Приключения : Путешествия и география : Глава III : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  17  18  19  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава III

Пансион Чермен.— Английское воспитание.— Каникулы на море.— Яхта снимается с якоря.— Ночь на 15 февраля.— По воле волн.— Непредусмотренная встреча.— Буря.— Поиск пропавших.— Отчаянье в Окленде.


В то время пансион[55] Чермен считался одним из лучших учебных заведений в Окленде, столице Новой Зеландии[56] — крупной английской колонии в Тихом океане. Там учились около ста мальчиков из лучших семейств страны. Аборигены острова — майори — туда не допускались, для них существовали другие школы. В пансионе Чермен учились только юные англичане, американцы, французы, немцы — дети землевладельцев, состоятельных людей, коммерсантов или местных чиновников. Мальчики получали там полный курс образования в том же объеме, что и в прочих английских учебных заведениях такого типа.

Архипелаг Новой Зеландии состоит из двух больших островов — Северного — Ика-На-Мауи, или остров Рыбы, и Южного — Таваи-Понаму, что означает остров Нефрита. Они отделены друг от друга проливом Кука и расположены между тридцать четвертой и сорок пятой южными параллелями, что в Северном полушарии соответствует расположению Франции и Северной Африки. Остров Ика-На-Мауи, очень изрезанный в своей южной части, похож на неправильную трапецию, от которой к северо-западу тянется изогнутой линией полуостров, заканчивающийся мысом Мария-ван-Димен.

Почти в основании этого полуострова, где его перешеек не превышает в ширину нескольких миль, построен город Окленд. Примерно так же расположен греческий город Коринф, за что Окленд получил прозвание Коринфа[57] Южных морей. В Окленде два порта — один с запада, другой — с востока, в заливе Хаураки. Этот залив неглубок, и пришлось построить несколько длинных пирсов[58], чтобы могли причаливать суда среднего тоннажа. Длиннее других — Коммерческий пирс, к которому выходит Куин-стрит — одна из главных улиц города.

На этой улице и находится пансион Чермен.

Во второй половине дня 14 февраля 1860 года из дверей этого пансиона высыпало около сотни мальчиков в сопровождении родителей. Школьники были веселы и радостны, словно птицы, выпущенные из клетки. Начинались каникулы: два месяца независимости и свободы. А части этих учеников предстояло морское путешествие, о котором уже давно шли слухи в пансионе. Нечего и говорить, какую зависть вызывали те, кому выпало счастье совершить каботажное плавание[59] вокруг Новой Зеландии на борту яхты «Верткая».

Это красивое судно, которое родители учеников зафрахтовали[60]на шесть недель, принадлежало отцу одного их них, Уильяму Гарнетту, бывшему капитану торгового флота; на него можно было вполне положиться. Сумма, собранная родителями по подписке, покрывала путевые расходы, обеспечивая детям безопасность и удобства. Для мальчиков предстоящая экскурсия — наилучшее времяпрепровождение в каникулы — была огромной радостью.

Воспитание в английских пансионах существенно отличается от системы, принятой во Франции. Ученикам предоставляется больше инициативы, а следовательно, и некоторой свободы, что положительно сказывается на их будущей судьбе. Они не столь долго остаются детьми, другими словами, воспитание идет там рука об руку с образованием. В результате ученики в большинстве своем вежливы, предупредительны, умеют следить за собой и, что особенно важно, мало склонны к притворству и лжи, даже когда им грозит справедливое наказание. Нужно также отметить, что в этих пансионах не такие жесткие правила совместного проживания и соблюдения тишины. Обычно школьники имеют там отдельные комнаты, где они могут завтракать, а за обедом в общей столовой позволяется разговаривать с полной свободой.

В зависимости от возраста учащиеся распределялись по отделениям. В пансионе Чермен было пять отделений. Начиная с третьего сыновний поцелуй при встрече с отцом заменялся рукопожатием, как у взрослых. У этих подростков не было школьных надзирателей, им разрешалось чтение газет и романов, часто предоставлялись домашние отпуска. Учебными занятиями пансионеров не перегружали, много внимания уделялось гимнастике, боксу, спортивным играм. В качестве корректива[61] этой самостоятельности, которой, впрочем, ученики редко злоупотребляли, в правилах пансиона существовали телесные наказания, главным образом — розги. Следует заметить, что юные англосаксы[62] не видели в порке ничего унизительного и принимали эту экзекуцию безропотно, если понимали, что заслужили ее. Ведь так требует традиция, а из всех стран на свете традиции превыше всего чтят в Соединенном Королевстве[63], где ей подчиняются в равной мере и уличный «кокни»[64], и пэр[65] палаты лордов.

Мальчики, которым предстояло участвовать в путешествии, учились в разных отделениях пансиона Чермен. Как мы уже знаем, на борту яхты находились дети от восьми до четырнадцати лет.

Назовем же их имена, узнаем возраст и характеры, происхождение, расскажем, какие отношения сложились между ними в пансионе перед наступлением каникул.

За исключением двух братьев-французов, Бриана и Жака, а также американца Гордона, остальные мальчики были англичане.

Двоюродные братья Донифан и Кросс принадлежали к семье богатых землевладельцев, занимавших видное положение в высшем обществе Новой Зеландии. Им было по тринадцати лет с небольшим, и оба учились в пятом отделении. Донифан, красивый, очень заботившийся о своей внешности, безусловно был самым преуспевающим. Способный и прилежный, он прекрасно учился, как из любви к наукам, так и из желания первенствовать среди товарищей. За свои аристократические замашки он получил в пансионе прозвище «лорд[66] Донифан», а надменность характера побуждала его всегда и во всем верховодить над остальными. Отсюда и возникло соперничество между ним и Брианом, которое длилось уже несколько лет и особенно обострилось, когда в силу обстоятельств возросло влияние Бриана. Что же касается Кросса, он был довольно заурядным и восхищался всем, что думает, говорит и делает его кузен[67].

Бакстеру из того же отделения исполнилось тринадцать лет. Спокойный и рассудительный мальчик, смышленый, трудолюбивый, был, как говорится, мастер на все руки. Его отец-коммерсант обладал весьма скромным состоянием.


Уэбб и Уилкокс, которым было по двенадцати с половиной лет, учились в четвертом отделении. Эти ребята средних способностей, своевольные и задиристые, принадлежали к богатым семьям; отцы их занимали важные посты в судебном ведомстве.

Гарнетту из третьего отделения, как и его закадычному другу Сервису, исполнилось двенадцать лет. Отец Гарнетта был капитаном в отставке, а отец Сервиса — зажиточным колонистом. Обе семьи, жившие в Норт-Шоре на северном берегу порта Уэйтемала, были в тесных отношениях, поэтому Гарнетт и Сервис стали неразлучными.

Это были добродушные и довольно ленивые дети, и если их отпускали из пансиона домой на свободу, то они давали полную волю своему безделью. Гарнетт пристрастился к игре на аккордеоне, что очень распространено на английском флоте, и, как сын моряка, он в любую свободную минуту наигрывал на своем любимом инструменте, который прихватил с собой и на яхту. Сервис считался самым веселым сорванцом в этой компании, заядлым шутником пансиона Чермен. Начитавшись «Робинзона Крузо» и «Швейцарского робинзона», он только и мечтал о путешествиях и приключениях.

Назовем еще двух девятилетних мальчуганов. Отец Дженкинса был директором научного «Новозеландского Королевского общества», а отец Айверсона — пастором[68] собора Святого Петра. Хотя они учились еще только во втором отделении, но были в пансионе на хорошем счету.

Двое самых младших детей — Доль восьми с половиной лет, и восьмилетний Костар — были сыновьями офицеров англо-зеландской армии. Жили они в небольшом городке Ушунга в шести милях от Окленда, на берегу гавани Маникау. Об этих малышах нельзя было сказать ничего особенного, разве что Доль был хорошим упрямцем, а Костар — большим лакомкой. Хотя они не блистали в своем первом отделении, но считали себя весьма образованными, потому что умели читать и писать, чем, впрочем, нет особых оснований гордиться в их возрасте.

Таким образом, все дети принадлежали к почтенным семействам, уже давно обосновавшимся в Новой Зеландии. Остается рассказать об остальных трех мальчиках — американце и двух французах.

Гордону было четырнадцать лет. В его лице и всей внешности ощущался отпечаток некоторой жесткости, присущей «янки»[69]. Тяжеловесный и неловкий, он тем не менее был наиболее благоразумным учеником пятого отделения. Хотя он не блистал как Донифан, но обладал здравым смыслом и практической сметкой, которые часто проявлялись на деле, был серьезен, наблюдателен, хладнокровен. Методичный в каждой мелочи, Гордон упорядочил свои идеи и соображения, словно предметы на полке, где они были разложены по местам, снабжены надписями и занесены в особую записную книжку. Товарищи уважали Гордона, ценили его достоинства и хорошо к нему относились, хотя он не был англичанином по происхождению. Родился он в Бостоне и рано остался сиротой. Единственный его родственник и опекун, накопив состояние, оставил службу и поселился в Новой Зеландии, где несколько лет проживал в красивой вилле на склоне холмов близ деревни Маунт-Сен-Джон.

Два молодых француза, Бриан и его младший брат Жак, были сыновьями известного инженера, которого два с половиной года назад пригласили руководить большими работами по осушению болот в центральной части острова Ика-На-Мауи. Старшему из мальчиков было тринадцать лет. Неусидчивый, хотя очень способный, он зачастую оказывался одним из последних по успеваемости в пятом отделении. Однако стоило ему захотеть, как благодаря удивительной легкости усвоения и прекрасной памяти он поднимался на первые места, и этой его способности Донифан завидовал более всего. Поэтому между Брианом и Донифаном никогда не было хороших отношений в пансионе, и мы уже видели результаты этих неурядиц на борту «Верткой». Предприимчивый и смелый, ловкий и сильный, находчивый и скорый на язык, Бриан к тому же был услужливый и добрый мальчик без тени высокомерия, в отличие от Донифана немного небрежный в одежде и манерах, одним словом, настоящий француз, и в силу этого весьма непохожий на своих сотоварищей — англичан. К тому же он всегда защищал слабых от сильных, пускавших в ход кулаки. Поэтому ему не раз приходилось ввязываться в драки, из которых он благодаря своему мужеству и физической силе почти всегда выходил победителем. В результате он пользовался всеобщей любовью, и, когда надо было решать, кому управлять судном, товарищи Бриана, за немногим исключением, не колеблясь, подчинились ему, тем более, как уже говорилось, он приобрел некоторые познания в мореходстве во время плавания из Европы в Новую Зеландию.

Его младший брат Жак считался самым большим шалуном в третьем отделении, если не во всем пансионе, похуже Сервиса. Он без конца придумывал всяческие проказы, порой подстраивал небезобидные шутки над товарищами, за что его совершенно справедливо наказывали. Но, как мы увидим, его характер неизвестно почему изменился после отплытия яхты.

Таковы были мальчики, которых выбросило бурей на загадочный тихоокеанский берег.


На время намеченной морской прогулки вдоль побережья Новой Зеландии яхтой должен был командовать отец Гарнетта, один из самых опытных и отважных яхтсменов австралийских морей. Много раз его яхта крейсировала[70] у Новой Каледонии[71] и Новой Голландии[72], проходила Торресов пролив[73] до южных берегов Тасманиии побывала даже у Филиппин[74], в Молуккском[75] и Целебесском[76]морях, порою гибельных даже для судов более крупного тоннажа[77]. Но «Верткая», построенная очень добротно, обладала превосходными мореходными качествами и прекрасно выдерживала плавание даже в бурю.

Ее экипаж состоял из боцмана, шести матросов, повара и юнги, двенадцатилетнего негра Моко, семья которого уже давно находилась на службе у одного новозеландского колониста. Надо упомянуть еще об охотничьей собаке американской породы — Фэнне. Пес принадлежал Гордону, который никогда с ним не расставался.

Отплытие было назначено на пятнадцатое февраля. Яхту отвели на причал в конце Коммерческого пирса, то есть на границе порта и выхода из залива в открытое море.

Когда юные пассажиры явились на яхту, экипажа на борту не было. Капитан Гарнетт должен был прибыть лишь к моменту отплытия, а матросы отправились в порт, чтобы опрокинуть последний стаканчик виски[78]. Детей встретили только боцман и юнга. Когда Гордон и его товарищи устроились и легли спать, боцман счел себя вправе присоединиться к остальному экипажу в одном из портовых кабачков и непростительным образом засиделся там до очень позднего часа. Юнга уже улегся спать в кубрике.

Что же произошло? Весьма вероятно, что этого никогда не удастся узнать. Достоверно лишь то, что якорный канат оказался отвязан — по небрежности или по злому умыслу. На борту никто ничего не заметил.

Когда юнга проснулся, судно качало от волнения, которое не походило на прибрежную зыбь. Моко поспешил на палубу. Яхта мчалась по ветру! На его крик Гордон, Бриан, Донифан и еще несколько мальчиков, повскакав с коек, бросились наверх. Тщетно звали они на помощь. Уже не видно было ни портовых, ни городских огней. Яхта находилась в трех милях от берега…


Сразу же, по совету Бриана, которого поддержал юнга, мальчики попытались поставить парус, чтобы, лавируя, вернуться в порт. Но они не сумели привести слишком тяжелый парус в нужное положение, и он лишь помогал западному ветру все дальше уносить судно в море. «Верткая» обогнула мыс Кольвилль, проскочила пролив, отделяющий его от острова Гран-Барьер и вскоре отдалилась от Новой Зеландии на много миль.

Серьезность положения стала очевидной. Бриан и его товарищи уже не могли рассчитывать на помощь с суши. Если бы даже какой-нибудь корабль отправился на розыски, чтобы догнать их, потребовались бы многие часы, да и вряд ли удалось бы обнаружить яхту в полной темноте. Даже при дневном свете нелегко разглядеть такое маленькое суденышко в открытом море. Своими силами дети из этого положения не могли выбраться. Если ветер не переменится, нечего и надеяться на возвращение.

Правда, оставался шанс на встречу с каким-нибудь кораблем, идущим в новозеландский порт. На этот случай, хотя он был маловероятен, Моко поспешил подвесить фонарь на верхушку фок-мачты. Теперь оставалось только ждать утра.

Малыши в этой суматохе не проснулись; их не стали будить, чтобы не пугать и не вызвать смятения на борту.

И вдруг в двух-трех милях в море блеснул огонек. Это был белый фонарь наверху мачты — опознавательный сигнал рейсового парохода. Затем показались красный и зеленый бортовые огни. Так как они были видны одновременно, это означало, что судно идет прямиком на «Верткую».

Напрасно мальчики подняли отчаянный крик. Плеск волн, свист пара и шум усилившегося ветра заглушили их голоса.

Но если они не могли быть услышанными, то почему же вахтенные матросы на корабле не заметили фонаря на «Верткой»? Это был последний шанс на спасение… К несчастью, в результате килевой качки оборвался фал и фонарь упал в море. Теперь ничто не указывало на присутствие яхты вблизи парохода, который надвигался на нее со скоростью двенадцати миль в час.

Через несколько минут произошло столкновение. Если бы «Верткую» настиг удар сбоку, то она тут же пошла бы ко дну. Но, к счастью, удар пришелся по корме и не повредил корпуса, а лишь сорвал кусок обшивки и часть доски с названием судна. Толчок был настолько слаб, что пароход продолжал свой путь, оставив яхту на произвол надвигающегося шторма.

Довольно часты случаи, когда капитаны не приходят на помощь судну, пострадавшему при столкновении. Это считается преступлением, и таких примеров много. Но в данном случае вполне можно допустить, что на борту парохода даже не почувствовали толчка легкого суденышка, не замеченного в темноте.

Яхту уносило ветром все дальше, и мальчики уже считали свою гибель неминуемой. Когда рассвело, морское пространство было пустынным. В этой части Тихого океана пролегает мало маршрутов. Пароходы, курсирующие между американскими и австралийскими водами, предпочитают идти либо южнее, либо севернее. Вблизи не оказалось ни одного судна…

Настала еще одна, более тревожная, ночь. Ветер чуть стих, но по-прежнему дул с запада. Ни Бриан, ни его товарищи не имели представления, сколько же будет длиться такое плавание. Тщетно пытались они маневрировать[79], чтобы вернуть яхту к новозеландским берегам. У них не хватало ни умения изменить ее курс, ни сил, чтобы правильно поставить парус.

В таких условиях Бриан, обнаружив несвойственную его возрасту энергию, стал завоевывать среди товарищей авторитет, которому должен был подчиниться и Донифан. Хотя Бриану с помощью Моко и не удалось повернуть судно на запад, но, по крайней мере, он, использовав свои скромные познания в навигации[80], сумел поддержать его на плаву. Не жалея себя, он бодрствовал ночью и днем, упорно вглядывался в горизонт, ища шанса на спасение. Позаботился Бриан и о том, чтобы бросить в море несколько бутылок с запиской о судьбе «Верткой». Надеяться на результат особенно не приходилось, но Бриан не хотел упускать и этой возможности.

А ветер с запада гнал яхту все дальше и дальше в просторы Тихого океана, и невозможно было ни изменить ее направления, ни замедлить ее скорость.

Мы знаем, что произошло дальше. Через несколько дней после того, как «Верткую» унесло из залива Хаураки, на море поднялась страшная буря, продолжавшаяся более двух недель. Уцелев под ударами огромных валов, которые сотни раз могли раздавить хрупкое судно как скорлупку, если бы не ее прочность и плавучесть, яхта была выброшена на неведомый тихоокеанский берег

Как же сложится судьба этих школьников, потерпевших крушение на расстоянии тысячи восьмисот миль от Новой Зеландии? Придет ли к ним помощь, которую они не могут оказать сами себе?

А тем временем их семьи имели все основания думать, что детей вместе с яхтой поглотили волны!

И вот почему.

Исчезновение яхты было обнаружено в Окленде в ту же ночь с четырнадцатого на пятнадцатое февраля, и об этом немедленно известили капитана Гарнетта и родителей несчастных детей. Отчаяние охватило весь город!

Но если якорный канат лопнул или отвязался, возможно, течение отнесло яхту не очень далеко? Быть может, ее нетрудно отыскать? Правда, набирающий силу западный ветер внушал самые серьезные опасения.

Не теряя ни минуты начальник порта принял необходимые меры для спасения яхты. Два небольших парохода были посланы, чтобы обшарить морское пространство радиусом в несколько миль за пределами залива Хаураки. В течение всей ночи они бороздили этот сектор, где уже порядком штормило. Вернувшись с наступлением дня, они отняли последнюю надежду у родителей, которых постиг столь страшный удар.

Дело в том, что пароходы, не встретив яхты, нашли обломки от нее. То были куски обшивки, упавшей в море, когда «Верткая» столкнулась с пароходом, даже не заметившим этого. На обломке доски можно было прочесть несколько букв названия. И все решили, что яхта, разбитая волнами, затонула вместе с пассажирами где-то в десятке миль от берегов Новой Зеландии.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 17  Глава II : Жюль Верн  18  вы читаете: Глава III : Жюль Верн
 19  Глава IV : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap