Приключения : Путешествия и география : Глава II : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  31  32  33  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава II

Подготовка к будущей зиме.— Предложение Бриана.— Поход на ялике.— По ту сторону Семейного озера.— Восточная река.— Маленькая гавань.— Море на востоке.— Тайна Жака.— Возвращение во Френч-ден.


Через неделю наступил 1861 год. Для Южного полушария он начинается в самый разгар лета.

Прошло уже более десяти месяцев, как потерпевшие крушение мальчики были заброшены на остров в тысячу восемьсот лье от Новой Зеландии. За этот срок их положение понемногу улучшилось, и теперь, казалось бы, они имели возможность обеспечить свое существование. Но ребята по-прежнему находились на неизвестной земле. Придет ли к ним помощь извне — единственное, на что они могли надеяться,— и свершится ли это до окончания теплого сезона? Неужели придется выдержать вторую суровую антарктическую зиму? Правда, до сих пор никто серьезно не болел, и старшие и младшие были в добром здравии. Благодаря благоразумию Гордона, управлявшего колонией твердой рукой, вызывая иногда нарекания за чрезмерную строгость, не произошло неосторожных выходок или несчастных случаев. Но ведь не всегда можно предусмотреть недуги, которым подвержены подростки в этом возрасте, а особенно младшие дети. В общем, хотя на сегодняшний день все было более или менее в порядке, но будущее по-прежнему оставалось тревожным.

«Во что бы то ни стало,— размышлял Бриан,— надо покинуть остров Чермен. Но ведь если он не входит ни в один из тихоокеанских архипелагов и если ближайший континент отдален на сотни миль, то как пускаться по морю на единственном их суденышке — хрупком ялике? Даже если двое-трое из них рискнут отправиться на поиски земли на востоке, как мало будет у них шансов добраться туда! А построить достаточно большое судно, чтобы плавать в этом районе Тихого океана, они, конечно, не в состоянии». И Бриан тщетно ломал себе голову, придумывал средства к общему спасению.

Значит, оставалось одно: ждать и ждать, пытаясь тем временем получше устроить жизнь во Френч-дене. И еще: если не этим летом, которое уже торопило с подготовкой к зиме, то на следующий год необходимо обследовать полностью весь остров.

Все снова взялись за работу, зная по опыту, как сурова зима в этих широтах, когда приходится неделями, а то и месяцами сидеть безвыходно в пещере. Необходимо было обезопасить себя от холода и голода — двух самых страшных врагов. В течение осени вполне можно было заготовить достаточно дров, чтобы отапливать Френч-ден днем и ночью. Но требовалось позаботиться о домашних животных и птице: придется утеплить их жилье, а также поставить там печку. Этим в первые же дни после Нового года занялись Бриан, Бакстер, Сервис и Моко.

Донифан и его товарищи по охоте взялись обеспечить колонию продовольствием на зимний период. Каждый день они обходили западни, ловушки, силки. То, что не попадало на каждодневный стол, превращалось в запасы вяленого, копченого и соленого мяса. Постепенно накапливался резерв, которого могло хватить на долгую зиму.

Однако, помимо хозяйственных хлопот, существовала необходимость совершить еще одну экспедицию — разведать территорию к востоку от Семейного озера. Что там? Леса, болота или дюны? Может быть, найдутся какие-то новые богатства природы…

Однажды Бриан заговорил об этом походе с Гордоном, выдвинув еще один аргумент.

— Хотя мы убедились, что карта Бодуэна довольно точна,— сказал он,— но все-таки надо посмотреть на Тихий океан с восточной стороны острова. Может быть, мы увидим там землю, которую мой соотечественник не мог разглядеть без подзорной трубы? Вдруг окажется, что наш остров — не изолированный клочок земли в этой зоне.

— Ты по-прежнему стоишь на своем,— улыбаясь, ответил Гордон.— Тебе не терпится уехать?

— Да, и я уверен, что в глубине души ты тоже об этом думаешь! Разве мы не должны как можно скорее выбраться отсюда?

— Ладно,— согласился Гордон.— Раз ты так настаиваешь, Бриан, то устроим такую экспедицию.

— Все вместе отправимся?

— Нет. Хватит шести-семи человек.

— Это слишком, Гордон! Такая большая группа должна будет идти пешком, обходя озеро с севера или юга. А на это потребуется много времени и сил.

— Что ты предлагаешь?

— Переплыть озеро на ялике. А потому — ехать вдвоем или: втроем.

— Кто же будет править яликом?

— Моко. Он знает морское дело, да и я немного в этом понимаю. Пойдем под парусом при попутном ветре или на веслах в затишье. Проплывем пять-шесть миль поперек озера, найдем исток той реки, которая, судя по карте, течет через леса на восток, а там доберемся до ее устья. Вы уже ходили без меня на север, а теперь настал мой черед сделать что-то полезное, и я прошу…

— Полезное! — вскричал Гордон.— Да ты уже тысячу раз был полезным, дорогой мой Бриан, больше любого из нас! Мы все признательны тебе за самоотверженность!

— Полно! Все мы выполняем свой долг. Ну, так, значит, решено?

— Решено. Кого же ты возьмешь третьим? Донифана я тебе не предлагаю, вы с ним не очень-то ладите.

— Да я бы с радостью,— ответил Бриан.— У Донифана сердце не злое, он смел, ловок и, если б не его завистливость, был бы прекрасным товарищем. Но уверен — когда-нибудь он поймет, что я не хочу быть ни впереди, ни выше других, и тогда мы станем закадычными друзьями. Но сейчас я думал о другом кандидате.

— О ком же?

— О моем брате Жаке,— твердо сказал Бриан.— Он явно натворил что-то серьезное и не хочет признаться, хотя и упрекает себя. Может быть, в этой экспедиции, когда мы с ним будем наедине…

— Правильно. Возьми с собой Жака и с сегодняшнего дня готовься к походу.

— Мы уйдем ненадолго. Всего на два-три дня.

В тот же вечер о предстоящей экспедиции сообщили колонистам. Донифан, разумеется, обиделся, что его не берут, и пожаловался Гордону. Тот объяснил, что его не включили, потому что могут пойти всего трое, а раз Бриан подал эту мысль, то он вправе и выбрать спутника.

— В общем,— возразил Донифан,— этот поход — специально для Бриана, не так ли?

— Ты несправедлив и к нему и ко мне!

Донифан больше не настаивал и отправился изливать свое дурное настроение Кроссу, Уэббу и Уилкоксу.

Когда юнга узнал, что на время сменит свои обязанности шеф-повара на пост рулевого в ялике, он не мог скрыть радости. А поездка с Брианом была для него двойным удовольствием. У плиты его заменит, разумеется, Сервис, которого соблазняла перспектива готовить что вздумается, не спрашивая совета других. Жаку тоже как будто нравилась возможность уехать и на время покинуть Френч-ден.

Ялик привели в должный порядок. Он был оснащен косым латинским парусом, который Моко закрепил на рее и обмотал вокруг мачты.

Два ружья, револьверы, патроны, походные одеяла, запас еды и питья, непромокаемые плащи на случай дождя, пара весел и еще пара запасных — такова была экипировка трехдневного похода. Разумеется, Бриан взял с собой карту, на которую заносили новые географические названия.

Четвертого февраля около восьми часов утра, простившись с товарищами, мальчики сели в ялик. Стояла прекрасная погода, с юго-запада тянул легкий бриз[135]. Подняли парус, и Моко, заняв место на корме, взялся за руль, предоставив Бриану травить шкот. Хотя поверхность озера лишь слегка рябила от ветерка, ялик, отойдя от берега, сильнее почувствовал дыхание бриза и пошел довольно быстро. Через полчаса Гордон и остальные, наблюдавшие со Спортивной площадки, смогли видеть на озере только черную точку, а вскоре исчезла и она.


Бриан сидел посредине, Жак — на носу, у мачты. В течение часа им еще были видны вершины Оклендской гряды, потом и они скрылись за горизонтом. К сожалению, по мере того как солнце поднималось все выше, ветер постепенно слабел, а потом и вовсе пропал.

— Как обидно, что ветер не продержался подольше!

— Было бы еще обидней, мистер Бриан,— рассуждал юнга,— если бы поднялся встречный ветер.

— Да ты философ, Моко!

— Я не знаю, что означает это слово,— ответил тот,— но только я никогда не жалуюсь, что бы ни случилось.

— Вот это и есть философия.

— Пусть будет так, только возьмемся-ка мы за весла, мистер Бриан, нам надо добраться до берега, пока не стемнело. Ну, а если уж не удастся — что поделаешь!

— Давай грести. Возьми одно весло, я — другое, а Жак пусть сядет у руля.

— Правильно,— подтвердил юный философ.— Если мистер Жак будет хорошо рулить, мы пойдем ходко.

— Ты мне только объясни, как надо править,— отозвался мальчик,— а я постараюсь как смогу.

Моко убрал парус; ребята перекусили на скорую руку, и юнга с Жаком поменялись местами. Под сильными ударами весел ялик направился к северо-востоку, по компасу. В это время лодка находилась примерно на середине широкого водного пространства, словно в открытом море; озеро со всех сторон было очерчено линией неба.

Около трех часов дня Моко, взяв подзорную трубу, заявил, что видит признаки земли. Немного спустя Бриан убедился, что он не ошибается; в четыре часа верхушки деревьев замаячили над плоским низменным берегом — потому-то Бриан и не мог увидеть его с высоты мыса Ложного моря.

Еще две-три мили — и они будут на восточном берегу озера. Ребята усердно гребли, хотя порядком устали и разгорячились. Поверхность озера была гладкой как зеркало; сквозь прозрачную воду на глубине двенадцати — пятнадцати футов виднелось дно, поросшее водорослями, среди которых скользило множество рыб.

Наконец около шести часов вечера ялик подошел к берегу, затененному густыми ветвями каменных дубов и приморских сосен. Этот участок был высоковат для высадки, так что пришлось проплыть еще с полмили к северу.

— А вот и река, что указана на карте! — воскликнул Бриан.

И он кивнул на сток в излучине берега, через который из озера уходил избыток воды.

— Мне кажется, надо дать ей имя,— сказал юнга.

— Верно,— ответил Бриан.— Назовем ее Восточной рекой, ведь она течет на восток.

— Подходяще,— одобрил Моко.— Теперь остается доплыть по ней до самого устья.

— Это мы сделаем завтра. Ночь нужно провести здесь. А утром пойдем вниз по течению с отливом и по дороге осмотрим оба берега.

— Будем высаживаться? — спросил Жак.

— Конечно,— ответил Бриан.— Сделаем привал под деревьями.

Мальчики выпрыгнули на берег, крепко привязали ялик к пню, вытащили оружие, снаряжение и развели костер. Поужинав сухарями и холодной говядиной, они расстелили одеяла у подножия большого дуба и сладко уснули. На всякий случай они зарядили ружья, но, хотя в сумерках и слышалось какое-то завывание, ночь прошла спокойно.

— В дорогу! — воскликнул Бриан, проснувшись первым в шесть часов утра.

Через несколько минут ялик с ребятами уже плыл по реке, увлекаемый течением — довольно сильным, поскольку отлив начался полчаса назад, так что не пришлось работать веслами. Моко, сидя сзади, правил лодкой.


— Может быть, удастся доплыть до моря за время отлива,— сказал он.— Эта Восточная река, должно быть, не длиннее пяти-шести миль, и течение в ней быстрее, чем в Зеландской.

— Хорошо бы так,— ответил Бриан.— Когда будем возвращаться, нам, наверное, понадобится два-три прилива.

— Правильно, мистер Бриан, и если, хотите, то мы, не задерживаясь, сразу отправимся назад.

— Да, Моко, но только после того, как убедимся, нет ли какой-нибудь земли к востоку от острова Чермен.

Ялик несся по реке очень быстро; Моко считал, что они делают около мили в час. Река текла почти по прямой, чуть-чуть уклоняясь к северо-востоку, судя по компасу. Берега у нее были круче, чем у Зеландской, а русло — поуже, не более тридцати футов в ширину, чем и объяснялась скорость течения. Бриан опасался, как бы не встретились пороги и водовороты, во всяком случае, препятствия будут видны заранее.

Кругом стоял сплошной лес с богатой растительностью. Здесь были те же деревья, что и в лесу Западни, с той лишь разницей, что преобладали каменные и пробковые дубы, пинии и сосны. Хотя Бриан понимал в ботанике гораздо меньше, чем Гордон, он все же распознал одно дерево, которое часто встречается в Новой Зеландии. На этом дереве, раскинувшем свою зонтичную крону на высоте шестидесяти футов, росли плоды конической формы размером в три-четыре дюйма, заостренные кверху и покрытые блестящими чешуйками.

— Да ведь это шишковая пиния! вскричал он.

— Если вы не ошибаетесь, мистер Бриан,— сказал Моко, — то остановимся на минутку. Стоит того!

Поворот кормового весла подогнал ялик к левому берегу, братья побежали к дереву. Через несколько минут они вернулись с целой сумкой шишек; внутри них были овальные ядрышки в тонкой кожице, пахнувшие орехами,— драгоценная находка для лакомок из маленькой колонии.

Путешественникам хотелось узнать, водится ли в этих местах дичь. Ее оказалось много: Бриан видел нанду, вигоней и даже парочку быстроногих гуанако. Что касается пернатых, то Донифан, безусловно, настрелял бы их много, но сейчас не было нужды попусту тратить патроны: ведь они взяли с собой достаточно провизии.

К одиннадцати часам густая завеса деревьев стала редеть, появились полянки. Ветер донес солоноватый запах моря. И внезапно, за купой величественных дубов, на горизонте блеснула голубоватая полоска. Течение замедлилось. Скоро в устье Восточной реки, расширившемся до пятидесяти футов, стал чувствоваться морской прилив. Добравшись до прибрежных скал, Моко подвел ялик к левому берегу и глубоко вогнал его носом в песок. Все высадились.

Как отличалось это побережье от западного! Здесь тоже была глубоко вдающаяся в землю бухта. Но вместо широкой песчаной полосы, окаймленной рифами, тут почти у линии воды громоздились высокие скалы, в которых было множество пещер.

Значит, на этом побережье вполне можно было поселиться. И если бы шхуну выбросило сюда и удалось потом снять ее с мели, то ей была уготована естественная маленькая гавань в устье реки, где всегда хватает воды, даже при отливе.

Прежде всего Бриан окинул взглядом обширную бухту, тянувшуюся по берегу примерно на пятнадцать миль между двумя песчаными мысами. Ей скорее подходило бы название залива. Бухта была пустынна, как и море, до самого горизонта. Ни корабля, ни клочка суши.

Моко, привыкший распознавать неясные очертания дальних возвышенностей, которые часто сливаются с облаками, тоже ничего не увидел в подзорную трубу. Казалось, остров Чермен был так же далеко от земли на востоке, как и на западе. О том же свидетельствовала карта погибшего француза.

Бриан не испытал острой досады: ведь он этого ожидал! Но все же счел подходящим назвать маленький залив бухтой Разочарования.


— Итак,— вздохнул он,— не этой дорогой вернемся мы на родину!

— Эх, мистер Бриан,— откликнулся Моко,— той или иной дорогой — выбирать не приходится! А пока давайте-ка позавтракаем.

— Ладно,— ответил старший.— Только поскорее. Когда ялик сможет подняться вверх по реке?

— Если хотим прокатиться на приливе, то нужно отправляться сейчас же!

— Это невозможно, Моко. Мы должны осмотреться получше с какой-нибудь скалы.

— Тогда, мистер Бриан, надо подождать следующего прилива, в десять часов вечера.

— А ты не боишься плыть по реке в темноте?

— Да чего ж тут бояться? — удивился Моко.— Ведь сейчас полнолуние! Река бежит так прямо, что во время прилива только и правь кормовым веслом. Когда вода спадет, попробуем пойти на веслах, если не справимся — сделаем остановку до утра.

— Будь по-твоему. Значит, у нас есть в запасе еще двенадцать часов, и мы успеем закончить нашу разведку.

С завтрака до обеда путешественники осматривали эту часть побережья. Деревья здесь доходили почти до самых скал. Дичи было много; Бриан даже подстрелил несколько тинамусов на ужин.

На побережье возвышались огромные гранитные глыбы — поистине грандиозный каменный хаос, созданный природой. В их расселинах таились просторные пещеры, где было вдоволь холлов и кладовых. Только на протяжении полумили Бриан насчитал двенадцать таких пещер.

Естественно, он стал раздумывать, почему же Бодуэн не поселился в этой части острова. Безусловно, он сюда добирался, потому что очертания бухты довольно точно совпадали с их изображением на карте. Но никаких следов его пребывания не осталось. По-видимому, до того как посетить эти места, он уже обосновался во Френч-дене и, будучи укрыт там от шквалов с моря, предпочел не менять жилища. Такое предположение было наиболее вероятным.

Около двух часов дня, когда солнце достигло зенита, наступил самый подходящий момент обозреть море с прибрежных скал. Друзья с большим трудом взобрались на массивный утес, похожий на огромного медведя. Обернувшись на запад, они оглядели всю панораму вплоть до озера, полускрытого густой зеленью. На юге тянулась безлесная низменность с черными пятнами небольших ельников. К северу от невысокого мыса за бухтой простиралась огромная песчаная равнина. Таким образом, остров был плодородным только в своей центральной части, которую оживляли воды озера, растекавшиеся ручьями и реками с обеих его берегов.

Наконец Бриан повернул лицо на восток; любая земля на расстоянии семи-восьми миль безусловно попала бы в объектив его подзорной трубы.

Ничего! Одно лишь пустынное море да небо вокруг…

Целый час приятели вели непрерывное наблюдение и уже собирались спускаться, когда Моко остановил Бриана.

— Что это там такое? — спросил он, указывая вдаль, на северо-восток.

Бриан направил в ту сторону свою подзорную трубу.

Действительно, чуть выше линии горизонта мерцало какое-то белесое пятно, которое можно было принять за облако; однако сейчас небо было абсолютно чистым. К тому же, понаблюдав довольно долго, Бриан установил, что пятно оставалось неподвижным и форма его не менялась.

— Не знаю, что бы это могло быть,— признался он.— Гора? Но у горы не бывает таких очертаний.

Через несколько минут, когда солнце, клонясь к закату, спустилось ниже, загадочное пятно исчезло. Была ли это действительно возвышенность или лишь светящееся отражение воды в небе? Моко и Жак сошлись на последнем предположении, но Бриан все же сомневался…

Мальчики спустились к устью Восточной реки, где стоял ялик; Жак набрал хвороста, и Моко принялся жарить тинамусов.

Около семи часов, поужинав, братья пошли прогуляться в ожидании прилива, а юнга поднялся на левый берег, чтобы набрать побольше шишек пинии. Когда он вернулся к ялику, начало смеркаться. Последние лучи солнца еще озаряли морскую поверхность, а на берегу уже царил полумрак. Бриан с Жаком еще не подошли, но были где-то поблизости, так что Моко не беспокоился.

Вдруг он услышал какие-то стоны и одновременно громкий крик Бриана.

Может быть, братьям угрожает опасность?

Моко бросился на берег, обогнув скалу, замыкавшую гавань. То, что он увидел, заставило его замереть на месте.

Жак стоял на коленях перед Брианом! Он о чем-то молил его, просил прощения.

Юнга из скромности хотел уйти. Но было уже поздно! Он все услышал и все понял! Теперь он знал, в каком проступке Жак признался брату.

А тот кричал:

— Несчастный! Так это ты… ты это сделал… это из-за тебя…

— Прости, брат… прости!

— Вот почему ты сторонился товарищей! Ты их боялся! Они не должны знать! Никогда! Нет! Ни слова, ни слова никому…

Много бы отдал Моко, чтобы не ведать этой тайны. Но теперь он был не в силах притворяться перед Брианом. Позже, оставшись с ним наедине у ялика, юнга сказал:

— Мистер Бриан, я все слышал…

— Как! Ты слышал, что Жак…

— Да… Надо его простить.

— А простят ли другие?

— Кто знает,— ответил Моко.— Во всяком случае, им лучше ничего не знать, а я буду молчать, уверяю вас.

— Ах, мой милый Моко! — воскликнул Бриан, сжимая руку юнги.

В течение двух часов до отплытия он ни разу не заговорил с братом. А тот сидел у подножия скалы совсем убитый.


Около десяти часов вечера, когда начался прилив, все трое сели в ялик, и поднимающаяся вода быстро понесла их вверх по реке. Луна, которая взошла вскоре после захода солнца, светила достаточно ярко, и они спокойно плыли до половины первого ночи. Когда прилив прекратился, им пришлось взяться за весла, но, борясь с отливом, они за час не прошли и мили. Тут Бриан решил переждать до зари, когда прилив начнется снова. Так и сделали. В шесть часов утра они снова двинулись в путь и в девять уже вошли в воды Семейного озера.

Моко поставил парус, и при попутном боковом ветре направил ялик к Френч-дену. За весь обратный путь Бриан и Жак не обменялись ни единым словом. В шесть часов вечера Гарнетт, удивший рыбу, увидел приближающийся ялик, и вскоре Гордон радостно приветствовал вернувшихся товарищей.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  31  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Жюль Верн
 32  вы читаете: Глава II : Жюль Верн  33  Глава III : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap