Приключения : Путешествия и география : Глава I : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  45  46  47  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава I

Тревожные мысли о Жаке.— Строительство скотного двора и птичника.— Кленовый сок.— Истребление лисиц.— Новая экспедиция в Топкую бухту.— Гуанако в упряжке.— Охота на тюленей.— Рождество.


Во время отсутствия Гордона дела во Френч-дене шли своим чередом, и по возвращении глава колонии мог лишь похвалить Бриана, к которому младшие искренне привязались. Высокомерный и завистливый Донифан по-прежнему не замечал добрых черт натуры Бриана, а Уилкокс, Кросс и Уэбб, находившиеся под его влиянием, разделяли эту неприязнь к молодому французу, столь отличавшемуся от своих товарищей-англичан характером и манерой поведения. Впрочем, Бриан не обращал на это внимания. Он поступал так, как считал должным, никогда не заботясь о том, что думают другие. К тому же его больше всего беспокоило необъяснимое поведение Жака. Он снова стал расспрашивать его, но получил тот же уклончивый ответ:

— Да нет же… нет… со мной ничего…

— Ты опять молчишь! — воскликнул Бриан.— Все грустишь, замыкаешься в себе! Да поделись же со мной! Облегчи душу нам обоим! Послушай, я ведь твой старший брат и имею право знать, что с тобой происходит! Что тебя так мучает?

— Брат,— ответил Жак, не в силах больше выносить своих тайных угрызений.— То, что я сделал… Ты, может быть, ты один простишь меня… но другие…

— Другие? — вскричал Бриан.— Что это значит?

На глазах мальчика выступили слезы, но, несмотря на настойчивость брата, он лишь прибавил:

— После… ты узнаешь… потом…

Такие ответы могли лишь усилить тревогу Бриана. Он хотел во что бы то ни стало дознаться, что произошло с Жаком. И как только вернулся Гордон, Бриан рассказал ему о вынужденном полупризнании брата и попросил самого Гордона вмешаться.

— К чему это? — рассудительно ответил Гордон.— Пусть Жак поступает по своей совести. Да и что он мог такого натворить? Пустяк какой-нибудь, важность которого парнишка преувеличивает. Подожди — он сам признается.

На следующий день после возвращения экспедиции, девятого ноября, колонисты вновь принялись за работу. Дел хватало. Прежде всего надо было пополнять истощавшиеся запасы провизии. Правда, в силки, расставленные по берегу озера, кое-что и попадалось, но не хватало крупной дичи. Нужно было вырыть большие ямы, чтобы ловить вигоней, пекари, гвазуи, не тратя на них пороха. Этим делом старшие занимались весь ноябрь.

Пойманных в экспедиции гуанако и вигонь с детенышами временно держали под деревьями рядом с Френч-деном, привязав их на длинные веревки, чтобы те могли свободно пастись. Но еще до зимы необходимо было поместить их в надежное укрытие. Гордон решил построить стойло и загон с высоким частоколом у подножия скал со стороны озера, чуть подальше от входа в пещеру.

Под руководством Бакстера оборудовали настоящую строительную площадку. Мальчики более или менее ловко управлялись с плотничьими инструментами из мастерской яхты: кто рубил, кто пилил, кто орудовал теслом[127]. Не всегда и не сразу все удавалось, но они не унывали и трудились усердно.


Нарубив деревьев подходящей толщины, молодые строители обтесали их и прочно вкопали в землю, обнеся этим частоколом довольно большой участок, на котором можно было содержать с дюжину голов скота. Эти колья прочно скрепили поперечинами, так что ограда могла устоять против любых попыток хищников перепрыгнуть или свалить ее. Стойло сколотили из обшивки шхуны, что избавило юных плотников от необходимости стругать доски — работа чрезвычайно трудная в данных условиях. Крышу покрыли толстым просмоленным брезентом, хорошо закрепив его от порывов ветра. Часто сменяемая подстилка, свежая трава, листья и мох в качестве корма, который необходимо запасти заранее,— вот все, что требовалось для содержания домашних животных в хорошем состоянии. Заботы о скотном дворе поручили Гарнетту и Сервису. Те вскоре были вознаграждены за свои труды, убедившись, что гуанако и вигонь с каждым днем становятся все более ручными.

Вскоре в стойле появились новые обитатели. Сначала им стал второй гуанако, попавшийся в западню, а потом парочка вигоней — самец и самка, которых поймали Бакстер и Уилкокс, быстро научившийся бросать бола. Подвернулся даже страус, которого пригнал Фэнн. Но вскоре все убедились, что второй не лучше первого: несмотря на все усилия Сервиса, этот нанду тоже не поддавался воспитанию.


Пока строился загон, вигоней и гуанако каждый вечер отводили на кухню. Крики шакалов, тявканье лис, рычание хищников раздавались по ночам слишком близко от Френч-дена.

Пока Сервис и Гарнетт занимались животными, Уилкокс и еще несколько мальчиков ставили силки и ловушки, которые надо было обходить ежедневно. Нашлось занятие и для Дженкинса с Айверсоном: поскольку в силки попадались дрофы, фазаньи курочки, цесарки и тинамусы, потребовался и птичник, который устроили в углу загона. Присмотр за птицей поручили детям, и они с увлечением отдались делу. Таким образом в распоряжении Моко было теперь не только молоко, но и яйца, и он с удовольствием готовил бы всякие сладкие блюда, но… Гордон потребовал беречь сахар. И лакомые кушанья позволялись только по воскресеньям и праздничным дням.

Однако, быть может, удастся найти что-то, заменяющее сахар? Сервис со своими книгами о робинзонах уверял, что нужно только поискать. Итак, Гордон стал искать и в конце концов обнаружил в зарослях леса Западни группу деревьев с узорчатыми листьями, которые через три месяца, то есть в начале осени, окрасятся в красивый багряный цвет.

— Это клены! — вскричал он.— Сахарные клены!

— Деревья из сахара? — спросил Костар.

— Нет, лакомка! Я сказал: сахарные, то есть дающие сахар. Перестань облизываться!

Это было одно из важнейших открытий с тех пор, как колонисты обосновались во Френч-дене. Надрезав клены, мальчики получили сок, который, сгущаясь, давал сладкий сироп, хотя и уступающий в сахаристости тростнику и свекле, но, во всяком случае,— много вкуснее березового сока!

Получив сахар, нетрудно сделать и ликер. Моко раздавил семена трулеа и альгароббе тяжелым деревянным пестом и поставил бродить. В результате получилась спиртная жидкость, которой можно будет подслащивать напитки, если не хватит кленового сока. Листья чайного дерева оказались не хуже ароматного китайского чая. Во время походов в лес мальчики не упускали случая нарвать их как можно больше.

Короче говоря, остров Чермен давал своим новым обитателям если не излишнее, то, во всяком случае, необходимое. Единственное, чего, к сожалению, не хватало,— это свежих овощей. Приходилось довольствоваться консервированными; в запасе еще оставалось около ста банок, и Гордон экономил их как только мог. Бриан пытался культивировать одичавший ямс, несколько клубней которого покойный француз посадил у подножия утеса. Но то была тщетная попытка. К счастью, сельдерей, в изобилии росший на берегу озера, с успехом заменял другие огородные растения, и его не надо было экономить.

С наступлением тепла мальчики расставили на берегу озера сети для птиц. В них попадались куропатки и мелкие перелетные пташки. Донифану хотелось поохотиться на раздолье Южных болот по ту сторону Зеландской реки. Но было рискованно заходить далеко в эти трясины, значительную часть которых во время приливов заливало морем и водами озера.

Уилкокс и Уэбб изловили довольно много агути[128], чье суховатое мясо по вкусу напоминало нечто среднее между крольчатиной и свининой. Этих быстроногих грызунов трудно поймать на бегу даже с помощью Фэнна. Но, когда они сидят в норках, достаточно посвистать, чтобы выманить их к выходу. Юным охотникам попадались также скунсы, росомахи и зориллос — разновидность куниц с красивым черным в белую полоску мехом. Но все эти зверьки распространяли сильное зловоние.

— И как только они сами могут переносить такой запах? — спросил однажды Айверсон.

— Что ж, дело привычки! — ответил Сервис.

В Семейном озере водились крупные форели, которые, однако, даже после жаренья сохраняли солоноватый привкус. В Топкой бухте среди водорослей у рифов всегда можно было наловить уйму трески. А в сезон, когда лосось поднимается вверх по течению Зеландской реки, Моко собирался засолить впрок эту прекрасную рыбу.

С весны по просьбе Гордона Бакстер стал делать луки из гибких ветвей ясеня и стрелы из тростника с гвоздем вместо наконечника. При помощи лука и стрел Уилкокс и Кросс, самые меткие стрелки после Донифана, время от времени убивали мелкую пернатую дичь.

Хотя Гордон всегда пугался излишней траты боеприпасов, обстоятельства заставили отказаться от обычной бережливости. Седьмого декабря Донифан отозвал его в сторонку и заявил:

— Гордон, нас изводят шакалы и лисы. Ночью они целыми стаями рвут силки и уничтожают попавшуюся дичь. Надо с этим покончить раз и навсегда!

— А нельзя ли заманить их в ловушки? — спросил Гордон, видя, к чему клонит Донифан.

— Ловушки? — переспросил Донифан, отнюдь не утративший своего презрения к столь вульгарным охотничьим приемам.— Это еще годится для глупых шакалов. А лисы — совсем другое дело. Они очень хитры и недоверчивы. Несмотря на все предосторожности Уилкокса, наш птичник рано или поздно будет опустошен — одни перья останутся!

— Ну что ж, раз это необходимо,— согласился Гордон.— Я выдам несколько десятков патронов. Только уж вы не промахивайтесь!

— На этот счет будь спокоен, Гордон. Сегодня же ночью мы устроим засаду и стольких перебьем, что они долго не осмелятся и носу показать.

Действительно, с этой расправой нельзя было медлить. Южноамериканские лисы считаются умнее и изворотливее своих европейских сородичей. Они устраивают настоящие бойни домашних животных, умудряются даже перегрызать ременные привязи лошадей и скота на пастбищах.

К ночи Донифан, Бриан, Уилкокс, Уэбб и Бакстер отправились в чащобу кустарника на берегу озера; Фэнна они с собой не взяли, он только спугнул бы лис, а гоняться за ними не имело смысла. Около одиннадцати часов они засели в зарослях дикого вереска. Ночь была очень темной, и царила такая тишина, что можно было услышать шелест сухой травы под лапами подкрадывающейся лисы. Около полуночи Донифан безмолвно предупредил жестом о появлении стаи, пробиравшейся на водопой к озеру. Охотники подождали, пока на берегу не собралось около двадцати лисиц, которые постепенно приближались, опасливо озираясь, словно чувствуя засаду. По сигналу Донифана все разом открыли стрельбу. Охотники били метко: пять-шесть лис сразу рухнули на землю, а остальные, в большинстве случаев смертельно раненные, обезумев, заметались в разные стороны. На заре мальчики подобрали с десяток убитых лис.


Это истребление продолжалось три последующие ночи, и в результате маленькая колония избавилась от хищных разбойников, к тому же приобрела до полусотни прекрасных серебристо-серых меховых шкурок.

На пятнадцатое декабря был назначен большой поход в Топкую бухту. Погода стояла отличная, и Гордон разрешил отправиться всем без исключения, к огромной радости малышей. Главной целью похода была охота на тюленей. После долгой зимы осветительные средства колонии были на исходе. От запаса свечей, изготовленных французским моряком, осталось всего две-три дюжины. А бочонки с маслом почти все опустели. Надо было запастись тем горючим материалом, который могла предоставить сама природа,— тюленьим жиром. Если бы удалось удачно поохотиться на этих животных, которые в летнее время приплывали на полосу рифов в Топкую бухту, то мальчики с избытком обеспечили бы себе освещение на всю зиму. Но следовало торопиться, ибо вскоре тюлени уйдут южнее, в антарктические воды.

К этой экспедиции тщательно подготовились. Сервис и Гарнетт сумели приучить обоих гуанако к упряжи. Бакстер соорудил для них недоуздки из парусины; если на гуанако еще нельзя было ездить верхом, то, по крайней мере, они вполне могли тащить повозку. Все лучше, чем впрягаться в нее самим!

Телегу загрузили — помимо оружия, инструментов и провизии — большим котлом и полудюжиной пустых бочонков для тюленьего жира. Гораздо удобнее разделывать туши на месте, чем тащить их во Френч-ден и отравлять там воздух скверным запахом.

Колонисты выступили в поход с восходом солнца, и первые два часа все шло довольно гладко, хотя повозка двигалась не так уж быстро из-за колдобин на берегу Зеландской реки. Гораздо труднее стало продвигаться лесом, меж деревьев, когда пришлось огибать трясину. У Доля и Костара заныли ноги, и Гордон по просьбе Бриана разрешил им присесть на повозку.

Около восьми часов утра, когда гуанако с трудом тащились мимо трясины, Кросс и Уэбб, шедшие немного впереди, подняли крик, зовя Донифана, за которым побежали и остальные.

В самой середине болота, развалясь, лежало какое-то огромное животное, тотчас опознанное юным охотником. Это был толстый розовый гиппопотам[129], к счастью для него, успевший скрыться в мутной воде прежде, чем Донифан выстрелил. Впрочем, зачем было и стрелять!

— Что это за толстенное животное? — спросил Доль, испугавшись одного его вида.

— Это гиппопотам,— ответил Гордон.

— Какое смешное название!

— Это вроде как речная лошадь,— пояснил Бриан.

— Да ведь он нисколько не похож на лошадь! — возразил Кросс.

— По-моему,— заявил Сервис,— лучше бы назвать его «свинопотам»!

Это замечание, не лишенное справедливости, очень насмешило малышей.

Примерно в начале одиннадцатого часа повозка выехала на побережье Топкой бухты, и Гордон устроил стоянку недалеко от устья, в том месте, где находился лагерь мальчиков во время разборки яхты.

Около сотни тюленей плескались или грелись на солнце у рифов, а многие нежились на береговом песке за линией прибоя. Очевидно, они не привыкли к присутствию человека, а вернее всего, никогда его не видели. Поэтому тюленье стадо не выставило сторожей на случай опасности, как обычно поступают морские животные, которых промышляют в арктических или антарктических водах.

Но прежде чем начать охоту, колонисты устремили взоры на океан, широко расстилавшийся перед бухтой от Американского мыса до пика Ложного моря. Он как всегда был пустынен; еще раз пришлось убедиться, что трассы судов пролегают вне здешних вод.

И все-таки существовала вероятность, что какие-то корабли случайно могли проходить в виду острова. Вот если бы установить наблюдательный пункт на Оклендской гряде да втащить на нее маленькую пушку яхты, еще остававшуюся на берегу, то это привлекло бы больше внимания, чем мачта. Но ведь нельзя же постоянно днем и ночью сидеть на скале, вдалеке от Френч-дена! Даже Бриан, не перестававший думать о возвращении на родину, признал это невозможным.

После завтрака на скорую руку, когда полуденное солнце выманило на берег большинство тюленей, девять старших мальчиков стали готовиться к охоте; младшие остались на попечении Моко вместе с Фэнном, которого нельзя было подпускать к тюленьему стаду. Охотники взяли огнестрельное оружие и порядочный запас патронов; в этот раз Гордон не поскупился.

Надо было прежде всего отрезать тюленей от моря. Донифан, руководивший всей операцией, предложил пройти вниз по реке до самого ее впадения в море, а оттуда осторожно пробраться по линии прибрежных скал, чтобы окружить песчаную полосу. Вскоре этот маневр был успешно выполнен, и охотники расположились полукольцом на расстоянии тридцати — сорока шагов друг от друга. Затем по сигналу Донифана они разом вскочили и открыли огонь.


Каждый выстрел нашел свою жертву. Оставшиеся в живых тюлени забили хвостами, приподнялись на ластах и большими прыжками стали уходить к морю. По ним успешно стреляли вслед; особенно отличился Донифан. Вся охота закончилась буквально за несколько минут, пока последние уцелевшие тюлени не скрылись под водой, за рифами. На берегу осталось около двадцати убитых и раненых животных.

Таким образом, экспедиция удалась полностью, и охотники, вернувшись к стоянке, разбили лагерь под деревьями.

После отдыха они занялись весьма отталкивающим, но необходимым делом, в котором приняли участие все, начиная с Гордона. Прежде всего надо было вытащить на берег туши тех убитых тюленей, которые застряли на рифах — труд нелегкий, хотя животные были не особенно крупными. В это время Моко, разведя костер меж двух камней, поставил на огонь котел с пресной водой, набранной в реке во время отлива. Тюленей разрубали на куски по пять-шесть фунтов и бросали в котел; после нескольких минут кипения на поверхность поднимался светлый жир, который постепенно сливали в бочонки. Варящееся тюленье мясо издавало отвратительный запах, так что все зажимали носы — но не уши, что позволяло слышать шуточки, отпускавшиеся во время этого занятия. Даже изысканный «лорд Донифан» не ворчал и не уклонялся от работы, продолжавшейся и на следующие сутки.

На исходе второго дня Моко собрал несколько сот галлонов[130]жира. Этого было достаточно, чтоб обеспечить освещение Френч-дена на всю предстоящую зиму. Тюлени на берег не возвращались и, очевидно, не появятся здесь, пока со временем не пройдет испуг.

На третий день, на заре, мальчики, ко всеобщему удовольствию, могли покинуть лагерь. Уже с вечера они нагрузили повозку бочонками жира, котлом и инструментами да прицепили еще и пушку. Было очевидно, что обратный путь займет гораздо больше времени, так как гуанако предстояло везти тяжкий груз, да еще в гору — от бухты к Семейному озеру.

Когда они отправились в дорогу, на берегу стоял оглушительный крик тысяч хищных птиц, налетевших на выброшенное тюленье мясо.

Отсалютовав флагу Соединенного Королевства, развевавшемуся на мачте, и бросив последний взгляд на морской горизонт, маленький отряд двинулся вверх по течению Зеландской реки. На обратном пути ничего особенного не случилось. Несмотря на трудную дорогу, гуанако хорошо справились со своими обязанностями, а мальчики при необходимости подталкивали повозку, так что к шести вечера колонисты благополучно вернулись во Френч-ден.

В последующие дни все занимались обычными делами. На пробу заправили фонари тюленьим жиром, он хотя и не давал большой яркости, но вполне годился для освещения пещер. Значит, нечего бояться темноты в долгие зимние вечера.

Тем временем приближались Сочельник[131] и Рождество, которое так весело празднуют англичане. Гордону, конечно, хотелось отметить этот день поторжественнее. Это будет как бы воспоминанием о далекой родине, сердечным порывом к отсутствующим семьям. О, если бы они слышали, как их дети кричат: «Мы здесь! Все! Живые и здоровые! Мы увидимся! Бог приведет нас домой!» Да, дети верили, что родители там, в Окленде, еще не утратили надежды увидеть их вновь!

Гордон объявил, что двадцать пятого и двадцать шестого декабря во Френч-дене будет праздник и все работы прекратятся. Легко себе представить, с каким восторгом было встречено это решение. Само собой разумеется, что двадцать пятого декабря предстоял великолепный рождественский обед, и Моко сулил всяческие кулинарные сюрпризы. Они с Сервисом без конца таинственно совещались, а Доль и Костар, предвкушая угощение, старались заранее выведать будущее меню.

И вот наступил знаменательный день. Снаружи, над входом в холл, Бакстер и Уилкокс развесили вымпелы[132] и флажки с «Верткой», что придало Френч-дену праздничный вид. Утром окрестности озера огласил пушечный выстрел: Донифан выпалил из пушки, установленной в холле и наведенной стволом в амбразуру.

Младшие дети отправились поздравлять старших с праздником. Они даже сочинили приветствие главе колонии, которое довольно неплохо прочел Костар. Все принарядились как могли. Погода стояла чудесная; после завтрака устроили большую прогулку на озеро, играли на Спортивной площадке в крокет[133], футбол и шары. На яхте были все принадлежности для этих игр, столь любимых англичанами. Утро прошло отлично; особенно веселились младшие. Не было ни споров, ни ссор. Бриан забавлял малышей, не добившись, однако, чтобы Жак присоединился к ним. Донифан со своими дружками развлекался в стороне от остальных.

Наконец новый артиллерийский салют возвестил о часе обеда, и молодежь весело уселась за стол, покрытый прекрасной белой скатертью. Посередине стола в большом горшке стояла рождественская елка, убранная цветами и зеленью. На ветках висели маленькие флажки соединенных цветов Англии, Америки и Франции.

Моко поистине превзошел самого себя! И был очень горд сыпавшимися на него и Сервиса похвалами. Меню было таково: тушеный агути; рагу из тинамусов; жаркое из зайца, начиненного ароматическими растениями; жареная дрофа с распростертыми крыльями и раскрытым клювом, словно хорохорящийся фазан; пудинг[134] — и какой пудинг! — в форме пирамиды, с традиционной коринкой и плодами альгароббе, которые целую неделю мокли в бренди; затем — кларет, шерри, ликеры, чай и кофе на десерт. Да, надо признаться, нашлось чем достойно отпраздновать Рождество на острове Чермен!


Бриан провозгласил тост за Гордона, а тот в ответ предложил выпить за здоровье всей колонии и за отсутствующих родных.

И наконец — что было очень трогательно — встал маленький Костар и от имени младших детей поблагодарил Бриана за доброту и внимательность.

Бриан не мог скрыть глубокого волнения, когда в его честь раздалось громкое «ура», однако оно не нашло отклика в сердце Донифана…



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 45  Глава XV : Жюль Верн  46  вы читаете: Глава I : Жюль Верн
 47  Глава II : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap