Приключения : Путешествия и география : Глава VII : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  21  22  23  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава VII

Березовый лес.— На вершине скалы.— Через чащу.— Запруда на ручье.— Ночевка.— Шалаш.— Голубая полоса.— Фэнн утоляет жажду.


Бриан, Донифан, Уилкокс и Сервис покинули «Верткую» в семь часов утра. Солнце, всходившее на безоблачном небе, обещало один из тех прекрасных октябрьских дней, которые иной раз выпадают осенью для жителей умеренного пояса в Северном полушарии. Нечего было опасаться ни жары, ни холода. Замедлить или прервать их поход мог только сам характер местности.

Быстрым шагом мальчики направились по берегу наискось, чтобы добраться до подножия скальной гряды. Гордон посоветовал взять с собой Фэнна, инстинкт которого мог оказаться полезен. Умный пес тоже стал участником экспедиции.

Через четверть часа юные путешественники были в лесочке. Там меж деревьями перепархивала кое-какая пернатая дичь, но, поскольку времени терять было нельзя, Донифан благоразумно обуздал свои охотничьи порывы. Даже Фэнн быстро понял, что не стоит понапрасну рыскать взад и вперед, и пошел рядом с хозяевами, не убегая дальше, чем следовало ему как разведчику.

Мальчики собирались идти вдоль скальной гряды, пока не представится возможность перебраться через нее. В противном случае им придется достигнуть северного мыса и уже оттуда повернуть на восток к полосе воды, увиденной Брианом. Такой маршрут, конечно, длиннее, но зато надежнее. Преодолеть же две-три мили, для этих крепких ребят не составит труда.

Когда подошли к скалам, Бриан тотчас узнал место, где находились они с Гордоном во время их первой вылазки. Поскольку к югу отсюда между скал не было никакого прохода, то следовало идти на север и искать более пологий склон. Бриан сказал об этом товарищам. Донифан, безуспешно попытавшись взобраться на один из крутых откосов, не стал возражать. И мальчики двинулись вдоль подножия гряды, окаймленной последними рядами деревьев.

Так они шли примерно час, и Бриан стал тревожиться, успеют ли они выйти к мысу до прилива. Солнце стояло уже высоко, и в это время вода начинает заливать побережье. Если придется ждать, пока море отступит, будет потеряно полдня.

— Надо спешить,— проговорил он, объяснив друзьям положение.

— Подумаешь! — откликнулся Уилкокс.— Что нам стоит ноги замочить?

— Нет, там воды будет по грудь, а потом и по уши,— возразил Бриан.— Море поднимается, по крайней мере, на пять-шесть футов. Право, мне кажется, нужно сейчас же идти прямиком к мысу.

— Надо было предложить это с самого начала,— резко отозвался Донифан.— Ты у нас проводник, и если мы опоздаем, то целиком по твоей вине.

— Пусть так! Во всяком случае, не будем терять ни минуты! А где же Сервис?

Мальчика не было видно. Он вместе с Фэнном свернул в сторону и скрылся за выступом скалы.

Но тут послышался его крик и лай собаки. Не угрожает ли ему опасность?

Бриан, Донифан и Уилкокс немедленно бросились на зов товарища, который стоял у подножия частично обвалившейся скалы; обвал был давний. Вероятно, под воздействием фильтрации воды или в результате непогоды известковая стена осыпалась, образовав нечто вроде полуворонки острием вниз — от самого гребня до подножия. Внутренние склоны этого конусообразного ущелья были пологими. Кроме того, в них оказались выступы, способные послужить опорами. Для цепких и ловких мальчиков не представляло особого груда взобраться наверх, если только не произойдет нового обвала. И хотя известный риск был, они не колебались.

Донифан первым бросился к громоздившимся внизу камням.

— Погоди! Не спеши! — кричал Бриан.— Осторожнее!

Но тот не слушал; подстегиваемый самолюбием, он хотел обязательно опередить своих спутников, особенно Бриана, и вскоре добрался до середины воронки. Остальные последовали его примеру, остерегаясь, однако, находиться непосредственно позади Донифана, чтобы уберечься от обломков породы, катившихся из-под его ног.

Все поднялись благополучно, и Донифан порадовался, что раньше других поставил ногу на гребень скалы. Когда остальные добрались до вершины, он уже вынул из футляра подзорную трубу и оглядывал леса, тянущиеся к востоку до самого горизонта.


Он увидел ту же панораму листвы и, неба, которую наблюдал Бриан с крутого мыса, но на более коротком расстоянии, так как поверхность мыса была выше этой скалы примерно на сто футов.

— Ну как,— спросил Уилкокс,— ничего не видать?

— Абсолютно ничего,— ответил Донифан.

— Дай, теперь я посмотрю,— попросил тот.

Донифан передал трубу своему другу. При этом на его лице отразилось явное удовольствие.

— Не вижу никакой полосы воды,— заявил Уилкокс, опуская трубу.

— Наверное, потому, что ее там вовсе нет! — злорадствовал Донифан.— Можешь сам посмотреть, Бриан, думаю, ты признаешь свою ошибку.

— Мне смотреть не надо,— упорствовал тот.— Я уверен, что никакой ошибки нет.

— Ну, это уж чересчур! Мы же ничего не видим!

— Да. Ведь эта скала ниже того мыса, а потому и обзорность меньше. Если бы мы были так же высоко, как там, то увидели бы полосу на расстоянии в шесть-семь миль отсюда. Вы убедитесь, что в этом месте — море, и его нельзя спутать с грядой облаков.

— Сказать-то легко,— заметил Уилкокс.

— Легко и доказать,— ответил Бриан.— Пересечем плато, спустимся, проберемся через леса и дойдем напрямик…

— Так мы можем далеко забраться,— съязвил Донифан.— Только не знаю — стоит ли…

— Так оставайся здесь,— ответил Бриан, который с трудом сдерживал себя, хотя и обещал Гордону, не замечать недоброжелательности своего собеседника.— Не ходи дальше. А мы с Сервисом пойдем вдвоем.

— Мы тоже! — вскричал Уилкокс.— Вперед, Донифан, в дорогу!

— Сначала надо поесть,— резонно возразил Сервис.

Действительно, прежде чем отправиться дальше, следовало хорошенько подкрепиться. Через полчаса, перекусив, они снова пустились в путь.

По травянистой почве плоскогорья шагать было легко. Там и cям попадались каменистые бугорки, покрытые мхом и лишайником. Иногда встречались небольшие заросли различных кустарников — то древовидный папоротник или плаун, то вереск, барбарис, остролист и боярышник с жесткой листвой; все это были кустарниковые породы, растущие и в более северных широтах.

Перейдя верхнее плато[95], Бриан и его товарищи не без труда спустились по противоположному склону, почти столь же высокому и обрывистому, как со стороны бухты. Им, к счастью, удалось воспользоваться высохшим руслом горного ручья, которое шло вниз зигзагами; если бы не эта своеобразная тропа, выбитая потоком в камнях, пришлось бы шагать по плато до самого мыса.

Когда они ступили в лес, идти стало гораздо труднее из-за густых зарослей и высокой травы. Дорогу то и дело преграждали стволы упавших деревьев, а иногда приходилось топорами прорубать себе тропу в чаще, как это делали в свое время американские пионеры[96] в лесах Нового Света. Буквально на каждом шагу мальчики были вынуждены останавливаться, и тогда руки уставали больше, чем ноги. Поэтому они двигались гораздо медленнее, чем предполагали; до вечера, очевидно, будет пройдено в общей сложности не более трех-четырех миль.


Казалось, ни один человек еще не ступал под своды этих лесов. По крайней мере, не было ни малейших следов человеческого пребывания, ни одной тропинки, говорящей о том, что здесь ходили люди. Деревья рухнули либо от старости, либо от бурь, но никак не от рук человека. Примятая кое-где трава указывала лишь на присутствие каких-то небольших животных, по-видимому, безобидных. Мальчики видели некоторых из них издали, но не могли разглядеть, так как те быстро убегали.

У Донифана так и чесались руки схватиться за ружье и выпалить по этим пугливым четвероногим, но осторожность брала в нем верх, и Бриану не приходилось уговаривать пылкого стрелка, чтобы он не обнаруживал своего присутствия выстрелом. Однако удобные случаи поохотиться возникали непрерывно. То и дело взлетали куропатки, дрозды, дикие гуси, тетерева, не говоря уже о более мелких птицах, которых можно было бы настрелять сотнями.

Если поселиться в этой местности, охота будет приносить обильную пищу. Донифан сразу понял это и надеялся позже вознаградить себя за вынужденную сдержанность.

Лес состоял главным образом из берез и буков различных пород. Некоторые деревья достигали высоты до ста футов. Попадались здесь и стройные кипарисы, и мирты с плотной красноватой корой, по аромату сходной с корой коричного дерева.

В два часа дня они сделали второй привал на узкой прогалине, где тихо протекал небольшой ручей с удивительно прозрачной водой. Судя по медленному течению и неглубокому руслу из черноватых камней, не засоренному ни опавшей листвой, ни гниющими ветками, истоки этого ручья находились где-то неподалеку. Перейти его было нетрудно по камням, выдававшимся из воды.

В одном месте камни лежали рядом друг с другом так аккуратно, что это сразу бросилось в глаза.

— Что за странность! — воскликнул Донифан.

Действительно, была как будто проложена дорожка с одного берега на другой.

— Похоже на запруду! — предположил Сервис, собираясь пройти по ней.

— Подожди! — остановил его Бриан. — Надо посмотреть, как расположены эти камни.

— Они не могли так улечься сами собой,— отметил Уилкокс.

— Нет,— поддержал его Бриан.— Кажется, будто здесь хотели устроить переход через ручей. Поглядим поближе.

Мальчики стали внимательно рассматривать каждый камень этой узкой дорожки, которая выступала из воды всего на несколько дюймов, так что во время сезона дождей ее, видимо, заливало.

Можно ли было сказать с уверенностью, что это дело рук человека? Пожалуй, нет. Вернее всего, эти камни принесло течением во время половодья, и они постепенно скопились здесь, образовав естественную запруду. Проще всего было объяснить возникновение этой дорожки именно так. Надо добавить, что на берегах не было ни малейших следов пребывания людей.

Ручей тек к северо-востоку, в противоположном направлении от бухты. Быть может, он впадал в море, которое Бриан, по его утверждению, видел с мыса?

— Если только он не является притоком реки, поворачивающей на запад,— заметил Донифан.

— Увидим,— отвечал Бриан, который не собирался затевать спор по этому поводу.— Но я считаю, пока он течет к востоку, есть смысл идти берегом, если он не слишком извилистый.

Мальчики снова двинулись в путь, перейдя ручей по каменной дорожке, и пошли вдоль его русла. Иногда ручей делал неожиданный изгиб, но общее направление его, выверенное по компасу, по-прежнему вело на восток. Устье было, по-видимому, еще далеко, ибо русло не расширялось и течение оставалось медленным.

В половине шестого Бриан и Донифан с сожалением увидели, что ручей резко поворачивает на север, что могло увести их в сторону и сильно отдалить от намеченной цели. Поэтому сообща было решено покинуть путеводное русло и двигаться прямо на восток через чащу берез и буков.

Идти снова стало очень трудно. Попав в высокую траву, подчас выше их роста, путники вынуждены были перекликаться, чтобы не потерять друг друга.

После целого дня пути ничто не указывало на близость большого водного пространства, и Бриан невольно стал тревожиться. Неужели он поддался обману зрения, когда смотрел на горизонт с вершины мыса?

«Нет, нет,— говорил он себе.— Я не ошибся. Этого быть не может!»

Как бы то ни было, к семи часам вечера они еще не вышли из леса, а стало слишком темно, чтобы ориентироваться. Бриан и Донифан решили остановиться и провести ночь под деревьями; одеяла укроют их от холода. Можно было развести костер, но эта предосторожность, предпринимаемая против диких животных, могла стать опасной, если огонь привлечет внимание аборигенов.

— Лучше не рисковать, чтобы нас не обнаружили,— заметил Донифан.

Все согласились с ним и принялись за ужин. На отсутствие аппетита жаловаться не пришлось. Значительно поубавив запас провизии, мальчики собирались устроиться на ночлег под огромной березой, когда Сервис указал на густые заросли неподалеку. В середине их возвышалось небольшое дерево, нижние ветви которого свешивались почти до земли. Друзья удобно устроились там на груде сухих листьев, завернувшись в одеяла. В этом возрасте сон приходит быстро; они немедленно заснули, и Фэнн последовал их примеру, хотя молодые хозяева велели ему быть настороже…

Раза два в течение ночи собака зарычала. По-видимому, какие— то дикие животные бродили по лесу, но к бивуаку[97] мальчиков они не подошли.

Было около семи часов утра, когда Бриан и его товарищи проснулись. Косые лучи восходящего солнца еще неясно освещали то место, где они провели ночь. Сервис первым вылез из зарослей, и вскоре остальные услышали его крик, вернее, возглас изумления:

— Бриан, Донифан, Уилкокс! Скорее сюда!

— Да что там такое? — спросил Бриан.

— В чем дело? — повторил Уилкокс.— Сервис вечно пугает нас своими криками.

— Ладно, ладно,— откликнулся тот.— Посмотрите лучше, где мы спали!

Это оказались не заросли, а прикрытая листвой хижина, вернее шалаш, сделанный из переплетенных веток, по-индейски. Шалаш, видимо, был сплетен очень давно и не рассыпался лишь благодаря дереву, к которому был прислонен и ветви которого заново прикрыли это ветхое сооружение, похожее на жилище аборигенов Южной Америки.

— Значит, здесь есть обитатели,— констатировал Донифан, озираясь вокруг.

— Во всяком случае, они здесь были,— уточнил Бриан.— Ведь хижина не построилась сама собой!

— Вот и объяснение запруде на ручье,— напомнил Уилкокс.

— Тем лучше! — весело воскликнул Сервис.— Если тут есть жители, то это славные люди: ведь они выстроили шалаш специально для нашей ночевки!

На самом деле было маловероятно, чтобы аборигены оказались славными людьми, как выразился Сервис. Ясно было одно, что они посещают или посещали в прошлом здешнюю часть леса. Если эта территория примыкает к Южноамериканскому материку, то, значит, тут живут индейцы, а если это остров из какого-нибудь архипелага Океании, то — полинезийцы, а может быть, даже каннибалы[98]. Последнее было предельно опасно, и поэтому вопрос о местонахождении юных путешественников приобретал важнейшее значение.

Бриан хотел тут же отправиться в дорогу, но Донифан предложил тщательно осмотреть шалаш, который казался давно заброшенным. Вдруг здесь найдется какой-нибудь предмет — утварь, инструмент, орудие, по которому можно будет определить его бывших владельцев.

Мальчики переворошили сухие листья, и Сервис подобрал в углу шалаша глиняный черепок от миски или горшка. То были изделия человеческих рук, но этим все сведения и исчерпывались. Оставалось продолжить путь.

В половине восьмого мальчики с компасом в руках направились прямиком на восток. Местность постепенно становилась более отлогой. Так шли они очень медленно в течение двух часов, продираясь сквозь чащобу жесткой травы и кустарников. Два или три раза им приходилось браться за топоры.

Наконец около десяти часов утра сквозь бесконечную стену деревьев показался просвет. За опушкой леса лежала широкая равнина, поросшая чабрецом и вереском. А за нею, в полумиле впереди, на востоке виднелся песчаный берег, мягко омываемый прибоем того самого моря, которое видел Бриан и которое простиралось до самого горизонта…

Донифан молчал. Этому гордому мальчику тяжело было признать правоту своего товарища.

Бриан отнюдь не собирался торжествовать, оглядывая местность в подзорную трубу.

На севере берег, ярко освещенный лучами солнца, несколько закруглялся влево. Та же картина — на юге, но здесь линия изгиба была круче.

Сомнений больше не оставалось! Не на континент, а на остров выбросило бурей яхту. А в открытом море земля не просматривалась… Этот уединенный остров казался затерянным в Тихом океане.

Все же мальчики пересекли равнину и остановились на берегу у песчаного холмика. Они решили позавтракать здесь, прежде чем пуститься в обратный путь через леса. Быть может, если поторопиться, они успеют вернуться к яхте до наступления темноты.

Трапеза была грустной. Друзья обменялись всего несколькими словами. Наконец Донифан встал, поднял свой мешок и ружье и кратко бросил:

— Пошли!

Окинув последним взглядом море, четверка уже собралась в путь, когда Фэнн внезапно вприпрыжку помчался к воде.

— Сюда, Фэнн! — прикрикнул Сервис.

Но собака продолжала бежать, принюхиваясь к влажному песку. Потом, одним прыжком добравшись до мелких волн прибоя, Фэнн стал жадно лакать воду.

— Он пьет! Он пьет! — закричал Донифан.

Мальчик подбежал к берегу и поднес к своим губам пригоршню воды.

Она была пресная!

Это было не море, простирающееся за горизонт! Это было озеро!




Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 21  Глава VI : Жюль Верн  22  вы читаете: Глава VII : Жюль Верн
 23  Глава VIII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap