Приключения : Путешествия и география : Глава XIV : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  13  14  15  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава XIV

Последние выходки зимы.— Снова весна.— Скачки на страусе.— Поход на север.— Грызуны в норках.— Стоп-река.— Фауна и флора.— На границе озера.— Песчаная пустыня.


С наступлением весны юные колонисты собирались предпринять несколько походов, задуманных в долгие зимние месяцы. Было совершенно ясно, что к западу от острова нет никакой суши. Согласно карте Франсуа Бодуэна, эти безбрежные просторы окружали их и с севера, и с востока, и с юга. Но все-таки какая-то земля могла находиться поблизости; ведь у француза не было ни бинокля, ни подзорной трубы, а с вершины Оклендской гряды невооруженным глазом нельзя было рассмотреть ничего далее нескольких миль. У мальчиков были нужные оптические приборы, и, быть может, им удастся увидеть то, что было недоступно взору потерпевшего крушение на «Дюгэ-Труэне». Центральная часть острова Чермен, где находился Френч-ден, отстояла от изрезанного восточного берега всего на двенадцать миль. Безусловно, стоило предпринять туда экспедицию. Но до этой дальней разведки необходимо было обследовать местность между Оклендской грядой, Семейным озером и лесом Западни, посмотреть, есть ли здесь полезная растительность и какова дичь. Такой поход был назначен на начало ноября.

Однако, хотя календарная весна уже началась, на острове Чермен этого не чувствовалось. Весь сентябрь и первую половину октября стояла ненастная погода, с холодами и непрестанно меняющимися ветрами. В этот период равноденствия то и дело налетали шквалы, такие же свирепые, как и тот, что полгода назад унес «Верткую» в океан. Вся скалистая гряда, казалось, дрожала под яростными порывами ветра с Южных болот, приносившего ледяное дыхание вод Антарктики. Несколько раз вихрь вышибал дверь кухни и выстуживал обе пещеры. Колонистам в борьбе с ним пришлось гораздо труднее, чем в тридцатиградусные морозы.

В довершение всех этих невзгод совершенно исчезла дичь, по— видимому, найдя укрытие в других, защищенных от ветра, частях острова. Ушла в глубину и рыба, спасаясь от бушующих волн у побережья реки и озера.

Однако во Френч-дене не сидели сложа руки. Поскольку снег сошел и стол уже не мог служить дровнями, Бакстер попытался соорудить повозку, воспользовавшись двумя колесами брашпиля яхты. Эта возня отняла у него много сил и напрасно потраченного времени, чего легко избежал бы опытный мастер. Колеса были зубчатые, и Бакстер сначала тщетно пытался обломать их зубцы. Но в конце концов пришлось плотно забить между ними клинья из твердого дерева, а сверху надеть металлический обод. Потом колеса соединили железной перекладиной, и на этой оси прочно закрепили дощатую платформу. Повозка, конечно, вышла примитивная, но все же она послужила колонистам. Разумеется, за неимением лошади, мула[124] или осла, тащить ее приходилось самым крепким ребятам. Вот если бы удалось изловить и приручить какое-нибудь четвероногое! Но, по-видимому, животный мир острова Чермен был более богат пернатыми, чем жвачными. Кроме того, они, судя по страусу Сервиса, не очень-то поддавались дрессировке.

Действительно, упрямый нанду по-прежнему оставался диким. Он никого не подпускал к себе, отбивался ногами и клювом, все время пытался оборвать привязь, и, если бы ему это удалось, только бы его и видели! Но Сервис все еще надеялся приручить нанду по примеру Жака, героя книги «Швейцарский робинзон». Однако несмотря на все его усилия, на страуса не действовали ни ласка, ни строгость.

— Но ведь все-таки,— сказал как-то раз Сервис, вновь ссылаясь на роман,— Жаку удалось сделать из своего страуса верховую лошадку!

— В книге это так,— ответил ему Гордон.— Но между Жаком и тобой, Сервис, есть та же разница, что между его страусом и твоим.

— Какая же?

— А просто — разница между вымыслом и реальностью.

— Все равно,— вскричал Сервис,— я справлюсь с моим страусом, или он мне скажет, почему…

— Честное слово,— сказал, смеясь, Гордон,— я меньше удивлюсь, если он заговорит, чем тому, что ты с ним сладишь!

Но несмотря на шутки своих товарищей, Сервис твердо решил объездить нанду, как только позволит погода. По примеру известного вымышленного героя, он сшил для страуса упряжь из парусины и соорудил капюшон с наглазниками. Жак управлял своим двуногим конем, опуская то левый, то правый наглазник. Почему же это не получится и у Сервиса? Мальчик даже сделал ошейник из троса, с трудом надев его на страуса, который охотно обошелся бы без этого украшения. А вот капюшон на него нацепить никак не удавалось.

Так протекали дни в учении и в заботах о внутреннем благоустройстве Френч-дена, в котором пришлось сидеть безвылазно. Наконец ненастье равноденствия закончилось, солнце стало греть все жарче, ветер стих. В середине октября земля нагрелась и зазеленели деревья и кустарники. Теперь мальчики могли весь день находиться на свежем воздухе.

Теплую одежду — суконные брюки, фуфайки, шерстяные куртки — вычистили, починили и сложили в сундучки, а юные колонисты переоделись в более легкое платье и радостно приветствовали весну. Их не оставляли надежды на возможные счастливые перемены судьбы. А вдруг в эти края доберется какой-нибудь корабль, и моряки, проплывая мимо острова, увидят флаг и высадятся на берег…

Во второй половине октября охотники совершили несколько вылазок в районе двух миль вокруг Френч-дена. Поскольку надо было строго экономить порох и пули, Уилкокс наставил силков, куда попадались дрофы и пищухи, а изредка и мары — рыжие зайцы. Приходилось осматривать силки по нескольку раз в день, так как шакалы и дикие кошки часто уничтожали пойманную дичь, опережая охотников. Эти звери порой сами оказывались в старых и вновь выкопанных ямах-западнях на опушке леса. Иногда мальчики видели следы более крупных хищников, но те не показывались; однако охотники всегда были настороже. Донифан подстрелил несколько пекари и маленьких оленей гвазуи. За нанду никто не гонялся ввиду сомнительных успехов Сервиса в их приручении.

В этом все смогли убедиться утром двадцать шестого октября, когда упрямый дрессировщик все-таки решил прокатиться на своем страусе, на которого наконец напялили упряжь и капюшон. Все собрались на Спортивной площадке полюбоваться на интересное зрелище. Младшие смотрели на Сервиса с завистью, смешанной с беспокойством, и в решающий момент так и не осмелились попросить, чтоб он взял их покататься. Старшие только пожимали плечами. Гордон пытался было отговорить Сервиса от опасной затеи, но тот заупрямился, и в конце концов ему предоставили свободу действий.

Гарнетт и Бакстер крепко держали страуса, глаза которого были прикрыты наглазниками. Сервису после нескольких неудачных попыток удалось сесть на него верхом и крепко сжать с боков коленями. Затем он не очень уверенным голосом скомандовал:

— Пускайте!

Нанду, ничего не видя, сначала не двинулся с места. Но как только ездок приподнял наглазники при помощи веревки, которая служила и уздечкой, он высоко подпрыгнул и стремглав кинулся к лесу.


Сервис уже не мог управлять своим скакуном, летящим как стрела. Тщетно пытался он остановить нанду при помощи наглазников; мотнув головой, страус сбросил капюшон, повисший у него на шее, которую Сервис обхватил обеими руками. Затем сильный толчок сбросил незадачливого всадника, и он упал на землю в тот самый момент, когда нанду добрался до леса и скрылся меж деревьев.

Товарищи кинулись поднимать Сервиса; тот, к счастью, свалился на густую траву и не расшибся.

— Глупая птица! Глупая птица! — твердил он смущенно.— Попадись ты мне только!

— Ну уж теперь он никогда тебе не попадется,— ответил Донифан, которому доставляло удовольствие посмеяться над товарищем.

— Видно, твой друг Жак был наездником получше тебя,— сказал Уэбб.

— Это потому, что я не совсем приручил своего нанду,— оправдывался Сервис.

— Да и не мог ты его приручить,— сказал Гордон.— Утешься, Сервис, с этим нанду ничего нельзя было поделать. И запомни, что в романе о швейцарском робинзоне чему-то можно верить, а чему-то нельзя.

Так окончилось это приключение, а малышам не пришлось сожалеть, что они не покатались на страусе.


В первых числах ноября погода уже позволяла предпринять экспедицию на несколько дней, чтобы обследовать все западное побережье озера до его северной оконечности. Хотя жара еще не настала, но при безоблачном небе было вполне возможно провести несколько ночей на открытом воздухе.

Решили, что в поход отправятся охотники вместе с Гордоном, а колония останется на попечении Бриана и Гарнетта. Позже, к осени, Бриан собирался обследовать противоположную сторону озера, либо проехав туда на ялике вдоль берега, либо переплывя близ Френч-дена, где ширина его, согласно карте Бодуэна, не превышала четырех-пяти миль.

Итак, утром пятого ноября Гордон, Донифан, Кросс, Уилкокс, Уэбб, Бакстер и Сервис отправились в путь. Хотя Моко оставался во Френч-дене, юным путешественникам не грозила опасность питаться кое-как. Сервису, который часто помогал юнге на кухне, предстояло показать свои кулинарные способности, для чего он и попросился в экспедицию. Кто знает, может быть, он заодно надеялся отыскать своего страуса…

Гордон, Донифан и Уэбб взяли с собой ружья, у остальных были револьверы; захватили также охотничьи ножи, два топорика. Стрелять собирались только для самозащиты, а также в крайнем случае для охоты, если нельзя будет добыть пищу иным путем. Для этой цели Бакстер взял лассо и бола, с которыми некоторое время упражнялся. Он был скромным, но ловким и сообразительным пареньком и довольно быстро научился управляться с этим охотничьим снаряжением. Правда, до сих пор он тренировался только на неподвижных предметах, и неизвестно, удастся ли ему поймать убегающее животное.

Гордон прихватил также надувную лодочку, которая складывалась как чемодан и весила не более девяти фунтов. На карте были указаны два водных потока — впадающий и вытекающий из озера; если их нельзя будет перейти вброд, тогда пригодится лодочка.

Судя по карте Бодуэна, копию которой Гордон взял с собой, западный берег Семейного озера тянулся примерно на восемнадцать миль по изогнутой линии. Поэтому на путь туда и обратно потребуется не менее трех дней, если не случится задержки.

Быстрым шагом мальчики двинулись по песчаному берегу, оставляя слева от себя лес Западни. Фэнн бежал впереди как разведчик. Через две мили они оказались уже за пределами зоны, куда обычно ходили на охоту. Далее побережье поросло пучками очень высокой и жесткой травы контадерос, и идти здесь приходилось не так скоро. Но сожалеть об этом не пришлось, так как Фэнн внезапно сделал стойку перед отверстиями полудюжины подземных норок, очевидно, почуяв там каких-то зверьков. Донифан уже взял ружье наизготовку, но Гордон остановил его:

— Побереги заряд, Донифан. Прошу тебя, побереги заряд!

— Но, может быть, там наш завтрак, Гордон,— возразил охотник.

— А может, и ужин,— добавил Сервис, наклонившись над норкой.

— Если там кто-то есть,— сказал Уилкокс, то мы заставим их вылезти, не тратя зря пороху!

— Каким же образом? — спросил Уэбб.

— Выкурим их оттуда, как это делают с хорьками и лисами!

Уилкокс быстро собрал сухой травы и поджег ее перед входами в норки. Через минуту оттуда выскочило с десяток полузадохшихся грызунов, которые тщетно пытались убежать. Это были кролики тукутукас. Сервис и Уэбб прикончили нескольких ударами топориков, а еще трех загрыз Фэнн.

— Будет чудесное жаркое! — воскликнул Гордон.

— Берусь его приготовить,— вскричал Сервис, которому не терпелось приступить к обязанностям шеф-повара.— Если хотите — то немедленно!

— Нет, на первом привале,— решил Гордон.

Через полчаса они вышли из зарослей контадерос. Далее по берегу тянулась полоса дюн из мельчайшего песка, который вздымался при малейшем дуновении ветра. Здесь полоса Оклендской гряды отошла более чем на две мили к западу, поскольку она тянулась наискосок от Френч-дена к Топкой бухте. Вся эта часть острова была покрыта густым лесом, через который Бриан с товарищами во время своей первой экспедиции прошел на озеро и где протекал ручей, названный позже ручьем Запруды. На карте было указано, что этот ручей впадает в озеро; к его устью мальчики добрались в одиннадцать часов утра, пройдя в общей сложности шесть миль.

Здесь они сделали привал под большой зонтичной сосной и разожгли костер между двумя камнями. Вскоре парочка кроликов, которых Сервис ободрал и выпотрошил, жарилась под его неусыпным наблюдением на веселом огне, а Фэнн, сидя рядом, с наслаждением нюхал запах дичи.


Поварской дебют[125] Сервиса оказался удачным, тем более что вкусное мясо отдавало ароматическими растениями, которыми питались грызуны.

Плотно пообедав, мальчики перешли ручей Запруды вброд. Далее берег оказался заболоченным, так что охотникам пришлось отойти к опушке леса. Там росли великолепные деревья: буки, дубы, березы и сосны различных пород. Здесь водилось множество птиц: черные сороки с красным гребешком, мухоловки с белым хохолком, корольки и поползни с щебетом перелетали с ветки на ветку, а зяблики, жаворонки и дрозды заливались пением и свистом. В вышине неба парили кондоры, ястребы и хищные орлы, часто встречающиеся у берегов Южной Америки.

Вспоминая о Робинзоне Крузо, Сервис пожалел, что на острове нет попугаев. Если не удалось приручить страуса, то, быть может, эта птица оказалась бы не такой своенравной? Но, увы, ни одного попугая на глаза не попалось!

В общем было много всякой дичи: и мары, и броненосцы, и особенно — тетерева. Гордон не мог отказать Донифану в удовольствии подстрелить довольно большого пекари.

До пяти часов они шли вперед, не удаляясь от опушки в глубину леса, когда им преградил путь другой поток, шириной примерно в пятьдесят футов. Эта река вытекала из озера и впадала в Тихий океан за Топкой бухтой, огибая северную оконечность Оклендской гряды.

Гордон решил заночевать здесь; за день прошагали двенадцать миль — вполне достаточно. Реку решили окрестить Стоп-рекой, потому что сделали здесь привал.

Разбив лагерь на берегу, они поужинали опять-таки кроликами. Но усталость брала верх над голодом: рты жевали, а глаза слипались. И, разведя большой костер, все улеглись вокруг него, завернувшись в одеяла, а Донифан и Уилкокс по очереди дежурили, поддерживая огонь, чтобы отпугивать хищников.

Ночь прошла спокойно, и на рассвете экспедиция двинулась дальше.

На этот раз в речке брода не было, так что воспользовались надувной лодкой. На этом легком суденышке пришлось переправляться по одному, что заняло больше часа времени, но зато ни боеприпасы, ни провизия не промокли. Фэнн, не опасаясь замочить лапы, бросился в воду и в два счета очутился на другой стороне.

Заболоченное побережье здесь закончилось, так что мальчики смогли вернуться к озеру, куда добрались к восьми часам утра и, перекусив, пошли дальше, на север.

Однако не было никаких признаков того, что они приближаются к северной оконечности Семейного озера: горизонт на востоке все еще представлялся линией между небом и водой. Но вот наконец после полудня Донифан, посмотрев в бинокль, сказал:

— Виден другой берег.

Действительно, вдали над водой показались верхушки деревьев.

— Давайте не останавливаться,— предложил Гордон.— Доберемся до цели, пока не стемнеет.

Бесплодная равнина, на которой кое-где возвышались дюны да торчали пучки камыша и тростника, тянулась к северу, насколько хватало глаз. По-видимому, эта область острова Чермен представляла собой пустынное песчаное пространство в полном контрасте с зеленеющим лесом центральной части, и Гордон справедливо окрестил местность Песчаной пустыней.

К трем часам дня уже ясно обрисовался противоположный берег, который закруглялся примерно в двух милях к северо-востоку. Казалось, здесь не обитает ни одного живого существа, кроме океанических птиц — бакланов, буревестников и нырков, которые летали над прибрежными скалами.

Если бы «Верткой» привелось разбиться здесь, то потерпевшие крушение, увидя эту бесплодную землю, решили бы, что не найдут никаких средств к существованию. Напрасно искали бы они удобного пристанища наподобие Френч-дена и после утраты яхты остались бы без приюта.

Стоило ли идти дальше, чтобы целиком осмотреть эту часть острова, казавшуюся необитаемой? Не лучше ли направить вторую экспедицию обследовать восточное побережье озера, где могут оказаться леса с новыми богатствами? К тому же если остров Чермен все-таки расположен поблизости от Латиноамериканского континента, то он должен находиться именно на востоке.

Однако, по предложению Донифана, решили все же дойти до оконечности озера, которая, очевидно, была уже недалеко, поскольку оба берега сходились все ближе и ближе. И в начале сумерек мальчики сделали остановку на берегу небольшого ручья, пробивавшегося в северном конце Семейного озера.

Здесь не было ни деревца, ни даже кустика высокой травы, ни сухого мха или лишайника. За отсутствием горячего пришлось подкрепиться захваченной провизией, а ложем им послужил песок, на котором разостлали одеяла.

Этой ночью ничто не потревожило тишины Песчаной пустыни.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 13  Глава XIII : Жюль Верн  14  вы читаете: Глава XIV : Жюль Верн
 15  Глава XV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap