Приключения : Путешествия и география : Глава XI : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  25  26  27  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава XI

Благоустройство пещеры.— Разгрузка плота.— У могилы Бодуэна.— Гордон и Донифан.— Кухонная плита.— Пушная и пернатая дичь.— Западня Уилкокса.— Страус.— Проекты Сервиса.— Перед наступлением зимы.


Высадка шла под веселые крики младших детей, которые воспринимали всякое изменение обыденной жизни как новую игру. Доль носился по берегу, как козленок, Айверсон и Дженкинс помчались к озеру, а Костар, отведя в сторону Моко, спросил:

— Ты ведь обещал нам вкусный обед, юнга?

— Придется вам обойтись без него, мистер Костар,— ответил тот.

— Это почему же?

— Да потому, что я сегодня не успею его приготовить.

— Как? Мы не будем обедать?

— Нет, но зато поужинаем. Разве дрофы не годятся для хорошего ужина?

И Моко залился смехом, показывая свои чудесные белые зубы.


Костар дружески хлопнул его по плечу и побежал к своим товарищам. Бриан не велел никому отходить далеко.

— А ты не идешь с ними? — спросил он брата.

— Нет, я лучше побуду с тобой,— отвечал тот.

— Тебе полезно немного размяться,— снова начал Бриан.— Не нравишься ты мне, Жак. Что с тобой делается? Скрываешь ты что-то или, может, болен?

— Да нет, право… со мной ничего…

Однако, если мальчики намеревались уже сегодня ночевать во Френч-дене, нельзя было терять ни часа. И как только плот надежно пришвартовали к берегу, Бриан повел товарищей к пещере. Юнга захватил судовой фонарь.

Ребята разбросали прикрывавшие вход ветви, которые остались нетронутыми с тех пор, как Бриан и Донифан положили их сюда. Значит, ни зверь, ни человек не пытались проникнуть в пещеру. Убрав кустарник, мальчики один за другим пробрались через узкое отверстие. Фонарь осветил пещеру гораздо ярче, чем смолистые факелы и грубые свечи Бодуэна.

— Тесновато нам здесь будет,— заметил Бакстер, прикинув размеры пещеры.

— Ничего! — воскликнул Гарнетт.— Подвесим койки одну над другой как на яхте!

— Да зачем? — возразил Уилкокс.— Поставим их рядком на земле.

— Тогда между ними не протиснуться,— заметил Уэбб.

— Ну и не будем проходить — вот и все,— ответил Бриан.— Ты можешь предложить что-нибудь получше, Уэбб?

— Нет, однако…

— Однако,— вмешался Сервис,— важно иметь надежное пристанище! Не думаю, чтобы Уэбб рассчитывал найти здесь квартиру с гостиной, столовой, спальней, холлом, курительной и ванной комнатами!

— Конечно нет,— сказал Кросс.— Но ведь нужно помещение и для кухни.

— Я буду стряпать снаружи,— предложил Моко.

— В непогоду это не получится,— возразил Гордон.— Я думаю, завтра же нам придется поставить здесь и плиту.

— Плиту… в помещении, где мы будем есть и спать? — возразил Донифан с подчеркнутой брезгливостью.

— Ну, ты можешь употреблять нюхательные соли[115], лорд Донифан,— вскричал, расхохотавшись, Сервис.

— Да, если мне понадобится, ах ты, поваренок! — высокомерно ответил мальчик, нахмурив брови.

— Полно, полно,— поспешно вмешался Гордон.— Приятно или нет — а придется пойти на это. Ведь плита нужна не только для стряпни, она к тому же будет отапливать пещеру. У нас впереди целая зима для того, чтобы расширить помещение, если это возможно. Но прежде всего устроимся во Френч-дене, какой он есть.

Мальчики тут же стали переносить в пещеру койки, устанавливая их в плотный ряд одну к другой. Детей, уже привыкших спать в тесных каютах яхты, это мало смущало. В середине пещеры водрузили обеденный стол из кают-компании, и Гарнетт, которому помогали младшие, таскавшие утварь, расставил посуду. Потом принесли табуретки, плетеные и складные стулья, а также скамейки из кубрика яхты. Со всем этим возились до вечера. А тем временем Моко с помощью Сервиса занимался очень приятным делом. У подножия скалы меж двух больших камней они развели костер из хвороста, который собрали на берегу Уэбб и Кросс. Около пяти часов суп из вяленой говядины уже кипел, распространяя аппетитный запах. На огне жарились мелкие птички, нанизанные на железный прут, и Костару ужасно хотелось обмакнуть сухарь в мисочку, куда стекали сок и жир. Доль и Айверсон старательно крутили вертел, а Фэнн наблюдал за их хлопотами с живым интересом.

Около семи часов вечера все собрались в единственной комнате Френч-дена. Молодежь обильно и вкусно поужинала. Горячий суп, кусок мяса, жаркое из птицы, свежая вода, чуть подкрашенная бренди, сыр и рюмка ликера на десерт вознаградили их за скудное меню последних дней. Невзирая на все трудности положения, малыши развеселились, а Бриан, разумеется, не стал сдерживать их радостный смех.

День выдался утомительный, и всем после еды захотелось спать. Но перед тем, как улечься, Гордон, побуждаемый чувством благодарности, предложил всем вместе пойти на могилу Франсуа Бодуэна, в жилище которого они теперь поселились.

Ночь затуманила очертания озера, последние отсветы дня погасли в зеркале вод. Обойдя скалу, мальчики остановились перед бугорком, на котором стоял небольшой деревянный крест. Малыши, встав на колени, старшие, преклонив голову, вознесли Богу молитву за упокой души умершего.

В девять часов все были уже в постели и, едва натянув на себя одеяла, уснули крепким сном. Только Донифан и Уилкокс, которым пришла очередь дежурить, поддерживали перед входом в пещеру огонь в костре, чтобы отпугивать непрошеных четвероногих посетителей.

С утра девятого мая и в последующие три дня все занимались разгрузкой плота. Ветер с запада уже нанес много туч, предвещая наступление периода дождей, а может быть, и снегопада. Действительно, термометр стоял на нуле, и воздух в верхних слоях, видимо, очень похолодал. Мальчики торопились убрать в пещеру все, что может попортиться, прежде всего — продовольствие и боеприпасы.

В эти дни никто не ходил на охоту в лес, но так как водоплавающей птицы было вдоволь и на озере, и над болотистым левобережьем, Моко не оставался без провизии. Донифан не упускал удобного случая подстрелить бекаса, утку, зуйка или чирка. Однако Гордон с тревогой замечал, сколько тратится пуль и пороха даже при удачной охоте. Он всячески старался беречь боеприпасы, тщательно записывал их расход и настоятельно просил Донифана не стрелять попусту.

— От этого зависит наше будущее,— предостерег он охотника.

— Согласен,— ответил Донифан,— но ведь надо экономить и консервы. Нам без них плохо придется, если появится возможность покинуть остров.

— Покинуть остров? — переспросил Гордон.— Да разве мы сможем построить корабль, который продержится в открытом море?

— А почему бы и нет, если окажется, что материк недалеко от нас? Во всяком случае, я не намерен умирать здесь, как соотечественник Бриана.

— Ладно,— продолжал Гордон.— Но прежде, чем замышлять отъезд, надо привыкнуть к мысли, что нам, быть может, придется прожить здесь долгие годы.

— Вот ты и высказался, Гордон! — вскричал Донифан. — Я уверен, что ты с восторгом основал бы тут колонию!

— Разумеется, если не появится иного выхода.

— Эх, Гордон, я не думаю, чтобы нашлось много сторонников твоей выдумки! Даже твой дружок Бриан…

— У нас еще будет время обсудить все это,— сдержанно ответил американец.— А что касается Бриана, то я хочу сказать тебе, Донифан, что ты несправедлив к нему. Он хороший друг и доказал нам свою самоотверженность.

— Ну, конечно же,— иронизировал тот в свойственной ему насмешливой манере.— Бриан — само совершенство! Собрание всех добродетелей! Настоящий герой!

— Нет, Донифан, у него, как и у всех, есть свои недостатки. Но твое отношение к нему может повести к раздорам, которые еще более осложнят наше положение. Бриана все уважают…

— Уж будто и все?

— Да, во всяком случае, значительное большинство. Я не знаю, почему ты, Кросс, Уилкокс и Уэбб ни в чем с ним не соглашаетесь. Я говорю тебе это между прочим, Донифан, но уверен, что ты обдумаешь мои слова.

— Все уже обдумано!

Гордон убедился, что заносчивый мальчик не намерен прислушиваться к его советам, и огорчился, предвидя, что такое поведение принесет в будущем серьезные неприятности.

Через три дня разгрузка плота завершилась; оставалось лишь разобрать сам плот, так как брусья и доски могли понадобиться при обустройстве Френч-дена. К несчастью, в пещере не могли поместиться все материалы. Если не удастся расширить помещение, придется строить сарай. А пока оставшийся груз сложили возле выступа утеса и покрыли просмоленным брезентом.

Тринадцатого мая Бриан, Моко и Бакстер занялись плитой, которую пришлось втаскивать в пещеру на катках. Довольно трудным делом была установка дымовой трубы. Но так как известняковая скальная порода оказалась довольно мягкой, Бакстеру удалось пробить в стене отверстие, куда и вывели трубу. И днем, когда юнга разжег огонь в плите, все с удовлетворением убедились, что она прекрасно топится. Тем самым приготовление пищи было обеспечено и в непогоду.


На следующей неделе Донифану, Уэббу, Кроссу и Уилкоксу, к которым присоединился Сервис, удалось вволю поохотиться. Они отправились в березовый лесок, тянувшийся по берегу озера в полумиле от Френч-дена. В некоторых местах обнаружили следы человеческих трудов. Это были ямы, прикрытые переплетенными ветвями, достаточно глубокие, чтобы провалившееся туда животное не могло вылезти. Но ямы явно были вырыты много лет назад. В одной из них лежали останки какого-то зверя, его породу они пытались распознать.

— Во всяком случае, это был большой зверь,— сказал Уилкокс. Спрыгнув в яму, он вытащил оттуда побелевшие от времени кости.

— Видно, это четвероногое. Тут кости всех четырех лап,— добавил Уэбб.

— А не живут ли здесь пятиногие? — пошутил Сервис.— Какой-нибудь баран-феномен[116] или бык-чудо природы?

— У тебя все шуточки, Сервис,— обиделся Кросс.

— Уж и пошутить нельзя? — оправдывался тот.

— Во всяком случае, ясно, что это был очень сильный зверь,— заметил Донифан.— Смотрите, какой толстый череп, какие клыки в челюсти! Пускай Сервис шутит, пусть забавляется насчет балаганных баранов-феноменов и ярмарочных быков-чудес природы. Но я думаю, у него пропала бы всякая охота смеяться, воскресни сейчас это четвероногое.

— Хорошо сказано! — воскликнул Кросс, всегда восхищавшийся репликами своего кузена.

— Ты, значит, думаешь, что это был хищник? — недоверчиво спросил Уэбб.

— Да, несомненно.

— Лев? Или тигр? — допытывался Кросс.

— Ну, тигров и львов здесь не водится. Но думаю — ягуар или пума.

— Надо держать ухо востро,— заметил Уэбб.

— И далеко не заходить,— добавил Кросс.

— Слышишь, Фэнн,— сказал Сервис, обращаясь к собаке.— Здесь бродят крупные звери!

Фэнн ответил веселым беспечным лаем.

— У меня есть мысль,— сказал Уилкокс.— Закроем-ка эту яму новым настилом. Может, еще какая-нибудь живность попадется.

— Как хочешь, Уилкокс,— ответил Донифан.— Я-то больше люблю подстреливать дичь на свободе, чем убивать ее на дне ямы.

В этих словах выразился спортивный дух мальчика. Однако Уилкокс, подавший мысль о западне, оказался практичнее Донифана. Товарищи помогли ему нарубить веток и сложить над ямой, прикрыв листвой. Такая ловушка была, конечно, довольно примитивной, однако ею успешно пользуются трапперы[117] в пампасах. Мальчики отметили место западни зарубками на деревьях и возвратились к пещере.

В последующие дни охотничьи походы продолжались. Пернатой дичи было много. Помимо дроф попадались каменные стрижи с белыми точками на крыльях, как у цесарок, целые стаи лесных голубей, довольно вкусные северные гуси. Из четвероногой дичи здесь обитали пищухи — род грызунов, с успехом заменяющих кроликов во фрикасе;[118] мары — разновидность зайцев с рыжим мехом и черной отметиной на хвостике, пекари — маленькие кабанчики и гвазуи — быстроногие пампасские олени. Встречались и броненосцы — своеобразные млекопитающие с чешуйчатым панцирем на спине; их мясо считается деликатесом.

Донифану удалось подстрелить несколько таких зверьков, но добыча не оправдывала истраченных боеприпасов. Замечание Гордона по поводу подобного расточительства Донифан и его товарищи восприняли с явным неудовольствием.

Во время одного из таких походов мальчики набрали много дикого сельдерея, обильно росшего в сырых местах, и кресс-салата, молодые ростки которого — прекрасное средство от цинги. Эту зелень стали регулярно подавать к столу.

Так как мороз еще не сковал реку и озеро, то рыбы хватало. На удочку ловили форель и нечто, похожее на щуку: вкусно, но костисто. Однажды Айверсон, торжествуя, принес большущего лосося, с которым долго боролся, чуть не сломав удилище. Когда рыба косяком пойдет к устью реки, можно будет наловить ее побольше, про запас на зиму.

Несколько раз дети осматривали яму-западню Уилкокса, но она оставалась пустой, хотя туда для приманки положили большой кусок мяса.

Но вот наконец семнадцатого мая произошло знаменательное происшествие.

В тот день Бриан с несколькими мальчиками пошел в лесок поискать у скал поблизости, нет ли там какой-нибудь пещеры, годной для склада. Приблизившись к западне Уилкокса, они услышали хриплые крики и помчались туда. К Бриану тотчас присоединился Донифан, который не любил, чтобы его опережали. Остальные, с ружьями наготове, немного поотстали. Фэнн крался, насторожив уши и вытянув хвост. Когда они были шагах в двадцати от ямы, крики возобновились. В настиле зияла дыра. Очевидно, в западню провалилось какое-то животное.

— Пиль, Фэнн! Пиль! — крикнул Донифан.

Собака бросилась вперед, заливаясь лаем, в котором, однако, не слышалось ярости.

Бриан и Донифан, подбежав, наклонились над ямой.

— Идите сюда! — крикнули они.— Скорее!

— Это не ягуар? — спросил Уэбб.

— И не пума? — вторил ему Кросс.

— Да нет же! — ответил, смеясь, Донифан.— Это — двуногое животное! Мы поймали страуса!

Действительно, в яме оказался не кто иной, как страус. Было чему порадоваться: ведь у этой птицы очень вкусное мясо, особенно грудина, где скапливается жирок.

Этот экземпляр оказался сравнительно небольших размеров, с головой, похожей на гусиную, и с мелким беловато-серым оперением и принадлежал к семейству «нанду», распространенному в южноамериканской пампе. Хоть он и не шел в сравнение с крупным африканским страусом, но все же был несомненной достопримечательностью здешней островной фауны.

— Надо взять его живым! — воскликнул Уилкокс.

— Обязательно! — поддержал его Сервис.

— Попробуем,— согласился Бриан.

Птица не могла ни взлететь из ловушки, ни вскарабкаться по ее отвесным стенкам. Уилкокс спустился в яму, и ему удалось, рискуя получить серьезную рану от удара клювом, накинуть на голову страусу свою куртку, а потом связать ему ноги платками. В конце концов общими усилиями нанду вытащили наверх.


— А что мы с ним будем делать? — спросил Кросс.

— Да очень просто,— как всегда, не задумываясь, ответил Сервис.— Отведем его во Френч-ден, приручим и будем на нем верхом ездить! Я возьмусь его обучить. Ведь так же сделал Жак из «Швейцарского робинзона»!

Подобное использование страуса представлялось весьма сомнительным, несмотря на пример из книжки, на которую ссылался Сервис. Тем не менее отвести страуса во Френч-ден оказалось нетрудно.

Увидев нанду, Гордон немного испугался: придется кормить лишний рот! Но потом сообразил, что травы и листьев хватит, и оказал страусу радушный прием. А младшие в восторге любовались диковинной птицей, правда, держась от нее подальше.

А услышав, что Сервис собирается превратить страуса в верховое животное, они наперебой стали умолять, чтобы их покатали на этой лошадке.

— Обещаю, если будете хорошо себя вести, малышня! — согласился Сервис, на которого дети смотрели уже как на героя.

— Мы будем слушаться! — воскликнул Костар.

— Как, и ты туда же, Костар? — лукаво спросил Сервис.— Ты не побоишься залезть на страуса?

— Да… сяду сзади тебя и буду хорошенько держаться…

— Гм, а вспомни, как ты трусил, когда сидел на черепахе!

— Это другое дело,— возразил Костар.— Эта птица ведь не утащит нас в море!

— Зато она может полететь[119], — сказал Доль.

Мальчуганы призадумались…

Гордон и его товарищи собирались после окончательного устройства во Френч-дене установить обдуманный распорядок повседневной жизни, определить круг обязанностей каждого и в особенности не оставлять без внимания младших. Помимо их посильного участия в общем труде, Гордон предложил продолжить их обучение.

— У нас ведь есть книги, мы можем заниматься самообразованием и преподавать младшим,— сказал он.

— Конечно,— поддержал его Бриан.— Ведь если нам удастся в конце концов вырваться с этого острова и вернуться домой, то хоть отставать будем поменьше.

Решили выработать программу занятий, обсудить со всеми, а потом строго соблюдать ее. Ведь зимой в морозные дни, когда наружу носа не высунешь, важно не терять времени даром.

Пока же обитателей Френч-дена более всего затрудняло неудобство общего помещения, в котором они вынуждены были тесниться. Надо было не откладывая найти возможность для расширения пещеры.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 25  Глава X : Жюль Верн  26  вы читаете: Глава XI : Жюль Верн
 27  Глава XII : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap