Приключения : Путешествия и география : Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  39  40  41  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу

Глава VIII

СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА


Так закончился для Малыша 1882 год, отмеченный в его судьбе столькими событиями, которые он мог бы занести, по своей привычке, как в актив, так и в пассив, поскольку жизнь порой улыбалась ему, но чаще приносила огорчения: здесь и потеря семейства Маккарти, о котором до сих пор не было ни слуху ни духу, и три месяца, проведенные в замке Трэлингер, и встреча с Бобом, и обустройство в Корке, и, наконец, успех его торгового предприятия.

В первые месяцы нового года торговля если и шла не менее бойко, чем раньше, однако создавалось впечатление, что она достигла предела. Понимая, что большего добиться на этом поприще в Корке он уже не сможет, Малыш по-прежнему вынашивал мысль заняться чем-нибудь более выгодным — но не в Корке, нет, а в каком-нибудь крупном ирландском городе… И все чаще он подумывал о Дублине… Да, неплохо было бы, если бы подвернулся удобный случай!…

Так прошли январь, февраль, март. Мальчуганы жили, откладывая пенни за пенни. К счастью, в довольно короткий срок они смогли значительно увеличить свои сбережения благодаря торговле одной политической брошюрой, посвященной избранию мистера Парнелла, на продажу которой на улицах Корка и Куинстауна Малыш получил исключительное право. Купить брошюру можно было только у него, и нигде больше. Бёк таскал на спине целые кипы тоненьких книжек. Это был настоящий успех, и, когда в начале апреля подвели итоги, в кассе оказалось тридцать фунтов восемнадцать шиллингов и шесть пенсов. Никогда еще мальчуганы не были так богаты!

Засим последовали долгие споры по поводу аренды какой-нибудь лавчонки рядом с вокзалом. Так чудесно почувствовать себя хозяевами! А ведь маленький чертенок, Боб, не ведавший сомнений, именно об этом и мечтал. Только представьте себе уютный магазинчик, витрину с газетами и другой печатной продукцией, одиннадцатилетнего хозяина и восьмилетнего служащего — с настоящим патентом, к которым заходит сборщик налогов! Да! Это было так соблазнительно, а уж найти какой-никакой кредит наши славные мальчуганы наверняка смогли бы… И в покупателях недостатка бы не было… Малыш прикидывал и так и сяк, взвешивал все «за» и «против». И все же какая-то неведомая сила влекла его в Дублин, какое-то смутное предчувствие… В общем, наш герой продолжал колебаться, не поддавался на настойчивые уговоры Боба, когда произошло нечто, разом решившее их будущее.

Было воскресенье, восьмое апреля. Малыш и Боб решили провести весь день в Куинстауне. Самым привлекательным в этой прогулке была возможность пообедать и поужинать в каком-нибудь скромном портовом кабачке.

— А рыба там будет?… — спросил Боб.

— Конечно, — ответил Малыш, — мы сможем отведать даже омара или на худой конец крабов, если захочешь…

— О! Конечно… мне так хочется попробовать!

Мальчуганы одели самые лучшие костюмы, предварительно приведя их в порядок, до блеска начистили башмаки и на рассвете вышли из дома в сопровождении Бёка, расчесав его для приличия щеткой.

Погода стояла великолепная: ярко светило весеннее солнце и дул легкий, теплый ветерок. Плавание вниз по реке Ли на пароме прошло просто замечательно. На борту находились музыканты, «уличные виртуозы», и Боб пришел в совершенный восторг от приятной музыки. День начался очень хорошо, и было бы чудесно, если бы он так же и закончился.

Как только друзья очутились на набережной Куинстауна, Малыш приглядел таверну «Старый матрос», которая, казалось, только их и ждала.

У дверей, в огромном чане, с полдюжины ракообразных шевелили клешнями и усиками в ожидании клиента, который прельстится их видом и они попадут наконец в кипяток. А если занять столик у окна, то все суда, стоящие у портового мола, были как на ладони.

Итак, Малыш и Боб уже готовились переступить порог гостеприимного приюта наслаждений, когда их внимание привлек огромный пароход, вошедший в порт накануне, на котором в данный момент шла воскресная уборка.


Это был «Вулкан», судно водоизмещением в восемьсот — девятьсот тонн, пришедший из Америки и готовившийся отплыть завтра в Дублин. Во всяком случае, так сообщил мальчикам какой-то старый матрос в выгоревшей зюйдвестке.

И вот, когда они рассматривали пароход, стоявший на якоре в полукабельтове от берега, какой-то здоровенный матрос с угольно-черным лицом и такими же черными руками вдруг подошел к Малышу и, вглядевшись в него, сначала широко разинул рот, затем зажмурил глаза и наконец воскликнул:

— Ты… ты… неужели это ты?

Малыш был совершенно сбит с толку. О Бобе и говорить не приходится. Даже Бёк недоумевал: какой-то тип обращается к его хозяину на «ты»!… И к тому же негр!… Не иначе, как какая-то ошибка!


Но мнимый негр продолжал крутить головой, как бы желая, чтобы к нему присмотрелись.

— Это же я… Не узнаешь?… Ведь это я… Сиротский приют… Грип!…

— Грип!… — машинально повторил Малыш.

Да, это был Грип, и они бросились друг другу в объятия и так горячо и долго целовались, что Малыш стал черным как трубочист.

Как же старые друзья обрадовались встрече! Бывший приютский надзиратель превратился в здоровенного двадцатилетнего парня, крепкого, ладно скроенного, ничем не напоминавшего того козла отпущения, каким он был когда-то для голуэйских сорванцов, если, конечно, не считать по-прежнему добродушной физиономии.

— Грип… Грип… это действительно ты… ты!… — не переставая твердил Малыш.

— Да-да… я… и никогда не забывал тебя, мальчуган!

— Ты стал матросом?…

— Нет… кочегаром на «Вулкане», топлю котлы!

То, чем занимается Грип на борту «Вулкана», произвело на Боба огромное впечатление.

— А что вы разогреваете в котлах, мистер? — поинтересовался он. — Суп?…

— Нет, малявка, — ответил Грип. — Я топлю котел, который двигает машину, а та приводит в движение наш пароход!

Тут Малыш представил Боба своему покровителю по сиротскому приюту.

— Он мне как брат, — сказал Малыш, — я встретил его на дороге… и он тебя хорошо знает, так как я часто ему о нас рассказывал!… Ах! Мой дорогой Грип! Сколько же ты, должно быть, можешь мне порассказать… ведь мы с тобой не виделись уже почти шесть лет!

— А ты мне?… — ответил тот.

— Ну так пойдем… перекуси с нами… мы собирались зайти в кабачок…

— Ну нет! — возразил Грип. — Это вы со мной пообедаете! Но сначала поднимемся на борт…

— На борт «Вулкана»?…

— Разумеется.

Подняться на борт… и вдвоем?… Боб и Малыш не верили своим ушам. Это было все равно, как если бы их вот так, запросто, пригласили в рай!…

— А наша собака?

— Что за собака?

— Бёк.

— Это вот тот зверь, что крутится возле меня?… Это и есть ваша собака?…

— Это наш друг, Грип… друг… вроде тебя!

Представьте, что Грипу очень польстило такое сравнение, и Бёк удостоился дружеской ласки!

— А как же капитан?… — спросил Боб, проявляя вполне объяснимое беспокойство.

— Капитан на берегу, а второй помощник примет вас как лордов!

В этом-то Боб не сомневался… Они же будут с Грипом… А старший кочегар — это вам не кто-нибудь!

— К тому же, — продолжал Грип, — мне пора немного привести себя в порядок, как следует помыться после грязной работенки.

— Так, значит, Грип, ты свободен весь день?…

— Да, на сегодня я все закончил.

— Вот здорово, Боб, что мы решили именно сегодня поехать в Куинстаун!

— Еще бы, — согласился Боб.

— Тебе, Малыш, тоже не мешало бы умыться, а то я тебя всего перепачкал! Ты ведь по-прежнему зовешься Малышом?…

— Конечно, Грип.

— Хорошо. Я ведь привык…

— Грип… мне так хочется обнять тебя еще раз.

— Валяй, мальчуган, не стесняйся, сейчас пойдем отмоемся!

— А мне можно?… — вмешался Боб.

— Валяй и ты!

Вслед за этим все расцеловались, после чего Боб стал походить на негра не меньше, чем Грип.

Подумаешь! Зато они будут умываться в кубрике[182] кочегара, на борту «Вулкана». На борту… в кубрике… Бобу все это казалось каким-то сном!

И уже через минуту трое друзей, — не забыв, конечно, и Бёка, — сидели в ялике[183], которым Грип управлял с помощью кормового весла, к несказанному восторгу Боба, ведь ему страшно понравилось раскачиваться на волнах. Через пару минут друзья уже были на борту «Вулкана».

Боцман помахал Грипу рукой — и это был знак истинно дружеского расположения. Гости вместе с Грипом спустились через люк в кочегарку, оставив Бёка бегать по палубе.


Стоявший возле койки Грипа таз наполнили чистой водой, и вскоре лица друзей приобрели нормальный вид. Переодеваясь, Грип успел поведать им свою историю.

Во время пожара в приюте он был довольно серьезно ранен и оказался в больнице, где провел почти полтора месяца. Он вышел оттуда совершенно здоровым, но без единого медяка в кармане. Городские власти, правда, занялись восстановлением сиротского приюта — ведь нельзя же было оставить несчастных просто на улице. Но одна только мысль о возможном возвращении в омерзительное заведение, где он провел несколько лет, бросала Грипа в дрожь. Жить в компании с мистером О'Бодкинзом и старухой Крисс, надзирать за маленькими бандитами, вроде Каркера и его дружков, — нет уж, увольте! Да и Малыша там уже не было. Грип узнал, что его увела какая-то красивая дама… Куда?… Этого он не знал и, выйдя из больницы, попытался кое-что разузнать, но, увы, безрезультатно.

И тогда Грип покинул Голуэй и отправился бродить по окрестным деревням. Изредка ему удавалось подработать на уборке урожая на какой-нибудь ферме. Но Грипа беспокоило, что он нигде не мог найти постоянного места. Он просто шагал куда глаза глядят, от поселка к поселку, и, хотя едва-едва зарабатывал себе на кусок хлеба, но все же чувствовал себя менее несчастным, чем в сиротском приюте.

Год спустя Грип оказался в Дублине. И тут ему пришла в голову мысль наняться на какое-нибудь судно. Профессия матроса казалась ему более надежной, более «сытной», если угодно, нежели любая другая. Но быть юнгой или даже младшим матросом в восемнадцать лет, согласитесь, несколько поздновато. Ладно! Раз возраст не позволяет стать матросом, поскольку Грип в этом деле ничего не смыслит, он наймется помощником кочегара. Так он оказался на «Вулкане». Конечно, жить в угольном бункере, где все пропитано угольной пылью, задыхаться от духоты — далеко не самое приятное существование. Все так! Но Грип был смел, решителен, трудолюбив, вынослив, и здесь его жизнь будет обеспечена. Сдержанный, старательный, безотказный, парень быстро свыкся с корабельной дисциплиной. До сих пор он не получил ни одного замечания по работе. Трудился он не за страх, а за совесть и завоевал уважение капитана и его помощников, принявших участие в судьбе несчастного одинокого парня.

«Вулкан» курсировал между Дублином и Нью-Йорком или другими портами восточного побережья Америки. За два года Грип уже не раз пересек океан, занимаясь загрузкой угольных бункеров и подачей угля к котлам. А потом у него появились честолюбивые мысли. Грип попросил, чтобы ему разрешили работать кочегаром под началом механиков. Ему дали испытательный срок. Механики конечно же остались им довольны, и, закончив обучение, он стал первым кочегаром. Именно в этом качестве и встретил Малыш своего бывшего товарища по приюту на пристани Куинстауна.

Само собой, что славный малый, отличаясь примерным поведением, вовсе не принадлежал к числу запойных пьяниц или любителей «пойти вразнос» на берегу, которых (чего скрывать!) в торговом флоте хоть пруд пруди, и твердо решил кое-что откладывать из жалованья. В результате ему удалось скопить некоторую сумму — фунтов шестьдесят, — которая понемногу увеличивалась. Вкладывать деньги во что-либо Грип не хотел. Разве могло прийти ему в голову извлекать выгоду из денег, если даже сам факт, что у него, Грипа, есть деньги, которые можно куда-то вложить, казался ему совершенно невероятным?

Вот такую историю рассказал, посмеиваясь, Грип. В ответ Малыш пересказал все, что с ним произошло за это время. Что говорить! Приключений в его жизни было гораздо больше, и Грип просто ушам своим не верил, когда слушал о театральных успехах мисс Анны Вестон, о счастливой трудовой жизни на ферме Кервен, о несчастьях, постигших семью Маккарти, рассеянную теперь по свету, и о которой нет ни слуху ни духу, о роскоши Трэлингер-Касла и выходках графа Эштона и, наконец, о том, чем все это кончилось.

Бобу тоже пришлось изложить свою биографию. Вы только подумайте: биография Боба! Бог ты мой, вот уж что было совсем несложно, просто потому, что у мальчишки ее не было! Жить по-настоящему он начал с того самого дня, когда его подобрали на большой дороге, а вернее, выловили из реки Дрикси, когда он уже решил свести счеты с жизнью…

Что касается Бёка, то его история как две капли воды походила на жизнеописание его юного хозяина. Поэтому он решил воздержаться даже от краткого изложения, хотя, попроси его кто-нибудь, он не замедлил бы это сделать, на свой лад разумеется.

— А теперь пора бы и заморить червячка! — объявил первый кочегар «Вулкана».

— Но сначала осмотрим корабль! — живо воскликнул Малыш.

— И залезем на мачты! — не преминул добавить Боб.

— Как хотите, ребятки! — согласился Грип.

Прежде всего через палубные люки они спустились в трюм. С каким же удовольствием наш начинающий негоциант рассматривал находившиеся там чудесные товары: тюки хлопка, бочонки с сахаром, мешки с кофе, всевозможные ящики с экзотическими продуктами из Нового Света! Всей грудью вдыхал он исходивший от этого великолепия запах коммерции. И подумать только, что все эти товары были закуплены за океаном владельцами «Вулкана» для перепродажи на рынках Соединенного Королевства… Боже мой! Если бы только Малыш когда-нибудь…

Тут Грип прервал его мечтания, пригласив приятеля подняться на палубу и осмотреть каюты капитана и штурманов, расположенных под полуютом[184]. А в это время Боб, взобравшись по вантам на реи[185] фок-мачты, принялся раскачиваться там, замирая от восторга. Нет! Никогда в жизни он не чувствовал себя таким счастливым, таким гибким и ловким, ну прямо как обезьяна! Глядя на него, можно было подумать, что он родился юнгой!…

В одиннадцать часов Грип, Малыш и Боб сидели за столом в кабачке «Старый матрос», тут же, почти касаясь мордой стола, сидел и Бёк, и сказать, что никто из сотрапезников не страдал отсутствием аппетита, значит ничего не сказать.

Грип пожелал сам оплатить обед, и что это был за обед! Яйца в пережаренном масле, холодная ветчина, подернутая подрагивающим золотистым желе, честерский сыр — и все эти яства они запивали великолепным пенистым элем![186] И еще там был омар — нет-нет, не вульгарный краб, не то несчастное создание, что подают беднякам, — а самый настоящий, великолепный омар, с нежнейшим бело-розовым мясом под красным после варки панцирем, деликатес людей с тугой мошной, про которого Боб сказал, что это самое лучшее из всего, чем следует «заправляться».

Разумеется, за едой они успевали и беседовать. Говорили они, конечно, с набитыми ртами, и если среди людей воспитанных это не принято, то нашим юным сотрапезникам подобное поведение было вполне простительно, поскольку им нельзя было терять времени.

И какой же поток воспоминаний пролили Грип и Малыш о своей страшной жизни в сиротском приюте!… И историю несчастной чайки… и знаменитый шерстяной жилет, полученный в подарок… и гнусные выходки Каркера!…

— Не знаешь, что стало с этим негодяем? — спросил Грип.

— Не знаю и знать не хочу, — ответил Малыш. — И нет ничего хуже, чем снова встретиться с ним.

— Не волнуйся, этого не случится! — заверил Грип. — Но раз уж ты продаешь такие кипы газет, мальчуган, советую тебе их иногда почитывать!

— А я и читаю.

— Тогда ты скоро там прочтешь, что бандит Каркер скончался от «пеньковой лихорадки»!

— Думаешь, его повесят?… О! Грип…

— Да… вздернут! Он допрыгается… и получит по заслугам!

Потом они перешли к обсуждению подробностей пожара в приюте. Ведь именно Грип спас нашего героя, рискуя жизнью, и Малышу в первый раз представилась возможность поблагодарить спасителя, что он и сделал, сжав ему руки.

— С тех пор как мы расстались, я только о тебе и думал! — сказал Малыш.

— И правильно делал, мальчуган!

— А я о Грипе не думал! — с глубоким сожалением воскликнул Боб.

— Так ведь ты знал меня только по имени, бедняжка Боб! — ответил Грип. — А теперь мы познакомились…

— Да! И теперь мы будем говорить о тебе втроем, мы вдвоем да еще Бёк!

Бёк подтвердил это громовым лаем, за что и был пожалован толстенным сандвичем с салом, мгновенно исчезнувшим в его огромной пасти. Судя по всему, он не был склонен разделить восторг Боба по поводу омаров.

Затем посыпались вопросы о плаваниях Грипа в Америку. Он рассказал об огромных американских городах, промышленности и торговле в Соединенных Штатах. Малыш слушал разинув рот и совершенно забыв о еде.

— Кстати, — заметил Грип, — в Англии тоже есть большие города, и если ты когда-нибудь окажешься в Лондоне, Ливерпуле или Глазго…

— Да, Грип, я знаю… Читал в газетах… торговые города… Но это так далеко…

— Нет… совсем недалеко.

— Недалеко для моряков, потому что они плывут туда на судах, а для остальных…

— Ну хорошо… а Дублин?… — воскликнул Грип. — Всего-то три сотни миль отсюда… Поездом можно за день добраться… и море не надо переплывать…

— Да… Дублин! — задумчиво пробормотал Малыш.

Слова Грипа попали в самую точку, ведь Дублин был его заветной мечтой, и Малыш глубоко задумался.

— Видишь ли, — продолжал Грип, — это чудесный город, там делаются такие дела… Корабли туда заходят не просто на стоянку, как в Корк… Там они берут грузы… и возвращаются с товарами…

Малыш молча слушал, уносясь в мечтах все дальше… дальше…

— Тебе нужно перебраться в Дублин, — заявил Грип. — Уверен, там у тебя дела пойдут еще лучше… а если тебе понадобится небольшая сумма…

— У нас с Бобом есть кое-какие сбережения, — ответил Малыш.

— Еще бы, — поддержал приятеля Боб, доставая из кармана шиллинг и шесть пенсов.

— У меня тоже кое-что отложено, — сказал Грип, — и я не знаю, куда бы мне их пристроить.

— Почему бы тебе не положить их в какой-нибудь банк… или еще куда-нибудь.

— Я им не очень доверяю…

— Но ведь ты теряешь проценты, Грип…

— Это все же лучше, чем потерять все, что имеешь!… Впрочем, если я не доверяю другим, то уж тебе бы я поверил, мальчуган, и, если ты переедешь в Дублин, где и приписан «Вулкан», мы могли бы часто видеться!… Повторяю, я буду счастлив одолжить тебе некоторую сумму, чтобы ты мог начать какую-нибудь коммерцию, и охотно вложу в твое дело все, что имею…

Да, замечательный парень был действительно готов это сделать хоть сейчас. Он так счастлив, так счастлив, что наконец-то отыскал своего Малыша… Казалось, друзья были связаны друг с другом какой-то невидимой, неразрывной нитью!

— Перебирайся в Дублин, — повторил Грип. — Знаешь, что я думаю?…

— Нет, Грип.

— Так вот… я всегда знал… ну это… что ты станешь богатым…

— Я тоже… я всегда так думал! — просто ответил Малыш, и глаза его возбужденно заблестели.

— Да… — продолжал Грип, — ты станешь богатым… когда-нибудь… очень-очень богатым. Но в Корке ты много не заработаешь… Подумай над тем, что я сказал, нельзя поступать необдуманно…

— Все верно, Грип.

— Ну, а теперь, когда есть больше нечего… — огорченно вздохнул Боб, поднимаясь из-за стола.

— Ты хочешь сказать, юнга, что теперь, когда ты наелся, — заметил Грип.

— Да… наверное… я не знаю… Со мной такое впервые…

— Пошли погуляем, — предложил Малыш.

Вот так и прошла вторая половина дня. Каких только планов не строили друзья, прогуливаясь в сопровождении Бёка по набережным и улицам Куинстауна!

Когда пришло время расставаться, Грип проводил ребятишек до паромного причала.

— Мы еще увидимся, — сказал он уверенно… — Не для того мы наконец встретились, чтобы вот так расстаться надолго…

— Да… Грип… как только «Вулкан» опять появится в Корке…

— А почему бы не в Дублине, где он стоит иногда по нескольку недель?… Да… В Дублине… Если ты решишься…

— Прощай, Грин!

— До свиданья, мальчуган!

Они обнялись от всего сердца, и ни тот, ни другой не пытались скрыть охватившего их волнения.

Боб и Бёк тоже получили свою долю поцелуев и ласк, и, когда паром отчалил, Грип еще долго смотрел, как суденышко, пыхтя, ползет вверх по течению.



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  39  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн
 40  вы читаете: Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн  41  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕР : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap