Приключения : Путешествия и география : Глава XX : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу

Глава XX

Франц видит неизвестную землю. — Пассажиры шлюпки воспряли духом. — Берег скрывается в тумане. — Боцман держит курс на север. — Ветер рассеивает туман. — Шлюпка пристает к берегу.

Ликующий крик «Земля-а-а!», возвещавший о спасении, принадлежал Францу. Он стоял на носу шлюпки, когда вдруг сквозь слабеющую туманную завесу разглядел смутные очертания берега. Ухватившись за фал, юноша стал быстро взбираться на верхушку мачты и, держась за рей, пристально посмотрел вдаль. Прошло почти десять минут, прежде чем он снова увидел на севере неясный силуэт земли, после чего быстро спустился вниз.

— Ты видел берег? — спросил его Фриц нетерпеливо.

— Да! За краем этой темной тучи, закрывающей горизонт!

— А вы не ошиблись, господин Франц? — спросил Джон Блок.

— Нет, боцман, нет! Хоть туча и скрывает горизонт, уверен: там — земля! Я видел ее собственными глазами!

Подошла Дженни и, взяв мужа за руку, сказала:

— Францу можно верить, Фриц! Ты ведь знаешь, какое у него острое зрение. Он не должен ошибиться…

— Нет, нет, я не ошибся, — загорячился Франц. — Поверьте мне, как верит Дженни. Я отчетливо видел возвышенность. В течение минуты она виднелась в разрыве между облаками. Правда, трудно было разглядеть, куда она дальше тянется, на восток или запад. Остров там или континент, не знаю, но это — земля!

Франц говорил так горячо и убежденно, что все не могли ему не поверить. К тому же так хотелось, чтобы это оказалось правдой! Ведь для несчастных пассажиров «Флега», брошенных посреди океана, эта земля — единственная надежда на спасение. И Франц обратился к Всевышнему с горячей мольбой, а к нему присоединились и остальные.

Скоро они узнают, что представляет собой пока незнакомый берег, к которому приближается шлюпка. Все ее пассажиры: пятеро мужчин — Фриц, Франц, Джеймс, боцман Джон Блок и капитан Гарри Гульд — и три женщины — Дженни, Долли и Сузан с ребенком — высадятся на землю, какой бы она ни оказалась.

Даже если земля окажется бесплодной, необитаемой или населенной свирепыми дикарями, все равно они пристанут к берегу, чтобы хотя бы запастись необходимыми припасами, прежде чем снова продолжить путь.

Новость сообщили капитану, и, несмотря на то, что он был еще слаб и очень страдал от раны, он все же попросил, чтобы его перенесли на корму.

Фриц счел необходимым высказать свои соображения:

— В данный момент нас интересует прежде всего расстояние от шлюпки до берега. Принимая во внимание высоту, с которой велось наблюдение, а также затуманенность атмосферы, можно предположить, что расстояние не превышает пяти-шести лье.

Гарри Гульд сделал одобрительный знак, а боцман утвердительно кивнул головой, соглашаясь с этими доводами.

— Таким образом, — продолжал Фриц, — при хорошем ветре, придерживаясь все время северного направления, нам достаточно двух часов…

— К сожалению, ветер, кажется, начинает слабеть. Но самое страшное не это. Гораздо хуже для нас, если он переменит направление…

— А весла? — подсказал Фриц. — Боцман станет у руля, а Франц, Джеймс и я возьмемся за весла. Неужели нам не хватит сил, чтобы таким образом проплыть несколько часов?..

— За весла! — скомандовал капитан еле слышным голосом.

Жаль, конечно, что капитан из-за слабости не мог стоять у руля; вчетвером вместе с боцманом можно было бы вести шлюпку значительно быстрее.

Хотя Фриц, Франц и Джеймс находились в полном расцвете сил, а боцман — закаленный, опытный моряк, но восьмидневное пребывание в трюме подорвало у всех силы. Несмотря на то, что путешественники расходовали свой скудный запас провизии с необычайной бережливостью, ее оставалось лишь на сутки. Три-четыре раза им, правда, удалось поймать рыбу на удочки, оказавшиеся в шлюпке. Маленький очаг, котелок, кастрюли и карманные ножи — вот и все кухонные принадлежности. Что, если эта земля окажется бесплодным скалистым островком и придется снова пуститься в плавание на непрочном суденышке в поисках земли, все равно — острова или континента, — но лишь бы благоприятного для существования…

И все же, услышав слово «Земля!», все воспряли духом. Надо пройти через страшные испытания, чтобы понять, как цепляются люди за любую возможность спасения… Они подобны утопающему, хватающемуся за соломинку… Наконец-то вместо этой легонькой шлюпки, для которой любой ветер, любая волна могут быть опасны, под ногами у всех будет твердая земля! На худой конец они устроятся в какой-нибудь пещере. Не самое плохое место, чтобы уберечься от непогоды! Но нет, скорее всего они пристанут к плодородной земле с богатой растительностью и множеством съедобных фруктов тропической зоны. В таких условиях можно продержаться долго, не опасаясь гибели от голода и холода, до прихода какого-нибудь корабля. Он заметит их сигналы и, разумеется, придет на помощь несчастным. Людям, не потерявшим надежды, такое казалось вполне реальным.

Возможно, этот мелькнувший в тумане остров принадлежит к группе островов у тропика Козерога?[156] Об этом и вели тихую беседу боцман с Фрицем, в то время как Дженни и Долли возвратились на свои места в глубине шхуны, устроившись возле Сузан и ее спящего малыша. Капитана Гульда опять мучила лихорадка, его пришлось снова перенести под палубный настил, и Дженни постоянно меняла компрессы, чтобы облегчить страдания больного.

А Фриц тем временем предавался размышлениям, в общем-то малоутешительным. Он не сомневался, что за восемь дней, после бунта на корабле, «Флег» не мог пройти большое расстояние. Таким образом, если он продолжал двигаться на восток, то шлюпка должна находиться в той части океана, где на карте значатся лишь острова Амстердам и Сен-Поль. Если же он взял направление к югу, то шлюпка может быть сейчас вблизи Кергелена.[157] В конце концов, каким бы ни оказался этот берег — населенным или пустынным, — существование, или хотя бы спасение на нем, для них сейчас благо. И кто знает, когда теперь они попадут в Новую Швейцарию?..

Но возможен еще один вариант. Если подгоняемая южным ветром шлюпка ушла далеко на север, то берег, к которому сейчас стремительно приближаются путешественники, может быть и австралийским. Например, Тасмания,[158] Виктория[159] или Южная Австралия. Если шлюпка пристанет к Хобарт-Тауну,[160] Аделаиде[161] или Мельбурну[162] — они спасены… А что, если их занесет в залив Короля Георга[163] или к мысу Луин, где обитают дикие племена? Не станет ли их положение еще хуже? Слишком мала вероятность встретить здесь корабль, направляющийся в Австралию или к островам Тихого океана…

— Во всех случаях, моя милая Дженни, — сказал Фриц, присаживаясь к жене, — мы очень далеки от дорогой нам Новой Швейцарии — от нее нас отделяют сотни лье…

— Да, к сожалению, — вздохнула Дженни. — Но хорошо уже то, что мы можем ступить на твердую землю. Вспомни, что удалось сделать твоей семье на заброшенном острове, что смогла сделать даже я на пустынной Дымящейся горе. Так неужели же мы не сотворим на этой земле то же самое? После всех перенесенных испытаний мы научились рассчитывать на свою энергию и мужество. Сыновья Йоханна Церматта не способны пасть духом…

— Дорогая жена, — ответил растроганный Фриц, — стоит лишь поговорить с тобой, и сразу вырастают крылья… Нет, мы не пали духом… Тем более при таком помощнике, как боцман, на него всегда можно положиться. Что же касается капитана…

— Он вылечится, вот увидишь, он скоро станет на ноги, — принялась горячо убеждать мужа Дженни. — Как только он попадет на землю, изматывающая его лихорадка сразу утихнет, силы возвратятся и мы снова обретем своего командира.

— О Дженни! — воскликнул Фриц, крепко обнимая жену. — Да поможет нам Бог найти на той земле, куда мы приближаемся, все необходимое для жизни. Конечно, не следует надеяться на что-то даже отдаленно похожее на нашу Новую Швейцарию, такую плодородную и изобильную… Самое страшное из всего, что может нас ожидать, — это опасность угодить в руки дикарей, против них мы совершенно беззащитны. Тогда нам придется, не приставая к берегу, без запаса провизии, снова уйти в море. Поэтому для нас предпочтительнее пустынный остров. По крайней мере, у его берегов всегда достаточно рыбы, на песчаном пляже есть моллюски, а в окрестностях, возможно, и дичь. Ведь все это смогла найти наша семья после высадки у Скального дома… Проведя на острове несколько недель, мы пополним запасы, восстановим силы, поднимем на ноги нашего капитана, а потом, расправив парус, отправимся на поиски более гостеприимных берегов. Шлюпка достаточно крепка, и есть кому ею управлять… Зимний сезон наступит нескоро. Раз посудина выдержала такие шквальные ветры, то уж как-нибудь выдержит те, что послабее… С пропитанием, которым одарит нас эта земля, и с Божьей помощью…

— Знаешь что, Фриц, — прервала Дженни монолог мужа, — все это ты должен сказать нашим друзьям. Надо поддержать их, в особенности Джеймса и Сузан… Чтобы они не потеряли надежду…

— Думаю, они не отчаялись, а если слегка и пали духом, то именно ты, Дженни, такая энергичная, решительная, смелая англичанка с Дымящейся горы, ты лучше всех способна вдохновить ослабевших…

Так считал не один Фриц. Так думали о мужественной Дженни все. Сузан и Долли, оказавшись под стражей на корабле, только благодаря Дженни, ее ободряющим словам не впали в отчаяние.

И все же, полагал Фриц, эта пока не известная им земля имеет одно преимущество перед Новой Швейцарией, вблизи которой не проходят морские пути. Принадлежит ли земля южному берегу Австралии, Тасмании или даже одному из архипелагов Тихого океана, положение ее точно обозначено на морских картах.

Но даже если допустить, что надежды их осуществятся и несчастных путешественников подберет какой-либо корабль, как горько сознавать, насколько далеки они от родного очага… Сотни лье отделяют Новую Швейцарию от этой земли, особенно если в течение восьми дней «Флег» относило волной на восток.

А если им не повезет и жить здесь придется так же долго, как, например, живет семья Церматт на своем острове? Что, если после многих испытаний они не выдержат и, отчаявшись, потеряют всякую надежду на спасение…

Во всех случаях какой это удар для родных и близких, с нетерпением ожидающих прихода «Ликорна»! Именно об этом не переставая думали Фриц и Дженни, Франц, Джеймс, его супруга и сестра, забывая об опасностях, поджидающих их на неизвестном берегу…

Сегодня, по их подсчетам, должно быть 13 октября. Значит, почти год миновал с тех пор, как «Ликорн» покинул остров, и именно сейчас там ожидают его возвращение. В Скальном доме уже считают дни и часы до долгожданной встречи! Бросают нетерпеливые взгляды на мыс Обманутой Надежды, пытаясь увидеть у его оконечности знакомые контуры корабля и готовясь отсалютовать в честь его прибытия артиллерийскими залпами с батареи на Акульем острове. Что могут подумать обитатели Скального дома, когда пройдут недели, месяцы, а «Ликорн» так и не появится? Помешал ли его плаванию встречный ветер или шторм, какая-нибудь задержка в Англии или даже военные действия на пути его следования? Но и в мыслях они не посмеют допустить, что корабль погиб…

Однако пройдет определенный срок, и «Ликорн», после стоянки в Кейптауне, появится в водах Новой Швейцарии. И оба семейства узнают, что их дорогих детей нет на борту корвета, что они отправились в путь на «Флеге», а корабль так и не прибыл… И родным не останется ничего иного, как поверить в гибель корабля со всеми пассажирами во время одной из сильных бурь, столь частых в этих широтах.

Но все это будет потом… Настоящее же столь тревожно, что не думать о нем просто невозможно.

С того момента, как Франц увидел вдалеке землю, боцман держал курс на север, а это довольно трудно, когда нет компаса. Ведь юноша мог указать направление лишь приблизительно. Если бы тучи рассеялись и прояснился горизонт, по крайней мере с севера, направлять шлюпку к берегу было бы значительно легче.

Но, как назло, неизвестную землю скрывала густая пелена и до нее не менее четырех-пяти лье.

Фриц, Франц и Джеймс налегали на весла изо всех сил. Но истощенные восьмидневным заточением, они с трудом продвигали вперед нагруженную шлюпку. На преодоление этого небольшого расстояния, отделяющего их от берега, уйдет, по-видимому, целый день. Путешественники благодарили Бога за то, что он не послал им встречный ветер… тогда бы лодку отнесло далеко в сторону от желанной земли… Уж лучше, считали они, пусть это затишье на море продержится до вечера.

К полудню гребцы с трудом одолели расстояние в одно лье. Боцман даже стал подумывать, не мешает ли им какое-либо встречное течение. А если это так, то им не приблизиться к берегу никогда. Впрочем, медленное продвижение могло быть и следствием отлива.

Около двух часов дня Джон Блок наконец бодро известил:

— Идет бриз, я его чувствую… Ерунда, теперь наш кливер сделает больше, чем весла!

Боцман не ошибся. Несколько минут спустя на морской поверхности с юго-востока появилась легкая рябь, и вскоре о борта шлюпки уже разбивалась белесая пена.

— Вы оказались правы, Блок, — сказал Фриц. — Бриз, однако, настолько слаб, что нет смысла оставлять весла.

— Да, разумеется. Наоборот, надо еще сильнее налечь на весла, Фриц, — ответил боцман, — и не выпускать их до тех пор, пока шлюпка не наберет скорость и не понесется к берегу под парусами…

— Где же она, эта земля?! — досадовал Фриц, вглядываясь в густую пелену тумана.

— Скорей всего… прямо перед нами.

— Вы уверены, Блок? — спросил Франц.

— А где же ей еще быть, если не за этим проклятым туманом? — проворчал боцман.

— Очень бы хотелось в это верить, — проговорил Джеймс, — но, увы, только хотеть еще недостаточно!

Наконец, уже около трех часов пополудни, хлопанье паруса подтвердило, что ветер усилился, Фриц и Франц убрали весла, подняли на блоке фок и изо всех сил натянули его, в то время как боцман удерживал колотившийся о планшир шкот.

А если это шальной ветер и его порывы не способны рассеять туман?..

Минут через двадцать волны стали крупнее и били прямо в борт, так что боцману с трудом удавалось выравнивать шлюпку кормовым веслом. Наконец кливер и фок наполнились ветром и натянули шкоты.

Решили придерживаться того же северного направления, по крайней мере до тех пор, пока ветер не расчистит горизонт.

Взоры всех были прикованы лишь к этому направлению. Только бы показалась земля, а уж Джон Блок сможет направить к ней шлюпку!

Но туманная завеса все не расчищалась, хотя на закате солнца ветер усилился и подгоняемая им шлюпка пошла быстрее. И у Фрица, и у боцмана мелькнула одна и та же мысль — не обошли ли они землю с востока или с запада? Сомнения охватили даже Франца — не ошибся ли он? Действительно ли видел берег в таком тумане?

— Нет, это не ошибка, — твердо сказал он. — И хотя землю видел лишь я один, смею утверждать — я не ошибся, я ее видел… собственными глазами! Более того, я рассмотрел некоторые подробности… Высокий скалистый берег, даже скорее одна большая скала, вертикальная до самого гребня. Ее невозможно принять за облако.

— Но этот берег находился на расстоянии пяти-шести лье. Если мы идем правильно, то должны бы уже пристать к земле.

— Вы уверены, Джон Блок, что шлюпка все время двигалась в северном направлении? — спросил Франц.

— Не могу сказать с абсолютной уверенностью, что мы шли правильным курсом, — ответил боцман. — Наверное, нам следовало подождать, пока горизонт полностью не прояснится, даже пусть бы пришлось простоять на месте целую ночь.

Предложение здравое. Если шлюпка находится где-то поблизости от берега, то следует соблюдать особую осторожность, чтобы не наскочить на рифы, которые, по всей вероятности, окружают остров.

Все находившиеся в шлюпке настороженно прислушивались — не раздастся ли шум прибоя, потому что самым большим несчастьем было бы оказаться поблизости от обрушивающихся океанских валов. Ничего… Не слышно этих долгих глухих шумов океана, когда он разбивается о мешанину скал или заливает пляж.

И все же действовать следует с большой осторожностью. Около половины шестого вечера боцман отдал приказ спустить фок, а в помощь рулю оставить кливер.

Это разумное указание тут же выполнили. Действительно, необходимо несколько сбавить скорость суденышка, пока оставалось неясно местоположение берега, по-прежнему невидимого.

С приходом ночи опасность возрастала: кто осмелился бы двигаться в кромешной темноте у незнакомого берега?

При отсутствии ветра шлюпку могло отнести встречным течением далеко в сторону. В таких условиях кораблю обычно безопаснее находиться в открытом море. Но то, что просто сделать большому судну, сложно для шлюпки. Постоянно лавировать против все усиливавшегося ветра не только было затруднительно для гребцов, но и грозило отбросить суденышко далеко от цели.

Поэтому суденышко едва шло, под одним кливером, носом на север.

Все сомнения и страхи сразу исчезли, когда около шести вечера над горизонтом появилось на мгновение солнце, прежде чем погрузиться в волны.

В день равноденствия, 21 сентября, солнце заходит строго на западе. Через 23 дня, то есть именно 13 октября, оно заходит несколько южнее.

Именно в этом месте и появился огненный диск, когда туман стал рассеиваться. Через десять минут он коснулся линии горизонта.

— Вот где север! — закричал Фриц, указывая рукой немного левее того направления, по которому двигалась шлюпка.

В ответ послышался дружный крик. Кричали все вместе:

— Земля! Земля!

Туман рассеялся почти полностью, и побережье четко обозначилось на расстоянии менее полулье. И действительно, как и говорил Франц, доминировала на нем довольно высокая скала, продолжения которой ни к западу, ни к востоку не было видно.

Боцман взял курс на эту скалу. Снова поставленный фок наполнился последним дыханием бриза.

Через полчаса шлюпка благополучно подошла к песчаному пляжу и была зачалена за длинный скалистый выступ, до которого не доставал прибой.


Содержание:
 0  Вторая родина : Жюль Верн  1  Глава II : Жюль Верн
 2  Глава III : Жюль Верн  3  Глава IV : Жюль Верн
 4  Глава V : Жюль Верн  5  Глава VI : Жюль Верн
 6  Глава VII : Жюль Верн  7  Глава VIII : Жюль Верн
 8  Глава IX : Жюль Верн  9  Глава Х : Жюль Верн
 10  Глава XI : Жюль Верн  11  Глава XII : Жюль Верн
 12  Глава XIII : Жюль Верн  13  Глава XIV : Жюль Верн
 14  Глава XV : Жюль Верн  15  Глава XVI : Жюль Верн
 16  Глава XVII : Жюль Верн  17  Глава XVIII : Жюль Верн
 18  Глава XIX : Жюль Верн  19  вы читаете: Глава XX : Жюль Верн
 20  Глава XXI : Жюль Верн  21  Глава XXII : Жюль Верн
 22  Глава XXIII : Жюль Верн  23  Глава XXIV : Жюль Верн
 24  Глава XXV : Жюль Верн  25  Глава XXVI : Жюль Верн
 26  Глава XXVII : Жюль Верн  27  Глава XXVIII : Жюль Верн
 28  Глава XXIX : Жюль Верн  29  Глава XXX : Жюль Верн
 30  Глава XXXI : Жюль Верн  31  Глава XXXII : Жюль Верн
 32  Использовалась литература : Вторая родина    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap