Приключения : Путешествия и география : Глава VII : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  51  52  53  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава VII

Замысел Бриана.— Малыши радуются.— Сооружение воздушного змея.— Прерванное испытание.— Кэт.— Уцелевшие с «Северна».— Донифан и его друзья в опасности.— Самоотверженность Бриана.— Снова вместе.


После ухода Донифана и его друзей в колонии загрустили. Конечно, Бриану не в чем было упрекать себя, но он огорчался, пожалуй, больше всех, ведь как-никак разрыв произошел из-за него.

Напрасно пытался Гордон утешать его.

— Они вернутся,— говорил он.— Вернутся скорее, чем ты думаешь. Как ни упрямься Донифан, а обстоятельства сильнее его. Вот увидишь: когда начнутся холода, они придут обратно во Френч-ден.

Но Бриан лишь молча качал головой. Пусть даже «обстоятельства» заставят ушедших возвратиться. Но сами-то эти обстоятельства становятся все более тяжкими!

«Когда начнутся холода»,— сказал Гордон. Значит, колонистам суждено провести на острове и третью зиму? Неужели до этого не придет помощь? Неужели летом ни один корабль не попадет в эти места, никто не заметит сигнального шара на мачте?

По правде сказать, этот шар на высоте всего двухсот футов был не очень-то заметен, особенно издали, с моря. Бриан ломал себе голову, придумывая, как бы поднять сигнал бедствия повыше. И наконец он поделился с Бакстером мыслью: запустить воздушного змея.

— У нас есть и полотно и бечевка,— сказал он.— Если сделать большого змея, он взлетит и на тысячу футов.

— Но не в безветрие,— заметил Бакстер.

— Безветрие бывает редко,— возразил Бриан.— Тогда будем оставлять змея на земле. Зато при малейшем ветре он будет свободно колыхаться на привязи, а направление его нам совершенно безразлично.

— Стоит попробовать,— отвечал немногословный Бакстер.

— Днем наш змей будет виден отовсюду,— оживленно продолжал Бриан,— а на ночь подвесим на него фонарь!

В общем предложение казалось практичным и осуществимым. Смастерить воздушного змея — нетрудное дело для мальчиков, много раз их запускавших у себя в Новой Зеландии. Поэтому замысел Бриана вызвал всеобщую радость, особенно среди младших детей. Для них это выглядело прежде всего как развлечение, и они уже мечтали о змее невиданных размеров. Вот будет здорово — держать в руках натянутую веревку, на которой он парит в небесах!

— Мы приделаем ему длиннющий хвост,— говорил один.

— И большие уши! — добавлял другой.

— И нарисуем на нем замечательного Панча[141], и он будет дрыгать ногами в воздухе!

Но затея, которую Дженкинс и его дружки воспринимали как забаву, была в действительности вполне серьезным делом, обещавшим, возможно, счастливую развязку.

Итак, Бакстер и Бриан принялись за работу через день после ухода Донифана, Уилкокса, Уэбба и Кросса.

— Вот вытаращат они глаза, когда увидят над собой этакую штуковину! — кричал Сервис.— Как жаль, что никто из моих робинзонов не додумался запустить змея в небеса!

— А его будет видно отовсюду? — допытывался Гарнетт.

— Не только с острова, но и с дальнего расстояния в море,— подтвердил Бриан.

— И в Окленде тоже увидят? — воскликнул Доль.

— Нет, к сожалению,— улыбнувшись, ответил глава колонии.— Но когда увидят Донифан и другие, может быть, им захочется вернуться к нам!

Как видно, он не переставая думал об отсутствующих и всем сердцем желал, чтобы кончилась поскорее эта злосчастная разлука.

Змея сооружали несколько дней. По предложению Бакстера, он был восьмиугольным. Его легкий и прочный каркас сделали из твердого камыша, который мог выдержать напор сильного ветра. На каркас Бриан натянул легкое прорезиненное полотно, непроницаемое даже для ветра: им прикрывались иллюминаторы шхуны. Вместо веревки взяли линь — крученый жгут длиной в две тысячи футов с узлами через каждую сотую долю морской мили.


Моряки запускают на нем лаг — приспособление для измерения скорости судна, и он выдерживает сильнейшее натяжение. Ко змею, разумеется, приделали длинный хвост для сохранения равновесия в полете.

Естественно, такого змея нельзя было запускать вручную: войдя в струю ветра, он с легкостью поволок бы за собой всю колонию! Поэтому линь намотали на снятый с яхты ворот[142], который прочно вкопали в землю на Спортивной площадке, чтобы он выдержал тягу «Воздушного гиганта», как окрестили змея младшие дети.

Пятнадцатого октября работа была закончена, и Бриан назначил на следующий день пробный запуск: на нем собиралась присутствовать вся колония. Однако испытание не состоялось: к вечеру разразилась буря, которая неминуемо разнесла бы змея в клочки.

Это была буря, застигшая Донифана с друзьями на северном побережье,— та буря, что выбросила на остров шлюпку с «Северна».

Шестнадцатого октября несколько поутихло, но ветер, хотя и изменил направление, был слишком сильным, и Бриан перенес испытание на завтра.

Настало семнадцатое октября — знаменательный день в истории колонии острова Чермен.

Погода установилась благоприятная: дул ровный бриз, очень удобный для запуска змея на большую высоту. С утра мальчики завершили последние приготовления и после завтрака отправились на Спортивную площадку.

— До чего же здорово, что Бриан придумал сделать этого змея!— приговаривал Айверсон.

Было уже половина второго. Змей с распростертым хвостом лежал на земле, и все ждали лишь сигнала правителя. Но он почему-то замешкался. Его встревожило поведение Фэнна, который, выскочив из леса, залился странным, жалобным лаем.

— Что это с ним? — тревожно спросил Бриан.

— Может, почуял зверя? — предположил Гордон.

— Да нет! Он тогда лает по-другому!

— Пошли — посмотрим! — вскричал Сервис.

— И захватим ружья! — добавил Бриан.

Жак и Сервис сбегали в пещеру, принесли два заряженных ружья, и все четверо — включая Гордона — пошли за Фэнном к опушке леса Западни. Фэнн сразу убежал вперед, не переставая лаять.

Не прошли ребята и пятидесяти шагов, как увидели, что пес остановился у дерева, под которым лежал человек.

То была женщина. На вид ей было лет сорок — сорок пять. Одета просто, но опрятно: юбка и лиф из грубой ткани, шерстяной платок, обвязанный вкруг талии. Крепкого сложения, но лицо измученное, страдальческое. Очевидно, сломленная голодом и усталостью, она потеряла сознание, но, однако, еще дышала.

Непередаваемое волнение охватило юных колонистов при виде первого человеческого существа, с которым они встретились после кораблекрушения.

— Она дышит! Дышит! — вскричал Гордон.— Наверное, голод, жажда…

Жак кинулся в пещеру и мигом принес фляжку бренди и сухари.

Склонившись над лежавшей, Бриан разжал ее сомкнутые губы и влил в рот немного бодрящего напитка.

Женщина пошевелилась и открыла глаза. При виде обступивших детей взгляд ее сразу оживился, и она жадно поднесла к губам протянутый сухарь.


Как видно, несчастная обессилела больше от голода, чем от усталости. Но кто она? Смогут ли они поговорить с ней, понять ее?

Но тут же все сомнения исчезли: незнакомка чуть приподнялась и сказала по-английски:

— Спасибо вам, дети, спасибо!…

Полчаса спустя Бриан и Бакстер довели ее до холла, где удобно устроили и окружили вниманием. Немного оправившись, она поспешила рассказать свою историю.

Спасенная была американкой. Звали ее Кэтрин Рэди, или попросту Кэт. Родилась она и выросла на западе Соединенных Штатов, но уже более двадцати лет служила компаньонкой в семье Уильяма Пенфилда, жившего в городе Олбени, столице штата Нью-Йорк.

Месяц назад супруги Пенфилд собрались в Чили, где у них были родственники. Приехав в Сан-Франциско, главный порт штата Калифорния, они сели на торговое судно «Северн», которое под командованием Джона Тернера шло в Вальпараисо. Кэт, ставшая как бы членом семьи, ехала вместе с ними.

«Северн» был хорошим судном, но, к несчастью, недавно нанятые восемь человек его экипажа оказались отпетыми негодяями. Через девять дней после отплытия матрос Уолстон и его пособники Брандт, Рокк, Хенли, Бук, Форбс, Коуп и Пайк подняли мятеж и убили капитана Тернера, его помощника и супругов Пенфилд.

Завладев кораблем, убийцы намеревались заняться работорговлей, еще сохранившейся в некоторых странах Южной Америки. Они пощадили только двоих: Кэт, за которую заступился матрос Форбс, не такой жестокий, как остальные, и штурмана[143] «Северна», тридцатилетнего Ивенса, нужного им для управления судном.

Эти ужасные события произошли в ночь с седьмого на восьмое октября, когда «Северн» находился примерно в двухстах милях от чилийского побережья. Под страхом смерти Ивенса заставили обогнуть мыс Горн, чтобы отправиться далее к берегам Западной Африки. Но спустя несколько дней после этого на борту по неизвестной причине вспыхнул пожар, который распространился так быстро, что все попытки спасти судно оказались тщетными. Матрос Хенли утонул, спасаясь от огня в море. Пришлось и остальным покинуть корабль. В шлюпку наспех побросали несколько ружей, патроны, немного провизии и отплыли от объятого пламенем «Северна».

Положение потерпевших бедствие было отчаянным, самая близкая земля находилась на расстоянии двухсот миль. Через день разразился страшный шторм, шлюпка потеряла мачту и парус. И наконец, вечером пятнадцатого октября, ветер выбросил ее на рифы острова Чермен.

К этому времени полуголодные Уолстон с приятелями обессилели от холода и усталости, изнуренные борьбой с бурей. Сначала волной смыло в море шестерых, а потом, когда шлюпку с пробитым бортом выбросило на берег, двое рухнули на песок с одной ее стороны, а Кэт — поодаль с другой.

Она очнулась первой, а два матроса еще долго оставались без сознания. Обессиленная женщина продолжала неподвижно лежать в темноте, ожидая рассвета, чтобы пойти искать помощи. Но около трех часов ночи она услышала, как песок скрипит под ногами людей, подходивших к шлюпке. Это были Уолстон, Брандт и Рокк, которым удалось спастись, перебравшись через буруны. Они быстро привели в сознание лежавших у шлюпки Форбса и Пайка и стали переговариваться.

Вот что удалось услышать Кэт.

— Где мы? — спросил Форбс.

— Не знаю! — ответил Уолстон.— Да не все ли равно! Надо скорей уходить отсюда, а на рассвете разберемся.

— А оружие? — напомнил Рокк.

— Да вот оно, и патроны в сохранности,— ответил Уолстон и вытащил из-под сидений шлюпки пять ружей и несколько пачек патронов.

— Маловато для того, чтобы выпутаться из беды в этой дикарской стороне,— сказал Рокк.

— А где Ивенс? — спросил Пайк.

— Да тут, поблизости,— проговорил Уолстон.— Его стерегут Бук и Коуп. Он пойдет с нами. А заупрямится — я сумею его образумить.

— А что с Кэт? Она-то спаслась?

— Кэт? — усмехнулся Уолстон.— Ее уже бояться нечего. Я видел, как она перелетела через борт еще до того, как шлюпка опрокинулась. Теперь она на дне морском.

— Избавились от нее — вот и ладно,— отозвался Рокк.— Многовато она о нас знала!

— Недолго бы ей оставалось жить с такими знаниями,— бросил Уолстон. В его намерениях трудно было ошибиться.

Вскоре Уолстон и другие, поддерживая Форбса и Пайка, не совсем твердо стоявших на ногах, ушли, забрав с собой ружья, патроны, остатки провизии, табака и фляжку джина[144]. Буря свирепствовала в полную силу.


Когда они отошли довольно далеко, встала и Кэт. Она решила бежать от бандитов в противоположную сторону. Было самое время уходить — поднимался прилив, и ее могло захлестнуть прибоем.

Теперь понятно, почему Донифан и его друзья, выйдя на рассвете из леса, никого не обнаружили на берегу. Шайка Уолстона ушла на восток, а Кэт, сама того не зная, направилась к северной оконечности Семейного озера. Туда она дошла к вечеру шестнадцатого октября, мучаясь голодом и усталостью: по пути она съела несколько попавшихся ей диких плодов. Потом всю ночь Кэт брела по западному берегу озера и наконец в изнеможении упала там, где, полумертвую, ее нашел Фэнн.

Можно представить себе, с каким чувством слушали мальчики рассказ Кэт! Значит, теперь на острове, где они жили в безопасности, появились люди, способные на любые преступления! Если они обнаружат Френч-ден, то, не колеблясь, нападут на колонистов. Ведь этой шайке до зарезу нужно заполучить их имущество — оружие, провизию, а особенно — инструменты, без которых не починить шлюпку. А как могут сопротивляться взрослым, сильным мужчинам дети, старшему из которых — едва пятнадцать, а младшим — только девять лет? Может случиться самое страшное…

Бриан отчетливо понимал, что Донифану, Уилкоксу, Кроссу и Уэббу первым грозит непосредственная опасность. Ребята ведь не знают о появлении на острове матросов с «Северна» — как раз там, где они сейчас находятся, а значит, и остерегаться не будут. И достаточно одного выстрела, чтобы Уолстон обнаружил их присутствие.

Тогда все четверо попадут в руки негодяев, не знающих пощады.

— Надо их выручать,— сказал Бриан.— Предупредить еще до завтра.

— И вернуть во Френч-ден,— добавил Гордон,— как можно скорее. Мы должны вместе защищаться от этих злодеев.

— Ну конечно, они обязательно вернутся. Я пойду за ними.

— Ты пойдешь, Бриан?!

— Да, Гордон.

— Как же?…

— Мы с Моко поплывем на ялике по озеру и по реке, как в прошлый раз, и будем там через несколько часов. Я уверен, что мы найдем Донифана в бухте у устья.

— Когда ты хочешь ехать?

— Сейчас же, как только стемнеет, чтобы пробраться незамеченными.

— Я с тобой, брат? — попросил Жак.

— Нет, нет. Мы ведь должны вернуться все вместе, а в ялике и вшестером еле поместимся.

— Решено,— сказал Гордон.

Это было наилучшим выходом из положения не только для ушедшей группы, но и для всей колонии. Ведь помощь четырех сильных и крепких ребят немало значила в случае нападения. И действовать приходилось как можно скорее.

До наступления темноты все сидели в холле. Кэт в свою очередь услышала рассказ об их приключениях. Добрая и славная женщина уже думала не о себе, а об этих мальчиках: если всем им суждено остаться на острове, она будет им верной служанкой, будет заботиться о них и любить как родная мать. Она уже стала ласково называть младших — Доля и Костара — «ребятками». И уже Сервис, у которого не шли из ума его любимые романы, предложил назвать Кэт «Пятницей» в честь друга-дикаря Робинзона Крузо. Кроме того, именно в пятницу Кэт добралась до Френч-дена!

— Эти злодеи — вроде дикарей с острова Робинзона,— добавил Сервис.— Так всегда бывает в робинзонадах: являются дикари, но потом с ними всегда удается разделаться.

В восемь часов вечера все было готово для отплытия. Моко с Брианом взяли немного провизии, револьверы, охотничьи ножи и, простившись с друзьями, вскоре исчезли в сумеречном просторе озера. На закате поднялся легкий бриз, попутный для дороги и туда и обратно.

Ночь была очень темной, что было на руку мальчикам. Ориентируясь по компасу, Бриан надеялся достичь противоположного берега примерно в том же месте, что и в прошлый раз,— поблизости от истока Восточной реки. Они непрерывно смотрели в ту сторону, боясь увидеть огонь: ведь он, несомненно, был бы знаком присутствия Уолстона. Бриан считал, что Донифан с друзьями находится скорее всего в бухте Разочарования.

Через два часа ялик подошел к восточному берегу озера примерно там, где они рассчитывали. Оставалось пройти вдоль берега с полмили до истока. Но ветер посвежел, и пришлось взяться за весла. Под сенью свешивавшихся над водою ветвей все казалось тихим и спокойным.

Но вот около половины одиннадцатого Бриан внезапно схватил Моко за руку: в нескольких футах от истока, на правом берегу реки сквозь листву мерцал огонь затухающего костра.

Чей это был костер? Донифана или Уолстона?

Прежде чем спускаться вниз по реке, надо было обязательно все выяснить.

— Высади меня,— шепнул глава колонии.

— А мне нельзя с вами, мистер Бриан? — так же тихо спросил юнга.

— Нет, нет, Моко! Лучше я пойду один, будет не так заметно. А ты жди меня здесь.

Ялик тихо причалил, и Бриан выпрыгнул на берег. Он держал в руке нож; револьвер был у него за поясом, но мальчик решил прибегнуть к огнестрельному оружию лишь в крайнем случае, а постараться действовать бесшумно. Оказавшись на земле, он осторожно пополз под деревьями.

Внезапно парнишка остановился. В двадцати шагах от себя в слабом отсвете костра он завидел тень, которая, как и он сам, кралась в траве. Раздалось грозное рычание, и темная масса сделала прыжок.

Это был большой ягуар.

И тут же раздался крик:

— Ко мне! На помощь!

Бриан узнал голос Донифана, не успевшего схватиться за оружие. Уилкокс, разбуженный криком, уже подбегал с ружьем, готовясь выстрелить.

— Не стреляй! Не стреляй! — закричал Бриан.

И прежде чем Уилкокс прицелился, он кинулся к ягуару. Зверь обернулся и ринулся на него. Но Бриан, отскочив в сторону, всадил в него свой охотничий нож. Все это произошло мгновенно, так что ни Донифан, быстро поднявшийся на ноги, ни Уилкокс не успели вмешаться в схватку.


Рана, нанесенная хищнику, оказалась смертельной, и ягуар рухнул на землю в ту минуту, когда подбежали на помощь Уэбб и Кросс.

Эта победа довольно дорого обошлась бедняге: плечо его было до крови разодрано когтями зверя.

— Как ты сюда попал? — вскричал Уилкокс.

— Потом расскажу,— ответил Бриан.— Пойдемте скорее…

— Но дай же сначала поблагодарить тебя,— воскликнул Донифан.— Ты спас мне жизнь!

— Ты сделал бы то же самое на моем месте,— ответил тот.— Но сейчас не время об этом говорить. Идите за мной!

Однако надо было прежде всего перевязать ему рану, которая, к счастью, оказалась неопасной. Пока Уилкокс крепко перетягивал плечо Бриана платком, тот коротко рассказал товарищам о происшедших событиях.

Так, значит, те люди, которых Донифан считал трупами, унесенными в море приливом, остались живы! И теперь эти злодеи рыщут по острову! Так вот почему Бриан кричал Уилкоксу, чтобы тот не стрелял: он боялся привлечь внимание шайки и предпочел пойти на ягуара с холодным оружием!

— Ох, Бриан, ты стоишь больше меня! — воскликнул Донифан в порыве благодарности, пересилившей его высокомерие.

— Да нет же, Донифан, милый мой товарищ, я держу твою руку и не выпущу ее, пока ты не согласишься вернуться к нам!

— Да, Бриан, так надо. Рассчитывай на меня! Я первый буду тебе повиноваться! Мы уйдем завтра же утром…

— Нет, немедленно,— возразил тот.— Надо добраться незаметно!

— А как?

— Моко ждет нас в ялике. Мы собирались спуститься по реке, когда я вдруг увидел огонь, а это оказался ваш лагерь!

— Вовремя же ты подоспел, чтобы меня спасти! — повторял Донифан.

Но почему же Донифан с друзьями оказались здесь, а не в устье Восточной реки? Мальчики объяснили это в нескольких словах.

Уйдя с Севернского берега, они к вечеру шестнадцатого октября вернулись в бухту, переночевали там, а на следующее утро, как это было решено ранее, вышли в обратный путь. Поднявшись по берегу Восточной реки, они расположились лагерем у озера, чтобы на следующий день с утра отправиться во Френч-ден.

Бриан и его товарищи сели в ялик задолго до зари. Лодка была маловата для шестерых, и приходилось маневрировать очень осторожно. Но Моко так искусно правил, что переезд обошелся без всяких происшествий.

Около четырех часов утра ялик причалил у запруды Зеландской реки. С какой же радостью встретили колонисты отсутствовавших!

Пусть им грозила страшная опасность, но теперь они снова были вместе!



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 6  Глава VI : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  51  Глава VI : Жюль Верн
 52  вы читаете: Глава VII : Жюль Верн  53  Глава VIII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap