Приключения : Путешествия и география : Глава X : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава X

Рассказ об экспедиции.— Решение перенести лагерь.— Разгрузка и разборка яхты.— Буря завершает дело.— Лагерь в палатке.— Строительство плота.— Час отплытия.— Две ночи на реке.— Прибытие во Френч-ден.


Легко представить себе, какой восторженный прием встретил Бриана и его сотоварищей. Гордон, Кросс, Бакстер, Гарнетт и Уэбб обнимали их, младшие повисли на шее. Радостные крики, крепкие рукопожатия. Фэнн присоединил свой веселый лай к возгласам друзей.

Каким долгим показалось на яхте отсутствие четверки!

«Не заблудились ли они? Может, попали в плен к туземцам? А если на них напали каннибалы?!» — вот о чем тревожились оставшиеся мальчики.

Но теперь Бриан, Донифан, Уилкокс и Сервис вернулись, и предстояло узнать об их приключениях в походе. Однако те слишком устали за последний длинный переход и отложили рассказ до следующего утра.

— Мы на острове!

Вот все, что сказал Бриан в тот вечер. Этого было достаточно, чтобы представить себе множество опасностей. И все же Гордон принял известие без особого отчаяния.

«Я так и ожидал,— казалось, говорил его вид. — И это меня не слишком тревожит!»

Ранним утром пятого апреля старшие — Гордон, Донифан, Бриан, Бакстер, Кросс, Уилкокс, Уэбб, Гарнетт и Сервис вместе с Моко, который всегда был хорошим советчиком, собрались на носу «Верткой», пока младшие еще спали. Бриан и Донифан стали поочередно рассказывать друзьям обо всем, что с ними произошло. Как, найдя каменную запруду на лесном ручье и остатки шалаша в зарослях, они поняли, что здесь кто-то жил; как они сначала приняли озерную гладь за море; как добрались до пещеры и нашли скелет Франсуа Бодуэна и, наконец, как обнаружили составленную им карту, которая показала, что они находятся на острове. Рассказывали Бриан и Донифан подробно, не упуская ни малейшей детали. И теперь все смотрели на карту, понимая, что спасение может прийти к ним только извне!

Будущее предстало в самом мрачном свете, и потерпевшим крушение оставалось уповать на Бога. Однако менее всех это пугало Гордона. У юного американца не было семьи, ожидавшей его в Новой Зеландии. И задача основать тут маленькую колонию ничуть не страшила подростка с практическим складом ума и организаторскими способностями. Ему представлялась возможность приложить к делу свои природные склонности, и он пытался всячески ободрить своих товарищей, обещая им сносное житье, если они будут ему помогать.

Поскольку остров выглядел довольно большим, то он, по-видимому, должен был фигурировать на картах Тихого океана где-то по соседству с Латиноамериканским континентом. Однако в атласе Гордона не обозначено никаких отдельно расположенных островов вне архипелагов Огненной Земли или Магелланова пролива, как, например, Десоласьон, Королевы Аделаиды, Кларенс и других. Ведь если бы данный остров входил в эти архипелаги, отделенные от континента лишь узкими проливами, то Франсуа Бодуэн обязательно отметил бы их на своей карте. А он этого не сделал! Значит, остров был уединенный, расположенный либо южнее, либо севернее тех мест. Но без необходимых астрономических инструментов определить его местоположение в Тихом океане было невозможно.

Оставалось лишь устраиваться на постоянное жительство, пока зимняя непогода не воспрепятствует переселению.

— Лучше всего, конечно, обосноваться в той пещере у озера,— сказал Бриан.— Это надежное убежище.

— А разве мы все там поместимся? — спросил Бакстер.

— Она не такая уж большая,— ответил Донифан,— но, я думаю, ее можно расширить, продолбив скалу вглубь. Ведь у нас есть инструменты.

— Сначала устроимся в ней, какая она есть,— возразил Гордон.— Пусть даже будет тесно.

— А главное,— добавил Бриан,— постараемся перебраться как можно скорее.

И в самом деле, надо было спешить. С каждым днем яхта все больше разрушалась. После ливней, за которыми наступила жара, палуба и борта сильно растрескались и, несмотря на разостланные рваные паруса, в каюты проникала вода и задувал сквозняк. Кроме того, «Верткую» подмывало снизу, песок намокал и становился зыбким, отчего судно все больше кренилось и одновременно оседало. При первой же буре, обычной для этих широт в период равноденствия, яхта будет разбита в течение нескольких часов. Поэтому надо было немедленно покинуть ее, разгрузить и разобрать корпус, сохранив брусья, доски, металл, такелаж,— все, что может пригодиться, чтобы оборудовать Френч-ден — Французову пещеру, как решено было назвать это убежище в память погибшего моряка.

— А где мы сейчас будем жить? — спросил Донифан.

— В палатке,— ответил Гордон.— Мы поставим ее под деревьями на берегу реки.

— Самое лучшее дело, — поддержал его Бриан.— Не будем терять ни часа!

Действительно: разборка яхты, выгрузка продовольствия, постройка плота, который выдержал бы весь груз,— на все это потребуется, по крайней мере, месяц напряженного труда. Таким образом, уйти из Топкой бухты удастся не раньше начала мая, что соответствует первым числам ноября в Северном полушарии, то есть в начале зимы.

Гордон совершенно правильно выбрал местом для нового лагеря берег реки. Ведь переезд будет происходить по воде — самым удобным путем. Тащить все, что останется от «Верткой», через лес или по берегу было почти невозможно. А пользуясь силой приливов, которые достигают почти самого озера, плот можно доставить без особого труда. Бриан уже удостоверился, что в верхнем течении реки нет ни стремнин, ни порогов. Теперь он вместе с Моко исследовал нижнее течение, пройдя на ялике от устья до трясины, и они убедились, что и этот отрезок судоходен. Таким образом, между Френч-деном и бухтой существовал беспрепятственный путь сообщения.

В последующие дни мальчики раскинули лагерь. Сплетенные между собой нижние ветви трех буков, поддерживаемые длинными шестами, образовали шатер; на него накинули большой запасной парус, свисавшие края которого надежно закрепили на земле. В эту палатку перенесли постели, самую необходимую утварь, оружие и боеприпасы, тюки с продовольствием. Теперь, чтобы построить плот, надо было разгружать и разбирать яхту.

На погоду жаловаться не приходилось: было сухо, а ветер если и поднимался, то дул от земли, и работать было нетрудно. К пятнадцатому апреля на борту яхты не осталось ничего, кроме очень тяжелых предметов, которые можно будет вытащить только после того, как судно разобьется, свинцовые чушки балласта[107], металлические емкости для воды в трюме, брашпиль, плита из камбуза. Весь такелаж: фок-мачта, снасти, реи, ванты, швартовы[108], тросы и канаты — все это понемногу перенесли к палатке.


Наряду с напряженной работой надо было заботиться и о пропитании. Донифан, Уилкокс и Уэбб по нескольку часов проводили на охоте, принося голубей и болотных птиц. Младшие собирали моллюсков, как только отлив обнажал рифы. Весело было смотреть на Доля, Айверсона, Дженкинса и Костара, которые как цыплята прыгали по лужам. Порой они порядком промачивали ноги, за что суровый Гордон бранил их, Бриан же спускал эти детские шалости. Жак тоже работал со своими маленькими товарищами, но не присоединялся к их веселому смеху.

Работа шла успешно и в строгой последовательности, в чем сказывалось руководство методичного Гордона. Донифан признавал его авторитет и дозволял ему то, чего никогда бы не стерпел от Бриана или всякого другого. В результате в этом маленьком мирке царило согласие.

Но надо было постоянно спешить. Во второй половине апреля погода испортилась, стало значительно холоднее, и температура по утрам подчас падала до нуля. Приближалась зима, а вместе с ней — ее спутники: град, снег, шквалы, столь опасные в этих широтах Тихого океана. Пришлось заглянуть в записную книжку Гордона, чтобы найти теплую одежду, разложенную по размерам. И старшим и младшим надо было одеться поплотнее, натянуть вязаные фуфайки, брюки из толстого сукна, шерстяные куртки. Бриан особенно заботился о малышах, следил, чтобы у них не мерзли ноги, и не позволял выходить на воздух разгоряченными. При малейшем насморке он не выпускал их из палатки и даже заставлял сидеть у жаровни, в которой день и ночь поддерживался огонь. Долю и Костару пришлось отсиживаться в палатке несколько раз, и Моко поил их отваром из сухих трав, оказавшихся в судовой аптечке.

После того как с яхты вынесли весь груз и снаряжение, мальчики взялись за корпус, который трещал по всем швам. Они сначала аккуратно сняли медную обшивку. Потом пошли в ход клещи, кусачки, молотки, чтобы оторвать деревянную обшивку, крепившуюся к корпусу гвоздями и дубовыми колками. Это была утомительная работа для неопытных и неокрепших рук, отчего дело шло медленно, но двадцать пятого апреля на помощь труженикам пришла буря.

Ночью, хотя уже настали холода, началась сильнейшая гроза, которую заранее предвещало падение барометра. Море разбушевалось; вспышки молний и раскаты грома, не прекращавшиеся с полуночи до самого утра, сильно перепугали малышей. К счастью, дождя не было, но пришлось два-три раза укреплять палатку от ураганных порывов ветра. Она устояла, так как была надежно «пришвартована» к деревьям.

Иной оказалась судьба «Верткой», находившейся на открытом месте, где ее яростно били огромные пенящиеся валы.

Разрушение было полным. Оторванная обшивка, разбитые на куски корпус и киль превратились в бесформенные обломки. Но сокрушаться особенно не пришлось, так как большинство останков яхты, унесенных волнами, застряли на рифах. А металлические части зарылись в прибрежный песок, где их нетрудно было отыскать.

В последующие дни мальчики постепенно перетащили к реке разбросанные по берегу брусья, доски, трюмный балласт. И этот тяжкий труд в конце концов завершился. Уморительное было зрелище, когда они всей гурьбой волокли какой-нибудь увесистый обломок, задыхаясь и подбодряя себя криками! Иной раз они пользовались шестами как рычагами или подсовывали круглые деревяшки как катки, передвигая особо тяжелые предметы. Самое трудное было — перенести брашпиль, кухонную плиту и емкости для воды из листового железа, имевшие довольно большой вес. Как не хватало детям взрослого опытного человека! Будь здесь отцы Бриана и Гарнетта, инженер и капитан помогли бы избежать многих ошибок — и теперь и в будущем. Однако Бакстер, очень способный к механике, выказал достаточно умения и сообразительности. Вместе с Моко он устроил тали[109], закрепив их за колья, вбитые в песок, чем значительно облегчил работу.


К вечеру двадцать восьмого апреля все, что оставалось от яхты, лежало на месте погрузки на берегу реки. Самое трудное было позади, а теперь предстояло перевезти груз во Френч-ден.

— С завтрашнего дня начнем строить плот,— решил Гордон.

— Я предлагаю,— добавил Бриан,— сколотить его прямо на реке.

— Это будет не очень-то удобно,— заметил Донифан.

— Ничего, попробуем,— ответил Гордон.— Труднее будет строить, но зато не придется потом стаскивать его в воду.

На том и порешили. На следующий день подобрали все материалы для плота довольно больших размеров, чтобы он выдержал тяжелый и громоздкий груз.

Брусья, сломанный пополам киль, фок-мачту, обломок грот-мачты, бимс[110], бушприт, фок-рею, гик[111], гафель[112] бизани[113] — все это снесли к тому месту на берегу, которое заливалось водой во время прилива. Подождали прибытия воды, которая подняла эти деревянные части, надежно скрепили длинные бревна более короткими поперечинами и столкнули все сооружение в русло реки, крепко примотав к деревьям, чтобы его не унесло в море.

Получился прочный помост примерно тридцати футов длиной и пятнадцати шириной. Мальчики работали не покладая рук весь день и, еле живые от усталости, окончательно соорудили плот только с наступлением темноты.


На следующий день, тридцатого апреля, уже с рассветом они вновь принялись за дело. Теперь надо было сделать настил, для чего послужили доски палубы и обшивка корпуса яхты. Весь ковчег[114]надежно скрепили гвоздями и канатами.

На эту работу ушло еще три дня, несмотря на то, что ребята очень торопились, ибо нельзя было терять ни часа. На лужах между рифами и у берега реки уже появлялись льдинки. Хотя жаровня не угасала круглые сутки, палатка уже плохо защищала от низкой температуры. Гордон и его товарищи, кутаясь в одеяла и прижимаясь друг к другу, с трудом переносили ночные холода. Нужно было как можно скорее совершить переход и устроиться во Френч-дене, где, как они надеялись, можно будет надежно укрыться от зимних морозов, довольно лютых в этих широтах.

— Мы должны во что бы то ни стало отплыть не позднее шестого мая,— сказал Бриан.

— А почему именно? — спросил Гордон.

— Потому, что послезавтра наступает новолуние,— пояснил Бриан,— и в течение нескольких дней прилив будет максимальным. А чем выше прилив, тем быстрее мы пойдем вверх по реке. Понимаешь? Если же придется тянуть плот бечевой или отталкиваться баграми, то нам никогда не одолеть встречного течения!

— Ты прав,— согласился Гордон.— Значит, отправляемся самое позднее через три дня!

Все поняли, что придется работать без передышки. С третьего мая начали погрузку: размещать тяжести следовало расчетливо, чтобы плот не потерял равновесия. В переноске груза участвовали посильно все без исключения. Четверо младших таскали мелкие вещи, утварь, инструменты. На долю старших выпала труднейшая задача переправить на плот самые тяжеловесные предметы: плиту, емкости для воды, брашпиль, балласт, металлическую обшивку, остатки разбитого корпуса и палубы «Верткой», крышки люков, а также запасы продовольствия, бочонки с напитками и несколько мешков соли, собранной на прибрежных скалах. Расстановкой на плоту занимались Бриан и Бакстер под руководством Гордона. Чтобы облегчить погрузку, Бакстер соорудил своеобразный подъемный кран: установив пару шестов, скрепленных снастями такелажа, он соединил их талями с небольшим воротом. Так легче было поднимать тяжести с земли и размещать их на плоту без толчков.


Все работали усердно и осмотрительно: к вечеру пятого мая каждый предмет оказался на должном месте. Оставалось лишь отшвартоваться от берега. Отплытие решили отложить до утра следующего дня, когда прилив погонит воду в устье реки.

Вероятно, мальчики надеялись, закончив работу, отдохнуть в этот вечер. Но не тут-то было! По предложению Гордона пришлось вновь взяться за дело.

— Друзья мои,— сказал он,— мы покидаем побережье и, значит, не увидим больше моря. Если здесь покажется корабль, мы не сможем подать ему сигнала. Поэтому необходимо поставить на скале мачту и поднять на ней один из наших флагов. Это привлечет внимание любого проходящего судна.

У мальчиков оставалась неиспользованной бизань-мачта яхты. Ее подтащили к скалам в том месте, где склон был более отлогим. Однако взобраться на эту крутизну оказалось нелегко. Наконец они поднялись на кряж и прочно водрузили там мачту. Бакстер при помощи фала поднял английский флаг, а Донифан отсалютовал ему выстрелом.

— Эге,— заметил Гордон Бриану.— Вот Донифан и завладел островом от имени Англии.

— Не удивлюсь, если он ей уже принадлежит,— ответил тот.

Гордон невольно поджал губы. В последнее время он частенько говорил о «своем острове» таким тоном, словно уже считал его американским.

На следующий день на рассвете мальчики были уже на ногах. Поспешно разобрали палатку, унесли на плот постели и покрыли их парусом. Казалось, плохой погоды не следовало опасаться, но если ветер изменит направление, то может принести дождевые облака с моря.

К семи часам утра закончились последние приготовления. Устроились таким образом, чтобы можно было пробыть на плоту два-три дня, если потребуется. Моко припас на этот случай провизию, которую не надо было приготовлять на огне.

В половине девятого все заняли свои места. Старшие стояли у бортов с шестами и баграми: это были единственные средства для управления плотом.

Около девяти часов почувствовалось наступление прилива: плот дрогнул и глухо затрещал в креплениях. Но после первого толчка стало ясно, что тяжеловесный ковчег выдержит напор воды.

— Внимание! — крикнул Бриан.

— Внимание! — повторил Бакстер.

Оба они стояли у швартовов, зажав в руках канаты, удерживающие плот с двух концов.

— Мы готовы! — откликнулись Донифан и Уилкокс, стоявшие на другой стороне сооружения.

Убедившись, что плот закачался, подхваченный силой прилива, Бриан скомандовал:

— Отчаливай!

И деревянная махина, освободившись от швартовов, медленно поплыла вперед, увлекая за собой привязанный сзади ялик.

Когда плот двинулся по реке, на нем вспыхнуло всеобщее ликование. Если бы мальчикам удалось соорудить не эту неуклюжую громадину, а настоящее судно, то навряд ли они гордились бы больше делом своих рук!

Правый берег, окаймленный деревьями, был, как известно, значительно выше левого, узкой полосой тянувшегося вдоль болота. Бриан, Бакстер, Донифан, Уилкокс и Моко, прилагая все усилия, отталкивались от него подальше, чтобы не сесть на мель. Они держались правого берега, где было глубже, сила прилива ощущалась здесь сильнее и удобнее было работать баграми.

За два часа проплыли по направлению к озеру примерно одну милю без всяких толчков. Согласно расчетам Бриана, от устья реки до озера было около шести миль. За время одного прилива больше двух миль никак не пройти, а следовательно, чтобы добраться до места, потребуется несколько переходов.

Действительно, около одиннадцати часов утра вода при отливе пошла вспять, и мальчики поспешили прочно пришвартоваться к берегу, чтобы плот не унесло в море. Была возможность отправиться в путь с ночным приливом, но тогда пришлось бы плыть в темноте.

— Это очень рискованно,— рассудил Гордон.— Плот может натолкнуться на препятствие и развалиться. Я считаю, надо подождать до утреннего прилива.

Предстояло провести на этой стоянке вторую половину дня и всю ночь. Поэтому Донифан и его обычные компаньоны по охоте высадились на землю и сумели подстрелить две пары жирных дроф и несколько мелких птиц. По совету Моко их припрятали для первой трапезы во Френч-дене.

После наступления темноты Бакстер, Уэбб и Кросс поочередно дежурили, чтобы в случае надобности подтянуть или ослабить канаты, которыми плот был пришвартован к берегу. Ночевка прошла спокойно, и около десяти часов утра с началом прилива экспедиция снова двинулась вперед.

Прошедшая ночь была холодной. Не потеплело и днем. Времени оставалось в обрез. Что они будут делать, если начнет замерзать река или из озера вниз по течению пойдут льдины? Но двигаться быстрее, чем нес их прилив, было невозможно, и более мили за полтора часа проходить не удавалось.

Так вышло и в этот день. Час спустя после полудня плот остановили у края той трясины, которую Бриану с товарищами пришлось обходить на обратном пути в Топкую бухту.

Стоянкой воспользовались, чтобы обследовать прибрежную часть местности. Моко, Донифан и Уилкокс, сев в ялик, проплыли на север сколько было возможно — примерно полторы мили — по болотистому мелководью. Здесь обитало огромное количество водоплавающей дичи, и Донифан подстрелил несколько бекасов, которые также попали в кладовую на плоту.

Ночь была спокойной, но леденящей; в долине реки дул резкий ветер. На воде образовался тонкий ледок, таявший или ломавшийся при малейшем толчке. Несмотря на все принятые меры, неуютно было ночевать на плоту, хотя все забились под парусину. Кое-кто из младших детей, в частности Айверсон и Дженкинс, хныкали и жаловались, что ушли из бухты. Бриану то и дело приходилось утешать и подбадривать их.

Наконец на следующий день после полудня благодаря приливу, длившемуся три с половиной часа, плот добрался до озера и причалил ко входу в пещеру Француза.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 9  Глава IX : Жюль Верн  10  вы читаете: Глава X : Жюль Верн
 11  Глава XI : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap