Приключения : Путешествия и география : Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  51  52  53  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу

Глава V

БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ


Выехав из Кэрсивина утром одиннадцатого августа, карета покатила по прибрежной дороге, вдоль первых отрогов Иверахских гор и, после короткой остановки в Кэллзе, небольшом городке на берегу залива Дингл, остановилась в Килгобинете. Погода стояла отвратительная, дул пронизывающий до костей ветер и лил дождь. Однако к следующему утру она сделалась еще хуже. Ливень с ураганными порывами ветра сопровождал путешественников на всем пути в тридцать миль от Валеншии до Килларни, где их милости, пребывавшие в настроении под стать погоде, должны были провести последнюю ночь путешествия.

Назавтра они были уже в поезде и к трем часам, после десятидневного отсутствия, прибыли в замок Трэлингер.

Таким образом, маркиз и маркиза покончили наконец с обязательной великосветской экскурсией по горной части графства Керри и Килларнийским озерам.

— Стоило так утруждать себя? — только и сказала маркиза.

— И терпеть такие неудобства? — добавил маркиз.

Зато Малыш был переполнен впечатлениями.

Первым делом он справился у Кэт о Бёке.

С верным псом все было в порядке. Кэт его не забывала. Каждый вечер Бёк являлся к условленному месту, куда прачка приносила то, что ей удавалось для него раздобыть.

В тот же вечер, даже не заходя к себе, Малыш отправился на задворки, где его уже ждал Бёк. Можно представить себе бурную встречу друзей! Какими ласками они осыпали друг друга! Конечно, Бёк исхудал, бока у него ввалились: не каждый день удавалось наесться досыта; но в общем пес выглядел неплохо, а глаза светились живым умом. Малыш пообещал приходить, по возможности, каждый день и пожелал приятелю доброй ночи. Большего Бёк и не требовал, понимая, что в его положении нельзя привередничать. К тому же друзьям следовало соблюдать осторожность. Собаку, вечно крутившуюся возле парка, уже заприметили, и не раз хозяйские псы, почуяв чужака, поднимали тревогу.

Жизнь в замке пошла своим чередом, если можно назвать жизнью то растительное существование, которое только и подобало обладателям столь древней родословной. Господа должны были пробыть в замке до последней недели сентября, когда Пайборны обычно возвращались на «зимние квартиры» — сначала в Эдинбург, а затем, к началу сессии парламента, в Лондон. А пока высокородные супруги вновь забрались в скорлупу несравненного величия. Разумеется, отдохнув немного, они возобновят столь же обязательные, сколь и всем наскучившие визиты к соседям, где речь конечно же зайдет о путешествии к озерам. Лорду и леди Пайборн придется перекинуться парой слов об этом великом событии с теми, кто там уже побывал. Причем с визитами следовало поторопиться, поскольку в ненадежной и без того голове маркизы все настолько перепуталось, что она никак не могла вспомнить, как называется остров, откуда протянут этот самый «электрический шнурок», за который дергает Европа, чтобы вызвать Соединенные Штаты, подобно тому как она вызывает Джона или Мэрион.

Для Малыша же однообразное существование было далеко не легким. Он терпел постоянные обиды от управляющего Скарлетта, сделавшего мальчика козлом отпущения. С другой стороны, граф Эштон с его вечными капризами не давал Малышу ни минуты передышки. Он то и дело досаждал нашему герою идиотскими приказами, давал какие-то дурацкие поручения и тут же менял их на прямо противоположные, заставляя несчастного грума носиться взад-вперед. Малыш чувствовал себя марионеткой, которую дергает за веревочки неумелый кукольник. Слуги в людской и лакейской насмехались над мальчуганом, наблюдая, как его то вызывают, то отсылают, то что-то приказывают и тут же приказ отменяют. Малыш чувствовал себя крайне униженным.

Однажды вечером, оказавшись наконец в своей комнатушке, он принялся размышлять о том положении, в которое ввергла его крайняя нужда. Что может дать ему должность грума при графе Эштоне? Ничего. Он создан для большего. Быть всего лишь чьим-то слугой, послушным инструментом в чьих-то недобрых руках, претило Малышу, его независимому характеру и мешало осуществлению честолюбивых помыслов. Живя у Маккарти, он, по крайней мере, чувствовал себя на равных с обитателями фермы. Там он был своим. Где теперь ласки милой бабушки, и доброта Мартины и Китти, и дружеское расположение самого господина Мартина и его сыновей? По правде говоря, камешки Малыша, лежавшие теперь под развалинами, были для него дороже гиней, которыми ежемесячно расплачивались с ним Пайборны. В Кервене, он, по крайней мере, узнавал что-то новое, трудился, набирался знаний, надеясь начать однажды самостоятельную жизнь… А здесь ничего, кроме унизительных обязанностей, — и никаких перспектив, лишь полная зависимость от причуд избалованного, самодовольного невежды! И вечно граф Эштон что-то перекладывал с места на место, о нет, не книги — их у него не было и в помине, — а все, что, по его мнению, лежало не на своем месте.

Но что приводило Малыша в полное отчаяние, так это кабриолет юного джентльмена. Ох уж этот кабриолет! Малыш просто не мог на него смотреть без содрогания. Похоже, что графу Эштону доставляло особое удовольствие мчаться наобум сломя голову, да еще по самым ужасным дорогам, рискуя свалиться из-за неумения править лошадьми в какую-нибудь канаву, лишь бы посильнее досадить груму, буквально висящему на ремнях откидного верха. Когда погода позволяла выезжать в тильбюри[176] или догкарте[177], также принадлежавших сыну Пайборнов, Малышу было полегче, поскольку там хоть можно было сидеть и не так трясло. Но, увы! Небо над Зеленым островом больше похоже на сито!


Редкий день проходил без пытки кабриолетом: то они отправлялись в Кантерк, где граф мог похвастаться выездом, то совершали длительные прогулки в окрестностях замка. По дорогам за экипажем неизменно увязывались стайки оборванных, с израненными в кровь босыми ногами ребятишек, которые, едва переводя дух, выкрикивали тоненькими голосами: «Подайте пенни!» Сердце Малыша сжималось от боли. Кто-кто, а уж он-то слишком хорошо знал, что такое нищета и голод, и жалел ребятишек… Граф Эштон осыпал маленьких оборванцев насмешками и бранью, а если они подбегали слишком близко, грозил кнутом… Малыш едва сдерживался, чтобы не бросить маленьким попрошайкам медную монетку… Но не решался, боясь гнева хозяина…

Однажды случилось так, что наш герой все же не смог сдержаться. Девчушка лет четырех, худенькая до того, что аж светилась, очень хорошенькая, беленькая, кудрявенькая, взглянула на него своими милыми голубыми глазенками и попросила дать ей монетку… Малыш не сдержался, монетка сверкнула в воздухе, и девчушка, радостно вскрикнув, тут же схватила ее…

Граф услышал этот крик! Он застал грума на месте преступления, ибо именно так он расценил акт милосердия.

— Что это ты себе позволяешь, бой?… — спросил он, грозно нахмурив брови.

— Но… господин граф… эта девчушка… она так обрадовалась… это ведь просто коппер…

— Тебе тоже бросали медяки, когда ты бродяжничал по дорогам?…

— Нет… никогда!… — воскликнул Малыш, который всегда выходил из себя, когда его обвиняли в попрошайничестве.

— Зачем же ты подал милостыню этой нищенке?…

— Она на меня так жалобно посмотрела… и когда я поймал ее взгляд…

— Я запрещаю тебе смотреть на оборванцев, что вечно шляются по дорогам… Заруби себе на носу!

Малышу ничего не оставалось, как подчиниться, но как же его возмущала подобная черствость!

Но если наш герой и был вынужден скрывать чувство жалости к несчастным детишкам и не решался больше бросать им деньги, то все-таки произошел один случай, когда он поддался первому порыву.

Было третье сентября. В тот день граф Эштон велел заложить догкарт, чтобы ехать в Кантерк. Малыш, как всегда, сопровождал хозяина, сидя на этот раз спиной к графу и получив от него приказ скрестить руки на груди и застыть подобно манекену.

До поселка добрались без приключений. Толпа местных зевак с лестным для графа восхищением глазела на его высокомерно пофыркивающую лошадь с белой от пены мордой. Юный Пайборн вышел из коляски у самых роскошных магазинов. Грум ожидал его, с трудом удерживая лошадь и вызывая завистливое изумление мальчишек, с восхищением разглядывавших маленького слугу, чей костюм был украшен такими великолепными галунами.

Часа в три, посчитав, что получил всю дань восхищения со стороны местных жителей, граф Эштон отправился назад в замок Трэлингер. Он ехал не спеша, заставляя лошадь идти грациозным аллюром[178]. У дороги, как обычно, крутилась стайка маленьких нищих с обычными криками: «Коппер!… Подайте коппер!» Видя, что экипаж движется довольно медленно, они осмелели и попытались подбежать поближе. Однако свист кнута удерживал мальчишек на почтительном расстоянии, а вскоре они и совсем отстали.

И только один не отставал. Это был мальчуган лет семи, с живой, умной и довольно жизнерадостной мордашкой — ни дать ни взять, типичный маленький ирландец. И хотя коляска ехала довольно медленно, ему приходилось бежать, чтобы не отстать. Все ноги ребенка были изранены о булыжники, но он все равно бежал, не обращая внимания на кнут. В руке он держал веточку черники, словно предлагал ее в обмен на подаяние.

Напрасно Малыш, опасаясь несчастья, отчаянно жестикулировал и гримасничал. Мальчуган упрямо держался рядом с догкартом.

Разумеется, граф Эштон уже не раз приказывал маленькому попрошайке убираться. Куда там! Упрямый мальчишка бежал у самых колес, рискуя быть раздавленным.

Достаточно было бы отпустить поводья, и лошадь перешла бы на рысь. Но юный Пайборн и не собирался этого делать. Он желает ехать шагом, значит, так оно и будет. Раздосадованный приставаниями мальчишки, граф в конце концов огрел ребенка кнутом.

Узкий, гибкий ремень захлестнул шею несчастного и несколько мгновений тащил его за экипажем, едва не задушив. Наконец, при очередном рывке, кнут освободился, и мальчик покатился по земле.

Соскочив с догкарта, Малыш кинулся к нему. На шее у мальчугана алел красный рубец, и бедняга громко кричал от боли. Малыш был вне себя от гнева, и даже трудно описать, как хотелось ему кинуться на графа Эштона, который, вероятно, получил бы за свою жестокость хорошую взбучку, хотя и был старше грума.

— Сюда, бой! — закричал высокородный негодяй, придерживая лошадь.

— А ребенок?…

— Иди сюда, — повторил юный Пайборн, размахивая кнутом, — сюда… или тебе тоже достанется!

Однако у графа хватило благоразумия не привести свою угрозу в исполнение, а то еще неизвестно, чем бы все кончилось. К счастью, Малыш сдержался. Сунув ребенку в карман несколько пенсов, он вернулся на запятки догкарта.


— Если ты еще раз позволишь себе слезть без разрешения, — заявил граф Эштон, — я тебя как следует накажу, а затем вышвырну вон!

Малыш промолчал, лишь глаза его гневно сверкнули. Догкарт быстро удалился, оставив пострадавшего мальчугана на дороге. Тот, впрочем, быстро утешился и принялся подбрасывать на ладони полученные монетки.

Начиная с этого дня стало ясно, что, дав волю дурным наклонностям, граф Эштон вознамерился сделать жизнь грума невыносимой. Оскорбления сыпались на Малыша как из рога изобилия. Не было такого унижения, которому он бы не подвергался. И если раньше наш герой испытывал только физические мучения, то теперь к ним прибавились и моральные. В общем, он чувствовал себя отнюдь не лучше, чем в лачуге мегеры или под ударами кнута Торнпайпа! Частенько он стал подумывать о том, чтобы покинуть замок. Уйти бы отсюда… Но куда?… Отправиться на розыски семьи Маккарти?… Но он о них так ничего и не узнал, да и что они бы могли сделать для Малыша, если сами остались без кола без двора? Но в любом случае он решил не оставаться дольше в услужении у наследника Пайборнов.

К тому же существовало и еще одно обстоятельство, чрезвычайно беспокоившее Малыша.

Близился конец сентября, время, когда Пайборны обычно покидали поместье. А поскольку груму предстояло последовать за господами в Англию и Шотландию, то он, естественно, терял всякую надежду найти семейство Маккарти.

Да к тому же еще и Бёк. Что будет с ним? Ни за что на свете он не расстанется с Бёком!

— Я оставлю его у себя, — сказала как-то Кэт, — и буду о нем заботиться…

— У вас доброе сердце, — ответил Малыш, — вам я смог бы доверить Бёка… и заплатил бы сколько нужно за питание…

— О! — воскликнула Кэт. — Я вовсе не это имела в виду… Просто я подружилась с бедной собачкой…

— Все равно… Он не должен быть вам в тягость. Но если я уеду, то не увижу его всю зиму… а может быть, и вообще никогда…

— Но почему же, мой мальчик?… Когда вернешься…

— Вернусь?… Я совсем не уверен, что вернусь сюда, если сейчас уеду… Там… куда они едут… как знать… быть может, они меня выгонят… или я сам уйду…

— Уйдешь?

— Да… куда глаза глядят… как я уже не раз делал!

— Бедняжка… бедняжка!… — повторяла добрая женщина.

— Я уж думаю, Кэт, не лучше было бы мне прямо сейчас с этим покончить. Уйти отсюда вместе с Бёком… поискать работу у фермеров, где-нибудь в деревне или в городе… Не очень далеко… где-нибудь поближе к морю…

— Но ведь тебе нет еще и одиннадцати!

— Что верно, то верно, Кэт… О! Если бы только мне уже исполнилось двенадцать или тринадцать… Я был бы уже большим… у меня были бы сильные руки. Я бы нашел работу… Почему, когда ты несчастен, годы идут так медленно!…

«И так же медленно уходят!» — могла бы ответить ему добрая Кэт.

Так маялся Малыш, не зная, какое же решение принять.

Как вдруг одно неожиданное событие положило конец всяким колебаниям.

Наступило тринадцатое сентября, и лорду и леди Пайборн оставалось пробыть в замке Трэлингер какие-то две недели. Уже начались сборы в дорогу. Раздумывая над предложением Кэт оставить Бёка у нее, Малыш задавался вопросом, остается ли управляющий Скарлетт на зиму в замке. Оказалось, что в качестве управляющего поместьем тот пребывает здесь постоянно. Значит, он непременно заметит собаку, что крутится около замка, и никогда не позволит прачке держать ее у себя. А значит, Кэт придется кормить Бёка тайком, как и прежде. О! Если бы только господин Скарлетт узнал, что собака принадлежит груму, уж он бы не преминул сообщить об этом графу Эштону, а уж тот, доведись ему только добраться до Бёка, разделался бы с ним по-свойски!

В тот день Бёк заявился к служебным постройкам не в обычное время, а сразу после полудня. И надо же было так случиться, что одна из собак графа Эштона, злобный пойнтер, как раз в тот момент оказалась на дороге.

Еще издали заметив друг друга, обе собаки глухим ворчанием выразили свои враждебные намерения. В них заговорила расовая ненависть. Конечно, пес-лорд не мог испытывать к псу-крестьянину ничего, кроме презрения, но, обладая дурным характером, пойнтер повел себя более агрессивно. При виде Бёка, неподвижно застывшего на опушке леса, он тут же понесся к нему, ощерившись и обнажив клыки, готовый в любую секунду пустить их в ход.

Бёк подпустил пойнтера поближе и, не будучи захвачен врасплох, лишь искоса поглядывал на заносчивого врага, опустив хвост и напружинив лапы.

Внезапно, яростно тявкнув пару раз, пойнтер бросился на Бёка и укусил его за ляжку. А затем произошло то, чего и следовало ожидать: Бёк мгновенно вцепился противнику в горло и бросил на землю.

Все это сопровождалось глухим рычанием, заслышав которое два других пойнтера подняли оглушительный лай. На шум тут же явились граф Эштон и управляющий.

Выйдя за ворота, граф увидел пойнтера, уже хрипевшего в могучих челюстях Бёка.

Ну и завопил же он, не решаясь, однако, прийти на помощь своей собаке, ибо опасался, по-видимому, разделить ее участь! Заметив новых врагов, Бёк в последний раз сжал челюсти, мгновенно прикончил пойнтера и неторопливо затрусил к лесу, где и скрылся в зарослях.


И только тогда юный Пайборн, а за ним и мистер Скарлетт приблизились к месту сражения. Но там они обнаружили лишь труп пойнтера.

— Скарлетт… Скарлетт! — завопил граф Эштон. — Моя собака задушена!… Этот бешеный зверь загрыз мою собаку!… Куда он делся?… Скорее… Отыщем его… Я сам его прикончу!

Однако управляющий явно не горел желанием преследовать убийцу пойнтера. Да и удержать юного Пайборна не составило большого труда, поскольку он не меньше управляющего дрожал от мысли встретиться с таким опасным зверем.

— Поберегите себя, господин граф, — сказал Скарлетт. — Не следует рисковать, гоняясь за одичавшим псом!… Псари завтра же его поймают… Что, если он взбесился?

— Но чей же это пес? Откуда взялся?

— Ничей!… Одна из бродячих собак, что рыщут по округе…

— Тогда он убежит… Только мы его и видели! Ищи ветра в поле!

— Нет, господин граф, весьма маловероятно, так как его уже несколько недель видят в окрестностях замка…

— Уже несколько недель, Скарлетт?… И мне ничего не сказали… и от него не избавились… а теперь этот зверь загрыз моего лучшего пойнтера!

Следует признать, что черствый, эгоистичный подросток относился к своим собакам с такой любовью, какой он не испытывал ни к одному человеческому существу. Погибший пойнтер был его любимцем и неизменным спутником на охоте. Ему, несомненно, судьбой было уготовано погибнуть от очередного шального выстрела хозяина, так что клыки Бёка лишь ускорили неизбежный печальный конец.

Но как бы то ни было, граф Эштон вернулся в замок вне себя от ярости, пылая жаждой мести. Он распорядился доставить туда же тело своего любимца.

По счастливому стечению обстоятельств Малыш не был свидетелем этой сцены. Иначе вполне могла раскрыться его тайная дружеская связь с «подлым убийцей». Весьма вероятно, что, заметив приятеля, Бёк мог бы подбежать к нему, что сразу выдало бы Малыша с головой. О происшествии он узнал очень скоро. Через несколько минут весь замок наполнился стенаниями несчастного Эштона. Напрасно маркиз с маркизой пытались утешить своего драгоценного отпрыска. Тот ничего не желал слушать. Пока убийца не будет наказан, он не успокоится. Горе графа отнюдь не уменьшилось при виде той непомерной пышности, с какой, по распоряжению лорда Пайборна, в присутствии всей челяди, были отданы последние почести безвременно погибшему. И когда наконец тело было отнесено в дальний угол парка и на могилу брошена последняя горсть земли, граф Эштон, печальный и мрачный, вернулся в замок, заперся у себя и не выходил весь вечер.

Можно себе представить, как переживал Малыш. Прежде чем лечь спать, он сумел переговорить с Кэт, встревоженной ничуть не меньше.

— Надо быть осторожным, мой мальчик, — сказала прачка, — не дай Бог, если они узнают, что это твой пес!… Они все свалят на тебя… и я просто не знаю, что они с тобой сделают!

Но Малыш думал совсем не о том, что его могут обвинить в гибели пойнтера. Его крайне удручало, что теперь будет очень трудно, почти невозможно заботиться о Бёке. Пес уже не сможет больше приходить к службам, где управляющий не замедлит выставить охрану. Как же бедный пес каждый вечер будет отыскивать Кэт?… И как ей изловчиться, чтобы тайком кормить Бёка?

Да, трудную ночь провел наш мальчуган; он не сомкнул глаз, тревожась в основном из-за Бёка, а не из-за себя. В который раз он задавался вопросом, а не оставить ли уже завтра постылую службу у графа Эштона. Обладая аналитическим умом, он хладнокровно рассматривал вопрос со всех сторон, взвешивал все «за» и «против» и в конце концов решил осуществить намерение, которое вынашивал уже несколько недель.

Заснул Малыш лишь в три часа утра. Проснувшись среди бела дня, он соскочил с постели и очень удивился, что до сих пор не был разбужен требовательным звонком хозяина.

Прежде всего, приведя в порядок мысли, Малыш решил, что не стоит менять принятого решения. Он уйдет сегодня же, заявив, что не способен выполнять обязанности грума. Никто не имеет права его удерживать. А оскорбления, которые последуют в ответ на его просьбу… Ну что ж, к этому он был заранее готов. Предвидя, что его немедленно и грубо вышвырнут вон, Малыш заранее переоделся в свою старую одежду, полученную на ферме. Хотя она и была поношенной, но благодаря его опрятности выглядела вполне прилично. Не забыл он и свои сбережения, накопленные за три месяца. Кроме того, он собирался, вежливо изложив лорду Пайборну свое решение покинуть замок, потребовать положенную плату еще за две недели, до пятнадцатого сентября. И надо бы еще попрощаться с доброй Кэт, но так, чтобы не втянуть ее в эту историю. А потом, как только он отыщет где-то поблизости Бёка, они вдвоем отправятся дальше, крайне довольные, что замок Трэлингер остался у них за спиной.

Было около девяти часов, когда Малыш спустился во двор. К своему большому удивлению, он узнал, что граф Эштон уехал еще на рассвете. Обычно граф одевался только с помощью грума — разумеется, сопровождая эту процедуру грубыми насмешками и тумаками.

Однако вскоре изумление сменилось острой тревогой, когда наш герой заметил, что на псарне не было ни доезжачего Билла, ни собак.

В этот момент Кэт, стоявшая в дверях прачечной, сделала мальчику знак подойти и прошептала:

— Граф уехал с Биллом и парой собак… Они хотят устроить облаву на Бёка!

У Малыша в первую минуту перехватило дыхание от волнения, и он не мог сначала вымолвить ни слова.

— Будь осторожен, мой мальчик! — добавила прачка. — Управляющий следит за нами и не надо…

— Нельзя допустить, чтобы убили Бёка, — выкрикнул он наконец, — я сумею…

Но тут мистер Скарлетт, заметивший, что они разговаривают, грубо вмешался.

— О чем это вы там судачите? — спросил он. — Да и вообще, грум, что это ты там делаешь?…

Не желая вступать в спор с управляющим, Малыш коротко ответил:

— Я хотел бы поговорить с господином графом.

— Поговоришь, — ответил мистер Скарлетт, — когда он поймает этого проклятого пса и вернется в замок…

— Как бы не так, — заметил Малыш, стараясь казаться спокойным.

— Это почему же?

— Не поймает, мистер Скарлетт… а если это и случится, то ни за что не убьет…

— Вот как?… И кто же сможет помешать господину графу, позвольте спросить?

— Я не дам ему этого сделать.

— Ты?…

— Да, я, мистер Скарлетт. Это моя собака, и я не позволю ее убивать!

И, не дожидаясь, пока ошарашенный такой дерзостью управляющий придет в себя, Малыш бросился за ворота и вскоре уже был в лесу.

Там он около получаса бродил наугад, продираясь сквозь чащу и изредка останавливаясь, чтобы прислушаться и определить, где же находится граф Эштон. В лесу царила тишина и лай собак был бы слышен издалека. Но пока Малыш не смог обнаружить никаких следов Бёка, которого, словно лису, травили пойнтеры юного Пайборна, и не знал, в каком же направлении следует вести поиски.

Томительная, приводящая в отчаяние неизвестность! Если собаки напали на след Бёка, то он мог быть уже далеко отсюда. Несколько раз Малыш принимался звать: «Бёк!… Бёк!…» — надеясь, что верный пес услышит его голос. Он даже не думал о том, что предпримет, чтобы помешать графу Эштону и его псарю убить Бёка, если им удастся его захватить. Он знал только, что будет защищать друга, пока хватит сил.

Так, блуждая наугад, наш герой удалился от замка на добрых две мили, когда на расстоянии нескольких сот шагов, из-за частокола высоких деревьев, что росли вокруг большого пруда, до него донесся яростный лай собак.

Малыш остановился. Он узнал голоса свирепых пойнтеров.

Никакого сомнения: на Бёка натравили собак и там теперь, возможно, уже завязалась схватка.

И тут же Малыш совершенно явственно разобрал слова:

— Осторожно, господин граф… он попался!

— Смелее, Билл… гони его… гони!… — кричал граф.

— Ату его… взять! — эхом отвечал Билл.

Малыш бросился к деревьям, за которыми разыгрывалась ужасная драма. Но не успел он пробежать и двадцати шагов, как грянул выстрел.

— Мимо… промазал! — закричал граф Эштон — Твоя очередь, Билл!… Давай!… Смотри не промахнись!…

Второй выстрел грянул так близко от Малыша, что он заметил даже ослепительную вспышку сквозь листву деревьев.

— Есть, теперь попал! — кричал Билл под яростный лай пойнтеров.

Малыш почувствовал, как ноги у него подкосились, словно пуля попала в него самого. И он непременно свалился бы, но в это время, шагах в шести, затрещали ветки, кусты раздвинулись и оттуда показалась собака с мокрой шерстью и белой от пены мордой.

Это был Бёк. Раненный пулей Билла в бок, он бросился в пруд.

Пес узнал хозяина, а тот мгновенно сжал ему челюсти, чтобы заглушить жалобное повизгиванье, и увлек подальше в чащу. Ведь пойнтеры могли почуять их обоих!…

К счастью, этого не случилось! Измученные долгой погоней и ослабевшие от укусов Бёка, пойнтеры последовали за Биллом и не учуяли следов ни грума, ни его пса. И тем не менее охотники прошли так близко от кустов, где прятался Малыш, что он мог услышать, как граф Эштон сказал псарю:

— Ты уверен, что прикончил его, Билл?

— Да, господин граф… пулей в голову, когда он прыгнул в пруд… Вода сразу покраснела, и он камнем пошел на дно, когда-нибудь позже всплывет…

— Мне так хотелось взять его живым! — воскликнул юный Пайборн.

Да уж, если бы он только смог отдать Бёка на растерзание своим псам, не уступающим в жестокости хозяину, — вот это было бы зрелище, достойное того, чтобы порадовать сердце наследника Трэлингерского поместья, вот тогда бы он полностью удовлетворил жажду мести.




Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕ : Жюль Верн  51  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 52  вы читаете: Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн  53  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap