Приключения : Путешествия и география : Глава XXV : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу

Глава XXV

Второй грот. — Огонь уничтожает запасы топлива. — Фриц с помощью свечи делает важное открытие. — Друзья отправляются в поход по ущелью. — Пушечный выстрел вдалеке.

После пережитых волнений госпожа Уолстон долго не могла оправиться. Лучшим лекарством для нее, конечно, был маленький Боб, он находился все время рядом, и в любую минуту она могла его приласкать.

О том, что произошло с мальчиком и его другом альбатросом, догадаться было нетрудно. Играя с птицей, Боб оказался в самой глубине грота. Альбатрос устремился к узкому отверстию. Боб последовал за ним в темное углубление, выйти из которого не сумел. Малыш стал звать на помощь, но его не услышали. Он потерял сознание, и кто знает, что с ним случилось бы, если бы по счастливой случайности крики альбатроса не донеслись до слуха Фрица.

— Как хорошо, что все закончилось к лучшему и малыш снова на руках у матери, — сказал боцман. — Но нет худа без добра: благодаря этому происшествию мы узнали о существовании второго грота. Хотя, по правде говоря, мы пока не знаем, что с ним делать. Нам и одного вполне достаточно — ведь он нужен только для ночлега.

— Однако, — заметил Гарри Гульд, — неплохо бы выяснить, нет ли у второго грота продолжения…

— Может быть, даже до противоположной стороны скального массива?

— Как знать, Блок…

— Но, допустим, он проходит через весь массив насквозь. Что мы увидим, выйдя из него? Тот же песок, скалы, заливчики да зелень или плодородную почву размером не более моей шляпы?

— Возможно и так, — произнес Фриц, — и все же следует проверить…

— Проверим, проверим, господин Фриц, тем более что, как говорится, за осмотр денег не берут, — усмехнулся боцман.

Осмотр второго грота, конечно, необходим, он может привести к ценным открытиям, поэтому решили приступить к разведке сразу же, не откладывая на потом.

Капитан Гульд, Фриц и Франц вернулись к задней стене пещеры. Боцман с запасом больших свечей шел позади. Прежде всего следовало расширить отверстие, заваленное обвалившимися камнями.

Потребовалось не более четверти часа, чтобы сделать щель достаточно большой. К тому же Гарри Гульд и его товарищи не успели еще располнеть после высадки на остров. Три месяца полуголодной жизни совершенно не способствовали прибавке веса, да и телосложение молодых людей к этому не располагало. Исключение составлял только боцман, несмотря ни на что, он сумел все-таки набрать несколько фунтов,[172] с тех пор как покинул «Флег», и очень об этом сожалел.

Преодолев лаз, все принялись основательно осматривать второй грот, достаточно хорошо освещаемый свечами.

Грот оказался более глубоким, чем первый, зато уступал ему шириной. Он напоминал узкую галерею длиной примерно сто футов, от десяти до двенадцати футов диаметром и почти такой же высоты. И, похоже, к ней примыкало несколько похожих боковых переходов, расходящихся в разных направлениях и образующих в глубине горного массива нечто вроде лабиринта.

— В таком случае, — предположил Гарри Гульд, — почему бы не допустить, что одно из таких ответвлений ведет если не к верхнему плато, то, по крайней мере, к противоположной стороне отвесной стены или одного из ее ребер?

— Вполне возможно, — согласился Джон Блок, — и если мы не смогли взобраться на вершину с берега, может, это удастся изнутри скалы?

Углубившись в постепенно суживающийся коридор шагов на пятьдесят, капитан Гульд, Фриц, Франц и боцман наткнулись на каменную стену, и перед ней пришлось остановиться.

Осветив ее от земли до самого свода, Джон Блок обнаружил лишь узкие щели, в которые нельзя было даже руку протиснуть. Итак, надежда пробиться сквозь толщу горного массива опять не сбылась.

Что же касается боковых проходов, то ни в одном из них не оказалось вообще никаких отверстий. Так что результатом осмотра стало только открытие второго грота, чем и пришлось ограничиться.

— Увы, — печально произнес Гарри Гульд, — этим путем нам не добраться до обратной стороны скалы.

— И не подняться на ее вершину, — добавил боцман.

После такого вывода оставалось только повернуть обратно.

И хотя попытка найти внутренний проход окончилась неудачей, никто всерьез и не верил в такую возможность.

Но почему-то, когда Гарри Гульд, Фриц, Франц и боцман возвратились назад, им показалось, что они крепче, чем когда-либо, заперты на этом берегу.

Устойчивая хорошая погода, державшаяся в последнее время, стала постепенно ухудшаться. Небо покрылось сначала легкими облаками, и день ото дня они становились все тяжелее.

К вечеру девятнадцатого января с моря подул северный бриз, достигший вскоре штормовой силы.

Для обитателей Черепашьей бухты, находящихся под защитой скалы, он не представлял той опасности, какой они подверглись несколько недель назад во время ужасной бури, стоившей им шлюпки. Море вдоль всего побережья оставалось спокойным, и лишь на расстоянии полулье от берега чувствовались порывы ветра, даже когда он перешел в ураган.

В ночь с девятнадцатого на двадцатое января все мужское и женское население пещеры было разбужено таким мощным ударом, будто кто-то пальнул из артиллерийского орудия прямо у входа.

Фриц, Франц и боцман выскочили из своих углов и бросились к выходу.

— Где-то совсем рядом ударила молния, — догадался Франц.

— Скорее всего в вершину горы, — подтвердил Джон Блок, пытаясь выглянуть наружу.

Сузан и Долли, натуры очень впечатлительные, услышав гром, выбежали из пещеры вслед за мужчинами и Дженни.

— Что там? — испуганно спросила девушка.

— Ничего страшного, милая Долли, — успокоил ее Франц. — Возвращайтесь и спите спокойно.

Дженни, оказавшаяся на берегу раньше всех, вдруг встревоженно заметила:

— Мне кажется, пахнет дымом…

— Ничего удивительного… что-то горит, — подтвердил боцман.

— Но что именно? — недоумевал Гарри Гульд.

— Думаю, это горят сухие водоросли у подножия скалы, — спокойно пояснил боцман.

Он не ошибся. Действительно, от молнии загорелись все их запасы сухой травы. Огонь буквально слизал всего за несколько мгновений огромную кучу морских растений, скопившихся у подножия массива. Сухие водоросли горели быстрее соломы, потрескивая под порывами ветра, и легкие искорки весело кружились в воздухе, распространяя по всему пляжу едкий запах дыма.

К счастью, вход в пещеру был надежно защищен, огонь не мог проникнуть внутрь убежища.

— Вот и погибли все наши запасы топлива! — воскликнул боцман.

— Неужели нельзя ничего спасти? — спросил Фриц.

— Это невозможно, — ответил Гарри Гульд.

Пламя распространялось с такой быстротой, что было бесполезно пытаться поставить на пути огня какую-либо преграду, чтобы спасти хотя бы немного сухой травы, единственного топлива потерпевших кораблекрушение.

Правда, океан бесперебойно поставляет на берег новые водоросли, но сколько понадобится времени, чтобы собрать такое же количество! Дважды в сутки во время приливов на берегу остается лишь несколько охапок морской травы. Так что все имевшиеся еще недавно запасы — это накопления за много лет! Едва ли окажется достаточно для зимовки того количества водорослей, что выбросят на берег волны за несколько недель, оставшихся до зимнего сезона…

Всего за четверть часа огонь уничтожил все, за исключением лишь нескольких куч на скалистом мысу, остановившись у границы песчаного пляжа.

Новый удар судьбы опять осложнил далеко не блестящее положение пассажиров «Флега».

— Нам решительно не везет! — произнес боцман, и эти слова в устах человека, всегда такого жизнерадостного, прозвучали как-то особенно тревожно.

А стены тюрьмы все же не рухнули, опять не позволив узникам покинуть ее.

На следующий день, 20 января, ветер не успокоился, продолжая обрушивать свою ярость на угрюмые скалы. Капитан Гульд и его спутники поспешили прежде всего узнать, не пощадил ли огонь водоросли, собранные чуть подальше, у подножия отвесной скалы. Да, там, к счастью, кое-что сохранилось. Мужчины тут же принялись за работу, решив унести все собранные остатки топлива, которого, увы, достаточно не более чем на неделю. Дальше придется надеяться лишь на то, что ежедневно выносит на берег прилив.

Пока на это не приходилось рассчитывать, так как дул северный ветер и уносил плавающие водоросли от берега. Как только ветер вернется на южные румбы, урожай будет более обильным.

Но капитан Гульд посоветовал сейчас же принять все возможные меры для сохранения ценного топлива.

— Вы правы, капитан, — поддержал его Джон Блок, — весь имеющийся запас водорослей нужно поместить в безопасное место… в преддверии зимовки.

— А почему бы, — добавил Фриц, — не хранить их во втором гроте, который мы недавно открыли?

Все согласились, и Фриц решил еще до полудня еще раз хорошенько обследовать это внутреннее хранилище. Со свечой в руке он перебрался через отверстие в стене в длинный коридор. Едва достигнув конца грота, Фриц ощутил свежее дуновение, а его ухо уловило легкий свист.

— Ветер, — прошептал он, — это ветер…

Тогда он приблизился к стене, и его рука нащупала несколько щелей.

— Ветер! — снова повторил он уже увереннее. — Я чувствую ветер! Он доходит сюда, когда дует с севера!.. Значит, существует где-то проход, может быть сбоку скалы, а может, он ведет к самой вершине скалы!.. Но… в таком случае есть надежда выйти на другую сторону массива!

В этот момент свеча в руках Фрица вдруг погасла под порывом ветра, вырвавшегося из какой-то щели.

Теперь Фриц уже не сомневался, что через эту стену они могут выбраться наружу, на другую сторону.

Сделав такое важное открытие, Фриц быстро повернул назад, выбираясь из галереи ощупью. Он спешил сообщить свою новость друзьям и привести их по своим следам, чтобы все убедились, что он не ошибается.

Через несколько минут все мужчины — Франц, капитан Гульд, Джон Блок, Джеймс и, разумеется, сам Фриц — направились из первого грота во второй, захватив с собой несколько больших свечей. Они старались на этот раз держать свечи подальше от щелей.

Нет, Фриц не ошибся. В длинной галерее по-прежнему гулял ветер.

Тогда боцман опустил свечу вниз и увидел, что эта стена не сплошной каменный массив, а состоит из груды камней, упавших, несомненно, естественным путем.

— Что же это, если не дверь! — воскликнул он радостно. — И не нужен ключ, чтобы ее открыть!.. Капитан, вы, как всегда, оказались правы!

— За работу, друзья, за работу! — скомандовал капитан.

Освободить проход оказалось делом не слишком сложным. Камни передавали из рук в руки и помногу, потому что куча возвышалась над грунтом на пять-шесть футов. Чем дальше продвигалась работа, тем сильнее становился поток воздуха. Определенно, в толще массива существует проход.

Через четверть часа его полностью освободили от каменной преграды. Фриц, а за ним и все остальные, выйдя из грота, шагов через десять — двенадцать наткнулись на крутой склон, освещенный тусклым дневным светом.

Действительно, перед ними простиралось ущелье шириной пять-шесть футов, оно извивалось между двумя отвесными скалами, которые тянулись ввысь, и наверху проглядывал маленький кусочек неба. Проносясь через ущелье и проникая сквозь все преграды, дул свежий ветерок.

Теперь стало ясно, что эта громадная трещина прорезала скалу насквозь, но куда она ведет, чем заканчивается?

Узнать это путникам будет суждено, только если они пройдут через все ущелье до самого конца, если такой переход вообще им по силам.

Надо ли говорить, какое впечатление произвело на всех это открытие! Словно узники, перед которыми открылись вдруг двери тюрьмы, стояли они, взволнованные и неподвижные, не в силах отвести взгляд от ущелья.

Друзья открыли проход около восьми часов утра, так что временем до наступления темноты они располагали достаточным. О том, чтобы послать вперед Фрица или боцмана, не было и речи. Принять участие в этом переходе хотел каждый, и немедленно.

— Необходимо захватить с собой продукты, — разумно напомнила Дженни. — Кто знает, сколько времени мы будем отсутствовать?

— К тому же знаем ли мы, куда пойдем? — вставил Франц.

— Наружу, — уверенно произнес боцман.

Эти простые слова заключали в себе надежду, которой все жили последнее время.

По настоянию капитана Гульда следовало возвратиться в свою пещеру, плотно позавтракать и, взяв с собой запас продуктов на несколько дней, отправиться всем вместе.

Завтрак приготовили быстро. Ели вдвое больше, никто не разговаривал, стараясь быстрее покончить с едой. После четырех месяцев, проведенных внутри этой бухты, как это случилось с Гарри Гульдом и его товарищами, разве не надо было торопиться узнать, не улучшится ли их положение, а может быть, и коренным образом переменится!..

Впрочем, если плато окажется таким же бесплодным, как и южный берег, если там не представится возможность обосноваться, если с его высоты они не увидят никакой другой земли по соседству, всегда останется возможность вернуться. Если окажется, что покинутые «Флегом» высадились на остров или маленький скалистый островок, то они доберутся до своей пещеры и начнут подготовку к зимовке.

Разумеется, прежде чем подниматься по этому ущелью, совершенно не зная, куда оно выходит — на плато или к одному из отрогов хребта, было бы разумнее послать вперед Фрица, капитана Гульда и боцмана. Но — приходится повторить — никто и слушать об этом не хотел. Непреодолимое желание поскорее все узнать и увидеть собственными глазами вдохновляло их на это рискованное предприятие. Дженни, Долли и Сузан проявляли не меньше нетерпения, чем мужчины. И поскольку никакой убедительной причины, чтобы оставить их с ребенком на берегу, мужчины не придумали, то этот вопрос отпал сам собой.

Закончив завтрак и нагрузившись провизией, маленький отряд, включая и альбатроса, важно шагавшего рядом с Дженни, двинулся в путь.

Подойдя к началу ущелья, Фриц и Франц возглавили группу, за ними следовали Дженни, Долли, Сузан, державшая маленького Боба за руку. Далее шли капитан Гульд и Джеймс и позади всех — Джон Блок. Шли цепочкой, потому что в самом начале ущелье оказалось довольно узким и только на значительной высоте расширялось, позволяя идти вдвоем-втроем.

В сущности, ущелье представляло собой расселину в массиве, все время поднимавшуюся к северу между двумя отвесными скалистыми стенами высотой восемьсот — девятьсот футов.

Лишь первые сто шагов прошли по почти ровной поверхности, далее начинался довольно хорошо выраженный склон, подъем по которому был несложен. Правда, путь должен быть долгим, потому что надо было ликвидировать разницу в сто пятьдесят туазов, существовавшую между уровнем пляжа и верхней частью скалы. Кроме того, извилистость ущелья заметно удлинила путь, что очень скоро не замедлило сказаться. Можно было бы даже говорить о внезапных и капризных поворотах внутри горного массива как об извилинах лабиринта. Но по тому, как сверху попадал в ущелье дневной свет, Гарри Гульд мог заключить, что их путь не сильно отклоняется в сторону от генерального направления с юга на север. Что касается боковых склонов, то они при подъеме постепенно расходились, и это облегчало восхождение.

К десяти часам решили сделать остановку, чтобы немного передохнуть. Для этого выбрали небольшую площадку полукруглой формы, хорошо освещенную солнцем.

По расчетам Гарри Гульда, полянка находилась на высоте двухсот футов над уровнем моря.

— А если это так, — заключил он, — то нам понадобится еще пять-шесть часов, чтобы достичь вершины.

— Прекрасно, — обрадовался Фриц, — значит, когда мы придем туда, будет еще совсем светло, и в случае необходимости у нас будет в запасе время, чтобы спуститься вниз.

— Вы правы, Фриц, но при одном условии: если дорога не удлинится многочисленными поворотами.

— Да и вообще неизвестно, приведет ли она к вершине, — засомневался Франц.

— Выведет ли ущелье к вершине или хотя бы к склону скалы, что сейчас об этом гадать. Ведь от этого все равно ничего не изменится. Будем принимать вещи такими, какие они есть, — рассудил мудрый боцман.

Разумная мысль! Но какое горькое разочарование, какой удар обрушатся на этих мужественных людей, если ущелье не выведет наружу…

После короткого получасового отдыха отправились дальше. Ущелье достигло в ширину уже десяти — двенадцати футов, но становилось все более извилистым, сплошь усеянным по песчаному дну мелкими камешками и полностью лишенным растительности, а это наводило на мрачные мысли. Это значило, что вершина горы скорее всего такая же бесплодная, ибо в противном случае в ущелье непременно попали бы семена или ростки, принесенные дождями, и они бы выросли, а так ничего… даже пучка мхов или лишайников!

Около двух часов дня устроили привал на обед, выбрав на этот раз маленькую полянку, освещаемую солнечными лучами с запада. По расчетам капитана, они находились сейчас на высоте 700–800 футов, так что появилась надежда, что вершинного плато можно будет достичь.

Когда закончили обед, Фриц обратился к сидящей рядом Дженни:

— Дженни, советую тебе остаться здесь вместе с госпожой Уолстон и Долли. С вами будет Франц, а мы, капитан Гульд, Джон Блок, Джеймс и я, попытаемся достичь вершины. Опасность заблудиться нам не угрожает. На обратном пути мы встретим вас здесь… Вам нет никакой необходимости тратить понапрасну силы.

Но Дженни, а ее горячо поддержали Долли и Сузан, так настойчиво просила мужа отказаться от этого замысла, что он вынужден был уступить ей, тем более что и Гарри Гульд стал на сторону женщин.

В три часа восхождение продолжили, с первых же шагов стало ясно, что трудности возрастают. Очень крутой склон, частые осыпи, которые делали подъем весьма трудным, и камни, которые скользили и сыпались. Гарри Гульд и Фриц предпринимали сейчас все возможные меры предосторожности, ущелье теперь настолько расширилось, что стало похоже на овраг со склонами высотой в двести — триста футов. Одним надо было, взявшись за руки, помогать другим. Впрочем, все давало повод верить, что плато будет достигнуто. Даже альбатрос, раскинув крылья, одним взмахом воспарил вверх, как бы приглашая следовать за ним. О, если бы можно было сопровождать его в полете!

Около пяти часов вечера, после невыносимо трудного подъема, все забрались на вершину скалы. Ни к западу, ни к югу, ни к востоку ничего не было видно… Ничего, кроме безбрежного океана!.. На севере плато продолжало подниматься, но, как высоко, оценить было невозможно, так как гребня не было видно. Возможно, она завершалась острым пиком, обрывавшимся к морю… Так стоит ли карабкаться на него, чтобы поглядеть лишь на горизонт?..

Что и говорить, увиденное ничего, кроме разочарования, не принесло тем, кто надеялся попасть в плодородный, зеленеющий, облесенный край! Перед ними опять оказались пустота и бесплодие, еще более удручающие, чем в Черепашьей бухте, где унылый пейзаж все же оживляли попадающиеся там и тут пятнышки мха на скалах и охапки морских водорослей на песчаном берегу. Бесполезно искать на западе или на востоке очертания континента или острова. Все подтверждало: это изолированный в океане островок. Правда, по протяженности территории он мог быть достаточно большим, так как с северной стороны моря не видно, а вершинное плато, по-видимому, тянется на несколько лье. И это расстояние необходимо пройти, чтобы увидеть море и в северном направлении.

Безмолвно стояли капитан Гульд и его спутники, в то время как рушились их последние надежды. Похоже, им не остается ничего иного, как возвратиться в свой грот и начать подготовку к многомесячной зимовке, ожидая спасения только со стороны открытого океана.

Пошел уже шестой час, и, пока не наступили сумерки, нельзя было терять ни минуты. Разумеется, на спуск потребуется значительно меньше времени, чем на подъем, но в условиях темноты риск оступиться возрастает.

Между тем, раз уж северная часть плато оставалась необследованной, не лучше ли осмотреть ее сейчас, пока еще светло?.. Может быть, стоит остаться здесь, среди разбросанных каменных глыб, на ночлег?.. Это было бы непредусмотрительно… Если погода изменится, где найти укрытие?.. Здравый смысл подсказывал, что начать спуск следует незамедлительно.

И тогда Фриц предложил:

— Дорогая Дженни, пусть Франц отведет тебя в пещеру вместе с Долли, госпожой Уолстон и малышом… Вы не сможете провести ночь на плато. Капитан Гульд, Джон Блок и я останемся здесь, а завтра, когда рассветет, мы закончим обследование…

Дженни не ответила, Сузан и Долли тоже хранили молчание, вопросительно посматривая на нее.

— Это разумное предложение, — вмешался Франц. — На что вы надеетесь, оставаясь здесь?

Дженни замолчала, не спуская глаз с огромного морского пространства, будто ожидала увидеть там огоньки проходящего вдали корабля…

Меж тем солнце стремительно клонилось к горизонту, показавшись на миг из-за туч, которые ветер гнал с севера; и придется по меньшей мере часа два пробираться в полнейшей темноте по ущелью до Черепашьей бухты.

— Дженни, прошу тебя, — нетерпеливо сказал Фриц, — скорее отправляйтесь назад. Мы возвратимся завтра к вечеру. Одного дня нам вполне достаточно…

Дженни, не говоря ни слова, окинула в последний раз окрестности. Все поднялись, готовясь продолжить путь. На мгновение внимание всех привлек верный альбатрос. Летая от горы к горе, он как будто хотел привлечь к чему-то внимание людей, в то время как другие птицы — большие и малые чайки, турпаны — устраивались на ночлег в расщелинах скал.

Молодая женщина понимала, что благоразумнее всего последовать совету мужа, и не без сожаления произнесла со вздохом:

— Пойдем!

— Пойдем! — откликнулся Франц.

Но в этот миг боцман вдруг резко поднялся и, приложив ладонь к уху в виде рупора, стал напряженно прислушиваться.

С северной стороны послышался звук, очень похожий на приглушенный расстоянием выстрел.

— Пушечный залп! — воскликнул Джон Блок.


Содержание:
 0  Вторая родина : Жюль Верн  1  Глава II : Жюль Верн
 2  Глава III : Жюль Верн  3  Глава IV : Жюль Верн
 4  Глава V : Жюль Верн  5  Глава VI : Жюль Верн
 6  Глава VII : Жюль Верн  7  Глава VIII : Жюль Верн
 8  Глава IX : Жюль Верн  9  Глава Х : Жюль Верн
 10  Глава XI : Жюль Верн  11  Глава XII : Жюль Верн
 12  Глава XIII : Жюль Верн  13  Глава XIV : Жюль Верн
 14  Глава XV : Жюль Верн  15  Глава XVI : Жюль Верн
 16  Глава XVII : Жюль Верн  17  Глава XVIII : Жюль Верн
 18  Глава XIX : Жюль Верн  19  Глава XX : Жюль Верн
 20  Глава XXI : Жюль Верн  21  Глава XXII : Жюль Верн
 22  Глава XXIII : Жюль Верн  23  Глава XXIV : Жюль Верн
 24  вы читаете: Глава XXV : Жюль Верн  25  Глава XXVI : Жюль Верн
 26  Глава XXVII : Жюль Верн  27  Глава XXVIII : Жюль Верн
 28  Глава XXIX : Жюль Верн  29  Глава XXX : Жюль Верн
 30  Глава XXXI : Жюль Верн  31  Глава XXXII : Жюль Верн
 32  Использовалась литература : Вторая родина    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap