Приключения : Путешествия и география : Глава IV МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64  65  66  68  70  72  74  76  78  80  81

вы читаете книгу

Глава IV

МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА


Приказ об аресте Жоама Дакосты, скрывавшегося под именем Гарраля, отдал помощник главного судьи Висенте Жаррикес. Этот низкорослый угрюмый человечек после сорока лет службы в уголовном суде отнюдь не сделался доброжелательнее к подсудимым. Он разобрал так много уголовных дел, судил и осудил так много злоумышленников, что невиновность любого подсудимого заранее казалась ему невозможной. Разумеется, он не судил против совести, но совесть его обычно не поддавалась ни уверениям обвиняемых, ни доводам защиты. Как многие председатели суда, он не давал воли чересчур снисходительным присяжным.

Но Жаррикес отнюдь не был злым человеком. Вспыльчивый и непоседливый, любитель поговорить, он принадлежал к таким людям, о каких говорят: «Себе на уме»,— и на первый взгляд казался смешным: на щуплом теле большущая голова с копной всклокоченных волос, заменявших ему судейский парик, острые, как буравчики, глаза, на редкость проницательный взгляд, крупный нос, которым он, наверное, шевелил бы, если б умел, и уши, как будто нарочно оттопыренные, чтобы ловить даже самые отдаленные звуки, неуловимые для обычного слуха. Его беспокойные пальцы, как у пианиста, упражняющегося на немой клавиатуре, без устали барабанили по столу, над которым возвышался его непропорционально длинный торс, когда он сидел в председательском кресле, то скрещивая, то вытягивая свои короткие ножки.


В частной жизни судья Жаррикес, закоренелый холостяк, отрывался от книг по уголовному праву ради трапез, виста, шахмат, в которых слыл мастером, но чаще всего для решения всевозможных головоломок, загадок, шарад, ребусов[54], анаграмм[55], логогрифов[56] и тому подобного. Это было его любимым занятием, как, впрочем, и многих его европейских собратьев по профессии.

В деле Дакосты Жаррикесу не придется вести следствие или дознание, направлять прения в суде, подбирать соответствующие статьи закона и, наконец, выносить приговор. К несчастью для икитосского фермера, все эти процедуры были уже выполнены. Двадцать три года назад Жоама Дакосту арестовали, осудили, срок отмены наказания за давностью еще не наступил, никакого ходатайства о смягчении приговора подавать не разрешалось, прошение о помиловании не могло быть принято. Следовательно, оставалось только установить личность преступника и, как только придет приказ из Рио-де-Жанейро, исполнить решение суда.

Но Жоам Дакоста, без сомнения, заявит о своей невиновности. Долг судьи, независимо от его личного мнения, выслушать осужденного. Весь вопрос в том, какие доказательства сможет он представить в свою защиту. Если Дакоста не мог привести их своим первым судьям, в состоянии ли он привести их теперь?

Это и следовало выяснить на допросе.

Приходилось, однако, признать, что случай не из числа рядовых. Не так уж часто бывает, что приговоренный к смерти, живя счастливо и беззаботно за границей, добровольно возвращается на родину, чтобы явиться в суд, которого по опыту прошлого должен бояться. Такой случай должен заинтересовать даже судью, пресыщенного всякими неожиданностями в судебных процессах. Поди узнай, является ли это глупой и наглой выходкой преступника, которому надоело скрываться, или стремлением доказать несправедливость приговора любой ценой?

На следующий день после ареста Жоама Дакосты судья Жаррикес отправился в тюрьму на улицу Бога-Сына, где содержали арестанта.

Тюрьмой служил бывший миссионерский монастырь на берегу одного из главных каналов города. Прежних добровольных затворников в этом старом здании, плохо приспособленном для своего нового назначения, сменили теперь узники поневоле. Комната, отведенная Жоаму Дакосте, не походила на мрачные тюремные камеры нашего времени. Это была обычная монашеская келья с выходившим на пустырь зарешеченным окном без «козырька»; в одном ее углу стояла скамья, в другом на полу лежал соломенный тюфяк и рядом — кое-какие предметы первой необходимости.

Двадцать пятого августа Жоама Дакосту вызвали около одиннадцати часов утра и привели в помещение для допросов, устроенное в бывшей монастырской трапезной.

Судья Жаррикес уже сидел за столом в высоком кресле спиной к окну — с тем чтобы лицо его оставалось в тени, а свет падал на лицо заключенного. Его письмоводитель сидел на другом конце стола, засунув перо за ухо, бесстрастный, как все судейские чиновники, готовый начать записывать любые вопросы и ответы.

Жоама Дакосту ввели в кабинет, и по знаку судьи стража вышла.

Жаррикес долго вглядывался в осужденного. А тот поклонился ему и встал, держась, как подобало — не вызывающе и не подобострастно, с достоинством ожидая, когда ему станут задавать вопросы.

— Имя и фамилия? — начал судья Жаррикес.

— Жоам Дакоста.

— Возраст?

— Пятьдесят два года.

— Где живете?

— В Перу, в деревне Икитос.

— Под какой фамилией?

— Гарраль.

— Почему вы взяли себе это имя?

— Потому что я двадцать три года скрывался от бразильской полиции.

Судья Жаррикес, не привыкший к такому поведению допрашиваемого, вздернул свой длинный нос.


— А почему бразильская полиция преследовала вас?

— Потому что в тысяча восемьсот двадцать шестом году я был приговорен к смертной казни по делу о краже алмазов в Тижоке.

Приближалась минута, когда полагалось задать обязательный вопрос, за которым следовал неизменный ответ обвиняемого, кто бы он ни был: «Ни в чем не виноват». Пальцы судьи Жаррикеса начали тихонько барабанить по столу.

— Жоам Дакоста,— спросил он,— что вы делаете в Икитосе?

— Я владелец фазенды и управляю довольно крупным поместьем.

— Оно приносит доход?

— И немалый.

— Давно вы покинули вашу фазенду?

— Больше двух месяцев назад.

— Зачем?

— Для этого, господин судья, у меня был повод, но истинная цель заключалась в другом.

— Какой повод?

— Сплавить в провинцию Пара большую партию строевого леса, а также доставить груз сырья, добытого на берегах Амазонки.

— Ясно! — сказал Жаррикес.— А в чем заключалась истинная цель вашей поездки?

Задав этот вопрос, судья подумал: «Ну, теперь пойдут всякие увертки и вранье!»

— Истинной моей целью,— твердо сказал Жоам Дакоста,— было вернуться на родину и отдать себя в руки правосудия моей, страны.

Судья так и подскочил в своем кресле.

— В руки правосудия! — воскликнул он.— Отдать себя… добровольно?

— Добровольно!

— Почему?

— Потому что мне стало невмоготу жить во лжи, под чужим именем, потому что я хотел вернуть моей жене и детям имя, которое им принадлежит, потому, наконец…

— Потому что?…

— Я невиновен!

«Этого я и ждал!» — подумал судья Жаррикес.

И, в то время как его пальцы выстукивали на столе что-то вроде марша, он кивнул Жоаму Дакоста, как бы говоря: «Ну-ну, рассказывайте вашу басню! Я знаю ее наперед, но не стану вам мешать рассказать по-своему!»

Жоам Дакоста понимал, что судья относится к нему предвзято, но делал вид, что ничего не замечает. Он рассказал о своей жизни — очень сдержанно и спокойно, не упуская ни одной детали — до и после приговора. Допрашиваемый счел нужным подчеркнуть лишь одно обстоятельство: он прибыл в Манаус, чтобы потребовать пересмотра своего дела и добиться оправдания, приехал сам, хотя ничто его к тому не принуждало.

Судья Жаррикес не прерывал его. Он только устало щурился, как человек, в сотый раз слушающий одно и то же, а когда

Дакоста положил на стол свои записки, судья даже не пошевелился, чтобы их взять.

— Вы кончили? — спросил он.

— Да, сударь.

— И вы утверждаете, что уехали из Икитоса только для того, чтобы потребовать пересмотра вашего дела?

— Да!

— А как вы это докажете? Чем подтвердите, что, если б не донос, по которому вас арестовали, вы явились бы сюда сами?

— Прежде всего моими записками.

— Они были у вас на руках, и ничто не доказывает, что вы отдали бы их, если бы вас не арестовали.

— Во всяком случае, сударь, есть один документ, который уже не находится в моих руках, и подлинность его не может вызывать сомнений.

— Какой документ?

— Письмо, написанное мною вашему предшественнику, судье Рибейро, где я предупреждал его о своем приезде.

— Вот как! Вы ему писали?

— Да, и это письмо должно быть доставлено и передано вам.

После такого сообщения судья Жаррикес в нарушение всех правил чуть не вскочил с места, хотя судьям полагается сидеть. Однако он вовремя спохватился и только пробормотал:

— Очень ловко сработано, право же, очень хитро!

Как видно, судья Жаррикес имел бронированное сердце и пронять его было нелегко.

В эту минуту в комнату вошел караульный и вручил судье запечатанный конверт. Жаррикес сломал печати и вынул письмо. Прочитав его, он нахмурился и сказал:

— У меня нет причин скрывать от вас, Жоам Дакоста, что это то самое письмо, о котором вы говорили; вы послали его судье Рибейро, а письмо передали мне.— Помолчав, он добавил: — Но ведь, в сущности, вы приводите лишь моральные доказательства своей невиновности. А есть ли у вас доказательства вещественные?

— Быть может, и есть,— ответил Жоам Дакоста.

Тут Жаррикес не выдержал и вскочил-таки с места. Ему пришлось два-три раза пройтись по комнате, чтобы взять себя в руки.



Содержание:
 0  Жангада : Жюль Верн  1  Глава I ЛЕСНОЙ СТРАЖНИК : Жюль Верн
 2  Глава II ВОР И ОБВОРОВАННЫЙ : Жюль Верн  4  Глава IV СОМНЕНИЯ : Жюль Верн
 6  Глава VI ПОВЕРЖЕН ЦЕЛЫЙ ЛЕС : Жюль Верн  8  Глава VIII ЖАНГАДА : Жюль Верн
 10  Глава X ОТ ИКИТОСА ДО ПЕВАСА : Жюль Верн  12  Глава XII ФРАГОЗО ЗА РАБОТОЙ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ВНИЗ ПО РЕКЕ : Жюль Верн  16  Глава XVI ЭГА : Жюль Верн
 18  Глава XVIII ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД : Жюль Верн  20  Глава XX ЛИЦОМ К ЛИЦУ : Жюль Верн
 22  Глава II ВОР И ОБВОРОВАННЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IV СОМНЕНИЯ : Жюль Верн
 26  Глава VI ПОВЕРЖЕН ЦЕЛЫЙ ЛЕС : Жюль Верн  28  Глава VIII ЖАНГАДА : Жюль Верн
 30  Глава X ОТ ИКИТОСА ДО ПЕВАСА : Жюль Верн  32  Глава XII ФРАГОЗО ЗА РАБОТОЙ : Жюль Верн
 34  Глава XIV ВНИЗ ПО РЕКЕ : Жюль Верн  36  Глава XVI ЭГА : Жюль Верн
 38  Глава XVIII ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД : Жюль Верн  40  Глава XX ЛИЦОМ К ЛИЦУ : Жюль Верн
 42  Глава II ПЕРВЫЕ МИНУТЫ : Жюль Верн  44  Глава IV МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн
 46  Глава VI ПОСЛЕДНИЙ УДАР : Жюль Верн  48  Глава VIII ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОИСКОВ : Жюль Верн
 50  Глава X ПУШЕЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ : Жюль Верн  52  Глава XII ДОКУМЕНТ : Жюль Верн
 54  Глава XIV НАУДАЧУ : Жюль Верн  56  Глава XVI ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПОБЕГУ : Жюль Верн
 58  Глава XVIII ФРАГОЗО : Жюль Верн  60  Глава XX НИЖНЯЯ АМАЗОНКА : Жюль Верн
 62  Глава II ПЕРВЫЕ МИНУТЫ : Жюль Верн  63  Глава III ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ : Жюль Верн
 64  вы читаете: Глава IV МОРАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн  65  Глава V ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА : Жюль Верн
 66  Глава VI ПОСЛЕДНИЙ УДАР : Жюль Верн  68  Глава VIII ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОИСКОВ : Жюль Верн
 70  Глава X ПУШЕЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ : Жюль Верн  72  Глава XII ДОКУМЕНТ : Жюль Верн
 74  Глава XIV НАУДАЧУ : Жюль Верн  76  Глава XVI ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПОБЕГУ : Жюль Верн
 78  Глава XVIII ФРАГОЗО : Жюль Верн  80  Глава XX НИЖНЯЯ АМАЗОНКА : Жюль Верн
 81  Использовалась литература : Жангада    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap