Приключения : Путешествия и география : Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  37  38  39  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу

Глава VI

ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ


И только когда граф Эштон со своим доезжачим и собаками наконец удалились, Малыш вздохнул так глубоко, как никогда в жизни, жадно, облегченно, до отказа наполняя легкие воздухом. Можно с уверенностью сказать, что и Бёк сделал то же самое, как только Малыш разжал руки, сжимавшие собачью пасть, со словами:

— Только не лай, Бёк… не лай!

И Бёк не издал ни звука.

Какая удача, что утром, приняв решение уйти из замка, Мальм переоделся в старую одежду, собрал пожитки в небольшой узелок и не забыл положить в карман кошелек. Это избавляло его от неприятной необходимости возвращаться в замок и встречаться с графом Эштоном, который, конечно, уже будет знать, кто хозяин пса, загрызшего его пойнтера. Можно себе представить, какая встреча ожидала грума! Правда, при этом Малыш терял положенное ему жалованье за две недели, которое он, кстати, собирался потребовать. Но уж лучше примириться с потерей одного фунта, но зато оказаться подальше от замка Трэлингер, Пайборна-младшего и управляющего Скарлетта. Бёк был с ним, что еще нужно? А теперь следовало только как можно скорее убраться отсюда.

Так сколько там удалось скопить Малышу? Ага, ровно четыре фунта семнадцать шиллингов и шесть пенсов. Столько денег он еще никогда не держал в руках. И тем не менее он не принадлежал к числу мальчишек, что посчитали бы себя настоящими богачами, имея такую сумму. Нет! Наш герой прекрасно понимал, что сбережения быстро растают, если он не будет соблюдать строжайшей экономии до тех пор, пока ему не удастся где-нибудь пристроиться — вместе с Бёком, разумеется.

К счастью, верный пес был ранен легко — простая царапина, которая быстро заживет. Доезжачий оказался не лучшим стрелком, чем его господин.

Выйдя из леса на проезжую дорогу, друзья быстро зашагали вперед. Бёк прыгал от радости, но Малыш казался озабоченным.

И тем не менее шел он не просто наугад. Сначала он думал направиться в Кантерк или Ньюмаркет. Оба поселка были ему хорошо знакомы: в одном он уже жил некоторое время, в другом несколько раз побывал, сопровождая юного Пайборна. Однако там его могли ждать встречи, которых он хотел бы избежать. По-видимому, Малыш хорошо знал, что делает, направляясь к югу. Во-первых, он удалялся от Трэлингер-Каста в направлении, где его не будут искать; во-вторых, в той стороне находилась столица графства, городок Корк, расположенный на берегу одноименного залива, один из самых оживленных портов южного побережья… Оттуда уплывают корабли… торговые суда… большие… настоящие… во все стороны света… а не какие-то там жалкие каботажники или рыбачьи баркасы, как в Уэстпорте или Голуэе… А все, что связано с торговлей, всегда неодолимо, как магнит, притягивало к себе нашего героя.

Итак, главное теперь — добраться до Корка, а это потребует немало времени. Ведь Малыш отнюдь не собирался тратить сбережения на поезд или экипаж; к тому же он надеялся подзаработать несколько шиллингов по дороге, в деревнях и поселках, как это было между Лимериком и Ньюмаркетом. Конечно, проделать что-то около тридцати миль — совсем не простая прогулка для одиннадцатилетнего мальчугана, и на дорогу уйдет больше недели, если учесть, что он будет задерживаться на фермах.

Погода стояла прекрасная, начинало подмораживать, на дороге — ни пыли, ни грязи, для пешего путешествия лучше и не придумать. На голове у Малыша была фетровая шляпа; курточка, жилет и штаны шерстяные; на ногах — прочные кожаные башмаки с крагами;[179] под мышкой — узелок с пожитками, в кармане — нож, подарок бабушки, в руке — палка, срезанная собственноручно, — словом, Малыш совсем не походил на попрошайку. Оставалось только избегать нежелательных встреч. Да к тому же одного лишь вида обнаженных клыков Бёка было вполне достаточно, чтобы удержать любых злоумышленников на почтительном расстоянии.

В первый день, позволив себе лишь двухчасовой отдых, друзья прошли пять миль и потратили полшиллинга. На двоих, ребенка и собаку, не так уж много. Да и порция картошки с салом, которую можно получить за эту сумму, совсем невелика. И все же Малыш ни разу не пожалел о сытных обедах в замке Трэлингер. Вечером, заручившись разрешением одного фермера, они устроились на ночлег в риге, неподалеку от поселка Баунтир. Наутро, когда несколько пенсов на завтрак были истрачены, друзья бодро отправились дальше.

Погода почти не изменилась. В просветах между облаками изредка мелькало голубое небо. Идти стало тяжело, так как дорога пошла в гору. В этой части Коркского графства местность сильно пересеченная. Дорога из Кантерка к столице графства проходит через изрезанную систему Боггерахских гор и петляет между крутых склонов. Малыш шел все время прямо, не боясь заблудиться. Кстати говоря, у него была врожденная способность ориентироваться на местности, как у лисицы. К тому же нельзя сказать, что дорога здесь была безлюдной, и это вселяло в него уверенность. Встречались земледельцы, возвращавшиеся с полей. Между деревнями разъезжали повозки. Так что в крайнем случае было у кого спросить дорогу. Но Малыш предпочитал не привлекать к себе внимания и шел, ни к кому не обращаясь.

Одолев быстрым шагом миль шесть, они достигли Дерри-Гаунвы, небольшого селения, расположенного там, где дорога пересекает Боггерахский массив. На постоялом дворе какой-то проезжий, сидевший за ужином, задал Малышу пару вопросов: откуда и куда он идет, когда собирается двинуться дальше и т. п.; весьма довольный разумными ответами, он предложил мальчику разделить с ним ужин. Поскольку предложение было вполне дружеским, Малыш принял его с чистым сердцем. Он неплохо подкрепился, да и Бёку кое-что перепало от щедрот хлебосольного джентльмена. Жаль, что у этого достойного ирландца не было дел в Корке, а то бы он подвез друзей в своем экипаже; но его путь лежал на север графства.

Ночь на постоялом дворе прошла спокойно, и на рассвете Малыш покинул Дерри-Гаунву и направился по дороге, ведущей через Боггерахское ущелье.

День выдался трудным. Дул яростный ветер, достигавший ураганной силы меж поросших лесом горных склонов. Похоже, дул он с юго-запада, хотя направление его менялось в зависимости от поворота ущелья. Но в каком бы направлении ни шел Малыш, всегда оказывалось, что он идет против ветра, а лавировать против ветра, подобно судну, он, увы, не мог. Ветер дул прямо в лицо, приходилось буквально делать два шага вперед, а затем один назад, цепляться за растущие на придорожных скалах кусты, в полном смысле ползком преодолевать наиболее трудные повороты, — короче, затрачивать огромные усилия ради ничтожного результата. Да, неплохо было бы, если бы сейчас подвернулась какая-нибудь повозка или экипаж. Увы, здесь Малышу не повезло. В этой части горной дороги обычно безлюдно, поскольку до здешних деревень можно добраться и не забираясь в чертов лабиринт. Малыш почти не встречал здесь путников, а если они и попадались, то двигались в обратном направлении.

Нашему мальчугану и его псу то и дело приходилось устраивать себе передышку, растянувшись где-нибудь в кустарнике или под деревом. После полудня они смогли двигаться быстрее и вскоре миновали самую высокую точку в окрестностях. Если измерить пройденный ими путь циркулем на карте, то получилось бы не более четырех-пяти миль. Адски тяжелый переход. Однако самое трудное было уже позади. Еще часа два — и они будут у восточной оконечности ущелья.

Но, с другой стороны, продолжить путь после захода солнца было бы неразумно. В горах ночь опускается быстро. В шесть часов вечера уже ничего не видно. Лучше заночевать прямо там, где застала темнота, хотя в округе нет ни фермы, ни постоялого двора.

Место было пустынное, а дорога суживалась, зажатая с двух сторон отвесными склонами гор. Нельзя сказать, что Малыш чувствовал себя здесь уютно. К счастью, Бёк был великолепным сторожем, и на него можно было вполне положиться.

В эту ночь убежищем Малышу служило узкое углубление в каменистом горном склоне, сплошь заросшее плющом. Проскользнув туда, он улегся на подстилку из мягкой сухой листвы, в ногах пристроился Бёк. И оба крепко заснули, отдавшись на волю Господа.

Ранним утром, едва забрезжил рассвет, друзья снова двинулись в путь. Погода стояла неустойчивая, было холодно и сыро. От Корка их теперь отделяло всего пятнадцать миль. К восьми часам они миновали перевал Боггерахских гор, и дорога пошла вниз. Шагали они быстро, но животы здорово подвело. У обоих сосало под ложечкой, Бёк рыскал по сторонам, выискивая что-нибудь съестное; потом подбегал к хозяину и, задирая морду, казалось спрашивал: «Не пора ли нам перекусить?»

— Подожди, уже скоро, — отвечал Малыш.

И действительно, часов в десять они остановились в деревушке под названием Дикс-Майлд-хаус.

Здесь, в скромной таверне, кошелек юного путешественника стал легче на один шиллинг, за который он получил традиционную ирландскую еду: картошку с салом и большой кусок сыра, именуемого здесь «чеддер». Бёк довольствовался густой похлебкой на мясном бульоне. Поев, путешественники слегка передохнули, а затем отправились дальше. Местность по-прежнему была довольно пересеченной, лишь изредка встречались возделанные поля, где крестьяне заканчивали позднюю для этих мест жатву, убирая рожь и ячмень.

На дороге стало многолюднее: то и дело встречались местные крестьяне, отвечавшие на приветствия Малыша. Детей почти не было — во всяком случае тех, что только и делают, что бегают за экипажами да попрошайничают. Дело в том, что в эту часть графства туристы заглядывают не часто, и протягивать руку за подаянием здесь просто бессмысленно. Конечно, если бы вдруг кто-нибудь из ребятишек попросил у Малыша милостыню, то пару медных монет он бы наверняка получил, но случай не представился.

К трем часам пополудни они достигли того места, где дорога на протяжении семи-восьми миль идет вдоль берега реки. Это Дрикси, приток реки Ли, которая впадает в один из самых удаленных заливов на юго-западе.

Если Малыш не хотел провести еще одну ночь под открытым небом, ему следовало увеличить дневной переход и дойти до Вудсайда, большого поселка в трех-четырех милях от Корка. До наступления темноты предстояло проделать немалый путь! Но Малыша это не пугало, а уж Бёка тем более.

«Вперед, — сказал себе Малыш, — еще один рывок, а там уж отдохнем, — времени будет достаточно».

Да, времени-то у него было хоть отбавляй! А вот насчет денег плоховато… Ба! Чего ради паниковать? Ведь у него целых четыре фунта золотом, да еще сколько-то там пенсов. С такой заначкой можно прожить не одну неделю…

Итак, бери ноги в руки и вперед, мальчуган! Небо затянуло, и ветер стих. Если польет дождь, то придется зарыться в стог сена, а это совсем не то, что один из гостеприимных постоялых дворов Вудсайда!

Малыш и Бёк прибавили шагу. Часам к шести вечера, когда до поселка оставалось не более трех миль, Бёк вдруг остановился и как-то странно заворчал.

Малыш тоже остановился и посмотрел на дорогу: пусто.

— Что с тобой, Бёк?

Пес громко залаял и опрометью кинулся к реке, до которой было всего шагов двадцать.

«Наверное, захотел пить, — подумал Малыш, — ей-богу, глядя на него, мне тоже захотелось освежиться».

Наш герой свернул к реке и вдруг увидел, что, подвывая и повизгивая, пес бросился в воду.

Малыш, пораженный поведением собаки, в несколько прыжков оказался на берегу и уже собрался позвать Бёка…

И тут в стремительно несущемся потоке он увидел ребенка. Пес схватил его зубами за одежду, вернее, за лохмотья. Но Дрикси река своенравная, в ней полно водоворотов. Бёк пытался плыть к берегу… Но псу никак не удавалось приблизиться к берегу, ему мешал ребенок, судорожно вцепившийся в густую шерсть.

Плавать Малыш умел, читатель помнит, что Грип его научил. Не колеблясь, он уже начал снимать с себя курточку, но тут Бёк, сделав невероятное усилие, сумел выбраться на берег.

Малышу осталось лишь нагнуться и, ухватив ребенка за одежду, оттащить беднягу в безопасное место, пока пес с лаем отряхивался.


Это был мальчик лет шести-семи, не больше. Глаза его были закрыты, голова запрокинута, он потерял сознание…

Можете представить себе изумление Малыша, когда, откинув с лица мальчугана мокрые волосы, он взглянул на бледное лицо…

Это был тот самый мальчишка, которого две недели назад, на дороге к замку Трэлингер, граф Эштон так жестоко ударил кнутом и из-за жалости к которому юный грум навлек на себя массу неприятностей.

Наверное, в течение двух недель бедный мальчуган блуждал по дорогам, идя куда глаза глядят… Сегодня после полудня он добрался до этого места, до берега Дрикси… быть может, захотел напиться… поскользнулся… упал в воду, и его подхватило течением… и если бы не Бёк, с его инстинктом спасателя, несчастный вскоре захлебнулся бы и исчез в водовороте…

Прежде всего следовало вернуть его к жизни, и Малыш старался изо всех сил.

Несчастное, жалкое существо! Бледное личико, выступающие скулы, худенькое изможденное тельце красноречиво свидетельствовали и перенесенных страданиях — голоде, холоде, усталости. Живот ребенка на ощупь был дряблым, как пустой мешочек. Но как же привести мальчишку в сознание? Ага, надо освободить его от воды, которой он наглотался, давить ему на живот, вдыхать воздух через рот… Да-да… именно такая мысль пришла Малышу в голову… И через несколько мгновений ребенок вздохнул, открыл глаза, и губы его прошептали: «Хочу есть… хочу есть!»

«I am hungry!» — вот извечный крик ирландца; с ним он родится, с ним же сходит в могилу!

У малыша еще оставалось кое-что из продуктов, купленных в Дикс-Майлз-хаусе. Взяв немного хлеба и сала, он сделал несколько крошечных бутербродов и вложил ребенку между губ. Тот мгновенно, с дикой жадностью, попытался их проглотить единым духом. Если бы Малыш его не сдерживал, то он бы наверняка подавился. Пища втягивалась в него, как воздух в пустую бутылку, в которой создали вакуум.

И вот мальчуган уже приподнялся и, казалось, ожил. Он посмотрел на Малыша и, поколебавшись, прошептал, узнавая:

— Ты… ты?…

— Я… Ты меня помнишь?

— На дороге… уж не знаю когда…

— Я… я знаю… мой мальчик…

— О! Не оставляй меня!

— Нет… конечно нет!… Я провожу тебя… Куда ты идешь?…

— Вперед… Я просто иду прямо…

— Где ты живешь?…

— Я не знаю… Нигде…

— Как же ты свалился в реку?… Наверное, пить захотел?…

— Нет.

— Значит, поскользнулся?

— Я… я упал… нарочно!

— Нарочно?…

— Да… да… а теперь я больше не хочу… если ты будешь со мной…

— Буду… конечно, буду!

Глаза Малыша наполнились слезами. Это просто ужасно — желать смерти в семь лет!… А виной всему отчаяние, толкнувшее этого мальчугана на смерть, отчаяние из-за нищеты, голода и обездоленности!…

Мальчик снова закрыл глаза. Малыш подумал, что сейчас не следует донимать его вопросами… Он все узнает позже. Впрочем, он и так знал его историю… Она одна у всех бедняков… да и у него самого… Правда, Малышу, наделенному незаурядной жизненной силой, никогда не приходила в голову мысль разделаться со своими несчастьями подобным образом!

Но следовало решить, что делать дальше. Мальчуган был не в состоянии проделать те несколько миль, что отделяли их от Вудсайда. Тащить его на себе Малыш не мог. Кроме того, начинало уже темнеть, и следовало в первую очередь позаботиться о ночлеге. Поблизости не было ни фермы, ни постоялого двора. По одну сторону дороги — длинная лента Дрикси, молчаливая, без единого суденышка. По другую, налево, насколько хватало взгляда, — угрюмая стена леса. Значит, ночевать придется прямо здесь, под каким-нибудь деревом, на подстилке из травы. В крайнем случае можно разжечь костер, набрав хвороста. На рассвете, когда к ребенку вернутся силы, они без труда доберутся до Вудсайда, а то и до Корка. На ужин продуктов хватит, да и на завтрак кое-что останется.

Мальчугана сморило от усталости, и Малыш взял его на руки. Перейдя через дорогу, он углубился в сумеречный лес и прошел шагов двадцать меж тех огромных вековых буков, что тысячами растут в этой части Ирландии.

И как же он обрадовался, заприметив огромный, почти повалившийся ствол дерева, в котором от старости образовалось большое дупло! Это было нечто вроде колыбели, гнездышко, куда он может спрятать птенчика. Внутри дупло было выстлано мягкой, похожей на опилки, трухой. Если туда положить еще охапку травы, то получится совсем неплохая постель. Можно даже улечься там вдвоем, тогда и спать будет теплее. Ребенок и во сне не перестанет чувствовать, что он не один.

Мгновение — и мальчуган был пристроен в дупле. Он даже глаз не открыл. Тихонько вздохнув, он сразу забылся глубоким сном.

А Малыш принялся сушить одежду, которую его подопечный — подумать только, у него — и вдруг подопечный! — должен будет завтра надеть. Набрав хвороста, он разжег костер, выжал мокрые лохмотья, подержал их над пламенем, а затем развесил на нижней ветке бука.

Пора было и поужинать: хлеб, картошка, чеддер. И Бёк, конечно, не был забыт. И хотя на долю пса пришлось не так уж и много, он не жаловался. Покончив с ужином, юный глава семейства улегся в дупле и, обняв мальчугана, вскоре погрузился в сон, предоставив Бёку нести охрану.

Назавтра, а было восемнадцатое сентября, мальчуган проснулся первым, поразившись, что спит в такой хорошей постели. Бёк приветствовал его покровительственным тявканьем… Черт побери! Разве он не сыграл важную роль в его спасении?

Тут как раз и Малыш проснулся, и мальчуган кинулся ему на шею.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Малыш. А тебя?…

— Боб.

— Ну что ж, Боб, иди оденься.

Мальчуган не заставил просить себя дважды. Выглядел он вполне бодрым и уже почти забыл, что только накануне хотел утопиться. Ведь теперь у него есть семья, если и не отец, то, по крайней мере, старший брат, который однажды уже помог ему, дав горсть монет на дороге, ведущей в замок Трэлингер. Боб был по-детски доверчив, и ему была присуща та естественная непосредственность, что вообще отличает маленьких ирландцев. Но, с другой стороны, Малышу казалось, что встреча с Бобом налагает на него новые, отцовские, обязанности.

И как же был доволен мальчуган, надев чистую рубашку и сухую одежду! И как широко раскрыл он глаза — да и рот — при виде краюхи хлеба, куска сыра и здоровенной картофелины, разогретой в золе! Этот завтрак вдвоем был, наверное, лучшим с тех пор, как он себя помнил…

Детство?… Отца своего найденыш не знал, но с матерью ему повезло больше, чем Малышу, ее он помнил… Она умерла в нищете — ему тогда было два… может быть, три года… С тех пор он жил в приюте, в каком-то городе, не очень большом… Потом у приюта не стало денег, его закрыли, и Боб оказался на улице — сам не зная как, — ничего-то он не знает, этот Боб! — вместе с другими детьми, большинство из которых были сиротами. Вот тогда-то он и стал жить на дорогах, ночуя где попало, ел, когда мог, — он вообще делал то, что мог, бедный Боб! — вплоть до того дня, когда, проголодав двое суток, пришел к мысли, что лучше умереть.

Вот такую историю он поведал, не забывая при этом откусывать огромные куски от своей чудесной картофелины. В этой истории не было ничего нового для бывшего подопечного мегеры, живого механизма в руках Торнпайпа и «воспитанника» школы для беспризорных!

Вдруг, посреди разговора, умное личико Боба мгновенно помрачнело. Взгляд потускнел. Он внезапно побледнел.

— Что с тобой? — спросил Малыш.

— А ты меня не бросишь? — пробормотал ребенок.

Этого он боялся больше всего.

— Нет, Боб, нет же, ни за что!

— Значит… ты возьмешь меня с собой?…

— Да… куда бы я ни пошел!

Да, но куда?… Это Боба совсем не интересовало, лишь бы Малыш взял его с собой.

— А твои… мама… папа… где они?…

— У меня никого нет…

— А, — сказал Боб, — я тебя буду очень любить!

— Я тоже, мальчуган. Мы с тобой как-нибудь устроимся.

— О! Ведь я умею бегать за экипажами, — воскликнул Боб, — все монетки, которые получу, я буду отдавать тебе.

Ничего другого бедный мальчуган не умел.

— Нет, Боб, не надо больше бегать за экипажами.

— Но почему?…

— Потому что попрошайничать нехорошо.

— А!… — задумчиво произнес Боб.

— Скажи-ка лучше, у тебя крепкие ноги?

— О да… только еще маленькие!

— Так вот, нам предстоит сегодня проделать долгий путь, чтобы заночевать в Корке.

— В Корке?…

— Да… это такой красивый город… ты увидишь корабли… много кораблей…

— Корабли… да, знаю…

— А море?… Ты когда-нибудь видел море?…

— Нет.

— Так ты его увидишь. Оно такое большое-пребольшое!… А теперь — в дорогу!…

И они пустились в путь. Впереди бежал Бёк, довольно помахивая хвостом.

Через две мили дорога от берега Дрикси свернула к руслу реки Ли, впадающей в Коркский залив. Несколько раз им повстречались экипажи с туристами, направлявшимися в горную часть графства.

И тогда Боб, не в силах справиться с привычкой, кидался вслед за ними с криком: «Подайте монетку!»

Малыш едва успевал поймать его за подол рубашонки.

— Я же сказал тебе, чтобы ты этого больше не делал! — наставлял он.

— Но почему?…

— Потому что просить милостыню нехорошо!

— Даже когда хочется есть?

Малыш промолчал, а Боб очень волновался насчет обеда до тех пор, пока они не уселись за стол в придорожной таверне. И, честное слово, за шесть пенсов они здорово подкрепились все трое — старший брат, младший брат и собака.

Боб был поражен и не мог поверить своим глазам: у Малыша был кошелек, а в нем шиллинги. После того, как он заплатил хозяину за еду, там и еще оставались деньги!

— Откуда у тебя такие красивые монетки? — спросил Боб.

— Я их заработал, Боб…

— Заработал?… Мне бы тоже хотелось поработать… но я не умею…

— Я научу тебя, Боб.

— Давай прямо сейчас…

— Нет… когда придем на место.

Если они хотели успеть дойти до вечера, следовало поторопиться. И Малыш с Бобом снова двинулись в путь. Они развили такую скорость, что достигли Вудсайда, когда не было еще и пяти часов. Поскольку до Корка оставалось всего три мили, имело смысл, не останавливаясь в поселке, направиться сразу туда.

— Ты не очень устал, мальчуган? — спросил Малыш.

— Нет… все нормально… все в порядке! — отвечал Боб

Слегка перекусив, дабы восстановить силы, друзья отправились дальше.

В шесть часов они уже входили в городское предместье. Получив в гостинице кровать, оба мальчугана вскоре уже спали, крепко обнявшись.



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 37  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн  38  вы читаете: Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн
 39  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕР : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap