Приключения : Путешествия и география : Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  45  46  47  48  50  52  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу

Глава XIV

ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН


Пятнадцатого марта — примерно три месяца спустя после женитьбы Грипа — шхуна «Дорис» покинула порт Лондондерри и, подгоняемая легким северо-западным ветерком, вышла в открытое море.

Лондондерри является столицей одноименного графства, которое находится в северной части Ирландии и примыкает к графству Донегол. Названием своим оно обязано жителям Лондона, поскольку большая часть его земель принадлежит — вследствие прошлых конфискаций — корпорации Британских островов, а пришедший было в упадок Лондондерри был восстановлен на деньги лондонских богачей. Однако упрямые Пэдди, не имея другой возможности выразить протест, называют город просто «Дерри», и не нам осуждать их за это.

Столица графства — довольно большой город, раскинувшийся вдоль левого берега и в устье реки Фойл. Улицы широкие, светлые и ухоженные, но народу довольно мало, хотя в городе проживает пятнадцать тысяч жителей. На месте древних укреплений устроены аллеи для прогулок. На вершине холма красуется епископальный собор, а рядом — жалкие руины аббатства Святой Колумбы и кафедрального собора, великолепного памятника архитектуры XII века.

Порт здесь довольно оживленный, отсюда экспортируются различные товары — сланец, пиво, скот, — и, что необходимо отметить, здесь же прощается с родными берегами большое количество эмигрантов. И сколько же из них, этих несчастных, гонимых нищетой, вернется обратно?

Так что ничего примечательного в том, что какая-то шхуна покинула порт Лондондерри, конечно же не было. Сотни судов во всех направлениях то и дело бороздят воды узкого залива Лох-Фойл. Да и кому бы пришло в голову обращать особое внимание на отплытие шхуны «Дорис», когда эти воды ежегодно посещают суда общим водоизмещением в шестьсот тысяч тонн?

Все, конечно, так. Но если эта шхуна и привлекла наше внимание, то только потому, что на ее борту находился сам Цезарь[235]со своими сокровищами. Цезарь — это конечно же Малыш, а сокровища — груз, с которым шхуна направлялась в Дублин.

Но каким же образом юный патрон «Литтл Бой энд К°» оказался вдруг на борту «Дорис»?

А произошло следующее.

После женитьбы Грипа и Сисси дел у персонала магазина «Для тощих кошельков» было выше головы: тут и предновогодняя продажа, и подведение годового баланса, и обслуживание нескончаемого потока покупателей, и открытие новых секций и т. д. Грип засучив рукава включился в работу, хотя еще и не совсем пришел в себя после потрясения, вызванного изменением своего гражданского состояния. Неужели он действительно стал мужем несравненной Сисси? Да нет, это только сон, и все исчезнет, едва он проснется!

— Уверяю тебя, ты действительно женат, — твердил приятелю Боб.

— Да… мне тоже так кажется, Боб… и все же… как-то не верится!

Итак, 1887 год начался просто великолепно. В общем, Малыш мог лишь только пожелать, чтобы все продолжалось в том же духе, если бы не одна серьезная забота: обеспечить будущее семьи Маккарти, когда эти несчастные люди вернутся в Ирландию.

Что касается парусника «Квинсленд», то никаких известий о нем не поступало, как и о семье Маккарти, находящейся на его борту. Самое внимательное изучение газетных сообщений, посвященных передвижению судов, в течение двух первых месяцев никаких результатов не дало, когда четырнадцатого марта в «Шиппинг-газетт» появились следующие строки: «Третьего числа сего месяца пароход "Бернсайд" встретил на траверзе[236] острова Вознесения парусное судно "Квинсленд"».

Дело в том, что парусные суда, плывущие из Южных морей, не могут сократить путь, пройдя Суэцким каналом, поскольку пройти по Красному морю без помощи машины дело весьма непростое. Следовательно, чтобы попасть из Австралии в Европу, «Квинсленд» должен был взять курс на мыс Доброй Надежды, а сейчас он находился где-то в Атлантическом океане. При неблагоприятном ветре ему потребуется недели две-три, чтобы дойти до Кингстауна. Так что следовало запастись терпением.

И тем не менее сообщение о встрече «Квинсленда» с «Бернсайдом» несколько успокоило Малыша. И вообще, Малышу повезло, что ему попался на глаза этот номер «Шиппинг-газетт», поскольку, перелистывая страницы, он вдруг заметил следующее объявление:

«Лондондерри, 13 марта — Послезавтра, 15 числа сего месяца, будет выставлен на публичные торги груз шхуны "Дорис", пришедший из Гамбурга. На борту имеется пятнадцать тонн различных товаров, в том числе спирт в больших бочках, вино, мыло в ящиках, кофе, пряности в мешках. Распродажа производится по требованию кредиторов, компании "Братья Харрингтон" и т. д.».

Прочитав объявление, Малыш надолго задумался. Ему пришла в голову мысль, что здесь, пожалуй, можно провернуть выгодное дельце. Судя по обстоятельствам, при которых пойдет с молотка груз «Дорис», товар можно будет заполучить за бесценок. Ну разве не удобный случай подвернулся, чтобы приобрести все эти бочки и бочонки с вином и водкой, которые вполне можно было бы пустить в продажу в бакалейном отделе?… Эта мысль так засела у юного негоцианта в голове, что он решил обратиться к мистеру О'Брайену.

Старый негоциант в свой черед внимательно прочитал объявление, выслушал соображения мальчугана, долго раздумывал с видом человека, не привыкшего к поспешным решениям, и наконец изрек:

— Да… похоже, дело стоящее… Если купить товары задешево, то на этом можно будет неплохо заработать… Но при двух условиях: если они действительно превосходного качества и, кроме того, если обойдутся процентов на пятьдесят — шестьдесят дешевле рыночной стоимости.

— Совершенно с вами согласен, мистер О'Брайен, — ответил Малыш, — и думаю, что окончательное решение следует принять, только ознакомившись с грузом… Сегодня же вечером я поеду в Лондондерри.

— Прекрасно, я еду с тобой, мой мальчик, — добавил мистер О'Брайен.

— Вы окажете мне такую любезность?…

— Конечно… Я все хочу проверить сам. В этих товарах я кое-что смыслю. Всю жизнь я только тем и занимался, что покупал и продавал их…

— Благодарю вас, мистер О'Брайен, просто и не знаю, как выразить вам свою признательность.

— Попытаемся извлечь выгоду из этого дела, а большего мне и не надо.

— Времени терять нам нельзя… — продолжал Малыш. — Торги назначены на послезавтра, и без отсрочки…

— Э! Да я уже готов, мой мальчик. Собрать саквояж — дело простое. А уже завтра мы тщательно обследуем груз «Дорис»… Послезавтра мы купим его или откажемся от покупки, в зависимости от цены и качества товара, а вечером отправимся домой, в Дублин.

Малыш тут же предупредил Грипа и Сисси, что вечером уезжает в Лондондерри… Там, с одобрения мистера О'Брайена, ему предстоит заключить одну сделку… На это потребуется весь его капитал, но дело того стоит… На два дня он оставляет магазин на них.

Хотя разлука предстояла совсем короткая, но она была столь неожиданна, что Грип и Боб страшно расстроились… особенно мальчуган. Ведь впервые за четыре с половиной года друзьям предстояло расстаться. Их связывали узы более крепкие, чем те, что связывают родных братьев… И Сисси, отпуская своего дорогого мальчика, страшно волновалась. А ведь речь-то шла о каких то двух-трех днях, и причин для беспокойства просто не было… Что касается самой сделки, то было очевидно, что Малыш, да еще под бдительным оком мистера О'Брайена, не предпримет ничего, что могло бы повредить делу, и не бросится сломя голову в какую-нибудь рискованную операцию…

Итак, оба негоцианта, старый и молодой, сели в поезд в десять часов вечера. На этот раз Малыш ехал мимо Белфаста, столицы графства Даун, города, где он совсем недавно снова обрел свою дорогую Сисси. В восемь часов утра следующего дня наши путешественники вышли из поезда на вокзале Лондондерри.

До чего же удивительны бывают повороты судьбы! Здесь, в Лондондерри, где Малыш надеялся совершить одну из важнейших сделок в своей торговой карьере, он оказался всего в тридцати милях от затерянного в дебрях Донеголского графства местечка Риндок. Именно там в ужасающей нищете прошли его первые детские годы! С тех пор минуло двенадцать лет, он обошел всю Ирландию, пережив столько испытаний, изведав и горе и счастье!… Пришла ли ему на ум эта мысль?… Обратил ли он внимание на столь странное совпадение?…

Груз шхуны «Дорис» был самым тщательным образом обследован мистером О'Брайеном. По своему качеству и ассортименту все товары прекрасно подходили для магазина. Если бы удалось приобрести их по бросовой цене, неплохой доход был бы обеспечен и можно было бы увеличить капитал, по крайней мере, в четыре раза. Старый торговец посоветовал Малышу не доводить дело до распродажи, а попытаться «полюбовно» договориться с компанией «Братья Харрингтон».

Совет был хорош, и Малыш ему тут же последовал. Он сумел прекрасно поладить с кредиторами шхуны и приобрел груз даже по еще более сходной цене, поскольку платил наличными. Если кредиторов и удивил юный возраст покупателя, то сообразительность и упорство, с которыми он отстаивал свои интересы, их просто поразили. Когда же поручителем выступил мистер О'Брайен, дело сделалось в одну минуту и тут же был выписан чек на Ирландский банк.

Три тысячи пятьсот фунтов — почти все состояние Малыша — во столько обошелся ему груз шхуны «Дорис». И когда сделка состоялась, Малыш испытал некоторое волнение, которое и не пытался скрыть.

Что касается доставки груза в Дублин, то проще всего было использовать для этого «Дорис», дабы избежать лишних трат при перегрузке. Капитана это вполне устраивало, лишь бы фрахт[237]был оплачен. При попутном ветре переход должен был занять не больше двух дней.

Решив и этот вопрос, мистеру О'Брайену и его юному спутнику ничего не оставалось, как сесть в вечерний поезд. В этом случае вся операция заняла бы у них не более тридцати шести часов.

И тут Малыша осенила идея: он предложил мистеру О'Брайену вернуться в Дублин на шхуне «Дорис».

— Спасибо за предложение, мой мальчик, — ответил старый коммерсант. — Но должен признаться, что с морем я всегда был не в ладах, и в наших спорах оно обычно берет верх! Но уж если сердце тебе подсказывает…

— Мне так хочется совершить морскую прогулку, мистер О'Брайен… Переход совсем короткий, никакого риска, и я бы предпочел не расставаться с грузом!

В результате мистер О'Брайен отправился в Дублин один, куда и прибыл на следующий день на восходе солнца.

Как раз в этот момент «Дорис», пройдя фарватер реки Фойл, вышла в узкий канал, соединяющий гавань с Северным проливом[238].

Дул попутный северо-западный ветер. Если он не переменится, плавание пройдет отлично. Шхуна сможет плыть вдоль берега, где море, защищенное высоким берегом, почти всегда спокойно. Однако в этой части Ирландского моря в марте месяце, как раз накануне равноденствия, вообще невозможно угадать, какая будет погода.

Командовал «Дорис» Джон Клир, капитан каботажного плавания, у него в подчинении находился экипаж из восьми матросов. Вся команда была достаточно опытной и неоднократно ходила вдоль ирландских берегов. Переход из Лондондерри в Дублин она могла бы совершить с завязанными глазами.

«Дорис» вышла из бухты под всеми парусами. В открытом море Малыш разглядел на западе расположенный у входа в залив порт Иннисхейвен, защищенный мысом Донегол, а еще дальше — вытянутый полуостров, заканчивающийся мысом Малин, самой северной точкой Ирландии.


Первый день плавания обещал быть удачным. Какую радость испытывал наш герой, несясь как на крыльях по бурному морю на послушной попутному ветру «Дорис». Никаких признаков морской болезни. Прирожденный моряк. Однако порой Малыша охватывало смутное беспокойство, когда он думал о лежащем в трюме шхуны грузе, о морской пучине, готовой разверзнуться в любую минуту и поглотить все его богатство…

Но откуда такие печальные мысли, если никаких причин для тревоги просто не было? «Дорис» казалась вполне надежным судном, прекрасно шла под парусами, великолепно слушалась руля и стойко переносила любую качку.

Какая жалость, что рядом не было Боба! Как бы радовался сейчас «энд К°», плывя по морю «по-всамделишнему», а не просто находясь на борту «Вулкана», стоящего на якоре в Корке или Дублине! Если бы Малыш только знал, что будет возвращаться морем, то уж конечно Боб составил бы ему компанию и оказался бы сейчас на седьмом небе от счастья!

Побережье графства Антрим чрезвычайно живописно: белеющие известняковые отвесные стены, огромные пещеры, способные укрыть всех персонажей гэльской мифологии, «каминные трубы», как называют здесь высокие скалы, о которые в пыль разбиваемся и возносится к небу, подобно дыму, пена морского прибоя, угрюмые зубчатые утесы, настолько напоминающие крепостные стены, что суда испанской Непобедимой Армады[239] палили по ним из пушек. Здесь же проходит знаменитая «Дорога гигантов», состоящая из вертикальных базальтовых колонн, о которые с ужасающим грохотом разбиваются волны прибоя; говорят, что досужие туристы насчитали сорок тысяч таких фантастических столбов. Короче, зрелище было действительно восхитительное. Но «Дорис» обошла стороной линию коварных рифов и к четырем часам пополудни, оставив на северо-востоке шотландский мыс Кинтайр, в виду Клайд-Бэй[240], и, пройдя между мысом Фэр[241] и островом Ратлин[242], вошла в Северный пролив.


Северо-западный бриз дул до трех часов пополудни и разогнал облака в верхних слоях атмосферы. Шхуна двигалась вдоль береговой линии на расстоянии двух-трех миль, испытывая лишь легкую бортовую качку при полном отсутствии килевой. Малыш все время находился на палубе, где он позавтракал и собирался пообедать, рассчитывая оставаться на ней, пока ночной холод не загонит его в каюту капитана. Решительно, первое морское путешествие оставит у нашего героя наилучшие воспоминания, и Малыш уже мог поздравить себя с тем, что ему пришла в голову счастливая мысль сопровождать драгоценный груз. Он уже представлял себе, с каким горделивым видом появится он в порту Дублина на борту «Дорис». Он не сомневался, что Грип и Сисси, Боб и Кэт, предупрежденные мистером О'Брайеном, будут встречать его на набережной, у Южной стенки, а возможно, и в конце мола, у подножия маяка Пулбег…

Между четырьмя и пятью часами вечера на востоке стали накапливаться тяжелые облака. Небо мгновенно потемнело. Встречный ветер быстро гнал навстречу шхуне мрачные многослойные тучи. Ни малейшего просвета, никакой надежды, что к ночи небо очистится.

«Смотри в оба!» — казалось, доносилось оттуда, с линии горизонта, где формировался грозовой фронт. И сигнал этот сразу понял Джон Клир, с озабоченным видом вглядывавшийся в небо, где все предвещало бурю.

— Ну как, капитан?… — спросил Малыш, от которого не укрылось беспокойство капитана и матросов.

— Не нравится мне все это! — ответил капитан, оглядываясь на запад.

И действительно, попутный ветер мгновенно утих, паруса опали и захлопали по мачтам. Шкоты[243] на фоке и бизани[244] обвисли, кливера тоже, а марсель[245] едва наполнялся ослабевшим западным ветром. Мгновенно потеряв скорость и став лагом к волнам, «Дорис» вдруг стала сильно раскачиваться с борта на борт и почти не слушалась руля.

Впрочем, Малыш не очень страдал от бортовой качки, особенно неприятной при отсутствии ветра, и отказался спуститься в каюту, несмотря на предложение капитана.

Тем временем порывы восточного ветра усилились, и над проливом в воздухе уже висела водяная пыль. Горизонт на две трети был затянут многоярусными черными тучами, казавшимися еще более зловещими под лучами заходящего солнца. Картина была мрачная и угрожающая.

Капитан Клир принял решение, продиктованное разумной осторожностью. Он приказал спустить марсель, оставив лишь стаксель[246] и бом-кливер[247], и дал команду экипажу установить на корме штормовой парус, придающий судну остойчивость при сильном ветре. К счастью, шхуна вовремя удалилась от береговой линии мили на две-три, чтобы шторм не выбросил ее на прибрежные камни.

Морякам хорошо известно, что в период равноденствия в атмосфере наблюдаются чрезвычайно бурные процессы, особенно в северных широтах. И вот еще до наступления полной темноты, буря обрушилась на «Дорис» с такой фантастической силой, которую даже вообразить себе не может человек, не попадавший в подобные переделки. Едва солнце скрылось за горизонтом, как небо почернело. Воздух наполнился пронзительным свистом, чайки испуганно понеслись к берегу. И тотчас вся шхуна завибрировала от киля до клотика[248], как больной лихорадкой. Волны обрушились на шхуну, как говорят моряки, «с трех сторон»: огромные валы с пенными гребнями, гонимыми встречным ветром, навалились на «Дорис» и с носа, и с обоих бортов, обдавая все судно ценными брызгами. Мгновенно управление было потеряно, удержаться на палубе стоило неимоверных усилий. Рулевой привязал себя толстым тросом к штурвалу, а матросы укрылись за фальшбортами[249].

— Спускайтесь в каюту, сударь! — закричал Джон Клир Малышу.

— Капитан, позвольте мне…

— Нет… быстро вниз, иначе вас смоет за борт!

Малыш подчинился. Он спустился в каюту, чрезвычайно обеспокоенный, но не столько за себя, сколько за груз. Все его состояние было на этом судне, терпящем бедствие… Если груз утонет, ему уже никогда не оправиться…

А дело между тем принимало совсем плохой оборот. Тщетно пытался капитан привести «Дорис» к ветру, то есть подставить волнам нос судна, чтобы хоть немного отойти от берега или, по крайней мере, удержаться от скал на прежнем расстоянии. К несчастью, около часу ночи ветром порвало и унесло в море бом-кливер и стаксель. Еще через час обломились и рухнули все мачты. Внезапно «Дорис» легла на правый борт и туда же переместился весь груз, находившийся в трюме, так что судно не могло уже выпрямиться, и возникла опасность перехлеста волн через фальшборт.

Малыша отбросило к переборке каюты, и он с трудом встал на ноги, шаря наугад руками в полной темноте.

Вдруг, в момент минутного затишья, до него донеслись крики. Там творилось что-то непонятное. Может быть, судно получило пробоину?…

Но нет! Это Джон Клир, отказавшись от попыток вернуть шхуне устойчивое положение и опасаясь, что «Дорис» в любой момент может пойти ко дну, готовился вместе с экипажем покинуть судно. Несмотря на огромные трудности, связанные с креном шхуны, команде удалось спустить шлюпку на воду. Теперь, нетеряя ни минуты, предстояло всем спуститься в утлое суденышко.Мальчик догадался об этом, когда услышал, как капитан зовет его через приоткрытый люк.

Покинуть шхуну с ценным грузом?… Ну нет… Невозможно!Пока остается хоть какой-то шанс спасти шхуну, Малыш попытается им воспользоваться, даже ценой собственной жизни… Он прекрасно знал старый морской закон: если судно, покинутое экипажем, держится на плаву, оно принадлежит первому, кто поднимется на борт… На этот счет британское морское право категорично: любое судно, обнаруженное в море без экипажа, принадлежит тому, кто его нашел…

Опять послышались крики. Капитан продолжал звать пассажира.

— Да где же он? — повторял Джон Клир.

— Мы все потонем! — кричали матросы.

— Мальчишку надо найти…

— Ждать больше нельзя!

— Нет! Я его отыщу!…

И капитан бросился вниз по трапу…

Но Малыша в каюте уже не было.

Действительно, почти не понимая, что он делает, повинуясь скорее инстинкту и твердо решив остаться на судне, Малыш пробрался в трюм через дыру, пробитую в обшивке каким-то тяжелым ящиком.

— Да где же он? Где? — продолжал громко звать капитан.

— Наверное, поднялся на палубу… — крикнул в ответ какой-то матрос.

— И его смыло в море… — подхватил другой.

— Мы тонем… тонем!…

Эти крики прозвучали среди всеобщего замешательства и паники. И было отчего: страшным ударом в борт «Дорис» накренило так, что, казалось, вот-вот шхуна перевернется килем вверх.

Ждать больше было нельзя. Раз пассажир не откликается, значит, он, никем не замеченный, в кромешной тьме поднялся на палубу и был смыт в море волной… Похоже, так оно и было!

Капитан Джон Клир появился на палубе как раз в тот момент, когда шхуна рухнула в бездну между двумя гигантскими валами. Капитан и матросы кинулись в шлюпку, которая тотчас же отчалила: хоть и мало оставалось надежды преодолеть бушующее море, то был единственный шанс на спасение. Гребцы навалились на весла, и шлюпка быстро отошла от шхуны, чтобы не оказаться затянутой в воронку, что образуется там, где судно уходит под воду…


«Дорис» осталась без капитана и без экипажа… Но это не было покинутое всеми и никому не принадлежащее теперь судно, ведь на борту оставался Малыш!

Один… совсем один… Среди бушующего моря, готового поглотить его в любую минуту! Но мальчуган не впал в отчаяние. Он чувствовал, что его поддерживает какая-то удивительная вера в спасение. Поднявшись на палубу, он приник к фальшборту с подветренной стороны, там, где волны скатывались с палубы через специальные отверстия — шпигаты. Мысли вихрем носились в его голове! Быть может, в последний раз в жизни он вспомнил всех, кого любил: семейство Маккарти, свою семью — Грипа, Сисси, Боба, Кэт, мистера О'Брайена… Он молил Господа о помощи, молил о спасении не только ради себя самого, но и ради близких…

Крен шхуны не увеличился, а значит, непосредственная опасность не угрожала нашему герою. К счастью, корпус судна выдержал напор волн, и течи в обшивке не было. И если шхуна встретится с каким-нибудь судном и спасатели заявят о своем праве собственности, Малыш окажется тут как тут, чтобы предъявить свои права на груз. Разбушевавшемуся морю не удалось добраться до товаров, и весь груз был в целости и сохранности.

Ночь близилась к концу. С первыми лучами солнца шторм стал стихать. Но бушующее море и не думало успокаиваться, содрогаясь от незатихающей зыби.

Малыш взглянул в противоположную от солнца сторону, туда, где должен был находиться берег.

Но там ничего не было видно, никаких признаков суши. Очевидно, «Дорис», гонимая порывами ночного ветра, вышла из Северного пролива и очутилась в открытом море — быть может, где-то на траверзе Дандолка или Дроэды. Но на каком расстоянии от них?…

На горизонте ни единого судна, ни единого рыбачьего баркаса! Впрочем, если бы даже какое-нибудь судно и появилось поблизости, заметить с него накренившийся корпус шхуны без мачт, то и дело исчезавший в волнах, было довольно трудно. И тем не менее спасти шхуну могла только встреча с каким-нибудь судном. Если «Дорис» по-прежнему будет дрейфовать в западном направлении, она погибнет вместе с грузом, разбившись о прибрежные скалы. А нельзя ли направить шхуну туда, где часто появляются рыбаки? Но тщетно пытался Малыш поднять с помощью шкотов хотя бы обрывок паруса на обломок мачты. Нет, одному ему не справиться… Оставалось надеяться лишь на Провидение…

День прошел, а положение не изменилось. Малыш уже не боялся, что «Дорис» затонет, поскольку крен на правый борт не увеличился. Единственное, что ему оставалось, — это смотреть на море в надежде, что появится какое-нибудь судно.

А пока наш юный герой перекусил, чтобы восстановить силы. Но ни на мгновенье — и это следует подчеркнуть особо, — ни на мгновенье он не позволил себе поддаться отчаянию и потерять голову. Наш герой помнил только одно: он обязан спасти свой груз.

В три часа дня на востоке показался дымок. А через полчаса Малыш уже ясно различил контуры большого парохода, шедшего в северном направлении на расстоянии пяти-шести миль от шхуны.

Малыш принялся подавать сигналы с помощью флага, привязанного к шесту, увы, безрезультатно.

Но какой же неукротимой энергией обладал этот мальчуган, если даже теперь он не впал в отчаяние! Наступил вечер, и надежды встретить сегодня какое-либо судно уже не оставалось. Никаких признаков близости суши. Небо вновь заволокли тяжелые облака, и безлунная ночь обещала быть темной. Однако ветер стих и море заметно успокоилось.

Было довольно холодно, и, пожалуй, следовало спуститься в каюту. Торчать наверху не имело смысла, поскольку разглядеть хоть что-нибудь даже на расстоянии полукабельтова[250] было невозможно. Вконец измотанный бесконечными тревожными часами, сломленный усталостью, Малыш уже не мог противиться сну. Он стянул одеяло с койки, лечь на которую уже не мог, поскольку она сильно накренилась, завернулся поплотнее, улегся около переборки и мгновенно заснул.

Малыш проспал большую часть ночи. Начинало светать, когда его разбудили доносившиеся сверху крики. Он встал и прислушался… Быть может, «Дорис» прибило к берегу?… Или на рассвете ее заметили с какого-то судна?…

— Наше… мы первые! — раздались мужские голоса.

— Нет… наше! — звучали в ответ другие.

Мальчик сразу догадался, в чем дело. Никаких сомнений в том, что «Дорис» заметили. К ней одновременно, видимо, причалили несколько судов, и теперь разгорелся спор о том, кому должна принадлежать добыча… Вот моряки или рыбаки уже взобрались на шхуну, заполонили палубу, и началась потасовка… Спасатели разошлись не на шутку!

Стоило Малышу появиться, и стороны пришли бы к согласию. Однако наш герой решил не спешить. Ведь покажись он на палубе, все эти люди набросились бы на него не задумываясь. Они без колебаний выбросят его за борт, чтобы разделаться с еще одним претендентом на право владения шхуной. Надо было немедленно спрятаться куда-нибудь, не теряя ни минуты. И юный коммерсант укрылся в самой глубине трюма, спрятавшись за ящиками с товаром.

Через несколько минут свара прекратилась — явное свидетельство того, что на борту воцарились мир и согласие. Враждующие стороны договорились поделить груз, как только приведут шхуну в порт.

Все так и случилось. Две рыбачьи фелюги[251], вышедшие на рассвете из Дублинского залива, заметили в море дрейфующую шхуну на расстоянии трех-четырех миль от берега. Обе тотчас направились к почти перевернутому вверх дном судну. Разумеется, соперники изо всех сил соревновались в скорости, поскольку, по укоренившейся традиции, покинутое судно принадлежит тому, кто первым взойдет на борт. Однако по иронии судьбы обе шлюпки подошли к «Дорис» одновременно. В результате началась ссора, обмен угрозами. Началась драка, и жестокое, кровопролитное сражение продолжалось до тех пор, пока наконец обе группы не достигли согласия в вопросе о разделе добычи. Да уж, неплохой «улов» достался лихим рыбачкам с побережья!

Едва Малыш успел спрятаться в трюме, как владельцы обеих шлюпок быстро спустились по трапу в каюту капитана. И как же радовался Малыш своей предусмотрительности, когда услышал следующий разговор:

— Здорово повезло, что на борту шхуны никого нет!…

— А если бы кто и был, на свою беду, то быстро бы отправился за борт!

Сомневаться в том, что эти пираты не остановились бы перед убийством, лишь бы завладеть грузом, конечно же не приходилось.

Через полчаса «Дорис» была взята на буксир; обе фелюги поставили паруса, гребцы навалились на весла, и вся флотилия направилась в Дублин.

В половине десятого рыбаки достигли входа в залив. Однако войти туда во время отлива, да еще с «Дорис» на буксире, они не смогли и двинулись к Кингстауну, где вскоре и ошвартовались у мола.

Там собралась толпа народу. Поскольку в газетах уже появилось сообщение о том, что шхуна обнаружена и должна быть отбуксирована в Кингстаун, на молу собралась вся семья Малыша — мистер О'Брайен, Грип, Сисси, Боб и Кэт, прибывшие поездом…

Представьте себе отчаяние родных и близких Малыша, когда они узнали, что рыбаки нашли лишь покинутое судно!… Малыша на нем нет… Малыш погиб… И все дружно залились горючими слезами…

В этот момент появился комендант порта, дабы провести расследование всех обстоятельств спасения шхуны и решить вопрос о том, кому будет принадлежать судно и груз… Да, спасателям крупно повезло!…

И вдруг из люка появился… мальчуган! И тут же радостные крики «своих» смешались с яростными протестующими воплями горе-спасателей!

В одно мгновенье Малыш очутился на причале и попал в объятия Сисси, Грипа, мистера О'Брайена… Немного оправившись от столь жаркой встречи, Малыш решительно подошел к коменданту порта и твердо заявил:

— «Дорис» не была покинута, и весь груз принадлежит мне!

Да, наш герой спас ценный груз одним своим присутствием на борту.

Любые споры стали бесполезны. Права Малыша были непреложны. Груз был признан его собственностью, а права на шхуну остались за капитаном Клиром и его матросами, которых подобрали в море накануне. Рыбаки были вынуждены довольствоваться премией, полагавшейся им по закону.

А теперь попробуйте представить себе, как счастливы были наши герои, когда через час все вновь встретились наконец в магазине «Литтл Бой энд К°»! Первое морское путешествие Малыша оказалось на редкость опасным! И тем не менее Боб тут же заявил во всеуслышание:

— Ах! Как бы мне хотелось оказаться там вместе с тобой!…

— Несмотря ни на что?…

— Несмотря ни на что!



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 45  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн  46  вы читаете: Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн
 47  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕ : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap