Приключения : Путешествия и география : Глава VI : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  5  6  7  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава VI

Спор.— Отложенная экспедиция.— Скверная погода.— Рыбная ловля в гигантских водорослях.— Костар и Доль верхом на гигантском тихоходе.— Подготовка к походу.— Молебен под Южным Крестом.


В тот же вечер после ужина Бриан рассказал старшим мальчикам о результатах своей разведки. Они сводились к тому, что на востоке за лесным массивом он достаточно ясно разглядел полосу воды, тянувшуюся с севера на юг. Бриан не сомневался, что это было море. Следовательно, «Верткая», к несчастью, потерпела крушение у острова, а не у материка!

Гордон и его товарищи с большим волнением выслушали рассказ Бриана. Значит, нет смысла искать на востоке дорогу, пролегающую на континент, как они собирались сделать! Значит, остается только ожидать появления вблизи какого-нибудь корабля! Неужели это их единственный шанс на спасение?

— Да не ошибся ли ты, Бриан? бросил реплику Донифан.

— В самом деле, Бриан,— подхватил Кросс,— ты мог принять за море гряду облаков!

— Нет,— ответил Бриан.— Я абсолютно уверен, что не ошибся. То, что я увидел на востоке,— полоса воды, закруглявшаяся на горизонте.

— А на каком расстоянии? — спросил Уилкокс.

— Примерно за шесть миль от мыса.

— Ну, а за ней, подальше, не было гор, холмов? — задал вопрос Уэбб.

— Нет… только небо.

Бриан говорил так уверенно, что не было места сомнению. И все-таки, по своей обычной манере спорить, Донифан упрямо стоял на своем.

— А я повторяю,— возразил он,— что Бриан мог ошибиться. И пока мы не убедимся собственными глазами…

— Так и поступим,— сказал Гордон.— Надо твердо знать, что же нам дальше делать.

— А я добавлю, что нельзя терять ни одного дня,— вмешался Бакстер.— Ведь если мы все-таки на материке, надо трогаться в дорогу до наступления холодов.

— Если погода позволит, мы завтра же отправимся в поход на несколько дней,— снова заговорил Гордон.— Но повторяю: только в хорошую погоду. Пускаться в эти густые леса в дождь и ветер просто безумие.

— Договорились, Гордон,— согласился Бриан.— И когда мы доберемся до противоположного берега острова…

— Если только это остров,— вмешался Донифан, пожав плечами.

— Именно остров,— нетерпеливо возразил Бриан. Я же ясно видел море на востоке! Донифан, как всегда, мне противоречит…

— Ты что же, непогрешим в своих суждениях?

— Вовсе нет! Но вы увидите, что на этот раз я не ошибся. Я сам отправлюсь поглядеть на это море, и если Донифан пожелает пойти со мной…

— Конечно, пойду!

— И мы, и мы тоже,— раздалось еще несколько голосов.

— Потише, потише,— успокаивал Гордон.— Не торопитесь, друзья. Попробуем поступать по-мужски, хоть мы еще дети. Положение у нас скверное, а из-за неосторожности может стать еще хуже. Нельзя нам целой гурьбой отправляться в эти леса. Надо же оставить кого-то с маленькими на яхте. Пусть идут Бриан с Донифаном и с ними еще двое.

— Я,— сказал Уилкокс.

— И я,— присоединился Сервис.

— Хорошо,— согласился Гордон.— Четверых хватит. Если же вы задержитесь, кто-то из нас может пойти вам навстречу, а остальные останутся на судне. Не забудьте, что здесь наш лагерь, наш дом, наш очаг, и мы покинем его только уверившись, что эта земля — материк.

— Мы на острове! — не утерпел Бриан.— Я вам это в последний раз повторяю!

— Посмотрим,— ответил Донифан.

Резонные советы Гордона положили конец спору двух пылких голов. Разумеется,— Бриан и сам это признавал,— надо совершить вылазку через леса и добраться до виденной им водной полосы. Даже если это действительно море, разве не могут оказаться там и другие острова, отделенные лишь проливом, через который легко переправиться? А вдруг острова образуют целый архипелаг и на горизонте покажутся горы? Необходимо все выяснить, прежде чем принимать то или иное решение. А пока несомненно лишь одно — на западе в этой части Тихого океана нет никакой земли до самой Новой Зеландии. Поэтому юные путешественники могут искать обитаемые края только в той стороне, откуда восходит солнце.

Но пускаться в эту разведку надо, как правильно предложил Гордон, только в хорошую погоду. «Перед лицом будущего, полного всевозможных опасностей,— думал он,— если эти подростки не повзрослеют разумом, а поддадутся детскому легкомыслию и непоследовательности, и если сверх того меж ними возникнет разлад, то положение, и без того серьезное, может стать безвыходным». Вот почему Гордон был полон решимости во что бы то ни стало поддерживать общее согласие.

Однако как ни торопились Бриан с Донифаном отправиться в путь, непогода заставила их отложить экспедицию. Уже на следующий день с утра зарядил холодный дождь. Барометр падал, предвещая бурю. Пускаться в путь при таких неблагоприятных условиях было бы слишком рискованно.

Конечно, всем мальчикам, в том числе и самым младшим, хотелось поскорее узнать, попали ли они в морской плен. Но, даже убедившись, что они находятся на континенте, немыслимо двигаться в глубь неизвестной страны перед самым наступлением холодов. Разве они выдержат переход в несколько сот миль? Пожалуй, и самый выносливый из них не дошел бы до цели. Такое путешествие придется отложить до наступления долгих теплых дней, а зиму провести на яхте.

Гордон попытался хотя бы приблизительно определить, в какой части Океании они находятся. В его атласе было несколько карт Тихого океана. Если наметить предположительно путь яхты от Окленда до латиноамериканского побережья, то севернее этой линии, после группы островов Туамоту, расположены только остров Пасхи и остров Хуан-Фернандес — тот самый, на котором так долго прожил подлинный Робинзон — Селькирк[92]. Южнее — никакой суши вплоть до безграничных пространств антарктических вод. А по прямой на восток находились острова Чилоэ и Мадре-де-Дьос близ побережья Чили; за ними, южнее,— архипелаг Магелланова пролива и Огненная Земля, где у мыса Горн бушуют грозные волны.

Итак, если яхта выброшена на один из необитаемых островов, близ пампасов, то надо будет пройти несколько сот миль, чтобы добраться до обжитых областей Чили или Аргентины. На какую же помощь можно рассчитывать в походе через эти пустынные пространства, где путешественников подстерегает множество опасностей? Значит, нужна крайняя осторожность, чтобы не погибнуть, двинувшись очертя голову навстречу неизвестности.

Так рассуждал Гордон, и Бриан с Бакстером полностью разделяли его мнение, надеясь, что Донифан со своими приверженцами в конце концов признают их правоту.

Тем не менее мальчики не отказались от замысла добраться до моря, которое увидел Бриан на востоке. Однако в течение последующих двух недель выполнить план оказалось невозможным. Наступило длительное ненастье, дождь лил с утра до ночи, яростно бушевал ветер. В такую погоду леса были практически непроходимыми. Пришлось отложить экспедицию.

В эти штормовые дни Гордон и его товарищи, вынужденные остаться на «Верткой», без дела не сидели. Помимо обычных забот о грузе, им приходилось все время чинить повреждения на яхте, которая сильно страдала от непогоды. Бортовая обшивка стала расходиться, палуба протекала. Дождь проникал через швы, в которых размокла пенька, и приходилось непрерывно затыкать щели.

Поэтому самой неотложной задачей стал поиск более надежного пристанища. Раньше, чем через пять-шесть месяцев, отправляться на восток было невозможно, а так долго «Верткая» не выдержит. И если придется покинуть ее после наступления холодов, то где найти приют? Ведь на западном склоне скалистой гряды не оказалось ни одной расселины, которую можно использовать как укрытие. Надо было, очевидно, поискать грот на противоположном, восточном склоне, защищенном от ветра с моря, а в случае необходимости построить там жилище, достаточно просторное, чтобы вместить всех мальчиков.

А пока на яхте затыкали течи и щели, открывшиеся ниже ватерлинии, откуда дули сквозняки. Гордон мог бы использовать запасные паруса, прикрыв ими корпус судна, но боялся пожертвовать толстой парусиной, которая пригодилась бы на суше для устройства палаток. Он ограничился тем, что разостлал на палубе просмоленный брезент. Все запасы разделили на тюки, зарегистрированные и пронумерованные в записной книжке Гордона: в случае необходимости их можно было быстро перетащить на берег под деревья.


Порой ветер стихал на несколько часов. Тогда Донифан, Уэбб и Уилкокс отправлялись пострелять голубей, которых Моко с переменным успехом приготовлял на разные лады. Гарнетт, Сервис и Кросс вместе с малышами, а иногда — по настоянию Бриана — и Жаком, занимались рыбной ловлей. В прибрежных водах бухты, среди водорослей, оплетавших рифы, водилось много нототении[93]и трески, а в зарослях «фукуса» — гигантских водорослей, достигавших четырехсот футов в длину, кишела мелкая рыбешка, которую можно было даже хватать руками.

С радостными криками маленькие рыболовы вытаскивали свои сети и удочки на прибрежный песок.

— Какие чудесные! — кричал Дженкинс.— Ух, какие крупные!

— А у меня-то покрупнее твоих,— хвастался Айверсон, зовя на подмогу Доля.

— Ой, сейчас удерут! — кричал Костар.

Старшие приходили им на помощь.

— Держи, держи крепче,— приговаривал Гарнетт или Сервис, перебегая от одного к другому. — Вытаскивай поскорее свою сеть!

— Да не могу я, не могу! — твердил Костар, которого снасть тянула в воду.


Наконец общими усилиями добычу вытаскивали на берег. С этим надо было спешить, ибо в сетях часто оказывались хищницы-миноги, быстро пожиравшие мелкую рыбешку. Хотя часть улова таким образом пропадала, но все же оставшегося с избытком хватало для обеденного стола. Особенно вкусной была треска, которую ели свежей, а также солили впрок.

Двадцать седьмого марта детям в довольно забавных обстоятельствах попалась более крупная добыча.

Во второй половине дня дождь прекратился и младшие пошли со своими рыболовными снастями в сторону речки. Вдруг послышались их крики. Голоса, правда, были веселые, но они звали на помощь. Гордон, Бриан, Сервис и Моко, бросив работу на яхте, помчались на зов.

— Сюда, сюда! — кричал Доль.

— Посмотрите-ка, Костар верхом на скакуне! — хихикал Айверсон.

— Скорее, скорее, Бриан, не то она от нас уйдет! — повторял Дженкинс.

— Хватит! Довольно! Снимите меня, я боюсь! — вопил Костар, отчаянно размахивая руками.

— Ну же! Пошла! — покрикивал Доль, сидевший позади Костара на какой-то движущейся массе.


Это была огромная черепаха — такие часто встречаются спящими на поверхности моря. И теперь, застигнутая на берегу, она пыталась добраться до воды.

Когда черепаха высунула голову из-под панциря, детям удалось накинуть ей веревку на шею, но тщетно пытались они удержать это сильное животное. Черепаха продолжала двигаться вперед, медленно, но неуклонно, таща за собой всю компанию. В шутку Доль подсадил на панцирь Костара, а сам уселся сзади. Малыш кричал все испуганнее по мере того, как черепаха приближалась к морю.

— Держись хорошенько, Костар! — смеясь, приговаривал Гордон.

— Да смотри, как бы твоя лошадь не понесла! — добавил Сервис.

Бриан не мог удержаться от смеха. Действительно, никакой опасности не было. Стоило лишь Долю отпустить Костара, мальчик сейчас же соскользнул бы с панциря, отделавшись испугом.

Но важно было завладеть черепахой. Даже Бриан и остальные старшие не удержали бы ее, а войдя в воду, она оказалась бы вне, опасности. Револьверы, которые прихватили с собой Бриан и Гордон, были бесполезны: ведь черепаший панцирь пуля не пробивает, а если взяться за топоры, она втянет голову и лапы, и тогда ее не достать.

— Есть только один способ,— сказал Гордон,— перевернуть ее на спину.

— Да как это сделать? — возразил Сервис.— Она такая тяжеленная, что нам не справиться.

— У нас есть шесты! — вспомнил Бриан.

И вместе с Моко они побежали к «Верткой».

Черепаха была уже примерно в тридцати шагах от воды. Поэтому Гордон поскорее снял с панциря Костара и Доля, а потом все схватились за веревку, тщетно пытаясь задержать животное, которое могло бы утащить за собой весь пансион Чермен.

К счастью, Бриан и Моко подоспели вовремя. Под черепаху подсунули шесты и, пользуясь ими как рычагами, с большим трудом перевернули ее на спину. Теперь она оказалась в плену, так как на суше не могла снова встать на ноги. И в тот момент, когда она высунула голову, Бриану удалось ловко ударить ее топором по шее. Черепаха тут же погибла.

— Ну что, Костар, ты все еще боишься этой громадины?

— Нет, нет, Бриан, ведь теперь она умерла.

— Ладно,— сказал Сервис,— но я держу пари, что ты не осмелишься ее съесть!

— Да разве их едят?

— Еще как!

— Так и я буду есть, если это вкусно,— заявил Костар, заранее облизнувшись.

— Это очень вкусно,— заверил Моко и был совершенно прав, ибо черепашье мясо считается деликатесом.

Конечно, никто не собирался перетаскивать такую тяжесть целиком на яхту, надо было разрубить ее на части. Это оказалось довольно противным занятием, но юные путешественники уже привыкли ко многим малоприятным делам своей робинзонады. Самым трудным оказалось разбить твердый как металл пластинчатый подбрюшник, о который притупился бы топор. С ним удалось справиться, вставляя зубило в бороздки между пластинками. Мясо, разрубленное на куски, перенесли на борт «Верткой». И в тот же день все смогли убедиться, как хорош черепаший бульон, не говоря о жарком, которое уписывали за обе щеки, хотя оно чуть-чуть пригорело: Сервис передержал его на горячих углях. Фэнн тоже доказал на свой лад, что собачьей породе не стоит пренебрегать остатками такого кушанья.

Черепашьего мяса оказалось более пятидесяти фунтов, так что получилась изрядная экономия консервов.

Март подошел к концу. В течение трех недель после кораблекрушения мальчики работали кто как мог, чтобы обеспечить свое существование. Но до наступления зимы необходимо было окончательно установить свое местонахождение.

Первого апреля погода явно пошла на улучшение. Барометр медленно поднимался, ветер стал уже не таким резким. Это были очевидные признаки предстоящего затишья, по всей вероятности, длительного. Таким образом, представлялась возможность отправиться на разведку в глубь территории. Старшие, поговорив меж собой, стали готовиться в поход.

— По-моему, мы вполне можем выйти завтра утром,— сказал Донифан.

— Надеюсь — удастся,— согласился Бриан.— На рассвете надо быть готовыми.

— Верно ли я записал с твоих слов, Бриан,— переспросил Гордон,— что полоса воды на востоке лежит в шести-семи милях от мыса?

— Да,— подтвердил тот.— Но бухта довольно глубоко врезается в сушу, так что отсюда расстояние, наверное, еще меньше.

— Значит, вы сумеете обернуться за сутки? — предположил Гордон.

— Пожалуй, если бы смогли пройти прямиком на восток. Но проберемся ли мы так легко через леса, когда обогнем скалистую гряду?

— Ну, это-то нас не остановит! — заявил Донифан.

— Пусть так,— продолжал Бриан.— Но могут встретиться и другие препятствия, например, речка, болото, да мало ли что еще. Вернее будет взять с собой провизии на двое суток.

— И оружие,— добавил Уилкокс.— Безусловно. И давай условимся, Гордон: если мы не вернемся через двое суток, не надо беспокоиться.

— Я буду беспокоиться, даже когда вас и полдня не будет с нами,— ответил Гордон.— Но не в этом дело. Раз уж так решили — отправляйтесь… Но ваша цель — не только добраться до того моря на востоке. Необходимо хорошенько разведать местность за скалами. На этой стороне мы никакой пещеры не нашли, а ведь, когда придется уходить с яхты, надо будет разбивать лагерь где-нибудь под прикрытием от ветра. Здесь на берегу зимовать никак нельзя.

— Правильно,— согласился Бриан.— Мы поищем подходящее местечко для жилья.

— Если выяснится, что невозможно покинуть этот так называемый остров,— отпарировал Донифан, который упорно возвращался к своей идее.

— Ну, конечно, хотя уже наступила осень — сезон не очень-то благоприятный,— заметил Гордон.— Постараемся сделать как лучше. Значит, завтра — в поход.

Сборы были короткими. Взяли на четыре дня продуктов в заплечные мешки, четыре ружья, четыре револьвера, патроны, два топорика, карманный компас, сильную подзорную трубу, походные одеяла, некоторые инструменты, а также трут, огниво и спички. Этого хватало для недолгой, но небезопасной экспедиции. Четверым мальчикам предстояло постоянно держаться настороже, продвигаться с предельной осторожностью и не отлучаться в одиночку.

Гордон сознавал, что был бы полезен как спутник Бриана и Донифана, но пришлось остаться с маленькими. Поэтому он поговорил с Брианом наедине и взял с него слово избегать любых препирательств и ссор.

Предсказания барометра оправдались: уже перед закатом последние тучи ушли на запад, и чистая линия горизонта ясно обозначилась над спокойным морем. Прекрасные созвездия Южного полушария засверкали на небосводе, и ярче всего сиял над антарктическим полюсом великолепный Южный Крест[94].

В тот вечер накануне расставания у Гордона и его товарищей сжималось сердце. Что случится во время этой экспедиции, каким опасностям они могут подвергнуться? И, обратив взоры ввысь, они устремились мыслями к своим родителям, семьям, к родной земле, которую им, быть может, не суждено никогда больше увидеть!

И тогда младшие дети преклонили колени перед Южным Крестом, словно перед распятием в храме. Звезды подсказали им помолиться Всемогущему Создателю светил небесных и возложить на него свои надежды.



Содержание:
 0  Два года каникул : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II : Жюль Верн  4  Глава IV : Жюль Верн
 5  Глава V : Жюль Верн  6  вы читаете: Глава VI : Жюль Верн
 7  Глава VII : Жюль Верн  8  Глава VIII : Жюль Верн
 10  Глава X : Жюль Верн  12  Глава XII : Жюль Верн
 14  Глава XIV : Жюль Верн  16  Глава I : Жюль Верн
 18  Глава III : Жюль Верн  20  Глава V : Жюль Верн
 22  Глава VII : Жюль Верн  24  Глава IX : Жюль Верн
 26  Глава XI : Жюль Верн  28  Глава XIII : Жюль Верн
 30  Глава XV : Жюль Верн  32  Глава II : Жюль Верн
 34  Глава IV : Жюль Верн  36  Глава VI : Жюль Верн
 38  Глава VIII : Жюль Верн  40  Глава X : Жюль Верн
 42  Глава XII : Жюль Верн  44  Глава XIV : Жюль Верн
 46  Глава I : Жюль Верн  48  Глава III : Жюль Верн
 50  Глава V : Жюль Верн  52  Глава VII : Жюль Верн
 54  Глава IX : Жюль Верн  56  Глава XI : Жюль Верн
 58  Глава XIII : Жюль Верн  60  Глава XV : Жюль Верн
 61  Использовалась литература : Два года каникул    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap