Приключения : Путешествия и география : Глава XI ОТ ПЕВАСА ДО ГРАНИЦЫ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  31  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81

вы читаете книгу




Глава XI

ОТ ПЕВАСА ДО ГРАНИЦЫ


Прошло несколько дней. Плавание продолжалось без происшествий. Ночи стояли такие ясные, что длинный плот спокойно плыл, нигде не причаливая. Казалось, что не жангада скользит вперед, а живописные речные берега бегут назад, будто уходящие за кулисы театральные декорации. Глаз не мог противиться этому обману, и всем чудилось, будто жангада стоит неподвижно между уплывающими берегами.

Плот шел без остановок, и Бенито не мог охотиться на берегу, и тогда наступал черед дня рыбной ловли. В реке водилось множество превосходной рыбы: пако, суруби, гамитана, очень нежные на вкус; большие скаты дуридари, с розовым брюхом и черной спиной, покрытой ядовитыми шипами; целые стаи мелких кандиру из породы сомовых — эта малая рыбешка густо облепляет ноги купальщика, имевшего неосторожность заплыть в их владения.

Воды Амазонки богаты и водяными животными, порой они часами следовали за плотом. Среди них встречались гигантские пираруку длиной в десять — двенадцать футов, покрытые панцирем из широких чешуек с алой каймой. Мясо их ценят туземцы, но наши путешественники их не ловили. Речные дельфины, стада которых резвились вокруг жангады, выскакивали то спереди, то позади плота. Взметая целые фонтаны воды, они оживляли речной пейзаж; солнечные лучи, преломляясь в брызгах, сверкали всеми цветами радуги. Порой было слышно, как дельфиньи хвосты бьют по бревнам.


Шестнадцатого июня жангада, лавируя между берегами, благополучно миновала ряд отмелей, а вечером следующего дня пристала у деревни Мороморос, на левом берегу Амазонки. Сутки спустя она проплыла мимо устьев Атакоари и Коча, затем мимо фуро — канала, соединяющего реку с озером Кабелло-Коча на правом берегу, и вошла в гавань у миссии Коча.

Здесь была страна племени марахуас. Их отличали длинные волосы, рот украшался целым веером пальмовых шипов длиной в шесть дюймов, что придавало лицу кошачье выражение. Поль Марко считает, что так они добивались сходства с тигром, отвага, сила и хитрость которого вызывали у них восхищение. Женщины курили сигары, держа их зубами зажженным концом внутрь. Все, как и почитаемый ими царь амазонских лесов, не имели никакой одежды, если не считать узкой полоски ткани, опоясывающей чресла.

Во главе миссии стоял в ту пору францисканский монах, который посетил отца Пассанью. Жоам Гарраль встретил гостя очень радушно и пригласил его отобедать на жангаде.

В тот день повариха-индианка приготовила обед, делавший ей честь: традиционный бульон, приправленный душистыми травами; лепешки из маниоковой муки, замешанной на мясном бульоне и протертых томатах; дичь с рисом под острым соусом; овощное блюдо с перцем и на десерт — холодный пирог с корицей. Такой обед был бы в диковинку бедному монаху, вынужденному сидеть на скудной монастырской диете. Но францисканец спешил к больному индейцу в Коса. Он поблагодарил гостеприимных хозяев и ушел, унося с собой подарки, для новообращенных членов миссии.

Два последующих дня принесли много беспокойства Араужо. Русло реки мало-помалу расширялось, но островов появлялось все больше, и течение, стесненное этими препятствиями, становилось все быстрее. Пришлось принимать большие предосторожности, чтобы пройти между островами Кабелло-Коча, Тарапот, Какао, и делать частые остановки, чтобы не сесть на мель. В таких случаях вся команда дружно бралась за шесты. Наконец, к вечеру двадцатого июня, на левом берегу реки показалась Нуэстра Синьора-де-Лорето.

Лорето был последним населенным пунктом в Перу, перед бразильской границей. В настоящее время это просто небольшая деревня с двумя десятками домов, расположенных на холмистом берегу, глинистые склоны которого как будто окрашены яркой охрой. Деревню основали в 1770 году миссионеры-иезуиты. Эти края населяют индейцы тикумас. Кожа туземцев красноватого цвета, волосы густые, лица, словно лаковый китайский столик, разрисованы цветными полосами. Одежда как женщин, так и мужчин — лоскутки ткани на груди и бедрах. Теперь на берегах Атакоари насчитывается не более двух сотен краснокожих — жалкий остаток некогда могучего племени с великими предводителями.

Здесь жило также несколько перуанских солдат и два-три португальских купца, торгующих хлопчатобумажными тканями, соленой рыбой и сальсапарелью.

Бенито высадился на берег, чтобы купить несколько тюков сальсапарели, пользующейся спросом в низовьях Амазонки. Жоам Гарраль, поглощенный своей работой, не пожелал сойти на берег. Якита и Минья тоже остались на борту, в обществе Маноэля. Дело в том, что Лорето «славится» москитами, которые отпугивают всех приезжих, не желающих пожертвовать толику своей крови для насыщения проклятых кровососов.

Маноэль только что рассказал о них своим спутникам, после чего никому не захотелось узнать поближе этих зловредных существ.

— Говорят, что все десять пород москитов, отравляющих жизнь на берегах Амазонки, устраивают здесь слеты. И я склонен верить, не проверяя на своей шкуре. Здесь, милая Минья, вы можете иметь богатейший выбор: москит серый, мохнатый, белоногий, карликовый, трубач, флейтист, жгучий нос, арлекин, большой негр, рыжий лесовик. Впрочем, выбирать будете не вы: они сами изберут вас своей жертвой, и вы вернетесь сюда неузнаваемой! Поистине сии злобные двукрылые охраняют бразильскую границу надежнее, чем бедолаги солдаты — несчастные заморыши, которых мы видим на берегу.

— Но если в природе все имеет свое назначение,— спросила девушка,— то для чего нужны москиты?

— Для блага энтомологов,— ответил Маноэль.— Ей-богу, трудно найти другое, более подходящее объяснение!

Маноэль сказал о москитах истинную правду: когда Бенито, окончив закупки, вернулся на жангаду, его лицо и руки сплошь покрывали красные волдыри; несмотря на кожаные сапоги, насекомые изжалили ему и ноги.

— Прочь, прочь отсюда! — кричал Бенито.— Иначе полчища проклятых кровососов налетят на жангаду и жить на ней станет невозможно!

— И мы привезем их в провинцию Пара,— присовокупил Маноэль,— а там и своих предостаточно!

Не задерживаясь на ночь у этих берегов, жангада отчалила.

От Лорето Амазонка слегка поворачивает на юго-восток и течет между островами Арава, Куяри, Урукутео. Отсюда жангада поплыла по темным водам левого притока Кажару, сливающимся со светло-желтыми струями Амазонки. Вечером двадцать третьего июня, пройдя устье Кажару, плот тихо заскользил вдоль большого острова Жахума.

Ясный закат на безоблачном небосводе предвещал дивную тропическую ночь, каких не знают в умеренном климате. Легкий ветерок освежал воздух. Скоро должна была взойти луна: сумерек не бывает в этих широтах. На небе сияли необычайно яркие звезды. Огромная равнина бассейна реки уходила в безбрежную даль, будто море, и над ней, на высоте двухсот тысяч миллиардов лье, сверкал на севере холодный алмаз Полярной звезды, а на юге — четыре бриллианта Южного Креста.

На левом берегу острова угадывались черные силуэты деревьев. Вот прямые, точно колонны, стволы копаюсов, заканчивающиеся зонтиками-вершинами; вот купы сандисов, из которых добывают густой и сладкий млечный сок, пьянящий, как вино; вот несколько винных деревьев высотой до восемнадцати футов, с трепещущей от малейшего ветерка листвой. Воистину можно сказать: «Какая чудная поэма эти амазонские леса!» И добавить: «Какой торжественный гимн эти тропические ночи!»

Слышались последние вечерние песни лесных птиц: бентивисов, подвешивающих свои гнезда на прибрежном камыше; местных куропаток ниамбу — их песенку из четырех нот повторяют многие пернатые подражатели. Жалобно стонали камичи, кричал зимородок, отвечая на прощальные крики своих собратьев, звонко голосили канинде. Но уже прикорнули в ветвях жакетибы и попугаи ара — их яркие краски погасила спустившаяся ночь.

Команда жангады отдыхала, оставаясь на своих местах. Лоцман стоял на носу, его высокая фигура едва проступала в сгустившемся мраке. Вахтенные застыли в неподвижных позах с длинными шестами на плече, напоминая татарских всадников. Бразильский флаг на носу жангады неподвижно повис на древке: у ветра не хватало силы его развернуть. В восемь часов с колокольни маленькой часовни раздались три удара колокола, возвещавшие начало вечерней молитвы. Затем пробило еще два раза по три удара. Спустя короткое время частый перезвон возвестил окончание вечерни.


Между тем семья Гарралей вышла, как всегда, на веранду подышать свежим воздухом после жаркого июньского дня. Жоам больше молчал, слушая оживленное щебетание молодежи, пока не приспело время ложиться спать.

— Ах, как хороша наша река, наша красавица Амазонка! — воскликнула Минья, не устававшая восхищаться могучим водным потоком.

— И правда, несравненная река,— отозвался Маноэль,— я тоже оценил ее гордую красоту. Сейчас мы плывем по ней, как плыли некогда Орельяна и Лакондамин, и я не удивляюсь теперь, что они оставили нам столь восторженные описания.

— Кстати, не очень правдоподобные,— вставил Бенито.

— Брат,— одернула его Минья,— не смей говорить дурно о нашей Амазонке!

— А я и не говорю о ней дурно, сестренка, хочу лишь напомнить, что о ней сложено немало легенд.

— Да, много, и среди них есть чудесные!

— Что это за легенды? — спросил Маноэль.— Должен признаться, они не дошли до Пара, во всяком случае, я их не слышал.

— Чему же тогда вас учат в беленских школах? — поддела его Минья.

— Теперь я вижу, что ничему! — со смехом признался Маноэль.

— Как, сударь? — спросила Минья с напускной строгостью.— Вы не знаете старых преданий? Например, о том, что на Амазонке время от времени появляется громадный змей Миньокао и что вода в реке поднимается или убывает, смотря по тому, ныряет змей или выходит из воды, так он велик!

— А вы сами видели когда-нибудь этого диковинного Миньокао? — спросил Маноэль.

— Увы, нет!— вздохнула Лина.

— Какая досада! — огорчился за нее Фрагозо.

— Есть у нас еще Маэ д'Агуа,— продолжала Минья,— прекрасная, но страшная женщина: она завораживает взглядом и увлекает в реку неосторожных путников, вздумавших поглядеть на нее.

— О, Маэ д'Агуа в самом деле существует! — воскликнула простодушная Лина.— Говорят, она бродит по берегам реки, как русалка, но, стоит к ней подойти, тотчас исчезает.

— Ну что ж, Лина, когда ты ее увидишь, тотчас позови меня,— пошутил Бенито.

— Чтобы она вас схватила и утащила на дно? Ни за что на свете!

— Она этому верит! — вскричала Минья.

— Но ведь верят же многие и в ствол Манао,— Фрагозо, как всегда, вступился за Лину.

— Ствол Манао? — удивился Маноэль.— Никогда не слышал про такое диво!

— Господин Маноэль,— начал цирюльник с комической важностью,— было бы вам известно, что есть или, как говорят, был когда-то, ствол турумы, который каждый год в одно и то же время спускался вниз по Риу-Негру, останавливался на несколько дней в Манаусе, а затем отправлялся дальше, в провинцию Пара, заходя по пути в каждую гавань, где туземцы благоговейно украшали его флажками. Доплыв до Белена, он останавливался, поворачивал назад, поднимался вверх по Амазонке, затем по Риу-Негру и возвращался в свой лес. Как-то раз его хотели вытащить на берег, но река забурлила, разлилась и ствол не отдала. В другой раз капитан какого-то судна, зацепив багром, попытался тащить его за собой на буксире. Но и на этот раз река разгневалась, оборвала канат, и ствол чудесным образом скрылся.

— А что с ним было потом? — спросила юная мулатка.

— Говорят, в последний раз он сбился с пути,— ответил Фрагозо,— и, вместо того чтобы подняться по Риу-Негру, поплыл дальше по Амазонке и пропал.

— Ах, как бы мне хотелось его увидеть! — мечтательно воскликнула Лина.

— Если мы эту диковину встретим,— сказал Бенито,— мы посадим на нее Лину; ствол увезет ее в свой таинственный лес, и она сделается сказочной наядой.

— А почему бы и нет! — задорно ответила девушка.

— Вот сколько у вас легенд! — проговорил Маноэль.— Должен сказать, ваша река их вполне достойна. Но есть правдивые истории. Я знаю одну такую быль, и если бы не боялся вас опечалить — она очень грустная,— то рассказал бы.

— Ой, расскажите, господин Маноэль! — вскричала Лина.— Я так люблю истории, от которых хочется плакать!

— А разве ты умеешь плакать, Лина? — спросил Бенито.

— Умею, но только сквозь смех.

— Ну, тогда рассказывай, Маноэль.

— Это история француженки, чьи несчастья прославили эти берега в восемнадцатом столетии.

— Мы вас слушаем,— сказала Минья.

— Итак,— начал Маноэль,— в тысяча семьсот сорок первом году двое французских ученых, Бугер и Лакондамин, были посланы в экспедицию для измерения дуги меридиана под экватором. А позже к ним прислали известного астронома, по имени Годен дез Одоне. Астроном отправился в Новый Свет не один: он взял с собой молодую жену, детей, тестя и брата жены. Путешественники благополучно прибыли в Кито. Но скоро на семью дез Одоне посыпались несчастья, и меньше чем за год они потеряли двоих детей.

В конце тысяча семьсот пятьдесят девятого года Годен дез Одоне окончил работу и переехал из Кито в Кайенну. По прибытии туда он хотел вызвать к себе семью, но тут началась война, и ему пришлось добиваться у португальского правительства пропуска для госпожи дез Одоне с чадами и домочадцами.

Теперь трудно в это поверить, но проходили годы, а он все не мог добиться нужного разрешения.

В тысяча семьсот шестьдесят пятом году Годен дез Одоне, отчаявшись, решил подняться по Амазонке и забрать семью из Кито[40]. Однако перед самым отъездом он внезапно заболел и не смог выполнить своего плана. В конце концов хлопоты его все же увенчались успехом, и португальский король дал госпоже дез Одоне разрешение спуститься по реке, чтобы соединиться с мужем. Тогда же было отдано распоряжение, чтобы в миссиях Верхней Амазонки ее ожидала лодка и проводники.

Госпожа дез Одоне была женщина необыкновенно отважная. Она, не колеблясь, отправилась в опасный путь через весь континент.

— Таков долг верной жены, Маноэль,— вставила Якита,— на ее месте я поступила бы точно так же.

— Госпожа дез Одоне,— продолжал Маноэль,— отправилась в Риобамба, к югу от Кито, взяв с собой детей, брата и француза-врача. Им надо было добраться до миссии на бразильской границе, где их ожидало судно и сопровождение.

Сначала путешествие шло хорошо, они благополучно спускались в лодке по притокам Амазонки. Но с каждым днем затруднений и опасностей становилось все больше, к тому же в той местности свирепствовала оспа. Проводники, предлагавшие им свои услуги, через несколько дней сбегали, а последний, не покинувший их, утонул в реке, спасая французского врача. Лодка билась о скалы, сталкивалась с плывущими по реке бревнами и скоро вышла из строя. Пришлось высадиться на берег, и там, на опушке девственного леса, путешественники построили себе шалаши из веток. Врач вызвался пойти вперед вместе с негром-слугой, который никогда не покидал госпожу дез Одоне. Их возвращения ждали много дней… но они так и не вернулись!

Между тем запасы провизии иссякли. Всеми покинутые, путники попытались спуститься по реке Бобонаса на плоту, но потерпели неудачу. Они вернулись на берег и двинулись в путь пешком, сквозь непроходимую чащу. Однако измученным людям такое было уже не под силу. Они умирают один за другим, несмотря на все старания стойкой француженки их спасти. Проходит несколько дней, и погибают все: дети, родные, слуги!

— Бедная…— горестно прошептала Лина.

— Госпожа дез Одоне осталась совсем одна,— продолжал Маноэль,— одна, за тысячу миль от океана, до которого ей надо было добраться. Теперь несчастную мать, своими руками похоронившую детей, вела вперед не материнская любовь — ее поддерживала только привязанность к мужу. Она шла день и ночь и наконец вышла на берег Бобонаса. Здесь ее подобрали доброхоты-индейцы и вывели к миссии. Но она пришла туда одна, а позади остался путь, усеянный могилами.

Из Лорето, перуанской деревни, которую мы проходили недавно, она спустилась по Амазонке, как мы сейчас, и наконец встретилась с мужем после девятнадцати лет разлуки.

— Несчастная женщина! — вздохнула Минья.

— Несчастная мать прежде всего,— сказала Якита.

В эту минуту на корму пришел лоцман Араужо и доложил хозяину:

— Жоам Гарраль, мы подходим к острову Ронд, где пересечем границу.

— Границу!…— машинально повторил Гарраль.

Он встал, подошел к борту жангады и долго смотрел на островок, о который разбивалось течение реки. Потом провел рукой по лбу, будто пытаясь прогнать какое-то воспоминание.

— Границу…— снова прошептал он и невольно опустил голову.

Но через минуту он снова выпрямился. Лицо его выражало решимость выполнить свой долг до конца.




Содержание:
 0  Жангада : Жюль Верн  1  Глава I ЛЕСНОЙ СТРАЖНИК : Жюль Верн
 2  Глава II ВОР И ОБВОРОВАННЫЙ : Жюль Верн  4  Глава IV СОМНЕНИЯ : Жюль Верн
 6  Глава VI ПОВЕРЖЕН ЦЕЛЫЙ ЛЕС : Жюль Верн  8  Глава VIII ЖАНГАДА : Жюль Верн
 10  Глава X ОТ ИКИТОСА ДО ПЕВАСА : Жюль Верн  12  Глава XII ФРАГОЗО ЗА РАБОТОЙ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ВНИЗ ПО РЕКЕ : Жюль Верн  16  Глава XVI ЭГА : Жюль Верн
 18  Глава XVIII ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД : Жюль Верн  20  Глава XX ЛИЦОМ К ЛИЦУ : Жюль Верн
 22  Глава II ВОР И ОБВОРОВАННЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IV СОМНЕНИЯ : Жюль Верн
 26  Глава VI ПОВЕРЖЕН ЦЕЛЫЙ ЛЕС : Жюль Верн  28  Глава VIII ЖАНГАДА : Жюль Верн
 30  Глава X ОТ ИКИТОСА ДО ПЕВАСА : Жюль Верн  31  вы читаете: Глава XI ОТ ПЕВАСА ДО ГРАНИЦЫ : Жюль Верн
 32  Глава XII ФРАГОЗО ЗА РАБОТОЙ : Жюль Верн  34  Глава XIV ВНИЗ ПО РЕКЕ : Жюль Верн
 36  Глава XVI ЭГА : Жюль Верн  38  Глава XVIII ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД : Жюль Верн
 40  Глава XX ЛИЦОМ К ЛИЦУ : Жюль Верн  42  Глава II ПЕРВЫЕ МИНУТЫ : Жюль Верн
 44  Глава IV МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн  46  Глава VI ПОСЛЕДНИЙ УДАР : Жюль Верн
 48  Глава VIII ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОИСКОВ : Жюль Верн  50  Глава X ПУШЕЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ : Жюль Верн
 52  Глава XII ДОКУМЕНТ : Жюль Верн  54  Глава XIV НАУДАЧУ : Жюль Верн
 56  Глава XVI ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПОБЕГУ : Жюль Верн  58  Глава XVIII ФРАГОЗО : Жюль Верн
 60  Глава XX НИЖНЯЯ АМАЗОНКА : Жюль Верн  62  Глава II ПЕРВЫЕ МИНУТЫ : Жюль Верн
 64  Глава IV МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн  66  Глава VI ПОСЛЕДНИЙ УДАР : Жюль Верн
 68  Глава VIII ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОИСКОВ : Жюль Верн  70  Глава X ПУШЕЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ : Жюль Верн
 72  Глава XII ДОКУМЕНТ : Жюль Верн  74  Глава XIV НАУДАЧУ : Жюль Верн
 76  Глава XVI ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПОБЕГУ : Жюль Верн  78  Глава XVIII ФРАГОЗО : Жюль Верн
 80  Глава XX НИЖНЯЯ АМАЗОНКА : Жюль Верн  81  Использовалась литература : Жангада



 




sitemap