Приключения : Путешествия и география : Глава V : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу

Глава V

Отец и братья направляются на поиски Фрица. — Юноша находит на Дымящейся горе молодую англичанку. — Дженни Монтроз рассказывает о себе. — Девушка начинает новую жизнь в семье Церматт.

Можно себе представить, как беспокоился Церматт, думая об опасностях, подстерегавших сына в этой поездке. Но он не мог ни остановить его, ни следовать за ним, и шлюпка продолжала свой путь к мысу Обманутой Надежды.

Дома Йоханн не стал объяснять настоящей причины отсутствия сына, чтобы не волновать своих близких. Он сказал лишь, что Фриц решил произвести разведку западного берега острова. Но когда сын не появился и на третий день, обеспокоенный отец решил отправиться на его поиски.

Двадцатого апреля, на рассвете, вся семья, взяв запас продовольствия, погрузилась на «Элизабет» и отправилась в плавание.

Более благоприятной погоды нельзя себе и пожелать. С юго-востока дул попутный ветерок, и шаланда легко заскользила в сторону Жемчужной бухты. После полудня, миновав скалистые выступы, судно вошло в залив и бросило якорь в устье речки, где еще виднелись следы недавней стоянки. Все собрались уже высаживаться, когда послышался тревожный возглас Эрнста:

— Смотрите, дикарь!

В самом деле, в западной стороне бухты, между скалистыми островками, они увидели каяк, как всем показалось, стремящийся избежать встречи с шаландой.

До сих пор у обитателей Новой Швейцарии не было ни малейших оснований считать, что эту землю кроме них населяет кто-то еще.

На всякий случай, в ожидании возможного нападения, на шаланде стали готовиться к обороне. Но когда с заряженными пушками и ружьями «Элизабет» приблизилась к каяку на несколько кабельтовых, Жак вскрикнул:

— Это же Фриц!

Да, это в самом деле их пропавший брат. Издалека он не узнал шаланду и тем более не ожидал встретить ее у берегов Жемчужной бухты. Из предосторожности Фриц вымазал себе руки и лицо, став похожим на туземца.

Расцеловавшись со своими близкими, измазав при этом всех сажей, Фриц незаметно отвел в сторону отца и тихо сказал:

— Все хорошо, я ее нашел.

— Неужели? Англичанку с Дымящейся горы?

— Да, она там. Это отсюда недалеко, на одном из островов бухты.

Ничего никому не говоря, Церматт направил шаланду к указанному Фрицем островку в западной части бухты. Пристав к берегу, путешественники увидели пальмовую рощицу, а под одним из деревьев — шалаш. Фриц подал сигнал выстрелом из пистолета, и тотчас же с дерева спрыгнул юноша.

Это было первое человеческое существо, которое Церматты увидели за все время пребывания на острове. Им оказался вовсе не юноша, а молодая девушка — англичанка, двадцати лет, в одежде юнги.

Теперь-то Фриц поведал матери и братьям, как он узнал о заброшенной на вулканический остров бедняжке, как отправил ей записку, но девушка ее, как оказалось, не получила, ибо альбатрос не возвратился на Дымящуюся гору.

Трудно описать, с каким волнением слушали этот рассказ все члены семейства, какой восторженный прием встретила Дженни, как нежно, по-матерински прижимала ее Бетси к своей груди. Со слов Фрица Дженни уже знала все о Новой Швейцарии и ее обитателях, а ее история еще впереди. «Элизабет», не задерживаясь более, покинула Жемчужную бухту, только число ее пассажиров теперь увеличилось.

Швейцарцы и англичанка почти не испытывали языковых трудностей, так как и с одной, и с другой стороны все довольно сносно изъяснялись на английском и немецком языках. И сколько душевного внимания и нежности оказали девушке все представители семейства во время этого короткого плавания! В лице супругов Церматт и их сыновей она обрела и отца, и мать, и братьев. Ну а Фриц, Эрнст, Франц и Жак сразу стали относиться к Дженни как к родной сестре.

Во время своего существования на Дымящейся горе Дженни приходилось самой мастерить множество вещей. Некоторые из них она захотела взять с собой как дорогие воспоминания о незабываемо трудных днях. Кроме того, у нее были и живые существа, два верных товарища, с ними Дженни расстаться не могла — баклан, выученный ловить рыбу, и шакал, тоже прирученный.

«Элизабет» быстро неслась вперед на всех парусах, чему способствовал свежий бриз. Погода стояла великолепная. И как только шаланда обогнула мыс, Церматт не мог устоять против соблазна познакомить молодую англичанку с наиболее живописными уголками Новой Швейцарии.

Прежде всего сделали остановку у дачи Панорамный холм, откуда открывался чудесный вид на Скальный дом. Тут и решили заночевать. Давно уже Дженни не спала таким безмятежным сном.

Как только занялась заря, Фриц и Франц отправились на каяке в Скальный дом, чтобы подготовиться к приему гостьи. За ними вышла в море и «Элизабет», но скоро опять сделала остановку, на этот раз у Китового острова, где так много кроликов. Церматт решил сделать девушке подарок по случаю ее появления в Земле обетованной: отныне она становится владелицей острова. Этот дар она приняла с глубокой благодарностью. Отсюда рукой подать до Соколиного Гнезда и фермы Лесной бугор. Но отправиться туда гораздо приятнее пешком, поэтому родители решили доставить Фрицу удовольствие — пусть он лично познакомит девушку с этими живописными местами немного позже. И шаланда уже без остановок направилась к устью Шакальего ручья. Как только «Элизабет» достигла входа в бухту Спасения, с батареи Акульего острова прогрохотали три пушечных залпа, и одновременно в честь молодой англичанки в небо взметнулся флаг. С шаланды тоже ответили тремя выстрелами из двух маленьких пушек, после чего «Элизабет», лишь немного опередив каяк Фрица и Франца, причалила к берегу.

Теперь семья в полном составе отправилась в Скальный дом.

С восторгом и удивлением осматривала Дженни это благоустроенное жилище в гроте, обстановку комнат, галерею, но более всего ее поразило то, что стояло на обеденном столе. Современная европейская посуда, вывезенная с «Лендлорда», соседствовала здесь с чашками из бамбука, тарелками из скорлупы кокосового ореха, кубками из страусовых яиц — плодов творческой фантазии Фрица и братьев.

Обед состоял из свежей рыбы, жаркого из дичи, ветчины, всевозможных фруктов, все это запивали превосходным канарским вином и медовым напитком.

Гостье отвели почетное место между господином и госпожой Церматт. Девушка не смогла удержать слезы, когда увидела слова, составленные из цветных гирлянд, висевших над столом.

«Приветствуем тебя, Дженни Монтроз! Да будет благословенно твое прибытие на землю швейцарских робинзонов!»

И молодая англичанка начала рассказывать свою историю.

Дженни — единственная дочь майора Уильяма Монтроза, офицера Индийской армии.[63] Когда она была еще совсем маленькой девочкой, ей приходилось следовать за отцом из гарнизона в гарнизон. Оставшись в семь лет без матери, Дженни постоянно чувствовала неустанную заботу отца, однако он стремился выработать в ней прежде всего самостоятельность и приучить к жизненной стойкости, если ей когда-нибудь придется лишиться последней опоры. Она получила не только основательное общее образование, но обучилась верховой езде и стрельбе, в чем показала необыкновенные способности, столь редкие у женщин.

В середине 1812 года майор Монтроз, произведенный в полковники, получил приказ сопровождать в Европу ветеранов Индийской армии на борту военного корабля. После этого предстояла дальняя экспедиция в качестве командира полка. По ее окончании полковник предполагал уйти в отставку и наконец отдохнуть от всех тревог неспокойной жизни военного человека.

Не имея возможности взять с собой дочь на судно, предназначенное для перевозки войск, полковник Монтроз поручил позаботиться о дочери своему другу, капитану Гринфельду. Капитан взял Дженни вместе с ее горничной на борт своего судна «Доркас», отплывшего в Европу несколькими днями раньше.

Неприятности начались с самого начала. После выхода из Бенгальского залива судно попало в сильнейшую бурю, потом подверглось преследованию французским фрегатом[64] и вынуждено было искать убежища в порту Батавия. Когда неприятельское судно исчезло с горизонта, «Доркас» поднял паруса и направился к мысу Доброй Надежды.

Время для плавания выдалось неблагоприятное. Почти постоянно дули сильные ветры. После шквала, налетевшего с юго-запада, «Доркас» сбился с пути, и в течение недели капитан Гринфельд никак не мог определить положение корабля. Однажды ночью судно наскочило на рифы невдалеке от незнакомого берега в необъятном Индийском океане. Поблизости виднелся неизвестный остров. Экипаж, пересев на шлюпку, решил добраться до берега. Вторая шлюпка досталась пассажирам, среди них оказались Дженни и ее горничная. Корабль уже дал течь и должен был скоро потонуть. Охваченные паникой, пассажиры старались покинуть его как можно скорее. Через полчаса вторую шлюпку опрокинул громадный вал, а первая исчезла в темноте ночи еще раньше.

Когда Дженни пришла в сознание, то увидела себя на песчаном берегу, куда ее вынесли волны. Вокруг она не обнаружила ни одного человеческого существа, из чего заключила, что никому больше не удалось спастись при кораблекрушении.

Девушка не знала, сколько времени прошло с тех пор, как шлюпка перевернулась. Она нашла в себе силы, чтобы дотащиться до грота. Там обнаружила несколько яиц и, подкрепившись, уснула.

Сон восстановил ее силы. Поднявшись рано утром, она прежде всего высушила на солнце свой мужской костюм, который надела во время морского путешествия. К счастью, в кармане оказалось огниво. Высечь огонь теперь не составляло труда. Надеясь найти кого-нибудь из пассажиров или экипажа «Доркаса», Дженни обошла весь островок. Но не нашла никого и ничего, кроме деревянных обломков погибшего корабля, пригодившихся ей, чтобы поддерживать огонь.

Можно лишь поражаться стойкости и физической выносливости юной девушки, что безусловно было результатом ее мужественного воспитания. Это помогло ей не пасть духом и не предаться отчаянию.

На ночлег Дженни решила устроиться в гроте. Несколько гвоздей, выдернутых из обломков судна, стали ее первыми и единственными инструментами. Наделенная ловкими руками и изобретательным умом, она смастерила разные предметы первой необходимости. Прежде всего — лук и стрелы и с их помощью стала охотиться за плавающей и летающей дичью, к счастью, многочисленной на этом островке. Таким образом она обеспечила себе совсем неплохое питание. Потом Дженни приручила баклана и шакала, и они стали ее помощниками на охоте.

Посреди островка, куда море выбросило бедняжку, возвышалась гора вулканического происхождения, из ее кратера временами вырывались дым и пламя. Вскарабкавшись на вершину, возвышавшуюся на какую-нибудь сотню туазов над уровнем моря, Дженни не смогла увидеть на горизонте ни клочка земли, вокруг были лишь вода и небо.

Дымящаяся гора, достигавшая двух лье в окружности, приютила на своем восточном склоне лишь одну узкую долину со струящимся по ней ручьем. Деревья разнообразных пород с широкими кронами защищали ее и от сильных ветров, и от обжигающих солнечных лучей. Из предосторожности Дженни устроила себе жилище на огромной манглии, очень похожей на ту, что выбрала для устройства своего воздушного дома семья Церматт.

Продовольственные запасы, добываемые охотой в окрестностях долины, рыбной ловлей в ручье и между скал с помощью удочки с крючком, сделанным из гвоздя, плоды и ягоды местных кустарников дополнили несколько банок консервов и бочонков вина, выброшенных на берег на третий день после кораблекрушения. Это позволило молодой англичанке разнообразить пищу, вначале состоящую лишь из кореньев и моллюсков.

Сколько же месяцев прожила Дженни подобным образом на Дымящейся горе, пока ее не нашли?

Вначале она потеряла счет времени. Но потом стала восстанавливать в памяти некоторые факты и, сопоставляя числа, смогла хоть и приблизительно, но все-таки высчитать, что после крушения «Доркаса» миновало два года. Столько же длилось и ее пребывание на острове, и Дженни не ошиблась в своих расчетах.

Не проходило и дня, и в сезон дождей, и летом, когда бы девушка не обращала взгляд к горизонту. Но ни разу ни один парус не забелел на фоне синего неба.

В ясные дни она поднималась на самую высокую точку острова, откуда ей удавалось видеть смутные, еле различимые очертания земли на востоке. Но как преодолеть такое большое расстояние? И какая там земля?

В этих широтах тропического пояса никогда не бывает особенно холодно. Но Дженни страдала от дождей. Она укрывалась в глубине грота, и, поскольку в такую погоду невозможно охотиться или удить рыбу, девушка кормилась тем, что находила поблизости. К счастью, между скал всегда много яиц, а у самого подножия грота — раковин. Если добавить к этому фрукты, запасенные на сезон дождей, то можно считать, что питалась Дженни не так уж плохо.

Промелькнули два года. И однажды умной девушке пришла в голову счастливая мысль, подсказанная, конечно, свыше: привязать к лапке пойманного альбатроса записку о том, что она находится на Дымящейся горе. Правда, точно определить местонахождение острова она не могла. Птица, почувствовав свободу, взмыла вверх и быстро полетела к северо-востоку. Но можно ли надеяться, что альбатрос когда-нибудь возвратится назад?

Прошло несколько дней. Альбатрос не появлялся. И слабая надежда, которую возлагала девушка на свою записку, постепенно исчезала. Но Дженни не отчаивалась и оказалась права. Помощь не тем, так другим путем, но все-таки пришла.

Этот рассказ никто не мог слушать без волнения. Несколько раз Дженни с трудом сдерживала слезы, и тогда Бетси поцелуями осушала мокрые глаза своей названой дочери.

Теперь остается узнать, каким образом Фриц нашел Дымящуюся гору.

Расставшись с отцом, посвященным в план сына относительно поисков молодой англичанки, Фриц миновал арку и направил каяк в противоположную от дома сторону.

Побережье здесь сплошь усеяно рифами и окаймлено скалами. За ними зеленела полоса таких же роскошных деревьев, как и на фермах Лесной бугор и Кабаний брод. Множество речек впадало в маленькую бухту. Эта северо-западная сторона острова сильно отличалась от той, что простиралась от бухты Спасения до бухты Жемчужных Корабликов.

Зной становился все более невыносимым, и Фриц вынужден был высадиться на берег, чтобы немного отдохнуть в тени деревьев. Он старался соблюдать предельную осторожность, зная, что крокодилы, как правило, держатся в устьях рек и могут разнести его лодку на куски.

Достигнув опушки густого леса, Фриц прикрепил свою легкую лодочку к стволу дерева и, страшно усталый, уснул глубоким сном.

На следующий день он плыл дальше до полудня. А во время остановки ему пришлось вступить в поединок с тигром. Юноша ранил разъяренного хищника в бок. И его верный помощник, орел Блиц, уже кружился над поверженным зверем, чтобы выклевать ему глаза. Два метких выстрела Фрица уложили тигра на месте. Но он успел своими острыми когтями растерзать отважную птицу. Опечаленному Фрицу не оставалось ничего другого, как зарыть бездыханного орла в песок. Потом он снова сел в каяк и продолжил свой путь.

Юноша внимательно изучал берег, но нигде пока не обнаружил дымка, который указывал бы на близость Дымящейся горы.

Вода гладкая как зеркало — по-прежнему спокойна, поэтому Фриц решил выйти в открытое море, надеясь оттуда увидеть струйки дыма где-нибудь в юго-западной стороне горизонта. Попутный береговой ветер надувал парус его лодочки. После безрезультатного двухчасового плавания Фриц собирался повернуть обратно, когда наконец увидел на горизонте что-то похожее на дымок…

Все сразу забылось: собственная усталость, мысли о домашних, которые, конечно, тревожатся из-за его столь долгого отсутствия, риск далекого плавания в одиночестве в открытом море, возможные опасности во время пути…

Фриц налег на весла, и каяк быстро заскользил по волнам. Через час он был уже на расстоянии шести кабельтовых от острова, представляющего собой вулканическую гору, откуда вырывался смешанный с пламенем дым.

Восточный берег острова казался бесплодным. Но, обогнув его, Фриц увидел речку, текущую по зеленой долине.

Каяк вошел в узкую бухточку и пристал к песчаному берегу. Направо Фриц увидел грот и спящего у входа в него человека. Это была девушка лет восемнадцати в мужской одежде из парусины, но чистой и аккуратно пригнанной по фигуре, с прелестным нежным и добрым лицом с правильными чертами. Фриц взволнованно разглядывал спящую, не осмеливаясь ее разбудить.

Девушка открыла глаза сама. Увидев незнакомого человека, она очень испугалась. Фриц поднял руки, успокаивая ее этим жестом, и сказал на английском языке:

— Не пугайтесь, мисс. Я не причиню вам зла. Я пришел спасти вас.

И прежде чем девушка смогла выговорить хоть слово, Фриц рассказал, как он поймал альбатроса, как нашел привязанную к его лапке записку с мольбой о помощи. И еще сообщил, что недалеко отсюда, на востоке, находится земля, где живет его семья, тоже спасшаяся от кораблекрушения.

Девушка упала на колени, обращаясь со словами благодарности за спасение к Создателю, затем протянула молодому человеку руки в знак доверия и признательности. Она вкратце рассказала свою историю и показала Фрицу убогое жилище, где провела почти два года.

Долго оставаться на острове Фрицу не хотелось. Уже поздно, а ведь надо успеть еще до сумерек возвратиться домой.

— Пожалуйста, — взмолилась девушка, — уедем не сегодня, а завтра, господин Фриц! Позвольте мне провести этот вечер на Дымящейся горе. Ведь больше я никогда ее не увижу!

Фриц, конечно, согласился с ее просьбой.

Во время ужина, состоящего из того, что приготовила Дженни — а к этому присоединились и запасы Фрица, взятые из лодки, — молодые люди поведали друг другу эпизоды своих весьма необычных приключений.

После вечерней молитвы Дженни заняла привычное место в глубине грота, а Фриц, как верный страж, расположился у входа в него.

На следующий день, рано утром, они уложили в каяк самые разные вещи, с которыми Дженни не хотела расставаться, при этом не забыли также шакала и баклана. Снова надев мужской костюм, девушка заняла место на корме каяка. Легкая лодочка с поднятым парусом весело заскользила по волнам, и через час силуэт Дымящейся горы растаял на горизонте.

Фриц повел лодку самой прямой дорогой к мысу Обманутой Надежды. Но перегруженный каяк наткнулся на подводный камень, так что без ремонта теперь никак не обойтись. Для этого Фриц решил войти в Жемчужный залив и высадить спутницу на одном из островков, где их и застала шаланда.

Об этом и был его рассказ.

Все вошло в привычное русло. Присутствие Дженни оживило жизнь Церматтов в Скальном доме и Соколином Гнезде. Дженни стала членом трудолюбивой и дружной семьи. Недели за неделями незаметно проходили в работе на фермах, уходе за животными.

От Шакальего ручья до Соколиного Гнезда пролегла новая прекрасная аллея плодовых деревьев. Обустроились фермы Лесной бугор и Сахарная Голова, дачи Кабаний брод и Панорамный холм. Построенный по типу швейцарских шале,[65] бамбуковый домик в Панорамном холме особенно располагал к отдыху. Сколько приятных часов провела здесь семья! С вершины холма открывался чудесный вид: с одной стороны, обширное зеленое пространство Земли обетованной, с другой, на расстоянии восьми-девяти лье, — открытый океан, сливающийся на горизонте с небом.

В июне, перед началом сезона дождей, стали готовиться к переезду из Соколиного Гнезда в Скальный дом. Наступали самые тягостные для обитателей Новой Швейцарии месяцы. Ежедневные дела за пределами дома ограничивались поездками на фермы, чтобы задать корм скоту, да несколькими часами охоты в окрестностях Соколиного Гнезда — любимого занятия Жака и Фрица.

Но и в такое время маленькое общество не оставалось праздным. Под умелым руководством отца работы не прекращались. Ему усердно помогала Дженни, внося в любую деятельность англосаксонскую предприимчивость, весьма отличную от слишком уж привычного, традиционного подхода к работе, характерного для швейцарцев. Кроме того, девушка начала изучать немецкий язык, а вся семья, в свою очередь, — английский, и через несколько недель Фриц уже мог свободно на нем изъясняться. Так что жаловаться на скуку в эти длинные дождливые дни не приходилось. А присутствие Дженни придавало вечерам особую прелесть. С ее появлением в доме все члены семейства допоздна засиживались в общей зале, не спеша в свои комнаты. Иногда Дженни и Бетси трудились над каким-нибудь шитьем. Но чаще девушку, обладавшую приятным голосом, просили спеть. Она выучила несколько швейцарских песен. С каким наслаждением слушали все в ее исполнении восхитительные, никогда не стареющие, альпийские напевы!

Музыка и пение чередовались с чтением книг, их Эрнст сам выбирал из домашней библиотеки. Как интересно проходили такие минуты отдыха!

В кругу семьи Церматт, его жена, дети и Дженни считали бы себя предельно счастливыми, если бы не мысли о будущем, не воспоминания о родине и не постоянные думы Дженни об отце. О судьбе «Доркаса» вряд ли стало известно в Лондоне за эти два года. Скорей всего там считают, что он погиб во время сильного циклона в Индийском океане.

И наконец, может ли быть полным счастье тех, кто живет в изоляции, не имея никаких контактов с другими людьми. Ведь вся Новая Швейцария — это всего лишь одна семья, спасшаяся от кораблекрушения.

Читателям уже известно, какое неожиданное событие совершенно изменило течение жизни колонистов.


Содержание:
 0  Вторая родина : Жюль Верн  1  Глава II : Жюль Верн
 2  Глава III : Жюль Верн  3  Глава IV : Жюль Верн
 4  вы читаете: Глава V : Жюль Верн  5  Глава VI : Жюль Верн
 6  Глава VII : Жюль Верн  7  Глава VIII : Жюль Верн
 8  Глава IX : Жюль Верн  9  Глава Х : Жюль Верн
 10  Глава XI : Жюль Верн  11  Глава XII : Жюль Верн
 12  Глава XIII : Жюль Верн  13  Глава XIV : Жюль Верн
 14  Глава XV : Жюль Верн  15  Глава XVI : Жюль Верн
 16  Глава XVII : Жюль Верн  17  Глава XVIII : Жюль Верн
 18  Глава XIX : Жюль Верн  19  Глава XX : Жюль Верн
 20  Глава XXI : Жюль Верн  21  Глава XXII : Жюль Верн
 22  Глава XXIII : Жюль Верн  23  Глава XXIV : Жюль Верн
 24  Глава XXV : Жюль Верн  25  Глава XXVI : Жюль Верн
 26  Глава XXVII : Жюль Верн  27  Глава XXVIII : Жюль Верн
 28  Глава XXIX : Жюль Верн  29  Глава XXX : Жюль Верн
 30  Глава XXXI : Жюль Верн  31  Глава XXXII : Жюль Верн
 32  Использовалась литература : Вторая родина    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap