирландец. — Даже при всем желании ни Кеннеди, ни я не сможем пропустить сразу пятьсот человек.

— Это и не нужно, — возразил Сердей, — достаточно пропустить пятьдесят, даже тридцать. Пока первые будут сдерживать натиск либерийцев, остальные успеют пройти.

— Пятьдесят, тридцать, даже десять — слишком много.

— Это твое последнее слово?

— Первое и последнее.

— Значит, нет?

— Нет.

— Что ж, все ясно, — сказал Сердей и начал отползать к реке. Но тотчас же остановился и, взглянув на Паттерсона, добавил: — А знаешь, ведь патагонцы могут заплатить.

— Сколько?

Этот вопрос как будто сам собой сорвался с губ Паттерсона Сердей снова приблизился.

— Тысячу пиастров, — сказал он.

Тысяча пиастров! В прежние времена эта сумма, хотя и довольно крупная, не потрясла бы воображение ирландца. Но наводнение отняло у него все, что он имел, и за год напряженного труда ему едва удалось скопить какие-то несчастные двадцать пять пиастров, составлявшие теперь все его богатство. Конечно, в дальнейшем оно будет возрастать быстрее, для этого есть немало разных возможностей. Труднее всего (он знал это по опыту) сделать первое накопление. Но тысяча пиастров! Получить сразу сумму, в сорок раз превышающую полуторагодичный заработок! Не говоря о том, что, может, удастся сорвать с индейцев еще больше… Ведь при каждой торговой сделке полагается поторговаться…

— Не так уж много, — бросил он пренебрежительно. — За дело, в котором приходится рисковать своей шкурой, надо взять не менее двух тысяч.

— В таком случае, спокойной ночи! — ответил Сердей, делая вид, что удаляется от часового.

— По крайней мере полторы тысячи, — невозмутимо продолжал Паттерсон.

Теперь он почувствовал себя в своей стихии — стихии торга. В этой сфере он обладал большим опытом. Независимо, от того, что продавалось — товар или совесть, — дело сводилось к купле-продаже, которые подчиняются определенным незыблемым законам, в совершенстве изученным Паттерсоном. Известно, что продавец всегда запрашивает, а покупатель сбивает цену. Они начинают торговаться и договариваются до настоящей стоимости. Человек, который торгуется, всегда что-нибудь выигрывает и никогда ничего не теряет.

Так как нужно было спешить, Паттерсон решился, в виде исключения, ускорить переговоры и сразу спустил с двух тысяч до полутора.

— Нет, — твердо сказал Сердей.

— Хотя бы тысяч четыреста! — вздохнул Паттерсон. — Из-за такой суммы еще стоит, пожалуй, разговаривать. Но из-за тысячи пиастров…

— Тысяча, и ни одной монетой больше, — решительно заявил Сердей и стал медленно отползать к реке.

Но Паттерсон проявил стойкость.

— Тогда ничего не выйдет, — спокойно ответил он.

Теперь заволновался Сердей. Ведь дело, казалось, уже налаживалось. Неужели все сорвется из-за каких-то двухсот пиастров! Он снова подполз ближе.

— Поделим разницу пополам, — предложил он, — получится тысяча двести.

Паттерсон поспешно согласился:

— Только ради тебя уступаю за тысячу двести.

— Заметано? — спросил Сердей.

— Заметано! — подтвердил Паттерсон.

Оставалось договориться о подробностях.

— Кто будет платить? — осведомился ирландец. — Разве патагонцы настолько богаты, чтобы так запросго отвалить тысячу двести пиастров?

— Наоборот, очень бедны, — возразил Сердей, — но их много, и все с радостью вывернутся наизнанку, чтобы собрать эти деньги. Они пойдут на все, ибо хорошо знают, что при грабеже Либерии получат во сто крат больше.

— Что ж, я не против, — согласился Паттерсон, — это меня не касается. Мое дело — получить деньги. Когда они заплатят? До или после прохода?

— Половину — до, половину — после.

— Нет, — заявил Паттерсон, — мое непременное условие: завтра же вечером восемьсот пиастров!

— А где ты будешь? — осведомился Сердей.

— Где-нибудь на посту. Разыщешь меня… А остальные деньги — в тот день, когда я пропущу первый десяток, — пусть передаст мне замыкающий. Если обманут, я подыму тревогу. Если заплатят честно, я — молчок и потихоньку удеру.

— Договорились, — подтвердил Сердей. — Когда можно будет пройти?

— На пятую ночь после этой. Будет новолуние.

— А где?

— На моем участке.

— Кстати, — вдруг вспомнил Сердей, — я что-то не заметил твоего дома.

— Его снесло наводнением в прошлом году, — объяснил Паттерсон, — но чтобы скрыть вас, хватит и забора.

— Да он почти весь разрушен.

— Я починю.

— Отлично, — сказал Сердей. — До завтра!

— До завтра! — ответил Паттерсон.

Он услышал, как зашуршала трава, а потом по слабому всплеску понял, что Сердей осторожно вошел в воду. Больше ничто не нарушало ночной тишины.

На следующий день всех очень удивило, что Паттерсон начал ремонтировать свой полуразрушенный забор. Казалось странным, что при создавшихся обстоятельствах он может заниматься таким делом. Но, в конце концов, это была его усадьба, у него в кармане лежали документы на землю (вернее, копии с них, выданные ему после наводнения). Значит, он имел право делать на своем участке все, что заблагорассудится.

Целый день Паттерсон усердно трудился. С утра до вечера ставил колья, укреплял их перекладинами, заделывал щели между ними, не обращая внимания на пересуды, вызванные его занятием.

Вечером его назначили на пост на южном валу. На этот раз ему пришлось принять вахту ранним вечером. Было еще совсем светло. Но к концу смены уже стемнеет, и Сердей без труда доберется до вала. Если только…

Если только предложение бывшего повара с «Джонатана» было серьезным. Ведь нельзя же исключить возможности, что Паттерсону просто-напросто подстроили ловушку, а он как дурак попался в нее. Но вскоре ирландец успокоился. Сердей был уже здесь, около него. Укрывшись в густой траве, невидимый для всех, повар оказался рядом с тем, кто с нетерпением поджидал его появления.

Ночь вступала в свои права. Когда совсем стемнело, Сердей подполз к своему сообщнику, и все произошло так, как было условлено. Обе стороны расстались довольные друг другом.

— На четвертую ночь после этой, — еле слышно прошептал Паттерсон.

— Договорились.

— Не забудь остальные деньги, иначе ничего не выйдет.

— Будь спокоен.

После этого краткого диалога Сердей уполз, но сначала положил к ногам предателя мешок, который, коснувшись земли, издал легкий звон. Это были обещанные восемьсот пиастров. Плата за предательство.


Содержание:
 0  Кораблекрушение Джонатана : Жюль Верн  1  1. ГУАНАКО : Жюль Верн
 2  2. ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ : Жюль Верн  3  3. КОНЕЦ СВОБОДНОЙ СТРАНЫ : Жюль Верн
 4  4. ШТОРМ : Жюль Верн  5  5. КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ : Жюль Верн
 6  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Жюль Верн  7  2. ПЕРВЫЙ ПРИКАЗ : Жюль Верн
 8  3. В БУХТЕ СКОЧУЭЛЛ : Жюль Верн  9  4. ЗИМОВКА : Жюль Верн
 10  5. КОРАБЛЬ НА ГОРИЗОНТЕ! : Жюль Верн  11  6. СВОБОДА! : Жюль Верн
 12  7. ВОЗНИКНОВЕНИЕ НОВОГО ГОСУДАРСТВА : Жюль Верн  13  8. ХАЛЬГ И СИРК : Жюль Верн
 14  9. ВТОРАЯ ЗИМА : Жюль Верн  15  10. КРОВЬ : Жюль Верн
 16  11. ПРАВИТЕЛЬ : Жюль Верн  17  1. НА СУШЕ : Жюль Верн
 18  2. ПЕРВЫЙ ПРИКАЗ : Жюль Верн  19  3. В БУХТЕ СКОЧУЭЛЛ : Жюль Верн
 20  4. ЗИМОВКА : Жюль Верн  21  5. КОРАБЛЬ НА ГОРИЗОНТЕ! : Жюль Верн
 22  6. СВОБОДА! : Жюль Верн  23  7. ВОЗНИКНОВЕНИЕ НОВОГО ГОСУДАРСТВА : Жюль Верн
 24  8. ХАЛЬГ И СИРК : Жюль Верн  25  9. ВТОРАЯ ЗИМА : Жюль Верн
 26  10. КРОВЬ : Жюль Верн  27  11. ПРАВИТЕЛЬ : Жюль Верн
 28  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ : Жюль Верн  29  2. РОЖДЕНИЕ ГОРОДА : Жюль Верн
 30  3. ПОКУШЕНИЕ : Жюль Верн  31  4. В ПЕЩЕРАХ : Жюль Верн
 32  5. ГЕРОЙ : Жюль Верн  33  6. ЗА ПОЛТОРА ГОДА : Жюль Верн
 34  7. НАШЕСТВИЕ : Жюль Верн  35  вы читаете: 8. ПРЕДАТЕЛЬ : Жюль Верн
 36  9. НОВАЯ РОДИНА : Жюль Верн  37  10. ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ : Жюль Верн
 38  11. ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА : Жюль Верн  39  12. РАЗГРАБЛЕННЫЙ ОСТРОВ : Жюль Верн
 40  13. РОКОВОЙ ДЕНЬ : Жюль Верн  41  14. ОТРЕЧЕНИЕ : Жюль Верн
 42  15. СНОВА ОДИНОК! : Жюль Верн  43  1. ПЕРВЫЕ ШАГИ : Жюль Верн
 44  2. РОЖДЕНИЕ ГОРОДА : Жюль Верн  45  3. ПОКУШЕНИЕ : Жюль Верн
 46  4. В ПЕЩЕРАХ : Жюль Верн  47  5. ГЕРОЙ : Жюль Верн
 48  6. ЗА ПОЛТОРА ГОДА : Жюль Верн  49  7. НАШЕСТВИЕ : Жюль Верн
 50  8. ПРЕДАТЕЛЬ : Жюль Верн  51  9. НОВАЯ РОДИНА : Жюль Верн
 52  10. ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ : Жюль Верн  53  11. ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА : Жюль Верн
 54  12. РАЗГРАБЛЕННЫЙ ОСТРОВ : Жюль Верн  55  13. РОКОВОЙ ДЕНЬ : Жюль Верн
 56  14. ОТРЕЧЕНИЕ : Жюль Верн  57  15. СНОВА ОДИНОК! : Жюль Верн
 58  Использовалась литература : Кораблекрушение Джонатана    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap