Приключения : Путешествия и география : Глава IX : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  23  24  25  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава IX

Внутри пещеры.— Мебель и утварь.— «Бола» и лассо.— Часы.— Тетрадь с полустершимися записями.— Географическая карта.— Где же мы находимся? — Обратный путь.— Правый берег реки.— Трясина.— Сигналы Гордона.


Бриан, Донифан, Уилкокс и Сервис хранили молчание. Кто был человек, упавший здесь, чтобы умереть? Потерпевший крушение, к которому до последнего часа не пришла помощь? Попал ли он сюда молодым? Умер ли стариком? Как мог он просуществовать и сколько? Если его забросило сюда кораблекрушение, то спаслись ли его товарищи? Может быть, он оказался один после кончины остальных спутников? Вещи, найденные в пещере, были взяты с затонувшего корабля, или он сам смастерил их?

Ответов на подобные вопросы можно никогда не получить! И в их числе — самый важный! Если предположить, что человек оказался на материке, то почему он не отправился в какой-нибудь порт или поселение в глубине страны? Или переход был сопряжен с большими трудностями, с какими он не мог справиться? Было ли расстояние непреодолимо далеким?

Оставался факт, что этот страдалец, ослабев от возраста или болезни, упал здесь, не имея сил добраться до пещеры, и умер под деревом. И если у него не нашлось возможности отыскать спасение, не случится ли то же с юными пассажирами «Верткой»?

Так или иначе, надо было тщательно осмотреть пещеру. Кто знает, быть может, найдется документ, разъясняющий что-то об этом человеке, его происхождении, о сроке его пребывания здесь. Кроме того, надо убедиться, можно ли перезимовать в пещере.

— Вернемся! — предложил Бриан.

Все четверо вместе с Фэнном снова пролезли в отверстие, освещая себе путь еще одной смолистой веткой.

Первое, что они увидели на полке, подвешенной к стене справа, была связка грубых сальных свечей с фитилем из пакли. Сервис вставил одну из них в деревянный подсвечник, и они смогли продолжить поиск.

Прежде всего надо было хорошенько осмотреть само помещение, поскольку было ясно, что в пещере можно жить. Это было большое пустотное образование, возникшее, очевидно, в эпоху древних геологических процессов. В нем не оказалось ни малейшей сырости, хотя проветривалась пещера через единственное отверстие, выходившее к реке. Стены были сухими, как гранит, без малейших следов той инфильтрации[103], которая создает из капель кристаллические сталактиты[104] в некоторых порфировых[105] и базальтовых[106] гротах. Кроме того, пещера по своему расположению была защищена от ветров с моря. Правда, сюда еле проникал свет, но, пробив несколько отверстий в стене, можно будет освещать и проветривать помещение для нужд пятнадцати человек.

По своим размерам — двадцать футов в ширину и тридцать в длину — она, конечно, была маловата, чтобы служить одновременно спальней, столовой, кухней и кладовой. Но ведь и прожить-то здесь надо было всего пять-шесть месяцев. Конечно, если суждено окончательно обосноваться тут, придется устраиваться поудобнее, углубив пещеру, стены которой состояли из довольно мягкого известняка. Но до наступления лета остается довольствоваться тем, что есть.

Покончив с осмотром, Бриан принялся составлять перечень предметов, обнаруженных в пещере. Здесь мало что было. Видимо, несчастный добрался сюда, лишившись почти всего самого необходимого. Что мог он подобрать после крушения? Бесформенные обломки да куски обшивки, из которых сколотил убогое ложе, стол, скамью и табуретки — жалкую мебель своего убежища. Ему повезло гораздо меньше, чем пассажирам «Верткой», где сохранился весь груз яхты. Несколько инструментов, заступ, топор, два-три предмета кухонной утвари, маленький бочонок, очевидно, из-под спиртного, молоток, долото, пила — вот все, что нашли мальчики и что, видимо, было спасено на лодке, остатки которой лежали сейчас на берегу у запруды.

Этими соображениями Бриан поделился со своими товарищами. И то чувство ужаса, которое испытали они при виде скелета, подумав об уготованной им участи, сменилось успокоительной мыслью: ведь у них есть все, чего был лишен несчастный, и они немного приободрились.

Но кем же был этот человек? Кто он по рождению? Когда произошло кораблекрушение? После его смерти, видимо, протекли долгие годы; ясное подтверждение тому — состояние найденного под деревом скелета, а также проржавевшие кирка, кольцо на лодке и густой кустарник у входа в пещеру. Может быть, отыщутся и другие свидетельства, окончательно подтверждающие это предположение?

Итак, поиски продолжались. Нашли еще несколько вещей: второй нож с несколькими сломанными лезвиями, компас, котелок, железный костыль, сплесень — загнутое крючком шило, каким пользуются матросы. Но не было никаких морских инструментов — даже подзорной трубы, ни огнестрельного оружия, чтобы охотиться и защищаться от хищников и аборигенов.

Но поскольку надо было добывать пищу, бедолага, очевидно, ставил силки? Вскоре все прояснилось.

— Что это такое? — воскликнул Уилкокс.

— Шары какие-то,— ответил Сервис.

— Шары для игры? — удивленно переспросил Бриан.

Но тут же ему стало понятно, для какой цели служили два круглых камня, поднятых Уилкоксом. Это было охотничье приспособление латиноамериканских индейцев — так называемое «бола», состоящее из двух шаров на связке. При ловком броске шары обматываются вокруг ног животного, сковывая его движения, и оно становится легкой добычей. Несомненно, обитатель пещеры сам сделал «бола», а также и лассо — длинный кожаный аркан, который накидывается с более близкого расстояния.

Таков был перечень вещей, обнаруженных в пещере. Бриан и его товарищи оказались неизмеримо богаче погибшего. Правда, они были всего лишь детьми, а тот — взрослым мужчиной. Простым ли матросом или офицером, которому помогли бы его познания и умственное развитие? Это трудно было установить, если бы не находка, окончательно превратившая догадки в уверенность.

В изголовье кровати, под складками одеяла, откинутого Брианом, Уилкокс обнаружил часы, висевшие на вбитом в стену гвоздике. Часы были довольно тонкой работы, более дорогие, чем обычные матросские: с двойной серебряной крышкой и ключиком, висевшим на серебряной цепочке.

Бриан с некоторым трудом открыл крышку, так как петли покрылись белым налетом.

— Смотри, там какая-то надпись,— сказал Донифан.— Быть может, это укажет…

На внутренней стороне крышки им удалось разглядеть выгравированную надпись: «Дельпейх. Сен-Мало». Это было имя часового мастера и название города.

— Значит, он был французом, моим соотечественником! — с волнением вскричал Бриан.

Теперь сомнений не было: в пещере жил француз, и смерть положила конец его страданиям.

К этому свидетельству прибавилось вскоре еще одно. Донифан, подвинув кровать, нашел под ней тетрадку, пожелтевшие страницы которой были исписаны карандашом. К сожалению, почти ничего нельзя было разобрать, однако отдельные слова удалось прочесть, и в частности — имя и фамилию: Франсуа Бодуэн. Именно эти инициалы были вырезаны на коре дерева. А тетрадь служила дневником с того времени, когда ее владелец попал сюда. Среди обрывков фраз, которые еще не стерло время, Бриан смог прочесть еще одно слово: «Дюгэ-Труэн», видимо, название корабля, погибшего в этом отдаленном уголке Тихого океана. В начале дневника стояла дата, та же, что и на дереве, несомненно, дата кораблекрушения.

Значит, Франсуа Бодуэн попал в эти места пятьдесят три года тому назад! И за все время его пребывания здесь к нему ниоткуда не пришла помощь!

Но если сам Бодуэн не смог никуда уйти отсюда, значит, этому помешали непреодолимые препятствия?…

Впервые мальчики в полной мере дали себе отчет в серьезности своего положения. Как смогут они выполнить то, чего не смог совершить мужчина, моряк, привыкший к тяжким трудам и напряжению сил?

И наконец, последняя находка показала, что все попытки покинуть эту землю будут напрасными.

Перелистывая тетрадь, Донифан обнаружил меж страниц сложенный лист бумаги. То была географическая карта, начерченная особыми чернилами, видимо, из сажи, растворенной в воде.

— Карта! — воскликнул он.

— Вероятно, ее начертил сам Бодуэн,— предположил Бриан.

— Если он сумел такое сделать, значит, был не простым матросом, а офицером,— заметил Уилкокс.

— Неужели это…— воскликнул Донифан.

Да! Это была карта данной местности. С первого взгляда мальчики узнали Топкую бухту, рифовый барьер, берег, на который выбросило яхту, три островка в открытом море, скальную гряду, закруглявшуюся к реке, озеро, по западному берегу которого они накануне прошли, леса, покрывавшие центральную часть территории. А на противоположной стороне озера снова простирались леса, тянувшиеся до другого берега… и это был берег моря, омывавшего его по всей длине.

Так рушились надежды найти спасение на востоке. Значит, прав оказался Бриан, а не Донифан! Значит, мнимый континент окружен морем… Это — остров! Вот почему Франсуа Бодуэн не мог отсюда выбраться!

Общие очертания острова были изображены на карте достаточно точно. Конечно, расстояния определялись приблизительно, очевидно, по времени, затраченному на ходьбу, а не при помощи измерений. Но, судя по опыту, приобретенному Брианом и Донифаном во время похода от бухты к озеру, ошибки были невелики.

Карта рассказала о том, что Бодуэн исходил весь остров вдоль и поперек: были отмечены все главные географические приметы. Шалаш и запруда на лесном ручье, безусловно, были сделаны его руками.

Вот как выглядел остров на карте Франсуа Бодуэна.


Он был продолговатой формы и походил на огромную бабочку с распростертыми крыльями, суживаясь в центральной части между Топкой бухтой и другим морским заливом на востоке. На юге была третья бухта, более открытая. Посреди густых лесов находилось озеро длиной примерно в восемнадцать и шириной в пять миль — размеры довольно значительные; поэтому мальчики, стоя на западном берегу, не смогли различить его краев ни на севере, ни на юге, ни на востоке и приняли сначала за море. Из озера вытекало много небольших речек и, в частности, одна из них пробегала мимо пещеры, впадая в Топкую бухту близ лагеря.

Единственной более или менее значительной возвышенностью на острове была скальная гряда, шедшая наискось от северного мыса до правого берега этой реки. Северная часть острова была обозначена на карте как безлесная и песчаная, а на юге за рекой тянулось огромное болото, заканчивающееся остроконечным мысом. На северо-востоке и на юго-востоке шла длинная полоса дюн, придававшая побережью совершенно иной вид, нежели в Топкой бухте.

Согласно масштабу, указанному внизу карты, остров в самой протяженной своей части с севера на юг был длиною около ста пятидесяти миль и соответственно с запада на восток его максимальная ширина определялась в двадцать пять миль. Принимая во внимание неправильность формы, общая длина его составляла примерно сто пятьдесят миль.

Что касается местоположения острова — входит ли он в один из полинезийских архипелагов или одиноко затерян в Тихом океане,— на этот счет серьезных предположений высказать было нельзя.

Таким образом, пассажиры «Верткой» нуждались не во временном, а в постоянном пристанище! Пещера представляла собой прекрасное укрытие, и необходимо было переправить сюда все имущество, пока первые зимние бури не разрушили яхту.

Теперь следовало без промедления вернуться в лагерь. Гордон, должно быть, очень волновался: ведь прошло уже три дня, как они покинули яхту, и он мог опасаться, что с ними случилось недоброе.

Решили уходить немедленно. Взбираться на скалу не было смысла, поскольку карта указывала самый близкий путь — берегом реки, которая текла на запад. Расстояние до бухты было не более семи миль, и они рассчитывали преодолеть его за несколько часов.

Но прежде чем уйти, мальчики захотели отдать последний долг французскому моряку. Они вырыли заступом могилу у подножия того дерева, на котором Бодуэн вырезал свои инициалы, и поставили деревянный крест. Потом вернулись к пещере, закрыли вход кустарником, чтобы туда не проникли звери, доели остатки провизии и отправились по течению реки, держась подножия скал.

Через час они дошли до того места, где скальная гряда уходила к северо-западу. Пока они держались реки, идти было легко, хотя берег порос деревьями, кустами и густой травой. По дороге Бриан внимательно присматривался к этой реке, соединяющей озеро с Топкой бухтой. Ему казалось, что, по крайней мере, в ее верхнем течении прошел бы плот; его можно тянуть бечевой или проталкивать баграми, используя к тому же силу прилива, когда тот гонит воду вспять до самого озера.

Но важно, чтобы на реке не оказалось порогов и она была бы достаточно широка и глубока. Однако никаких препятствий не попадалось, она, по-видимому, была вполне судоходной.

Около четырех часов пополудни от реки пришлось удалиться, берег покрывала обширная вязкая трясина, ступать по которой было опасно. Благоразумнее пробираться лесом.

Бриан с компасом в руках направился к северо-западу. Получилась изрядная задержка: трудно идти в густой и высокой траве. Вдобавок под пышной кроной берез, буков и сосен стало темнеть сразу же после захода солнца. Так, порядком притомившись, они прошли две мили и обогнули трясину, которая увела их к северу. Теперь, конечно, удобнее всего было бы вернуться к реке, но такой крюк казался слишком длинным. Бриан с Донифаном не захотели тратить на это времени и продолжали идти через лес до тех пор, пока к семи часам вечера не поняли, что заблудились.

Неужели придется провести ночь под деревьями? Это еще полбеды, но кончилась вся провизия, а они уже порядком проголодались.

— Пошли дальше,— сказал Бриан.— Двигаясь на запад, мы так или иначе выйдем к лагерю.

— Если только карта правильная,— усомнился Донифан,— и если эта река действительно впадает в бухту.

— А почему карта может быть неправильной?

— А почему бы и нет, Бриан?

Видно, Донифан все еще не мог переварить свой проигрыш, и упрямо не желал доверять французскому моряку, в чем он, конечно, был неправ, так как знакомую им часть острова Бодуэн изобразил на карте совершенно точно.

Бриан счел бесполезным продолжать спор и решительно двинулся вперед.

В восемь часов стало так темно, что ничего нельзя было различить вокруг. А заросшему лесу, казалось, конца не будет!

И вдруг сквозь завесу деревьев блеснул яркий свет.

— Что это? — воскликнул Сервис.

— Наверное, падучая звезда,— предположил Уилкокс.

— Нет, это ракета,— вскричал Бриан.— Ракета с яхты!

— Это сигнал Гордона,— воскликнул Донифан и в ответ выстрелил из ружья.

Тогда тьму осветила вторая ракета, и, идя на этот ориентир, мальчики через сорок пять минут добрались до места.

Действительно, Гордон, боясь, как бы они не заблудились, решил пустить несколько ракет, чтобы указать местонахождение лагеря.

Прекрасная мысль, благодаря которой Бриан и его товарищи смогли в эту ночь спокойно отдохнуть на своих койках на яхте!




Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  23  Глава VIII : Жюль Верн
 24  вы читаете: Глава IX : Жюль Верн  25  Глава X : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap