Приключения : Путешествия и география : Глава XXIX : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу

Глава XXIX

Друзья строят предположение и ищут решение. — Выстрел из пушки с Акульего острова. — Обследование берега. — Пирога туземцев выручает путешественников.

Было половина третьего пополудни. Жаркие солнечные лучи, почти отвесные в это время, с трудом проникали сквозь густую листву манглии. Фриц и вся остальная компания скрылись за ней, чтобы спрятаться от дикарей, высадившихся на берег.

Группа из пяти человек, полуобнаженных, с черной кожей, какая обычно и бывает у туземцев Западной Австралии, вооруженных луками и стрелами, быстро шла по аллее.

Конечно, это не все туземцы, захватившие берег. Но что же стало с господином Церматтом и остальными? Успели они убежать или погибли в неравной схватке? Действительно, как заметил Джон Блок, число прибывших на остров туземцев не ограничивалось полудюжиной. Иначе с такой малостью господину Церматту, двум его сыновьям и господину Уолстону было бы нечего делать. По-видимому, высадился целый отряд, прибывший на Новую Швейцарию на флотилии пирог. Сейчас эта флотилия стоит скорее всего в бухте рядом со шлюпкой и шаландой колонистов. И если ее не заметили с высоты манглии, то виноват в этом выступ, закрывающий бухту Спасения…

Но где же тогда находятся семьи Церматт и Уолстон? Если их нет ни в Соколином Гнезде, ни в его окрестностях, не следует ли из этого, что дикари захватили колонистов в плен и у бедняг не было ни времени, ни возможности найти убежище в какой-либо из ферм… или, что самое страшное… вдруг туземцы уже расправились с ними?

Теперь все понятно: и разгром в Соколином Гнезде, и опустошение территории между Лебяжьим озером и побережьем!.. Несчастными и подавленными чувствовали себя Дженни, Фриц и Франц… Как и Джеймс, его жена и сестра… Под угрозой оказалась надежда, еще недавно такая реальная, встретить и обнять наконец своих родных и друзей… В то время как Гарри Гульд с боцманом не выпускали из поля зрения дикарей, женщины дали волю слезам и отчаянию…

И вот последняя гипотеза: может быть, обе семьи скрылись на западе, в той части острова, которая находится по ту сторону Жемчужного залива?.. Если они заметили издалека приближение пирог к бухте Спасения, то им хватило, наверное, времени, погрузив на телегу провизию и оружие, пуститься наутек… Но никто не осмеливался в это поверить!..

Гарри Гульд и Джон Блок продолжали следить за приближающимися дикарями.

Может быть, они собираются войти снова во двор и проникнуть в жилище, уже разгромленное и разоренное?.. В таком случае может быть обнаружена и дверь, ведущая на винтовую лестницу. Но дикарей всего пятеро. Когда они поднимутся один за другим, их легко будет ошеломить, а потом перебросить через перила вниз, с высоты сорока — пятидесяти футов…

— Если после такого кульбита, — проговорил боцман, — у них останутся целыми ноги, чтобы дойти до Скального дома, значит, они происходят не от обезьян, а от кошек!

Между тем пятерка достигла конца аллеи и остановилась. Фриц, Гарри Гульд и боцман насторожились: что собираются дикари делать в Соколином Гнезде?.. Если раньше Воздушный замок ускользнул от их внимания, то не удастся ли им обнаружить его теперь, а заодно и тех, кто в нем прячется? И тогда они приведут подмогу, а справиться с сотней туземцев Фриц и его друзья не смогут…

Миновав прогалину, дикари обошли забор. Трое из пяти проникли во двор, зашли под навес и тотчас вышли, прихватив рыбацкие принадлежности.

— Однако эти негодяи не церемонятся! — с негодованием прошипел боцман.

— На берегу их ждет лодка, значит, они решили ловить рыбу вдоль берега, — заметил Гарри Гульд.

— Сейчас мы это узнаем, мой капитан, — сказал боцман.

Трое туземцев подошли к ожидавшим их товарищам, и все вместе повернули на узкую тропку, окаймленную терновником, и стали спускаться по правому берегу ручья Соколиного Гнезда к морю. Они оставались в поле зрения еще некоторое время, пока не достигли поворота русла к Фламинговому болотцу. Свернув налево, дикари скрылись из виду. Скоро они подойдут к берегу и тогда опять окажутся в зоне видимости. Там туземцев скорее всего ждет лодка для рыбной ловли вблизи Соколиного Гнезда.

Гарри Гульд и Джон Блок продолжали наблюдать, а Дженни, переборов боль, которую Долли и Сузан никак не могли одолеть, подошла к Фрицу.

— Что будем делать, дорогой? — спросила она.

Фриц посмотрел на жену, не зная, что ответить.

— Что делать?.. — повторил капитан. — Именно это мы должны сейчас решить. Прежде всего сойдем с балкона, где нас легко заметить…

Когда все собрались в комнате, рядом с которой спал маленький Боб, Фриц постарался успокоить Дженни.

— Дорогая… надеюсь, не все еще потеряно, есть надежда, что наших близких не застали врасплох… Отец и господин Уолстон наверняка увидели пироги издалека. Скорее всего они успели укрыться на одной из ферм или в глубине леса за Жемчужным заливом, куда дикари не решились сунуться. По моему мнению, они боятся удаляться от берега…

— Я тоже так думаю, — поддержал Фрица капитан Гульд. — Господин Церматт и господин Уолстон, несомненно, успели спрятаться со своими семьями…

— О, я в этом тоже не сомневаюсь, — взволнованно заверила Дженни. — Дорогая Долли, Сузан, не отчаивайтесь… не плачьте! Вы скоро увидите своих родителей, а вы, Фриц и Франц, своих!

Молодая женщина говорила это с такой убежденностью, что после ее слов надежда воскресла, и Франц, взяв ее за руку, сказал:

— Моя дорогая Дженни, сам Бог говорит твоими устами!

А вот к какому выводу пришел капитан после некоторого раздумья. Совершенно исключается, что дикари захватили Скальный дом врасплох: причалить к незнакомому берегу ночью они не рискнули бы. А днем, откуда бы туземцы ни прибыли в бухту Спасения — с востока или запада, — они прошли бы между Восточным мысом и мысом Обманутой Надежды. И разве не хватило бы времени Церматту, Уолстону, Эрнсту или Жаку, чтобы заметить их издали и укрыться в какой-нибудь другой части острова?

— И даже если высадка туземцев произошла недавно, то наших близких могло и не быть в Скальном доме. Ведь в это время они, как обычно, посещают дальние и ближние фермы, — высказал предположение Фриц. — Если их нет у Кабаньего брода, то остаются окруженные густыми лесами Лесной бугор и Сахарная Голова.

— Так, может, нам сейчас же и отправиться на Сахарную Голову? — предложил Франц.

— Согласен, — сказал Джон Блок, — но не ранее наступления ночи.

— Нет… сейчас же… сию минуту, — упорно твердил Франц, не желая слышать никаких возражений. — Если вы не согласны, я отправлюсь один… Два с половиной лье туда и столько же обратно, то есть через три часа я уже возвращусь, и мы будем знать, что делать дальше…

— Нет, Франц, нет! — решительно запротестовал Фриц. — В нашем положении это слишком неосторожно. Я не разрешаю тебе уходить одному, в конце концов, я как старший брат приказываю не предпринимать никаких самостоятельных шагов…

— Фриц, ты хочешь мне помешать…

— Да, я вынужден тебе помешать совершить опрометчивый поступок.

— Франц, — обратилась Долли к молодому человеку, — я вас умоляю, послушайтесь брата…

Но возбужденный Франц ничего не желал слышать и уже направился к лестнице.

— Ладно! — вмешался боцман. — Если нужна разведка, проведем ее не дожидаясь ночи… Но не отправиться ли на Сахарную Голову всем вместе?

— Пусть будет так, — отозвался Франц.

— Только… — продолжал боцман, обращаясь к Фрицу, — почему именно на Сахарную Голову?

— А куда же?

— В Скальный дом! — ответил Джон Блок.

Неожиданное для всех предложение боцмана вызвало горячий спор, результатом которого стало решение о походе в Скальный дом.

Действительно, если Церматт и Уолстон с женами и детьми попали в руки туземцев и оказались их пленниками, то находиться они должны только там, ибо дым показывает, что Скальный дом обитаем. И необходимо как можно скорее дать им знать, что на остров вернулись их родные и близкие, которых они ждали с таким нетерпением…

— В Скальный дом?.. — на мгновение задумавшись, повторил капитан. — Пожалуй… но надо ли отправляться всем?

— Всем? Думаю, нет… — ответил Фриц. — Вдвоем или втроем, но только с наступлением ночи…

— Ночи? Опять ждать?.. — возмутился Франц, настроенный более чем когда-либо решительно. — Нет, я иду в Скальный дом немедленно…

— Но ты не подумал о дикарях, рыскающих по окрестностям. Если ты и не попадешь им в руки, то как при свете дня проникнешь в Скальный дом, если он находится в их руках?

— Пока я ничего не могу тебе сказать, Фриц. Знаю лишь одно — я доберусь туда любой ценой и узнаю, там ли наши семьи… после чего тут же возвращусь назад!

— Дорогой мой Франц, — возразил Гарри Гульд, — ваше нетерпение мне понятно, я полностью его разделяю!.. Но, прошу вас, прислушайтесь к разумным словам… Если дикари захватят вас… они примутся искать всех нас… и тогда ни на Лесном бугре, ни в других местах нам не будет покоя…

Да, положение в таком случае осложнилось бы, и в конце концов туземцы обнаружили бы место, где нашли временное убежище Фриц и его товарищи.

Фриц снова принялся убеждать Франца, и тот наконец сдался, подчиняясь авторитету старшего брата.

Договорились о том, что, как только сгустятся сумерки, Франц и боцман покинут Соколиное Гнездо. Конечно, на эту операцию, полную опасностей, лучше отправиться вдвоем. Проскользнув незаметно вдоль живой изгороди, протянувшейся вдоль всей аллеи, они доберутся до Шакальего ручья и, если перекидной мостик окажется поднятым, достигнут другого берега вплавь. Затем, крадучись, проникнут через сад во двор Скального дома. Через окно попытаются рассмотреть, есть ли внутри пленники. Если их там не окажется, оба вернутся в Соколиное Гнездо и еще до рассвета так же незаметно доберутся до Сахарной Головы.

Итак, следовало ждать наступления темноты. Но как медленно тянется время! Никогда еще капитан Гульд и его друзья не чувствовали себя такими подавленными — даже тогда, когда оказались посреди океана в утлом суденышке, когда шлюпку разбило о скалы в Черепашьей бухте, когда потерпевшие кораблекрушение — а в их числе три женщины и один ребенок — оказались под угрозой зимовки на этом пустынном берегу запертыми в тюрьме, из которой не могли вырваться!

Но во время этих невзгод и бедствий единственным утешением для несчастных была уверенность в том, что их родные в Новой Швейцарии — в полной безопасности! И вот они видят остров во власти толпы туземцев… и не знают, что случилось с их родственниками, друзьями… и могут даже опасаться, не прикончили ли их в кровопролитной схватке…

Солнце меж тем медленно склонялось к горизонту.

…Время от времени то один, то другой, чаще же всех Фриц и боцман, раздвигали незаметно ветви манглии, внимательно изучая пространство между Соколиным Гнездом и побережьем. Они очень хотели бы знать, где сейчас дикари: обосновались в окрестностях Соколиного Гнезда или возвращаются в Скальный дом?

Не считая струйки дыма, поднимавшейся над скалами в южном направлении, возле устья Шакальего ручья ничего подозрительного не было обнаружено.

До четырех часов дня обстановка не изменилась, и компания решила пообедать, воспользовавшись имевшимися под рукой продуктами. Кто знает, когда предоставится возможность поесть в следующий раз, после того как из Скального дома прибудут с новостями Франц и боцман и, вероятно, начнется длительный поход на Сахарную Голову?

Как раз в этот момент прозвучал выстрел.

— Что это? — встревожилась Дженни и хотела броситься к окну, но Фриц удержал ее.

— Не пушечный ли это выстрел? — предположил Франц.

— Да, несомненно, стреляли из пушки! — подтвердил боцман.

— Но кто бы это мог стрелять? — спросил Фриц.

— Может быть, корабль, показавшийся в виду острова… — с надеждой произнес Джеймс.

— А что, если это «Ликорн»? — воскликнула Дженни.

— Тогда он должен находиться недалеко от берега, так как выстрел прозвучал с очень небольшого расстояния, — отметил боцман.

— Идите сюда, на балкон! — крикнул Франц и первым бросился туда.

— Постарайтесь не высовываться, чтобы вас не увидели бандиты, они могут быть поблизости, — предупредил капитан.

Все взоры устремились к морю.

Никакого корабля не было видно, хотя, судя по близости выстрела, он должен находиться где-то возле Китового острова. Но боцман разглядел одинокую лодку, в которой сидели двое. Она пыталась приблизиться к пляжу Соколиного Гнезда.

— Может, это Эрнст и Жак? — прошептала Дженни.

— Нет… двое в лодке — туземцы, а лодка — это пирога, — ответил Фриц.

— Но почему же они спасаются? — спросил Франц. — Может, их кто-то преследует?

Фриц слегка вскрикнул — от радости и удивления одновременно!

Он заметил облачко дыма, вслед за тем вспыхнул огонь и раздался второй выстрел, который тут же повторило эхо в прибрежных скалах.

И все увидели, как в двух саженях[177] от пироги в воду упало пушечное ядро, подняв сноп брызг. Лодка, к сожалению, осталась невредимой и с необыкновенной быстротой продолжала приближаться к Соколиному Гнезду.

— Они там… там! — закричал Фриц. — Мой отец, Уолстон… все-все…

— На Акульем острове? — переспросила Дженни.

— Да, на Акульем острове!

Ошибки быть не могло: господа Церматт и Уолстон с семьями сумели укрыться под защитой артиллерийской батареи, и туда осмелились приблизиться дикари. Над островком развевался красный с белым крестом флаг Новой Швейцарии!

Невозможно описать радость, нет, не радость, а ликование, охватившее всех: Фрица, Франца, Дженни, Долли, Джеймса, Сузан. Эти чувства разделяли капитан Гульд и боцман, душой и сердцем породнившиеся с пассажирами «Флега».

Теперь, когда стало ясно, что обитатели Скального дома укрылись на Акульем острове, отпала необходимость добираться до Сахарной Головы и других отдаленных мест Земли обетованной! План проникновения в Скальный дом отпал сам собой. Главная задача сейчас — добраться до Акульего острова, но как это сделать, никому пока не приходило в голову. Правда, с верхушки манглии можно сообщаться с батареей с помощью флажной сигнализации… Конечно, это было бы неблагоразумно, как и стрелять из пистолета: выстрелы могли быть услышаны не только господином Церматтом, но и бродящими вокруг Соколиного Гнезда дикарями. Нет, пока нужно скрыть присутствие капитана Гульда и его спутников в Соколином Гнезде, ибо отразить атаку всей банды, завладевшей Скальным домом, им не удастся.

— Здесь мы в безопасности, — заметил Фриц, — так давайте не ухудшать наше положение…

— Разумеется, — согласился Гульд. — Пока мы не обнаружены, не будем рисковать. Прежде чем начать какие-либо действия, подождем наступления ночи…

— Но как же все-таки добраться до Акульего острова? — задавала себе вопрос Дженни.

— Вплавь, — подсказал Фриц. — Я свободно могу доплыть до острова. А поскольку отец переправил туда всех на шаланде, то на ней же я возвращусь за вами…

— Но Фриц, друг мой, — стала нерешительно возражать Дженни, — пересечь этот пролив вплавь… возможно ли это?

— Пара пустяков для меня, дорогая жена! — заверил ее супруг.

— Еще неизвестно, — размышлял Джон Блок, — а вдруг эти черномазые оставили пирогу на берегу?..

Едва солнце склонилось к закату, как стало стремительно темнеть. После семи часов, как это обычно и случается в тропиках, уже почти ничего не было видно.

План действий выбрали такой: в восемь часов Фриц, Франц и боцман спускаются во двор; убедившись, что поблизости туземцев нет, пробираются к берегу. Остальные — капитан Гульд, Джеймс Уолстон, Дженни, Долли и Сузан — ждут у дерева сигнала, чтобы присоединиться к троице.

По лестнице спускались ощупью, не желая зажигать фонарь, чтобы не выдать себя. Ни во дворе, ни под навесом никого не оказалось. Туземцы, заходившие днем, могли отправиться в Скальный дом или находиться сейчас на пляже, куда направлялась пирога. Вот про это-то и надо было разузнать.

Но это вовсе не освобождало от необходимости соблюдать осторожность. Фриц и Джон Блок решили добираться до берега вдвоем, а Франц остался у калитки как часовой, готовый в любой момент предупредить оставшихся в Воздушном замке об опасности.

Фриц и боцман прошли за ограду, пересекли полянку, за которой начиналась дорога на Скальный дом, затем, прячась за деревьями, почти ползком, стараясь не производить ни малейшего шума, все время прислушиваясь и озираясь по сторонам, дошли до скал, омываемых морем.

Берег оказался пустынен, как и море; далеко на востоке смутно вырисовывались очертания скалистого мыса. Ни огонька не виднелось как в направлении к Скальному дому, так и на водной глади бухты Спасения. А прямо на расстоянии менее одного лье от берега чернел силуэт Акульего острова.

— Можно идти! — прошептал Фриц.

Дойдя до кромки песка, которую еще покрывала отступившая во время отлива вода, оба не сдержали бы радостных восклицаний, если бы можно было дать выход эмоциям: у самой воды лежала на боку пирога, как видно, та самая, которую приветствовала двумя выстрелами батарея!

— Какое счастье, что ядра в нее не попали! — ликовал Джон Блок. — Иначе она давно была бы на дне. Если такими неловкими оказались Эрнст или Жак, мы обязаны их поблагодарить…

Это маленькое суденышко австралийской постройки, которым управляли с помощью лопатообразного весла, могло вместить пять-шесть человек. Спутников капитана Гульда, которых надо было перевезти на Акулий остров, семеро да еще ребенок. Правда, расстояние небольшое, всего три четверти лье.

— Ладно, потеснимся, — сказал Джон Блок. — Мы не можем сделать два рейса…

— Тем более, — заметил Фриц, — что через час начнется прилив, а течение направлено в бухту Спасения, оно недалеко относит от Акульего острова. Таким образом, нам не придется прилагать особых усилий, чтобы добраться до острова.

— Все складывается отлично, — с облегчением вздохнул боцман. — Кажется, наши трудности заканчиваются…

Сталкивать лодчонку в море не было необходимости — она сама окажется в воде, как только подберется прилив. После этого разведчики покинули берег и благополучно добрались до Соколиного Гнезда, где у калитки их ожидал Франц.

Известие, которое принесли Фриц и боцман, очень обрадовало юношу. До начала прилива предстояло ждать еще целый час. Фриц оставил Франца и боцмана внизу наблюдать за окрестностями, а сам поднялся объявить новость оставшимся в Воздушном замке. Надо ли объяснять, как все обрадовались!

Точно в половине десятого все спустились к подножию дерева.

Франц и Джон Блок ничего подозрительного не заметили. Маленький шорох был бы ими тут же услышан, ибо стояла полная тишина. Окрестности Соколиного Гнезда погрузились в покой и безмолвие.

Фриц, Франц и Гарри Гульд шли впереди, остальные следовали на некотором расстоянии от них, стараясь держаться под прикрытием деревьев.

Пляж выглядел таким же пустынным, как и два часа назад.

Начался прилив, вода уже достигла борта. Оставалось только сесть в лодку, оттолкнуться от берега и поплыть по течению.

Около десяти часов Дженни, Долли и Сузан с ребенком устроились на корме, остальные — между банками. Фриц и Франц взялись за весла.

Вечер был безлунным, так что все надеялись добраться до острова незаметно. Разумеется, выбрать направление на островок, несмотря на полную темноту, не составляло особого труда. Подхваченная течением пирога сама устремилась в нужную сторону.

Все соблюдали полную тишину, боясь произнести даже слово. Сердце каждого сжималось от неизъяснимого волнения. То, что обе семьи спрятались на островке, не вызывало сомнения… А что, если кто-нибудь из родных оказался в плену у дикарей или погиб защищаясь?!

Но с приливной волной нельзя было добраться непосредственно до Акульего острова. В полулье от побережья течение поворачивало, направляясь к устью Шакальего ручья, а далее — в глубину бухты Спасения.

Фриц и Франц гребли изо всех сил в сторону чернеющего острова, откуда не доносилось ни звука, не виднелось ни одного огонька.

Но на батарее должны вести наблюдение отец или господин Уолстон, Эрнст или Жак. И, заметив приближающуюся к острову пирогу, незамедлительно пальнут по ней очередным залпом. Они подумают, что это дикари под покровом ночи делают очередную попытку овладеть островом.

Гребцы не ошиблись. Когда до цели оставалось пять или шесть кабельтовых, там, где находился навес батареи, сверкнул огонек.

Не пламя ли это запала, и не содрогнется ли сейчас воздух от выстрела?

И тогда, уже не опасаясь, что их услышат дикари, боцман поднялся во весь рост и что есть сил закричал:

— Не стреляйте! Не стреляйте!

— Мы ваши друзья! — так же громко крикнул Гарри Гульд.

— Это мы… мы… ваши дети! — вторили им Фриц и Франц.

И едва пирога пристала к берегу, как сидевшие в ней сразу же попали в объятия Церматта, Уолстона, Эрнста и Жака.


Содержание:
 0  Вторая родина : Жюль Верн  1  Глава II : Жюль Верн
 2  Глава III : Жюль Верн  3  Глава IV : Жюль Верн
 4  Глава V : Жюль Верн  5  Глава VI : Жюль Верн
 6  Глава VII : Жюль Верн  7  Глава VIII : Жюль Верн
 8  Глава IX : Жюль Верн  9  Глава Х : Жюль Верн
 10  Глава XI : Жюль Верн  11  Глава XII : Жюль Верн
 12  Глава XIII : Жюль Верн  13  Глава XIV : Жюль Верн
 14  Глава XV : Жюль Верн  15  Глава XVI : Жюль Верн
 16  Глава XVII : Жюль Верн  17  Глава XVIII : Жюль Верн
 18  Глава XIX : Жюль Верн  19  Глава XX : Жюль Верн
 20  Глава XXI : Жюль Верн  21  Глава XXII : Жюль Верн
 22  Глава XXIII : Жюль Верн  23  Глава XXIV : Жюль Верн
 24  Глава XXV : Жюль Верн  25  Глава XXVI : Жюль Верн
 26  Глава XXVII : Жюль Верн  27  Глава XXVIII : Жюль Верн
 28  вы читаете: Глава XXIX : Жюль Верн  29  Глава XXX : Жюль Верн
 30  Глава XXXI : Жюль Верн  31  Глава XXXII : Жюль Верн
 32  Использовалась литература : Вторая родина    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap