Приключения : Путешествия и география : Глава III : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава III

Солончак.— Экскурсия в Южные болота.— В преддверии зимы.— Игры.— Конфликт Бриана и Донифана.— Гордон-миротворец.— Тревога за будущее.— Выборы десятого июня.


Бриан счел за лучшее не говорить никому — даже Гордону — об истории с Жаком, невольным свидетелем которой стал Моко. Результатами своего похода он поделился со всей колонией, собравшейся в холле послушать его рассказ. Бриан описал восточную часть острова в районе бухты Разочарования, рассказал о Восточной реке и прилегающих к озеру лесах с богатой растительностью, отметил, что на том берегу было бы легче обосноваться, чем на западном, но добавил, что сейчас нет смысла покидать Френч-ден. Сообщив, что в той части океана они не видели никакой земли, он, однако, не умолчал о беловатом пятне, которое заметили вдали и происхождение которого не сумели определить. Вполне вероятно, то было скопление облачности, но стоило бы в этом окончательно убедиться, посетив бухту еще раз. Словом, было ясно: вблизи острова Чермен нет никакой земли.

Оставалось лишь мужественно бороться за существование, ожидая прихода помощи извне, ибо маловероятно, что юные поселенцы смогут выручить себя сами.

Все вновь взялись за работу, чтобы обезопасить себя от суровостей предстоящей зимы. Бриан трудился с еще большим усердием, чем раньше. Но чувствовалось, что он стал менее общительным и, как его младший брат, стремился держаться в стороне.

Гордон видел эту перемену в Бриане и стал также замечать, что тот всякий раз искал Жаку дело, требующее смелости или сопряженное с известным риском, на что Жак с готовностью соглашался. Но так как Бриан никогда не заводил разговора на эту тему, то Гордон ни о чем его не спрашивал, полагая, впрочем, что между братьями произошло объяснение.

Так в различных работах прошел февраль. Когда лосось устремился в Семейное озеро, мальчики натянули сети у истока Зеландской реки и наловили солидный запас рыбы. Для ее сохранности нужно было довольно много соли. Пришлось несколько раз сходить в Топкую бухту, где Бриан и Бакстер устроили небольшой солончак — попросту площадку в складках песка, на которой осаживалась соль после испарения морской воды.

В первой половине марта Донифан предложил разведать болото, тянувшееся по левому берегу Зеландской реки. По его просьбе Бакстер соорудил несколько пар ходуль из легких шестов. Болото во многих местах покрывал тонкий слой воды, а на ходулях можно было, не замочив ног, пробраться до твердого грунта. Семнадцатого марта с утра Донифан, Уэбб и Уилкокс переправились на ялике на левый берег. Они взяли с собой ружья, а Донифан даже запасся «уточницей» — длинноствольным ружьем специально для охоты на диких уток. Встав на ходули, они отправились к более возвышенной части болота, не доступной приливам. С ними был Фэнн, который, не боясь замочить лапы, весело скакал по лужам, вздымая брызги.


Пройдя примерно с милю на юго-запад, охотники добрались до относительно сухой части Южных болот и сняли ходули, чтобы свободно преследовать дичь. Пространства Южных болот тянулись насколько хватало глаз, и только на востоке виднелась на горизонте голубая полоска моря.

Сколько здесь было пернатых! Бекасы, утки, зуйки, дергачи, нырки, а также утки-синьга, на которых охотятся главным образом из-за пуха, но мясо у них тоже довольно вкусное. Донифан и его товарищи могли бы настрелять здесь сотни птиц, не истратив даром ни одного заряда, но оказались достаточно благоразумны, ограничившись несколькими десятками, которых Фэнн вытаскивал из болота.

Однако Донифана манила другая охотничья добыча, которая не могла фигурировать в меню Френч-дена, несмотря на все кулинарное искусство Моко. Это были тинокоры из семейства голенастых, а также цапли с великолепным хохолком белоснежных перьев. Но если в данном случае охотник и удержался, чтобы не тратить бесполезно порох, то все же не утерпел, увидев несколько фламинго с огненно-красным опереньем, которые любят находиться у солоноватой воды и мясо которых не хуже, чем у куропаток. Птицы держались стайкой под охраной своих сторожей. Заметив опасность, те протрубили тревогу. При виде прекрасных представителей пернатого царства Донифан отдался своей страсти, а Уилкокс и Уэбб оказались столь же неблагоразумными: все они бросились в ту сторону — и совершенно напрасно. Мальчики не знали, что, подкравшись незаметно, могли подстрелить сколько угодно фламинго: выстрелы ошеломили бы их, но не обратили в бегство. А теперь охотники тщетно пытались добраться до этих величественных перепончатолапых, размерами более четырех футов от клюва до хвоста. Сигнал был подан — птицы снялись и быстро улетели на юг, так что их нельзя было достать даже из длинноствольной «уточницы».

Тем не менее охотники набили столько дичи, что об экскурсии на Южные болота жалеть не приходилось. Вернувшись с трофеями, они обещали себе повторить вылазку с первыми холодами, когда охота будет еще удачнее.

Гордон, со своей стороны, не стал ждать наступления холодов, чтобы заранее обезопасить Френч-ден от превратностей зимы. Надо было заготовить как можно больше дров для отопления пещер, стойла и птичника. На опушку леса Западни стали ездить заготовители. В течение двух недель повозка, запряженная двумя гуанако, по нескольку раз в день отправлялась туда и обратно. Теперь пусть зима длится хоть полгода — с запасами дров и тюленьего жира обитатели Френч-дена не опасались ни холода, ни темноты.

Несмотря на многочисленные заботы, программа обучения соблюдалась по-прежнему. Старшие по очереди учили младших, на собраниях дважды в неделю продолжал блистать красноречием Донифан, который чересчур кичился своим превосходством, что отнюдь не привлекало к нему сердца. За исключением обычных сторонников, его в общем недолюбливали. Тем не менее он рассчитывал стать главой колонии через два месяца, по истечении срока полномочий Гордона. Самолюбивый мальчик считал, что эта роль принадлежит ему по праву: было чистой несправедливостью, что его не избрали в первый же раз! Кросс, Уилкокс и Уэбб неразумно поддерживали его претензии и даже пытались в преддверии выборов подготовить почву для его успеха, в котором, по-видимому, не сомневались.

Однако большинство мальчиков не стояло за Донифана: в частности, младшие отнюдь не собирались голосовать за него, как, впрочем, и за нынешнего правителя. Со своей стороны Гордон видел эти маневры и, хотя имел право на переизбрание, не собирался им воспользоваться. Он чувствовал, что те строгости, которых он придерживался за год своего «президентства», были не в его пользу. Его несколько грубые манеры, и, быть может, излишний практицизм подчас не нравились ребятам, и эти слабые стороны соперника Донифан стремился обратить себе на пользу. Во время выборов, очевидно, предстояла интересная борьба.

Младшие более всего упрекали Гордона за излишнюю скупость на сладкие блюда. Кроме того, он делал им непрестанные выговоры за небрежное обращение с одеждой, когда они возвращались во Френч-ден запачканные, с дырками на платье, а в особенности — за разорванную обувь, чинить которую было очень трудно.

А сколько ворчаний и наказаний за утерянные пуговицы! История с ними повторялась без конца: Гордон требовал, чтобы вечером наличие пуговиц проверялось, и провинившийся лишался сладкого или прогулок. Тогда Бриан вступался то за одного, то за другого мальчика, и в результате завоевывал популярность! Кроме того, малыши знали, что Сервис и Моко преданы Бриану, и если он станет главой колонии, то в сластях недостатка не будет.

И вот на чем вертится мир! Разве эта колония подростков не была прообразом целого общества, и разве эти дети не склонны были «поступать по-взрослому» уже с самых юных лет?

Что касается Бриана, его подобные дела не интересовали. Трудился без устали, не щадя себя и своего брата. Оба они первыми начинали и последними кончали работу, словно у них были особые обязательства.

Однако не весь день целиком во Френч-дене был посвящен труду и учению; отводилось несколько часов на отдых и развлечения. Залогом здоровья всегда была физическая закалка. И старшие и младшие занимались гимнастикой. Лазали на деревья, подтягиваясь на закрученной вокруг ствола веревке. Прыгали в длину с шестом. Купались в озере, так что не умевшие плавать вскоре научились этому. Бегали взапуски, причем победители получали награды. Упражнялись в бросках лассо и бола. Они также играли в различные игры, столь любимые английскими детьми: в крокет, бейсбол[136] и метание колец, которое требует твердой руки и верного глаза.


Последнюю игру стоит описать подробнее, так как она однажды повлекла за собой резкое столкновение между Брианом и Донифаном.

Это случилось двадцать пятого апреля после полудня. Мальчики разделились на две команды по четыре человека. Донифан, Уилкокс, Уэбб и Кросс играли против Бриана, Бакстера, Гарнетта и Сервиса. На Спортивной площадке были вбиты в землю два железных колышка на расстоянии пятидесяти футов друг от друга. Каждый играющий получил по два метательных кружка с отверстием посредине, утолщающиеся к центру от окружности. Игроки должны поочередно бросать эти кольца, стараясь накинуть их на колышки. За попадание засчитывается два очка. Если же кольца падают на землю, тот, чье кольцо легло ближе к колышку, получает одно очко.

В этот день среди играющих царило большое возбуждение. Поскольку Донифан и Бриан находились в разных командах, дух соперничества между командами особенно вырос.

Сыграли уже две партии. Первую выиграла команда Бриана, набрав семь очков; вторую — их соперники с шестью очками. Теперь заканчивалась третья партия. Команды набрали по пять очков, и оставалось бросить два последних кольца — по одному с каждой стороны.

— Твоя очередь, Донифан,— сказал Уилкокс.— Целься получше! Это наше последнее кольцо, от него зависит выигрыш!

— Не беспокойся! — буркнул Донифан.

Он занял позицию с кольцом в правой руке, выставив одну ногу вперед и слегка наклонившись, чтобы лучше направить бросок. Видно было, что тщеславный мальчик вложил, как говорится, всю душу в игру; он стиснул зубы, побледнел и нахмурил брови.

Тщательно нацелившись, Донифан покачал кольцом и сильным броском послал его в горизонтальный пролет. Кольцо задело колышек, но не попало на него, а легло совсем рядом. Таким образом, команда Донифана набрала шесть очков.

Донифан гневно топнул ногой, не в силах сдержать досады.

— Обидно,— сказал Кросс.— Но мы пока впереди!

— Конечно,— воскликнул Уэбб.— Ведь твое кольцо — совсем впритык к колышку. Не думаю, чтобы у Бриана получилось лучше.

Действительно, бросить последнее кольцо досталось Бриану, и если он не накинет его на колышек, то партия будет проиграна, ибо невозможно уложить его ближе, чем это сделал его соперник.

— Целься хорошенько! — подбадривал Сервис.

Тот ничего не ответил, не желая вызвать раздражение противника. Ему хотелось лишь одного — выиграть партию, не столько для себя, сколько для своих товарищей по команде.

Он стал в позицию и так ловко кинул кольцо, что оно наделось на колышек.

— Семь очков! — торжествующе вскричал Сервис.— Мы выиграли партию.

Донифан шагнул вперед.

— Нет, не выиграли,— отчеканил он.

— Это почему же? — спросил Бакстер.

— Потому что Бриан сплутовал!

— Сплутовал? — повторил тот, побледнев от оскорбления.

— Да, сплутовал! Ты заступил на два шага впереди черты.

— Это неправда! закричал Сервис.

— Да, неправда,— подтвердил Бриан. Даже если подобное случилось, то совсем нечаянно, и я не позволю тебе обвинять меня в плутовстве.

— Вот как? Не позволишь? — сказал Донифан, пожимая плечами.

— Не позволю,— повторил Бриан, начиная в свою очередь выходить из себя.— Прежде всего я докажу, что стоял точно на черте.

— Да, да, да! — закричали Бакстер и Гарнетт.

— Нет, нет! — отвечали Уилкокс и Кросс.

— Да посмотрите на следы моих башмаков на песке! — возразил Бриан.— А так как Донифан не мог ошибиться, то я ему скажу, что он солгал!

— Солгал! — вскричал Донифан, медленно подходя к своему сопернику.

Уилкокс и Кросс встали сзади него; то же сделали Бакстер и Сервис, ожидая схватки.

Донифан принял стойку боксера, сбросил куртку, засучил рукава по локоть и обмотал платком кисть руки.


К Бриану вернулось его хладнокровие, и он стоял неподвижно; ему претила драка с одним из товарищей — дурной пример для всей маленькой колонии.

— Ты был неправ, оскорбляя меня, Донифан,— сказал он.— А теперь неправ, вызывая меня.

— В самом деле,— презрительно ответил тот.— Не следует вызывать тех, кто не умеет отвечать на вызов.

— Если я не отвечаю,— сдерживался Бриан,— то только потому, что мне этого не следует делать.

— Раз ты не принимаешь вызова,— бросил ему Донифан,— то, значит, боишься.

— Боюсь? Я?…

— Потому что ты трус!

Тут Бриан тоже засучил рукава и пошел на Донифана. Противники стояли теперь лицом к лицу.

У англичан, даже в английских пансионах, бокс является, так сказать, частью воспитания. Бриан, будучи французом, никогда не испытывал пристрастия к этому обмену ударами кулаков, метящими обычно в физиономию, и теперь оказался в неравном положении со своим противником, довольно искусным боксером, хотя оба были одного роста и возраста и, по-видимому, равной силы.

Борьба вот-вот должна была начаться, когда подоспел Гордон, предупрежденный Долем.

— Бриан! Донифан! — вскричал глава колонии.

— Он назвал меня лжецом,— кипел Донифан.

— После того, как он обвинил меня в плутовстве да еще обозвал трусом,— отвечал его противник.

В этот момент все мальчики сгрудились вокруг Гордона, а спорщики отступили на несколько шагов: один — скрестив руки, а другой — по-прежнему в позе боксера.

— Донифан,— строго проговорил Гордон,— я знаю Бриана. Это не он затеял с тобой ссору. Ты первый начал ее.

— Ну, разумеется,— злился тот.— Узнаю тебя! Ты всегда готов выступить против меня.

— Да, когда ты этого заслуживаешь,— спокойно промолвил американец.

— Пусть так. Но кто бы из нас ни был виноват, он будет трусом, если откажется драться.

— А ты, Донифан,— продолжал Гордон,— ты озлобился и подаешь скверный пример своим товарищам! В таком трудном положении, как наше, ты только и ищешь повода для раздора! И без конца нападаешь на лучшего из нас!

— Бриан, поблагодари Гордона,— закричал Донифан.— А теперь — защищайся!

— Так нет же! — в свою очередь воскликнул правитель.— Я — ваш глава и запрещаю вам драться! Бриан, иди во Френч-ден, а ты, Донифан, ступай и остуди свой пыл где хочешь и не являйся домой, пока не поймешь, что, обвиняя тебя, я исполняю свой долг!

— Да! Да! — закричали все остальные.— Ура Гордону! Ура Бриану!

Перед лицом такого единодушия Донифану оставалось только повиноваться. Бриан ушел во Френч-ден, а его противник, вернувшись вечером, не делал попыток возобновить ссору. Но чувствовалось, что в нем затаилась глухая злоба, враждебность к Бриану возросла, и он когда-нибудь припомнит урок, преподанный ему Гордоном. Все попытки последнего примирить их Донифан отверг.

Подобные досадные распри грозили нарушить мир и спокойствие маленькой колонии. Однако все как будто обошлось, никто не заводил разговора о случившемся, и обычные работы продолжались своим чередом.

Долго ждать зимы не пришлось. Уже в первую неделю мая настолько похолодало, что Гордон распорядился круглосуточно топить печи в холле. Вскоре стало необходимо отогревать стойло и птичник, что входило в обязанности Гарнетта и Сервиса. Многие птицы готовились к отлету, очевидно, направляясь в северную часть Тихого океана и на Американский континент, где климат менее суров, чем на острове Чермен. Первыми улетали ласточки, замечательные путешественницы, способные быстро преодолевать дальние пространства. Бриану, который непрестанно изыскивал способы возвращения на родину, пришла мысль воспользоваться их отлетом, чтобы известить о судьбе потерпевших крушение на яхте «Верткая». Было нетрудно поймать дюжину ласточек, лепивших гнезда даже внутри пещеры. Каждой надели на шеюполотняный мешочек, вложив туда записку с указанием, в какой примерно части Тихого океана находится остров Чермен, и с просьбой сообщить об этом в Окленд.

Ласточек выпустили, и, когда птички, взмыв в небо, исчезали на северо-востоке, дети с огромным волнением кричали им вслед:

— До свидания!

Это, конечно, небольшой шанс на спасение, но, как бы маловероятен он ни был, Бриан не мог пренебречь и такой возможностью, чтобы хоть одна записка попала в руки людей.

Двадцать пятого мая в первый раз выпал снег — на несколько дней раньше, чем в прошлом году. Все облеклись в теплую одежду, а Гордон неукоснительно следил за соблюдением чистоты и порядка.

С некоторого времени во Френч-дене ощущалось скрытое возбуждение, кружившее юные головы. Дело в том, что приближалось десятое июня, когда истекал срок полномочий правителя. И вот начались переговоры, тайные совещания, даже интриги, серьезно волновавшие маленькое общество. Гордон оставался безучастным, а Бриан даже и не помышлял руководить колонией, абсолютное большинство которой составляли англичане.

По существу, предстоящие выборы больше всего беспокоили Донифана, хотя он этого и не показывал. Благодаря своему незаурядному уму и бесспорному мужеству он имел большие шансы быть избранным, если бы не его высокомерие, властность и завистливый характер. Однако, то ли будучи твердо уверенным в своем успехе, то ли потому, что гордость мешала ему выклянчивать голоса, он подчеркнуто держался в стороне. Но то, чего он сам не делал открыто, делали за него друзья: Уилкокс, Кросс и Уэбб без конца подговаривали остальных мальчиков голосовать за Донифана — особенно младших, поддержка которых много значила. А поскольку других имен не называлось, Донифан имел веские основания считать свой успех обеспеченным.

Наступило десятое июня.

Голосование было назначено на вторую половину дня. Каждый должен был написать на листке имя своего избранника. Вопрос решался большинством голосов. Колония состояла из четырнадцати избирателей: Моко права голоса не имел. Итак, семь голосов, поданных за одного кандидата, составляя большинство, решали — кому стать главой колонии.

Голосование началось в два часа дня под председательством Гордона и совершалось с той серьезностью, которую англосаксы вносят в подобного рода мероприятия.

Подсчет голосов дал следующие результаты:

Бриан получил восемь голосов.

Донифан — три.

Гордон — один.

Гордон и Донифан в голосовании не участвовали, а Бриан голосовал за Гордона.

Услышав результаты, Донифан был не в силах скрыть глубокого разочарования и раздражения.

Бриан, крайне удивленный таким исходом, хотел отказаться от оказанной ему чести. Но внезапно ему в голову пришла мысль, и он, бросив взгляд на Жака, промолвил:

— Спасибо, друзья мои, я согласен.

С этого дня Бриан на год стал главой юных колонистов острова Чермен.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  47  Глава II : Жюль Верн
 48  вы читаете: Глава III : Жюль Верн  49  Глава IV : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap