Приключения : Путешествия и география : Глава XIX : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу

Глава XIX

Невозможно описать, какая толпа заполонила большой зал университета Христиании, где должен был состояться тираж лотереи; конечно, не все смогли вместиться в него и теснились во дворе и даже на прилегающих улицах, поскольку двор также оказался слишком мал для желающих присутствовать на этом действе.

Поистине, в тот день пятнадцатого июля трудно было бы назвать норвежцев спокойными и невозмутимыми, — сегодня их охватило необычное возбуждение. Чем оно объяснялось? Интересом ли к розыгрышу или летней жарой? Вероятнее всего, и тем и другим. Во всяком случае, возбуждение не удавалось погасить даже теми освежающими фруктами «multers», великое множество которых потребляется летом в Скандинавии.

Тираж должен был начаться ровно в три часа дня. Разыгрывалось сто лотов, поделенных на три серии: первая — девяносто лотов от ста до тысячи марок каждый, на общую сумму в сорок пять тысяч марок: вторая — девять лотов от тысячи до девяти тысяч марок каждый, на ту же общую сумму; и третья — единственный лот на сто тысяч.

В противоположность тому, что творится обычно на лотереях такого рода, главный эффект устроители приберегли к самому концу. Самый большой выигрыш должен был пасть не на первый, а на последний номер, то есть на сотый. Отсюда и должен был идти постепенный накал страстей, впечатлений, волнений участников. Само собой разумеется, что каждый выигравший номер не мог участвовать вторично и в этом случае аннулировался.

Все это было заранее объявлено публике, и теперь оставалось лишь дожидаться назначенного часа. Стараясь сократить томительное время ожидания, присутствующие беседовали друг с другом, — конечно, большей частью о печальном положении Гульды Хансен. Сохрани она билет Оле Кампа, каждый из находящихся здесь искренне желал бы ей выиграть… во вторую очередь, разумеется, — после себя.

К атому часу несколько человек уже прочли сообщение, опубликованное в «Morgen Blad», и теперь пересказывали его окружающим. Вскоре все собравшиеся знали, что поиски сторожевика окончились неудачей и, следовательно, приходилось отказаться от надежды разыскать хотя бы обломки «Викена». Никто из его команды не спасся. И, значит, Гульда никогда больше не увидит своего жениха.

И еще одно сообщение взволновало толпу. Распространился слух о том, что Сандгоист решился-таки покинуть Драммен: кое-кто утверждал, будто его видели на улицах Христиании. Стало быть, он все-таки осмелится заявиться на розыгрыш? Если так, то злодею придется туго пред лицом разгневанной толпы! Как! Сандгоист придет на лотерею?! Да нет, этого не может быть просто потому, что не может быть никогда! В общем, скорее всего, ложная тревога, и не более!

В четверть третьего толпа взволнованно всколыхнулась.

Во дворе университета показался Сильвиус Хог. Все знали, какое участие принимал он во всем этом деле и как стремился заплатить долг признательности спасшим его детям фру Хансен.

Люди тотчас расступились. Благожелательное перешептывание, на которое Сильвиус Хог отвечал любезными кивками, быстро Переросло в оглушительные приветственные крики.

Однако профессор был не один. Когда народ потеснился, чтобы пропустить его к дверям, все увидели, что он ведет под руку какую-то девушку, а за ними следует неизвестный молодой человек.

Девушка… Молодой человек!.. По толпе словно пробежал электрический ток. Одна и та же мысль, словно искра, вспыхнула в мозгу у всех собравшихся.

— Гульда! Гульда Хансен!

Это имя разом слетело со всех уст.

Да, то была Гульда, смущенная до того, что, не поддерживай ее рука Сильвиуса Хога, она наверняка упала бы. Но он крепко держал ее — трогательную героиню этого празднества, на котором, увы, отсутствовал Оле Камп. О, как Гульде хотелось бы сейчас оказаться в своей скромной комнатке в Даале! Каким тяжким испытанием было для нее жадное любопытство толпы, пусть даже исполненной симпатии и сочувствия! Но профессор захотел, чтобы девушка пришла сюда, и она пришла.

— Дайте им место! Дайте место! — кричали со всех сторон.

Люди протискивались к Сильвиусу Хогу, Гульде и Жоэлю. Десятки рук тянулись к ним для рукопожатия. Десятки приветствий и утешений звучали на их пути. И как же радостно Сильвиус Хог принимал все эти проявления симпатии!

— Да-да, это она, друзья мои… Это моя маленькая Гульда, которую я привез из Дааля, — повторял он.

И, обернувшись, добавлял:

— А это ее брат Жоэль!

Потом шутливо просил:

— Смотрите не задушите их!

И он тряс рукою, онемевшей от множества крепких рукопожатий, поскольку она не была такой крепкой, как у Жоэля, которому тоже пришлось потрудиться на славу. Глаза профессора ярко блестели, хотя их и застилали легкие слезы волнения. Но вот факт, достойный внимания офтальмологов:[119] даже и слезы в его глазах излучали свет.

Депутату и его спутникам понадобилась добрая четверть часа и немало усилий, чтобы пересечь двор университета, войти в зал и разыскать стулья, приготовленные для них заранее. Наконец профессор уселся между своими юными друзьями.

В половине третьего на эстраде в глубине зала открылась дверь и оттуда вышел председатель бюро лотерей — внушительный, серьезный господин с типичной властной осанкой человека, призванного именно к председательству. Его сопровождали двое не менее серьезных ассистентов.[120] Вслед за ними появились шесть девочек, — все они были румяные, белокурые, голубоглазые, с пышными бантами в волосах и с теми красивыми руками невинных отроковиц, какими и подобает вытаскивать номера на розыгрыше лотереи.

Их появление вызвало гул в толпе, выразившей таким образом свое удовольствие при виде руководителей лотереи, а затем нетерпение от того, что они заставили себя ждать.

Девочек было шесть по числу урн, стоящих на столе, — из них-то и предстояло извлекать шесть номеров при каждом очередном розыгрыше.

Каждая из этих урн содержала номера с цифрами от нуля до девяти, представляющие собою единицы, десятки, сотни, тысячи, десятки и сотни тысяч, входящие в общее число миллион. Седьмая же урна отсутствовала, поскольку в этом тираже было принято следующее правило: если из всех шести урн одновременно вынимают нули, то они и означают этот миллион, — иными словами, выигрыш распределяется равномерно на все номера билетов.

Кроме того, решено было, что номера вынимаются по очереди из всех урн, начиная с крайней левой — ближайшей к публике. Таким образом, выигрышное число будет составляться на глазах у зрителей, начиная с самых крупных цифр, то есть с сотен тысяч, затем десятков и так далее, вплоть до единиц. Можете себе представить, с каким трепетом каждый участник станет следить за увеличением своих шансов с появлением очередной цифры!

Ровно в три часа председатель махнул рукой, давая знак к началу тиража.

Толпа встретила объявление взволнованным гулом, который через несколько мгновений стих, уступив место относительной тишине.

Тогда председатель встал и произнес краткую, но прочувствованную торжественную речь, где выразил сожаление, что главный выигрыш не падает на каждый билет. Вслед за тем он приказал приступить к тиражу первой серии. Как вы уже знаете, она включала в себя девяносто лотов и обещала поэтому быть довольно продолжительной.

Итак, шесть девочек начали действовать с размеренностью автоматов при напряженном, ни на миг не ослабевающем внимании публики. Действительно, поскольку размер выигрыша возрастал с каждым новым номером, соответственно росло и волнение присутствующих, и никому в голову не пришло бы покинуть свое место, даже тем, чьи номера уже не могли претендовать на выигрыш.

Тираж длился уже целый час, но ничего серьезного пока не произошло. Замечено было, однако, что номер 9672 еще не вышел, что лишило бы его всяких шансов на главный выигрыш в сто тысяч марок.

— Вот хорошенькое предзнаменование для негодяя Сандгоиста, — сказал один из соседей профессора.

— Ба! Странно, если на него свалится главный выигрыш! — отозвался другой. — Пусть даже он и владеет знаменитым билетом.

— Да, и в самом деле знаменитым! — согласился Сильвиус Хог. — Но только не спрашивайте меня, почему это так!.. Я не смог бы вам объяснить.

Тут начался тираж второй серии, включающей в себя девять лотов. Этот тираж обещал стать весьма интересным, поскольку девяносто первый номер падал на выигрыш в тысячу марок, девяносто второй — в две тысячи и так вплоть до девяносто девятого, равнявшегося девяти тысячам. Третья же серия, как вы помните, состояла из одного-единственного лота.

Номер 72521 выиграл пять тысяч марок. Билет этот принадлежал одному бравому моряку здешнего порта; присутствующие удостоили его бурными аплодисментами и возгласами, которые счастливец принял с подобающим достоинством.

Следующий номер — 823752 — выиграл шесть тысяч марок. Какова же была радость Сильвиуса Хога, когда Жоэль сообщил ему, что билет принадлежит очаровательной Зигфрид из Бамбле!

И вот тут-то произошел инцидент,[121] ввергший публику в волнение, вылившееся в глухой ропот. Когда вытащили номер 97, тот, что выигрывал семь тысяч марок, все на мгновение решили, будто судьба наградила Сандгоиста хотя бы этим лотом.

Ибо выигрышный номер оказался 9627! Стоило лишь поменять местами две последние цифры, и он оказался бы билетом Оле Кампа.

Два следующих номера вышли совсем далекими от упомянутого выше: 775 и 76287.

На этом вторая серия завершилась. Оставалось разыграть последнюю — в сто тысяч марок.

Волнение зрителей к этому моменту достигло апогея,[122] — трудно было представить себе весь накал страстей в зале.

Сперва он заполнился приглушенным гулом голосов, который захватил двор и прилегающие улицы. Прошло несколько минут, пока присутствующие не утихомирились; наконец воцарилось глубокое молчание. Публика буквально застыла в напряжении. В этой тишине таилось нечто вроде страха, если нам позволено сделать такое сравнение: того страха, который охватывает толпу в тот миг, когда приговоренный к смертной казни показывается на эшафоте. Только на сей раз кто-то неизвестный приговаривался к выигрышу в сто тысяч марок, а не к тому, чтобы потерять голову, — разве что от счастья.

Жоэль, скрестив руки на груди, рассеянно смотрел на объятую трепетом толпу и, по всей видимости, оставался самым спокойным в зале.

Гульда же сидела, склонив голову на грудь, и думала только о своем бедном Оле. Временами она машинально искала его взглядом в толпе, словно он мог появиться здесь в последний момент.

Что же до Сильвиуса Хога… Нет, мы не в состоянии описать чувства, владевшие им в ту минуту!

— Тираж выигрыша в сто тысяч марок! — объявил председатель.

Какой голос! Казалось, он исходил из самой глубины сердца этого напыщенного господина. Объяснялось все очень просто: он обладал большим количеством билетов, которые еще не вышли в тираж и, стало быть, могли претендовать на главный приз.

Первая девочка вынула номер из левой крайней урны и показала его собравшимся.

— Нуль! — провозгласил председатель.

Этот номер не произвел большого впечатления, — казалось, все присутствующие были готовы к тому.

— Нуль! — опять выкрикнул председатель, сообщая следующую вынутую цифру.

Два нуля! Это означало, что теперь шансы увеличиваются для всех номеров от одного до девяти тысяч девятисот девяноста девяти. А билет Оле Кампа, как мы уже говорили, носил номер 9672.

Странное явление: Сильвиус Хог начал ерзать на своем стуле, двигая его так, словно тот был на колесиках.

— Девять! — назвал председатель номер, вынутый третьей девочкой из третьей урны.

Девять!.. То была первая цифра на билете Оле Кампа!

— Шесть! — продолжал председатель.

И действительно, четвертая девочка показала шестерку собравшимся, чьи застывшие взгляды были направлены на бедняжку подобно заряженным пистолетам и ввергли ее в крайнее смущение.

Теперь шансы на выигрыш сократились до одного из ста, то есть падали на номера от одного до девяноста девяти.

Неужто билет Оле Кампа доставит выигрыш в сто тысяч марок этому презренному Сандгоисту?! Вот уж когда придется усомниться в милости Господней!

Пятая девочка опустила руку в урну и вынула пятый номер.

— Семь! — сказал председатель таким сдавленным голосом, что его едва расслышали в первых рядах.

Но если его и не услыхали, то цифру-то увидели все, и теперь пять девочек показывали публике сложившийся номер:

00967

После этого выигрышный номер должен был прийтись на одну из цифр между 9670 и 9679, иными словами, на одну из десяти.

Напряжение присутствующих достигло предела.

Сильвиус Хог вскочил с места, схватив за руку Гульду Хансен. Все взгляды устремились на несчастную девушку. Она пожертвовала последними воспоминаниями о своем женихе, неужто тем самым она лишилась состояния, которое он мечтал получить для них обоих?!

Шестая девочка никак не могла засунуть руку в урну, так сильно она дрожала, бедная малышка. Наконец номер был вынут.

— Два! — вскричал председатель и рухнул на стул, сраженный пережитым волнением.

— Девять тысяч шестьсот семьдесят два! — провозгласил один из его помощников звонким голосом, слышным во всем зале.

Это был номер билета Оле Кампа — билета, находившегося теперь в руках Сандгоиста! Все это знали, и все слышали, при каких обстоятельствах ростовщик завладел им. Вот почему гробовая тишина встретила это объявление вместо громового «ура!», от которого зазвенели бы стекла университета, находись билет в руках Гульды Хансен.

Неужто этот жулик Сандгоист сейчас заявится сюда, чтобы получить главный выигрыш?

— Номер девять тысяч шестьсот семьдесят два выиграл сто тысяч марок! — повторил помощник. — Кто претендует на этот выигрыш?

— Я!

Чей голос откликнулся на вызов? Уж не ростовщика ли из Драммена?

Нет! Он принадлежал молодому человеку — исхудавшему, с бледным лицом, носящим следы долгих страданий, но живому, да-да, живому.

Услышав этот голос, Гульда вскочила с места и издала душераздирающий крик, разнесшийся по всему залу. Потом начала падать…

Но молодой человек, растолкав толпу, бросился к Гульде и успел подхватить на руки потерявшую сознание девушку.

Это был Оле Камп!


Содержание:
 0  Лотерейный билет № 9672 : Жюль Верн  1  Глава II : Жюль Верн
 2  Глава III : Жюль Верн  3  Глава IV : Жюль Верн
 4  Глава V : Жюль Верн  5  Глава VI : Жюль Верн
 6  Глава VII : Жюль Верн  7  Глава VIII : Жюль Верн
 8  Глава IX : Жюль Верн  9  Глава Х : Жюль Верн
 10  Глава XI : Жюль Верн  11  Глава XII : Жюль Верн
 12  Глава XIII : Жюль Верн  13  Глава XIV : Жюль Верн
 14  Глава XV : Жюль Верн  15  Глава XVI : Жюль Верн
 16  Глава XVII : Жюль Верн  17  Глава XVIII : Жюль Верн
 18  вы читаете: Глава XIX : Жюль Верн  19  Глава XX : Жюль Верн
 20  Использовалась литература : Лотерейный билет № 9672    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap