Приключения : Путешествия и география : Глава I : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  15  16  17  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава I

Шторм.— Яхта[2] терпит бедствие.— Четверо на палубе.— Последний парус.— В каюте.— Смертельная опасность.— Набегающая волна.— Земля в предутреннем тумане.— Грозные рифы.


В ту ночь, 9 марта 1860 года, тучи, тяжко нависшие над морем, сливались с горизонтом, и взгляд упирался во мрак.

В разбушевавшейся стихии, среди вздымающихся свинцовых валов, неслось легкое суденышко, почти лишенное парусов.

Это был парусник водоизмещением[3] в сто тонн: такой корабль в Англии и Америке называют шхуной[4].

Она именовалась «Верткая», но напрасно было искать эту надпись на кормовой доске, так как ударом волны часть ее оторвало.

Было одиннадцать часов вечера. На этих широтах[5] в начале марта ночи еще не столь длинны. И все же первые проблески зари могли появиться лишь около шести часов утра. Да кроме того, разве опасность, угрожавшая судну, уменьшится с восходом солнца? Ведь хрупкое суденышко по-прежнему останется во власти волн. Только прекращение бури могло бы избавить его от самого страшного кораблекрушения в открытом океане, вдали от любого клочка земли, где уцелевшие, быть может, сумели бы обрести спасение.

На корме яхты, навалившись на руль, стояло четверо мальчиков: один — четырнадцати, двое — тринадцати и юнга[6] — негр двенадцати лет. Они напрягали все силы, чтобы противостоять мощному напору волн, грозивших опрокинуть яхту. Это было очень трудным делом, так как рулевое колесо, произвольно поворачиваясь от ударов, легко могло сбросить парнишек за борт.

Незадолго до полуночи на судно сбоку обрушился такой сокрушительный вал, что руль не снесло только чудом.

Мальчики упали на палубу, но тут же вскочили на ноги.

— Цел ли руль, Бриан? — спросил один из них.

— Да, Гордон,— ответил тот, не утратив выдержки, и вновь схватился за колесо.— Держись, Донифан,— добавил он, обращаясь к третьему.— Не будем падать духом. Нам ведь надо и других спасать.

Бриан говорил по-английски, но по выговору чувствовалось, что он француз.

— Ты не ушибся, Моко? — спросил он юнгу.

— Нет, мистер Бриан,— ответил тот.— Главное — удерживать яхту поперек волны. Иначе мы враз перевернемся.

В этот момент на палубе откинулся люк, ведущий во внутренние помещения, и оттуда вынырнули две детские головки, а за ними — морда собаки, залившейся лаем.

— Бриан! Бриан! — позвал девятилетний мальчуган.— Что случилось?

— Да ничего, ничего, Айверсон! Спускайся-ка вниз поживее вместе с Долем.

— Нам очень страшно,— отозвался второй мальчик чуть младше.

— А как остальные? — спросил Донифан.

— Остальные тоже боятся,— отвечал Доль.

— Возвращайтесь назад,— распорядился Бриан.— Закройте дверь, залезайте под одеяла, зажмурьте глаза — и страх пройдет. Опасности нет.

— Берегитесь! Еще волна! — закричал Моко.

Мощный удар потряс яхту с кормы. Но, к счастью, на этот раз вода не попала на палубу. Ведь если бы она хлынула внутрь через открытый люк, то отяжелевшее судно не смогло бы удержаться на поверхности.

— Да лезьте же вы обратно,— прикрикнул Гордон.— Убирайтесь, не то я вам задам!

— Эй, малыши, немедленно возвращайтесь,— добавил Бриан более мягким тоном.

Головы исчезли, но тотчас в люке показался третий мальчик, спросивший:

— Не надо ли помочь, Бриан?

— Нет, Бакстер,— ответил тот.— Ты, Кросс, Уэбб, Сервис и Уилкокс оставайтесь с малышами. Мы вчетвером справимся!

Бакстер захлопнул за собой крышку люка.

— И остальные боятся,— сказал Доль.

Так что же получается, на борту уносимой ураганом яхты находятся только дети?

Да, одни дети!

Сколько же их?

Пятнадцать, считая Гордона, Бриана, Донифана и юнгу.

Как же они отправились в море?

Скоро вы это узнаете.

Ни одного взрослого мужчины на яхте? Ни капитана, отдающего приказания, ни матросов, управляющих парусами? Ни рулевого, способного вести судно в такую бурю?

Нет. Никого нет…

Это значит, никто на борту не мог определить местонахождение «Верткой» в океане. И в каком океане! Самом громадном из всех! В Тихом, или Великом, который простирается на две тысячи миль[7]от Австралии и Новой Зеландии до берегов Южной Америки.

Что же произошло? Может быть, экипаж яхты погиб в катастрофе? Или его взяли в плен малайзийские[8] пираты, бросив на произвол судьбы юных пассажиров, из которых старшему было всего четырнадцать лет? На судне водоизмещением в сто тонн требуется — кроме капитана и боцмана[9] — по крайней мере пять-шесть матросов, а здесь из всего экипажа остался лишь юнга. И наконец, откуда шла яхта? От берегов Австралии или с какого-нибудь тихоокеанского архипелага?[10] Давно ли она покинула порт и куда направлялась?

На эти вопросы, которые задал бы любой капитан, встретив яхту в дальних морях, дети, безусловно, могли бы ответить. Но вблизи не было видно ни одного корабля: ни пассажирских лайнеров, чьи маршруты пересекаются в океанских просторах, ни паровых или парусных торговых судов, которые сотнями курсируют между тихоокеанскими портами и Европой или Америкой. Да если бы даже один из таких мощных паровых или парусных кораблей оказался поблизости, то, сам борясь со штормом, он не смог бы оказать помощь «Верткой», которую швыряло в море, как щепку.

Бриан и его товарищи употребляли все силы, чтобы судно не легло на бок.

— Что же нам делать? — спросил Донифан.

— Все, что возможно, чтобы спастись с Божьей помощью,— ответил Бриан.

Так сказал подросток, в обстоятельствах, в каких даже самый энергичный мужчина не всегда может сохранить надежду.

И действительно, буря все усиливалась. Ветер дул «молниеносно», как говорят моряки, и это выражение было очень уместным, ибо каждое мгновение ударом волны яхту могло разбить словно молнией.

Кроме того, она уже двое суток была почти лишена парусов. Грот-мачта[11] обломилась на четыре фута[12] ниже ахтерштевня[13], и поэтому нельзя было поставить грот[14], чтобы увереннее управлять судном. Фок-мачта[15], лишившаяся флагштока[16], еще держалась, но ее расчалки ослабли, и она в любой момент могла рухнуть на палубу. Лохмотья кливера[17] хлопали со звуком ружейного выстрела. Из всех парусов уцелел лишь фок[18], да и тот грозил разорваться, потому что у мальчиков не хватало сил зарифить[19] его, чтобы уменьшить площадь парусов. А если фок порвется, яхта не сможет больше держаться под ветром, волны будут бить ее в борт, она опрокинется, мгновенно пойдет ко дну, и пассажиры ее исчезнут в морской пучине.

И до сих пор на горизонте не показалось никакого клочка суши. Пристать к берегу было опаснейшим делом, и все же дети боялись этого меньше, чем ярости беспредельного моря. Берег, каким бы он ни был — с его провалами, подводными скалами, бурунами[20] рифов[21], ударами прибоя,— этот берег казался им спасительным. Ведь то была твердая земля, а не океан, готовый разверзнуться под их ногами. Тщетно всматривались они во тьму, ища огонек, на который могли бы направить судно… Но не было ни малейшего проблеска в этой глубокой тьме!

Около часа ночи внезапно послышался страшный треск, заглушивший рев урагана.

— Фок-мачта рухнула! — вскричал Донифан.

— Нет,— отозвался юнга.— Это парус сорвался с лик-тросов![22]

— Нужно от него избавиться,— сказал Бриан.— Гордон, оставайся на руле с Донифаном, а ты, Моко, иди мне помогать.

Будучи юнгой, Моко имел некоторое понятие о морском деле, а Бриан тоже был в нем немного сведущ. Когда он направлялся в Океанию[23] водным путем через Атлантический и Тихий океаны, то во время плавания усвоил кое-что в кораблевождении. А поскольку остальные дети в этом совсем не разбирались, пришлось ему вместе с Моко взять на себя управление яхтой.

Оба мальчика отважно бросились на нос. Для того чтобы судно не кренило, необходимо было немедленно спустить фок, который, надувшись пузырем, заставлял судно рыскать[24] в стороны, что могло положить его на бок. В данном случае для исправления положения было только одно средство — срубить фок-мачту у самого основания, снеся ее металлические опоры. Но разве могли дети справиться с этим!

В подобных условиях Бриан и Моко действовали с замечательной ловкостью. Решив во что бы то ни стало сохранить часть паруса, чтобы держать судно по ветру, пока продолжается буря, они сумели отдать фал[25] рея[26], который спустился на расстояние в четыре-пять футов от поверхности палубы. Тогда мальчики отрезали ножом клочья разорванного фока и закрепили его нижние концы на костылях фальшборта[27]. При этом храбрецы раз двадцать рисковали быть сброшенными волной в пучину.


При такой незначительной парусности[28] яхта еще могла держаться прежнего курса. Ветер вихрем мчал вперед ее легкий корпус. При этом скорость движения судна превышала скорость волн, и они, вздымаясь крутым гребнем, не успевали захлестывать ее через корму.

Закрепив парус, Бриан и Моко вернулись назад, чтобы помогать Гордону и Донифану у руля.

Крышка люка снова откинулась, и на палубе показался еще один мальчик. Это был Жак, брат Бриана, на три года младше его.

— Что тебе надо, Жак? — спросил старший.

— Иди скорее сюда,— ответил тот.— В салоне вода!

— Не может быть! — вскрикнул брат.

И, бросившись к люку, он спешно спустился вниз.

В салоне, где тускло светила лампа, плясавшая от качки, на койках и диванах лежало десять детей. Самые маленькие, которым было по восемь-девять лет, сильно испуганные, прижимались друг к другу.

— Опасности нет! — сказал Бриан, желая прежде всего подбодрить их.— Мы же там, наверху, делаем что надо. Не бойтесь!

Он осветил фонарем пол салона и увидел лужу, которая переливалась от борта к борту. Откуда взялась вода? Не проникла ли она через трещину в обшивке? Это необходимо было выяснить.


За салоном шла кают-компания[29], затем столовая и матросский кубрик[30]. Бриан осмотрел все помещения и удостоверился, что нигде — ни ниже, ни выше ватерлинии[31] — вода не просачивалась. Очевидно, она влилась через щели люка, когда волна захлестнула нос яхты и судно осело. Таким образом, с этой стороны опасность не грозила.

Пройдя через салон, Бриан успокоил своих маленьких товарищей и вернулся на свое место у руля. Яхта была построена прочно, подводная часть ее, недавно обшитая медью, не пропускала воду и была в состоянии выдерживать натиск морских валов.

В час ночи, ставшей еще мрачнее из-за сгустившихся туч, буря достигла апогея[32]. Казалось, корабль, мчавшийся по волнам, целиком погружен в водную стихию. В воздухе раздавались пронзительные крики буревестников. Означало ли их появление близость земли? Нет, ибо эти птицы часто встречаются над морем на расстоянии многих сотен миль от суши. Сейчас буревестники просто были не в состоянии бороться с ветром, и ураган, который не могла сдержать никакая сила, уносил их за собой вместе с яхтой.

Через час на борту вновь раздался треск. На этот раз остатки фока были полностью разорваны, и клочья парусины, похожие на огромных чаек, разлетелись в воздухе.

— У нас больше нет паруса,— воскликнул Донифан.— И никакой возможности поставить другой!

— Какая разница,— откликнулся Бриан.— Будь уверен, что от этого яхта не остановится.

— Хорошенький ответ! Если это твой способ управлять судном…

— Берегись! С кормы идет вал! — закричал Моко.— Надо привязаться, не то нас снесет…

Не успел он закончить фразу, как огромная масса воды обрушилась на палубу. Бриан, Донифан и Гордон, сбитые с ног, упали на крышку люка, и им удалось уцепиться за нее. Но юнга исчез в потоке, который пронесся от кормы до носа и увлек за собой две шлюпки и ялик[33], казалось, так надежно закрепленные, часть рангоута[34] и нактоуз[35] с буссолью[36]. К счастью, фальшборты были тут же пробиты и вода сразу ушла, что спасло судно от опасности затонуть из-за огромной перегрузки.

— Моко! Моко! — закричал Бриан, как только к нему вернулся голос.

— Его, наверное, сбросило в море! — предположил Донифан.

— Нет, там его не видно и не слышно,— возразил Гордон, перевесившись через борт.

— Нужно спасать его… бросить круг… канат!…— кричал Бриан.

И, пользуясь несколькими секундами затишья, он снова громко позвал:

— Моко! Моко!

— Ко мне! Спасите!…— донесся откуда-то голос юнги.

— Он не в море! — воскликнул Гордон.— Он зовет с носовой части.

— Я спасу его! — крикнул Бриан и стал карабкаться по палубе, увертываясь от болтающихся блоков, свисающих снастей и стараясь не поскользнуться на мокрых досках настила, загроможденного обломками.

Крик юнги послышался еще раз, но затем смолк. Тем временем Бриану удалось, напрягая все силы, добраться до люка, ведущего в кубрик. Остановившись здесь, он снова крикнул, но безответно.

Может быть, после призыва о помощи Моко смыло новой волной? Если так, то несчастного мальчика уже отнесло далеко назад, ибо ветер мчал яхту быстрее, чем бежали волны. Тогда он погиб…

Но нет! Снова слабый крик достиг уха Бриана, и он бросился на носовую часть. Там, застряв в снастях между брашпилем[37] и бушпритом[38], бился полузадохшийся юнга. Горло мальчика сжимал обрывок фала, который еще более затягивался от усилий высвободиться. Этот фал, удержавший юнгу в момент нападения огромной волны, теперь грозил задушить его.

Бриан выхватил свой нож и, не без труда перерезав веревку, отвел Моко на корму.

— Спасибо, спасибо, мистер Бриан,— вымолвил тот, обретя способность говорить.

Затем Моко опять стал к рулю, и четверка приготовилась противостоять гигантским валам, вздымавшимся по ходу яхты.

Вопреки предположениям Бриана, скорость «Верткой», оставшейся без паруса, несколько уменьшилась, что создало новую опасность. Теперь волны, мчавшиеся быстрее, чем судно, могли захлестнуть его с кормы. Но что делать! У мальчиков не было возможности поставить хотя бы клочок парусины.

В Южном полушарии март соответствует сентябрю Северного полушария, и ночи имеют среднюю продолжительность. Было уже четыре часа утра, скоро горизонт посветлеет с востока, в той стороне, куда буря уносила «Верткую». Возможно, с наступлением дня шторм немного утихнет? А вдруг покажется и земля, и тогда судьба детского экипажа решится за несколько минут. Но это будет видно, когда небесную даль окрасит заря.

Примерно в половине шестого появились первые проблески света. К несчастью, из-за тумана обзор не превышал четырех миль. Тучи неслись с ужасающей быстротой, ураган отнюдь не утихал, и морская поверхность, куда ни брось взгляд, была покрыта бурлящей пеной. Яхта то взлетала на гребень вала, то проваливалась в пучину и могла уже раз двадцать перевернуться, если бы не держалась поперек волны.

Мальчики смотрели на этот хаос[39] неистовой стихии, понимая, что если вскоре не наступит затишье, то их положение станет безнадежным. Судно не выдержит еще одних суток натиска моря, которое в конце концов превратит его в обломки.

И тут Моко внезапно закричал:

— Земля! Земля!

В разрыве туманной пелены юнга, казалось, увидел на востоке темную полоску. Не ошибся ли он? Очень трудно различить абрис[40]берега в этих неясных очертаниях.

— Земля? — переспросил Бриан.

— Да,— повторил Моко.— Земля… на востоке… вон там.

И он указал на точку горизонта, которая в тот момент снова окуталась туманной дымкой.

— Ты уверен? — спросил Донифан.

— Да… да,— подтвердил юнга.— Когда туман рассеется, смотрите хорошенько вон туда, правее фок-мачты. Вот, вот!

Туманная завеса поредела и стала подниматься ввысь, отрываясь от моря. Через несколько минут океан открылся взору на несколько миль.

— Да! Это действительно земля! — вскричал Бриан.

— И очень низменная,— добавил Гордон, который пристально вглядывался в дальний берег.


Теперь сомнений больше не было. На расстоянии пяти-шести миль обрисовалась довольно широкая полоса суши — остров или континент. Следуя направлению, по которому ураган неудержимо нес «Верткую», она должна была достигнуть берега менее чем через час.

Яхте грозила опасность разбиться, оказавшись среди бурунов, прежде чем она достигнет твердой земли. Но мальчики об этом не думали. В суше, которая внезапно открылась их глазам, они видели свое спасение.

Тем временем ветер усилился, и корабль как перышко понесся к берегу, который теперь был отчетливо различим, словно чернильная полоса на белесом фоне моря. На заднем плане возвышалась скалистая гряда, примерно в сто пятьдесят — двести футов высотою. Впереди расстилался плоский песчаный берег, на правом краю которого виднелся темный массив — очевидно, лес.

Если бы яхте посчастливилось добраться до этого песчаного побережья, не напоровшись на рифы, если бы она попала в устье реки, то юные путешественники, возможно, остались бы целы и невредимы!

Поручив Гордону, Донифану и Моко руль, Бриан прошел на нос и стал разглядывать быстро приближающийся берег. Но тщетно высматривал он подходящее место для благополучного причаливания. Нигде не было ни устья реки или ручья, ни песчаной отмели. Вдоль всего побережья тянулась полоса рифов. Их черные головы то и дело мелькали в бушующих волнах прибоя. Не оставалось никаких сомнений: при первом же столкновении яхту разнесет в щепки.

Бриан решил, что в момент катастрофы всем лучше быть на палубе. Откинув люк, он крикнул:

— Эй, выходите все наверх!

Первой выскочила собака, за ней дети, сидевшие в каюте. Самые маленькие, увидев грозные валы, стали кричать от страха.

Около шести часов утра яхта подошла к рифам.

— Держитесь! Держитесь крепче! — кричал Бриан.

Скинув лишнюю одежду, он готовился помогать тем, кого унесет прибоем. Было ясно, что судно вот-вот наткнется на преграду.

И вот произошел первый удар в кормовую часть. Корпус корабля содрогнулся, но прочная обшивка не пропустила воду.

Вторая волна подхватила яхту, приподняла ее и пронесла вперед футов на пятьдесят, не задев за скалистые зубцы. А затем, накренившись на левый борт, судно застыло среди клокочущих бурунов.

«Верткая» находилась уже не в открытом море, но до суши оставалось еще примерно полмили.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  15  Глава XV : Жюль Верн
 16  вы читаете: Глава I : Жюль Верн  17  Глава II : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap