Приключения : Путешествия и география : Глава X : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  39  40  41  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава X

Шлюпка «Северна».— Болезнь Костара.— Прилет ласточек.— Упадок духа.— Убитый гуанако.— Сломанная трубка.— Настороженность.— Гроза.— Выстрел.— Крик Кэт.


На следующее утро уставшие от накануне пережитых волнений колонисты проснулись поздно. Поднявшись, Гордон, Бриан, Донифан и Бакстер прошли в кухню, где Кэт хлопотала по хозяйству, и стали обсуждать тревожное положение колонии.

Гордон резонно заметил, что если Уолстон уже почти три недели сидит на острове, значит, его шайка не сумела починить шлюпку без необходимых инструментов. Донифан добавил, что, по его мнению, шлюпка не так уж сильно разбита, и если бы в таком состоянии оказалась их яхта после кораблекрушения, то они смогли бы в конце концов восстановить ее на плаву. По мнению Бакстера, матросы «Северна» не собираются надолго устраиваться здесь, иначе они за это время предприняли бы разведку во внутреннюю часть острова и обнаружили бы Френч-ден.

И тут Бриан рассказал об увиденном им вдалеке пламени извергающегося вулкана, напомнив и о беловатом пятне, которое он заметил с Медвежьего утеса в бухте и которое, как он теперь считал, является горным ледником.

— Значит, там все-таки есть земля,— заключил он.— И конечно же уцелевшие с «Северна» знают это и постараются во что бы то ни стало туда добраться, как только им удастся подлатать свою шлюпку.

Теперь мальчики наконец убедились, что остров Чермен — не изолированный клочок земли в Тихом океане. Конечно, это для них очень много значило. Но, с другой стороны, оказалось, что Уолстон, уйдя с северного побережья в бухту Разочарования, приблизился к ним на двенадцать миль. Достаточно ему добраться до Семейного озера и обогнуть его с юга, как он окажется вблизи Френч-дена!

Бриану пришлось принять самые строгие предосторожности. Выходить разрешалось только в сторону Трясинного леса и лишь при крайней необходимости переправляться на левый берег Зеландской реки. Бакстер замаскировал ограду скотного двора и оба входа в пещеру ветвями и кустарником. Запрещено было появляться на озере. Такие ограничения сделали жизнь во Френч-дене очень унылой.

Ко всем этим неприятностям прибавилось еще одно серьезное беспокойство: Костар заболел довольно опасной лихорадкой. Гордону пришлось прибегнуть к судовой аптечке, и он очень боялся ошибиться. К счастью, с ними была Кэт, которая ухаживала за больным мальчиком как родная мать, не отходя от него ни днем, ни ночью. Благодаря ее самоотверженным заботам Костар стал постепенно поправляться. Трудно сказать, грозила ли ему смертельная опасность, но вполне вероятно, что без умелого ухода лихорадка могла бы в конце концов изнурить мальчугана. Кто знает, что случилось бы с ними, не будь этой стойкой и добросовестной женщины, отдававшей младшим детям колонии все свое сердечное тепло и ласку.

— Уж я такая — какая есть, ребятки,— смеясь, говорила она.— Мое дело — шить, да стирать, да по дому хлопотать!

Больше всего Кэт старалась хоть как-то привести в порядок белье детей. Оно сильно износилось за эти полтора года, и его нечем будет заменить, когда оно окончательно порвется. А что делать с обувью? Хотя ее берегли как могли, а в теплую погоду ходили босиком, все же башмаки были в плачевном состоянии, что очень беспокоило рачительную хозяйку.

В первой половине месяца прошли сильные дожди, но после семнадцатого ноября наступили жаркие дни. Буйно зазеленела растительность — деревья, кустарники, трава, распустились цветы. Пернатые обитатели Южных болот вернулись в свои родные места. Донифан просто изнывал от невозможности поохотиться на болотах, а Уилкокс тосковал по своим силкам, которых нельзя было ставить на озере. Но все-таки в тенета у самого Френч-дена кое-какие птицы попадались. Однажды Уилкокс нашел там перелетную ласточку, возвратившуюся после зимовки из дальних стран. Под крылом у нее сохранился привязанный мешочек, но — увы! — он не был посланием к мальчикам. Их письмо осталось без ответа…

Теперь колонисты проводили долгие часы, сидя без дела в холле. Бакстеру нечего было записывать в дневник Френч-дена. А через четыре месяца наступит третья зимовка на острове!

В этой угнетающей обстановке даже у самых энергичных было тяжкое настроение, за исключением Гордона, как всегда погруженного в хозяйственные дела. Бриан порой тоже был в подавленном состоянии, хотя старался не выказывать этого. Он всячески побуждал товарищей не падать духом, продолжать учение, почаще вспоминать о родине, семьях и не терять надежды вновь увидеться с ними. Но ему это плохо удавалось, и он сам боялся впасть в отчаяние.

Однако внезапно возникшие серьезные обстоятельства заставили всех встряхнуться, чтобы постоять за себя.

Двадцать первого ноября днем Донифан, удивший рыбу, обратил внимание на стаю птиц, похожих на ворон, с пронзительными криками круживших над левым берегом Зеландской реки.

Донифан не стал бы особенно интересоваться этой каркающей стаей, если бы не их странное поведение: они описывали широкие круги, суживавшиеся по мере того, как приближались к земле, а потом, сбившись в плотную кучу, кидались вниз. Внизу они кричали еще громче, но Донифан ничего не мог разглядеть в густой траве.

Подумав, что там лежит труп животного, он попросил Моко отвезти его на тот берег на ялике.

Через десять минут оба они пробирались сквозь плотные заросли. Спугнутые птицы взвились в воздух, громко протестуя против нарушения их пиршества.

Там действительно лежал труп молодого гуанако. Он пал всего несколько часов назад: тело еще не успело остыть.


Мальчики собрались было предоставить стервятникам лакомую добычу, но их заинтересовало, как и почему гуанако оказался на болотистом берегу, вдали от восточных лесов, где обитали эти животные. Донифан осмотрел труп. На боку его была еще кровоточащая рана, нанесенная не ягуаром и не каким-нибудь другим хищником…

— Его пристрелили! — воскликнул Донифан.

— А вот и доказательство,— отозвался юнга и, расширив рану ножом, достал оттуда пулю.

Она была явно не из охотничьего ружья. А это означало, что стрелял либо Уолстон, либо кто-то из его спутников.

Быстро вернувшись во Френч-ден, мальчики рассказали товарищам о своей находке. Несомненно, это дело рук человека с «Северна». Но важно было знать, где и когда был произведен выстрел. Вероятнее всего, в гуанако стреляли пять-шесть часов назад: после чего раненое животное успело добраться через низину до Зеландской реки. Значит, кто-то из матросов охотился близ южной оконечности озера, а следовательно, шайка ушла из устья Восточной реки и постепенно приближалась к Френч-дену.

Положение колонистов резко ухудшилось. Правда, на юге простиралась бесплодная болотистая равнина, усеянная стоячими лужами, пересеченная ручейками: там мало водилось дичи, и Уолстон вряд ли станет далеко заходить в эту местность. Кроме того, поскольку до Френч-дена не донеслось звука выстрела, есть надежда, что и злодеи пока их не обнаружили. Но теперь необходимо было готовиться к защите, чтобы не быть застигнутыми врасплох.

Три дня спустя после неожиданной находки опасность усилилась. Двадцать четвертого ноября утром Бриан и Гордон отправились на левый берег, чтобы посмотреть, нельзя ли сделать поперек узкой тропки между озером и болотом насыпной бруствер[147], который прикрыл бы Донифана с несколькими меткими стрелками на случай приближения врага.

Все трое отошли примерно на триста шагов от реки, когда Бриан наступил на какой-то предмет и раздавил его. Он не обратил внимания, считая, что это — одна из множества раковин, приносимых приливом в низину Южных болот. Но Гордон, шедший сзади него, остановился и произнес:

— Подожди-ка, Бриан.

— Что там такое?

Гордон наклонился и поднял раздавленный предмет.

— Посмотри,— спокойно проговорил он.

— Но это же не раковина,— воскликнул Бриан.— Это…

— Это трубка!


Действительно, Гордон держал в руках почерневшую чашечку трубки, от которой отломился чубук.

— Как известно, никто из нас не курит,— продолжал он тем же тоном.— А значит, эту трубку обронил…

— Кто-то из банды Уолстона,— докончил Бриан.— Если только это не трубка Франсуа Бодуэна.

Но нет! Трубка была сравнительно новая, судя по цвету излома, и никак не могла принадлежать французскому моряку, умершему много лет назад. Ее явно уронили здесь совсем недавно: в чашечке еще сохранились остатки табака. Итак, несколько дней, а может быть буквально и несколько часов назад, Уолстон или один из его сообщников был здесь, у западного берега Семейного озера!

Гордон и Бриан немедленно вернулись во Френч-ден, и Кэт сразу опознала трубку, которую она видела в руках Уолстона.

Итак, шайка добралась до берегов Зеландской реки. Если Уолстон обнаружит колонию и увидит ее обитателей, он, конечно, сообразит, что у них есть инструменты, провизия и патроны, а семеро крепких мужчин легко одолеют десяток мальчиков, если к тому же нападут на них внезапно.

Ввиду грозящей опасности Бриан решил установить непрерывный дозор. Устроили наблюдательный пункт на скале, откуда днем была видна вся окрестность на сторону болота, леса Западни и озера. По ночам старшие стали поочередно дежурить снаружи у входов, прислушиваясь к малейшему шуму. Двери изнутри укрепили подпорками, а в случае необходимости их можно будет завалить камнями, которые натаскали в пещеру. Для пушки были сделаны две амбразуры: одна — в сторону реки, другая — к озеру. Все огнестрельное оружие привели в боевую готовность.

Кэт горячо одобряла эти приготовления, но про себя с тревогой думала о предстоящей неравной борьбе. Она-то хорошо знала матросов «Северна» и их вожака. Каково будет сражаться с ними мальчикам, старшему из которых еще не исполнилось и шестнадцати лет? Силы были слишком неравны. Ах, почему с ними нет мужественного Ивенса! А может быть, злодеи уже избавились от штурмана, который теперь стал им ненужен, чтобы добраться до ближней земли…

Наступило двадцать седьмое ноября. Последние два дня стояла удушливая жара. Над островом скопились тяжелые тучи, и отдаленное громыхание предвещало грозу. Барометр сильно упал.

В этот вечер колонисты собрались в холле раньше обычного, приняв все предосторожности: плотно закрыли двери, затащили ялик в кухню. В половине десятого разразилась сильнейшая гроза. Холл непрерывно озарялся блеском молний, сопровождавшихся громовыми раскатами, которые оглушительно отдавались в скалах. Это была так называемая «сухая гроза» без дождя и ветра, самая страшная: недвижные тучи обрушивают весь накопившийся в них электрический заряд на одну местность.

Костар, Доль, Айверсон и Дженкинс, забившись под одеяла, вздрагивали при каждом разряде молнии, похожем на треск разрываемой материи, что указывало на непосредственную близость удара. Однако в этой несокрушимой пещере бояться было нечего, молния не могла пробить каменные стены.

Время от времени Бриан или Донифан приоткрывали двери и тотчас отшатывались, ослепленные вспышками. Снаружи все пространство было словно залито огнем, а поверхность озера, в которой отражалось сверкающее небо, казалась огромным пламенеющим ковром.

Вспышки и грохотание продолжались почти до полуночи, когда гроза стала наконец затихать. Молнии, отдаляясь, блистали реже; поднялся ветер, отогнавший от земли нависшие тучи, и хлынул проливной дождь.

Младшие дети понемногу успокоились. Две-три головы вынырнули из-под одеял, хотя всем уже давно было пора спать. Собрались укладываться и старшие, когда вдруг взбудоражился Фэнн. Он стал кидаться лапами на дверь и глухо рычать.

— Что-то зачуял наш Фэнн,— сказал Донифан, пытаясь унять собаку.

— Бывали случаи, когда он поднимал тревогу,— отозвался Бакстер,— и наш умница-пес никогда не ошибался.

— Прежде чем лечь спать, надо выяснить, в чем дело,— заявил Гордон.

— Хорошо,— согласился Бриан.— Никому не выходить и готовиться к отпору!

Взяв оружие, Донифан пошел ко входу в холл, а Моко — ко входу на кухню. Они приложили ухо к створкам дверей, но ничего не услышали, хотя Фэнн по-прежнему волновался. И вдруг он залился таким оглушительным лаем, что Гордон не мог его утихомирить. Это было очень некстати: в минуты затишья можно было бы расслышать шорох шагов на берегу, но в то же время громкий лай собаки был отлично слышен снаружи!

Внезапно раздался выстрел: этот звук нельзя было спутать с раскатом грома. Стреляли менее чем в двухстах шагах от пещеры. Все вскочили, готовые к обороне. Донифан, Кросс, Уилкокс и Бакстер стояли у входа, готовые стрелять в первого, кто попытается высадить дверь. Остальные уже собрались подкатывать ко входу камни, когда послышался крик:

— Ко мне! Ко мне!

Там, снаружи, был человек, который взывал о помощи; ему явно грозила смертельная опасность.

— Помогите! — снова раздался голос уже в нескольких шагах.

Кэт кинулась к двери и прислушалась.

— Это он! — вскричала она.

— Кто он? — спросил Бриан.

— Откройте! Откройте! — повторяла Кэт.

Дверь открыли, и в холл бросился человек, с которого ручьями текла вода.

Это был Ивенс, штурман «Северна»!




Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  39  Глава IX : Жюль Верн
 40  вы читаете: Глава X : Жюль Верн  41  Глава XI : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap