Приключения : Путешествия и география : Глава IV : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  33  34  35  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава IV

Сигнал на мачте.— Морозы.— Фламинго.— Катание на коньках.— Ловкость Жака.— Неповиновение Донифана и Кросса.— Туман,— Заблудившиеся дети.— Пушечные выстрелы из Френч-дена.— Черные точки.— Опять Донифан.


Избрав нового главу колонии, товарищи отдали должное его доброму характеру, мужественным поступкам в трудные минуты и его приверженности общим интересам. Донифан и его друзья, не признававшие достоинств Бриана, в глубине души прекрасно понимали, что несправедливы к нему. Хотя Гордон и опасался, что Донифан со своими сторонниками может решиться на дальнейший раскол, он от души поздравил Бриана с избранием. Сам же предпочитал заниматься хозяйственными делами Френч-дена.

Но с первых же дней после выборов стало ясно, что компания Донифана не желает терпеть какого положения вещей, хотя новый правитель решил не давать им ни малейшего повода к каким-либо выходкам.

Жак удивился, что его брат дал согласие стать главой колоний.

— Ты, значит, думаешь…— начал он.

Но Бриан тихо досказал за него:

— Да, я постараюсь принести как можно больше пользы, чтобы искупить твою вину.

— Спасибо, брат, — промолвил Жак. — И не надо меня щадить!

Со следующего дня в колонии возобновилась обычная жизнь, которая станет еще монотоннее долгой зимой.

Прежде всего, до холодов, когда еще можно было попасть в бухту, Бриан выполнил очень удачный замысел. Дело в том, что от флага на сигнальной мачте остались одни лохмотья. Надо было заменить его каким-нибудь приспособлением, способным выдержать зимние бури. И, посоветовавшись с Брианом, Бакстер смастерил своеобразный шар, сплетя его из гибких болотных камышей, так что ветер мог свободно проходить сквозь петли. Совершив несколько походов в Топкую бухту, Бриан семнадцатого июня закрепил на мачте новый сигнал, видный на расстоянии нескольких миль.

Постепенно холодало, столбик в термометре опускался все ниже. Ялик вытащили на землю, задвинув его в выступ утеса и закрыв толстым брезентом, чтобы он не разбухал и не рассыхался. Наставили ловушек, подновили западни и натянули на берегу реки сети для птиц, уносимых сильным ветром с Южных болот. Донифан и его друзья совершили несколько вылазок на ходулях, каждый раз возвращаясь с добычей, но экономя патроны, на которые новый правитель скупился не меньше Гордона.

В первой половине июня река стала замерзать и вскоре покрылась толстой ледяной коркой. А после усилившихся ветров с юго-востока температура упала до двадцати градусов ниже нуля; тогда замерзло и озеро.

Во Френч-дене возобновился прошлогодний, зимний распорядок жизни. Бриан следил за его выполнением, отнюдь не злоупотребляя своим авторитетом. Его охотно слушались, а Гордон помогал ему, подавая пример повиновения. Компания Донифана ничем особо не нарушала режима, занимаясь порученным ей делом. Но держались они обособленно, разговаривали между собой вполголоса и очень редко вмешивались в общую беседу даже в вечерние часы. Трудно было понять, затевают ли они что-то. Но упрекнуть их было не в чем, и Бриан не вмешивался, стараясь быть справедливым равно ко всем. Сам он часто брался за трудную и неприятную работу, не щадя и своего брата, который очень старался. Гордон видел, что настроение у Жака стало не таким подавленным, а Моко с радостью заметил, что мальчик теперь чаще участвует в болтовне и играх своих сверстников.

В долгие часы, когда приходилось безвылазно оставаться в холле, учение продолжалось. Дженкинс, Айверсон, Доль и Костар делали заметные успехи. Старшие, обучая их, занимались и сами. Вечерами читали вслух книги о путешествиях, которым Сервис конечно же предпочел бы робинзонады. Иногда Гарнетт довольно фальшиво играл на аккордеоне с усердием, достойным лучшего применения. Другие хором пели старые детские песенки.

В противоположность Гордону, который только и мечтал о дальнейшем закреплении колонии на острове Чермен, Бриан непрестанно раздумывал о возвращении в Новую Зеландию. Он не мог забыть о белом пятне на горизонте бухты Разочарования. Если это все-таки земля, нельзя ли построить хоть какое-нибудь судно, чтобы добраться туда? Но Бакстер лишь отрицательно качал головой: такое предприятие было для них непосильно!

В эти зимние ночи во Френч-дене несколько раз поднимали тревогу: близ пещеры шныряли стаи шакалов, и Фэнн заливался лаем. Тогда Донифан и другие, приоткрыв дверь, бросали горящие головни в этих мерзких тварей, обращая их в бегство. Два-три раза в окрестностях показывались ягуары и пумы, но никогда не подходили близко. По ним открывали стрельбу, хотя на этом расстоянии ранить их не удавалось. Словом, охранять безопасность Френч-дена было непросто.

Уилкокс и помогавший ему Бакстер не довольствовались установкой ловушек для мелкой пернатой дичи и грызунов. Сгибая молодые деревья, они устроили силки со скользящей петлей на крупную дичь; и двадцать четвертого июля в эти силки попался великолепный фламинго. Когда утром Уилкокс обходил свои западни, то фламинго уже висел в петле на распрямившемся деревце. Тут Моко представилась прекрасная возможность блеснуть своими поварскими талантами; птицу ощипали, выпотрошили, нашпиговали ароматическими травами, и жаркое вышло отличное. Особенно лакомым был язык фламинго, по ломтику которого получили все без исключения.


В первой половине августа наступили жестокие холода: четыре дня подряд термометр показывал тридцать градусов мороза! Однако ветер совершенно стих и воздух был чист и прозрачен. В эти дни младших совсем не выпускали наружу, а старшие выходили лишь по крайней необходимости — чтобы отопить стойло и птичник.

Правда, такие морозы простояли недолго: шестого августа ветер снова подул с запада, начались сильнейшие шквалы. Вихри исхлестали Оклендскую гряду, которая, к счастью, надежно защищала Френч-ден. Чтобы поколебать его массивные стены, потребовалось бы землетрясение. Самые страшные порывы бури, выбрасывающие суда на берег и разрушающие каменные здания, были бессильны против незыблемых скал. Ветер повалил много деревьев — это облегчит работу юным лесорубам, когда им придется пополнять запас топлива.

После бурь стало немного теплее, и вторая половина августа была вполне сносной: температура опускалась не ниже семи-восьми градусов. Возобновились работы на открытом воздухе — за исключением рыбной ловли, так как озеро и река были еще покрыты льдом. В силки и западни попадалось много дичи, и на столе во Френч-дене снова появилось свежее мясо. А стойло пополнилось новыми обитателями: вигонь принесла пятерых детенышей, за которыми заботливо ухаживали Сервис и Гарнетт.

Поскольку лед на озере оставался еще очень крепким, у Бриана появилась мысль устроить для колонистов прекрасное развлечение — катание на коньках. Бакстер, закрепив на деревянной подошве узкие железные полоски, соорудил несколько пар коньков. Кататься умели все мальчики, так как этот спорт очень распространен в Новой Зеландии, и они пришли в восторг от возможности продемонстрировать свое искусство на льду Семейного озера.

Двадцать пятого августа в одиннадцать часов утра колонисты, оставив дома лишь Айверсона, Доля и Костара под присмотром Моко, пошли искать гладкую ледяную площадку. Бриан прихватил с собой судовой сигнальный рожок на случай, если кто-нибудь неосторожно забежит слишком далеко. К обеду компания собиралась вернуться во Френч-ден.

Близ пещеры на озере громоздились льдины, и мальчикам пришлось пройти по берегу около трех миль, пока они не нашли гладкое ледяное пространство, тянувшееся далеко на восток,— прекрасное поле для катания. Донифан и Кросс, конечно, прихватили ружья. Бриан и Гордон кататься не собирались и пришли, чтобы присматривать за конькобежцами. Самыми искусными были Донифан и Кросс, но в особенности Жак, который бегал очень быстро, а кроме того, умел выписывать на льду сложные фигуры.

Бриан заранее предупредил катающихся, что им нужно быть осторожными.

— Лед под вами не проломится,— сказал он,— но руку или ногу сломать можно. А главное — не уходите далеко! Мы с Гордоном остаемся ждать вас здесь, и, когда я подам сигнал, все должны вернуться.

Мальчики гурьбой пустились по озеру, и Бриан успокоился, видя, что все они держатся на коньках неплохо, а случайные падения вызывают лишь веселый смех.

Жак действительно катался прекрасно — и спиной вперед, и на одной ноге, и, пригнувшись, рисовал на льду правильные круги и овалы. Его брат с радостью наблюдал, как он развлекается вместе с другими.

Вероятно, Донифан, рьяный спортсмен, немного позавидовал успеху Жака, которому аплодировали остальные. Пренебрегая настояниями правителя, он отдалился от берега и через некоторое время поманил к себе Кросса.

— Эй, Кросс,— крикнул он,— я вижу стаю уток, вон там, на востоке. У нас с тобой ружья. Поохотимся!

— Но Бриан запретил…

— Ах, отстань от меня со своим Брианом! Вперед! Быстрее!

И оба мальчика помчались вдогонку за стаей уток, пролетавших над озером.


— Куда это они? — воскликнул глава колонии.

— Увидели какую-то дичь, и разыгрался охотничий инстинкт,— отозвался Гордон.

— Или, вернее, инстинкт неповиновения,— возразил его собеседник.— Опять этот Донифан…

— Ты считаешь, что с ними может что-нибудь случиться?

— Да кто знает, Гордон. Всегда неосторожно уходить слишком далеко. Смотри, их уже почти не видно!

Действительно, быстро мчавшиеся Донифан. и Кросс казались теперь лишь двумя точками на поверхности озера.

Они могли бы вернуться вовремя, так как до темноты оставалось еще несколько часов, но все же это было рискованно: в предвесенний период всегда нужно опасаться внезапной перемены погоды. Стоит ветру изменить направление, и сразу может нанести тумана или снега.

Опасения сбылись: около двух часов дня горизонт внезапно заволокло полосой тумана. Донифан и Кросс еще не вернулись, а над озером нависли густые облака, закрывая берег.

— Вот чего я боялся,— вскричал Бриан.— Как они теперь найдут обратную дорогу?

— Труби в рожок! Скорей труби! — поспешно советовал Гордон.

Был трижды подан сигнал, и звук рожка протяжно разнесся по озеру. Может быть, в ответ раздастся ружейный выстрел — единственный способ, которым Донифан и Кросс дадут знать о себе?

Мальчики прислушались. Но тщетно…

А туман все густел и расползался. Теперь он клубился в четверти мили от берега и грозил закрыть все побережье озера. Бриан стал созывать остальных катающихся, и вскоре они собрались около него.

— Что будем делать? — спросил Гордон,

— Во что бы то ни стало надо найти Донифана и Кросса, пока они окончательно не заблудились,— решительно ответил Бриан.— Пусть кто-нибудь побежит на коньках в ту сторону и будет трубить в рожок!

— Я готов идти! — вызвался Бакстер.

— И я! И я тоже! — послышались голоса.

— Я сам пойду! — сказал правитель колонии.

— Нет, отпусти меня, брат,— возразил Жак,— я на коньках добегу быстрее всех.

— Хорошо,— согласился Бриан — Иди, Жак, и прислушивайся, не будет ли выстрелов. Возьми рожок и сигналь!

— Иду!

И через минуту он скрылся в плотной завесе тумана. Сначала мальчики слышали звук его рожка, но потом все смолкло вдали.

Прошло с полчаса. Никто не показывался — ни Донифан с Кроссом, ни Жак… Что станется со всеми троими, если они не смогут вернуться до наступления ночи?…

— Если б у нас были с собой ружья,— сказал Сервис,— то, может быть…

— Скорее во Френч-ден! Скорее туда! — вскричал Бриан.— Нельзя терять ни минуты!

Это казалось наилучшим решением; надо было ружейными залпами указать всем троим направление на берег озера.

Через полчаса колонисты были на Спортивной площадке. Жалеть пороху не приходилось! Уилкокс и Бакстер стали стрелять в сторону востока.

Ответа не было! Ни выстрелов. Ни звука рожка…

Было уже половина четвертого. По мере того как солнце опускалось за Оклендской грядой, туман все густел, и на поверхности озера ничего нельзя было разглядеть.

— Дадим пушечный выстрел,— распорядился Бриан.

Стоявшую в холле маленькую пушку выкатили на площадку и навели на северо-восток. Ее зарядили холостым зарядом, и Бакстер уже собирался пальнуть, когда Моко посоветовал вложить в ствол поверх заряда пук травы, облитой жиром. Ему говорили, что от этого звук будет громче. Он оказался прав. Выстрел грохнул — да так, что Костар и Доль зажали уши.


При полной тишине, царившей вокруг, казалось невозможным, чтобы этот раскат не был услышан на расстоянии в несколько миль.

Прислушались… В ответ ни звука…

В течение следующего часа из пушки стреляли каждые десять минут. Донифан, Кросс и Жак должны были понять значение этихвыстрелов, указывающих местонахождение Френч-дена и разносившихся по всему озеру, ибо чем гуще туман, тем лучше он передает звуки на далекое расстояние.

И вот наконец, около пяти часов вечера, до них довольно отчетливо донеслись дальние ружейные выстрелы.

— Это они! Они! — закричал Сервис.

Бакстер тут же ответил выстрелом из пушки.

Вскоре две тени вырисовались в тумане, который у берега был не так густ, как на озере. И на спортплощадке послышалось дружное «ура!».

Это были Донифан и Кросс. Но Жака с ними не было.

Можно представить себе, какую мучительную тревогу испытал Бриан! Брат его не смог встретить охотников, которые не слышали звуков рожка! В своих блужданиях в тумане Кросс и Донифан отклонились к югу, а Жак искал их на востоке. Без пушечных выстрелов из Френч-дена ребята никогда не смогли бы найти дорогу домой.

Поглощенный мыслью о брате, затерянном в тумане, Бриан даже не стал упрекать Донифана за ослушание, которое влекло за собой тяжкие последствия. Жак рисковал провести ночь на озере, когда мороз мог усилиться до пятнадцати градусов ниже нуля. Выдержит ли он такой холод?…

— Это я должен был идти, а не он! — твердил Бриан, которого тщетно пытались успокоить Гордон и Бакстер.

Снова стали стрелять из пушки. Если Жак близко от Френч-дена, он подаст сигнал рожком. Но ответа по-прежнему не было, а уже спускалась ночь, и вскоре остров окутается тьмой.

Однако вдруг произошла благоприятная перемена: под действием закатного бриза туман как будто начал рассеиваться, отходить на восток с поверхности Семейного озера. Теперь найти Френч-ден мешала только темнота. Значит, надо было разжечь сигнальный костер. Уилкокс, Бакстер и Сервис уже собирали хворост в центре площадки, когда Гордон остановил их.

— Подождите,— сказал он, пристально глядя в подзорную трубу.— Мне кажется, я вижу там точку… и она движется!

Бриан в свою очередь схватился за трубу.

— Слава Богу! Это Жак! — воскликнул он.— Я вижу его!

Все закричали как можно громче, хотя их голосов, конечно, нельзя было услышать на таком расстоянии.

Но дистанция на глазах уменьшалась. Жак как стрела летел на коньках по льду, приближаясь к Френч-дену. Через несколько минут он будет здесь!

— Но он как будто не один! — удивился Бакстер.

Действительно, приглядевшись повнимательней, они увидели, что на несколько сот футов позади Жака двигались еще две тени.

— Кто же это? — произнес Гордон.

— Может быть, люди? — предположил Бакстер.

— Нет! Это звери! — воскликнул Уилкокс.

— Может быть, хищники! — закричал Донифан.

И, не колеблясь ни секунды, он с ружьем в руке кинулся по озеру навстречу Жаку. Через несколько минут он был уже рядом с мальчиком и сделал два выстрела по животным, которые повернули вспять и вскоре исчезли.

То были медведи!


Колонисты еще ни разу их не встречали. Если эти опасные хищники бродили по острову, то почему они не оставляли никаких следов? Может быть, они жили не здесь, а зимой добрались сюда либо по замерзшему морю, либо на плавающей льдине? Не означало ли это, что вблизи острова Чермен все-таки есть материк? Над этим следовало задуматься.

Так или иначе, Жак был спасен. Бриан от радости сжал его в объятьях.

Приветы, поцелуи, крепкие рукопожатия встретили храброго парнишку. Он, оказывается, много раз трубил в рожок, зовя охотников, а потом и сам заблудился в густом тумане и окончательно потерял дорогу. Тогда-то и раздались первые пушечные выстрелы.

«Это, конечно, наша Френч-денская пушка!» — сказал он себе и попытался сориентироваться по звуку. В этот момент он находился в нескольких милях от берега в северо-восточной стороне озера. Уловив, откуда доносились залпы, он помчался на коньках в ту сторону.

И внезапно, когда туман уже стал рассеиваться, Жак увидел, что его преследуют два медведя. Несмотря на опасность, он не потерял присутствия духа, а конькобежная ловкость помогла ему держаться на некотором расстоянии от зверей. Но если бы он упал, то погиб бы наверняка…

На пути в пещеру Жак шепнул Бриану:

— Спасибо, что ты мне позволил…

Бриан безмолвно стиснул его руку.

Когда они входили в холл, Бриан обратился к Донифану.

— Я запретил тебе уходить,— сказал он,— и ты видишь, какое страшное несчастье могло приключиться из-за твоего ослушания! Но хоть ты и виноват, Донифан, я все равно должен поблагодарить тебя за твою помощь Жаку.

— Я только выполнил свой долг,— холодно ответил тот.

И даже не принял руки, которую ему сердечно протянул товарищ.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 33  Глава III : Жюль Верн  34  вы читаете: Глава IV : Жюль Верн
 35  Глава V : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap