Приключения : Путешествия и география : Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  55  56  57  58  60  62  63

вы читаете книгу

Глава IX

КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА


Месяцем позже на дороге, что ведет на юго-восток от Корка по направлению к Йолу и проходит через восточные земли графства, можно было увидеть двух мальчиков, одиннадцати и восьми лет, толкавших легкую тележку, которую тянула большая собака.

Это был Малыш, Боб и, разумеется, Бёк.


Советы Грипа не пропали даром. Еще до встречи с первым кочегаром «Вулкана» Малыш мечтал покинуть Корк и перебраться в Дублин. И вот теперь он решил претворить мечту в действительность. Только не подумайте, что наш герой не взвесил все последствия столь важного шага: бросить хорошо налаженное дело ради весьма туманного будущего — было над чем призадуматься! Однако в Корке он уже исчерпал свои возможности. В Дублине же, напротив, перед ним откроется широкое поле деятельности. Боб, со своей стороны, заявил, что готов отправиться хоть сейчас, а мнением Боба пренебрегать никак не следовало.

В результате наш герой отправился за своими сбережениями к издателю, который высказал кое-какие сомнения по поводу дальнейших планов предприимчивого мальчишки. Однако его доводы не возымели действия на этого мальчугана, взрослого не по годам и не имевшего привычки витать в облаках, — что весьма характерно для Пэдди всех времен. Нет! Малыш твердо решил выбирать только те дороги, которые ведут наверх: ведь это единственный способ высоко подняться, а он интуитивно чувствовал, что дорога из Корка в Дублин ведет в будущее.

Теперь встал вопрос: какой путь и вид транспорта избрать?

Самый короткий путь — по железной дороге до Лимерика, а оттуда через провинцию Ленстер до Дублина. Сесть на поезд в Корке и доехать до столицы Ирландии — чего бы лучше! Однако такой способ передвижения имел один существенный недостаток, ибо обошелся бы в целую гинею на душу, а гинеями Малыш ох как дорожил! Ведь, собственно говоря, если у тебя есть ноги и, слава Богу, крепкие, какой смысл лезть в вагон? Тем более что времени у друзей было хоть отбавляй. Когда-нибудь да дойдут, и слава Богу! Тем более что сейчас — лето, а с мая по сентябрь дороги здесь вполне сносные. К тому же какая выгода, какой будет прекрасный задел, если вместо траты на железную дорогу в пути удастся кое-что подзаработать!

Итак, цель нашего юного негоцианта[187] была проста — зарабатывать деньги, вместо того чтобы тратить их на дорогу, и по пути следования от фермы к ферме, от поселка к поселку продолжать успешно начатое в Корке дело — торговлю брошюрами, книгами и письменными принадлежностями, короче, делать коммерцию по пути в Дублин.

А что для этого нужно? Сущий пустяк: повозка, нагруженная всяким хламом, как у ярмарочных торговцев, да кусок клеенки, чтобы защитить поклажу от пыли и дождя. Бёк, конечно, не откажется впрячься в повозку, а мальчики будут подталкивать ее сзади. Они отправятся по дороге, ведущей вдоль побережья, поскольку она проходит через довольно крупные города: Уотерфорд, Уиклоу, а также несколько курортных местечек, где в это время полно отдыхающих. Придется, конечно, проделать пешком почти двести миль. Ну что ж! Пусть на дорогу уйдет два-три месяца, какое это имеет значение, если лавочка на колесах, двигаясь к цели, будет еще и приносить доход.

Итак, восемнадцатого апреля, месяц спустя после встречи Малыша с Грипом в Куинстауне, по дороге, ведущей из Корка в Йол двигалась повозка, влекомая впряженным в нее Бёком и подталкиваемая сзади нашим героем и Бобом. Вся компания достигла цели путешествия утром того же дня, не слишком утомившись после сравнительно небольшого перехода.

Собственно, и жаловаться-то было не на что, и, уж во всяком случае, Бёк даже и не подумал недовольно поворчать. К тому же его особенно и не перетруждали. Когда дорога шла на подъем, ребятишки старались не меньше, чем пес. Двухколесная тележка была как пушинка — настоящая находка! Малыш раздобыл ее у одного торговца в Корке. Нагружена же она была газетами, купленными на вокзалах, политическими брошюрами — причем последние были весьма тяжеловесны как по содержанию, так и по форме изложения, — почтовой бумагой, карандашами, перьями и другим канцелярским товаром, пачками табака, запасы которого они непременно пополнят у лучших розничных торговцев, чьи вывески неизменно украшал ярко намалеванный шотландский горец, а также прочими безделушками подобного рода. Все это почти ничего не весило, но раскупалось бойко, принося немалую выгоду.

Ничего удивительного! Деревенским жителям пришлись по душе симпатичные мальчуганы: один серьезный и строгий, как торговец старого закала, а второй смешливый, с такой лучезарной, подкупающей улыбкой, что у вас и язык не повернется с ним торговаться!

Итак, повозка прибыла в Йол, городок с шестью тысячами обитателей и каботажным портом, расположенным в глубине эстуария[188] реки Блэкуотер. Вот уж местечко, где его святейшество Картофель поистине всему голова! И уж конечно, разве Пэдди забудут когда-нибудь, что именно здесь, в окрестностях Йола, сэр Уолтер Рэйли[189] провел первые опыты с этими клубнями, ставшими настоящим ирландским хлебом?

Остаток дня Малыш провел в Йоле. Он дал себе отдых, только пополнив свой ассортимент новыми товарами, которые, скорее всего, будут раскуплены по дороге в Дангарван. Все трое плотно поужинали в харчевне. Постель для Малыша и Боба, будка для Бёка обошлись им в сущий пустяк. На следующий день их путь лежал к ближайшей деревушке, с остановками на фермах, которых здесь приходилось по две-три на милю. Когда наступал вечер, друзья останавливались на ночевку на одной из ферм, поскольку появляться ночью на пустынных дорогах было небезопасно. Конечно! Лучше уж было этого не делать, хотя Бёк мог бы, безусловно, постоять и за своего хозяина, и за лавку на колесах.

Вспоминая, что ему пришлось пережить на дорогах Коннахта, Малыш думал о тех разительных переменах, что произошли в его жизни с тех пор! Какая разница между его тележкой и ящиком на колесах жестокого Торнпайпа, где он когда-то сидел без света и воздуха! Они столь же не походили друг на друга, как Бёк ничем не напоминал злобного пса бродячего кукольника. Теперь уже нашему герою не приходилось приводить в движение механизм, заставляя кружиться в вальсе королевскую семью и весь английский двор… Он жил теперь не подаянием, а тем, что ежедневно зарабатывал на продаже товаров. А главное, теперь он верил в будущее и надеялся, что в Дублине дела пойдут не только не хуже, но даже лучше, чем в Корке!

Чтобы попасть на дорогу, ведущую из Йола в Дангарван, нужно было пройти по мосту.

— Вот это мост! — воскликнул Боб. — В жизни не видел такого длинного моста!

— Я тоже, — ответил Малыш.

Действительно, мост, перекинутый через Блэкуотерскую бухту, был длиной в двести семьдесят саженей, то есть примерно пятьсот сорок метров, и сокращал путь почти на целые сутки.

Итак, повозка покатила по деревянному настилу, овеваемому свежим западным ветерком.

— Мы прямо как на корабле! — глубокомысленно заметил Боб.

— Да, Боб… как на палубе судна, подгоняемого попутным ветром… ты чувствуешь, как он дует нам в спину!

Благополучно перейдя мост, мальчики вступили на землю Уотерфордского графства, примыкающего к графству Килкенни, которое входит уже в провинцию Ленстер.

Малыш и Боб не очень себя утруждали и шагали не спеша. Да и зачем, собственно, спешить? Ведь важно было повыгоднее распродать товары, закупленные в Йоле, до прихода в Дангарван, где можно будет пополнить запасы. Конечно, двадцать пять — тридцать миль, учитывая извилистый характер дороги, были для наших мальчуганов лишь приятной прогулкой. Но если деревни вблизи дороги встречались редко, то ферм было предостаточно, а пренебрегать такой возможностью для сбыта товаров было бы неразумно. Поскольку в этом районе нет железных дорог, местные крестьяне испытывали трудности в приобретении самых необходимых вещей. Поэтому Малыш взялся за выполнение обязанностей коробейника со всей ответственностью.

И он с блеском преуспел! Товары шли на удивление ходко! Каждый вечер, прежде чем отойти ко сну, Боб считал шиллинги и пенсы, полученные за день, а Малыш заносил сумму в «кассовую книгу», в графу «доходы», напротив колонки «расходы», куда заносились личные траты: питание, ночлег и т. д. Бобу очень нравилось складывать монеты в столбики, Малышу — подсчитывать заработанные капиталы, ну а Бёку — лежать рядом с юными коммерсантами, пока они приводили в порядок дела, в ожидании часа, когда все отправятся спать.

В городок Дангарван коробейники со своей повозкой прибыли третьего мая. Там было совершенно пусто, — я имею в виду повозку, а не поселок, — и Малышу нужно было снова пополнять запасы. Дело довольно простое. Хотя в поселке всего шесть с половиной тысяч жителей, он имеет свой каботажный порт, стоящий в одноименной бухте, берега которой соединены мостом длиной в сто пятьдесят саженей (почти триста метров). А это дает то преимущество, что здесь, как и в Йоле, можно перебраться с одного берега на другой, не огибая бухту.

В Дангарване Малыш задержался на пару дней. Здесь ему пришла в голову замечательная мысль: закупить у матросов каботажного плавания партию шерстяных изделий по совершенно бросовой цене. Он решил, что платки, кофты и носки будут пользоваться большим спросом в окрестных поселках. К тому же они почти ничего не весили, так что Бёк и не почувствует их тяжести.


Вот так и продолжалось «доходное» путешествие. И если удача и впредь не покинет его, то Малыш, пожалуй, станет капиталистом еще задолго до того, как доберется до столицы! Пока что все шло гладко и с друзьями не случилось никаких происшествий, достойных упоминания, с чем они и могли себя поздравить. Погода им благоприятствовала. Никаких злоключений. Да и с какой стати кому-то вдруг обижать наших мальчуганов? К тому же на побережье Южной Ирландии редко встретишь злоумышленников. Местные жители, к счастью, лишены дурных наклонностей, да и живут здесь позажиточней, чем в других графствах, например, Коннахте или Ольстере. Море, а следовательно, рыбная ловля и каботажное плавание всегда прокормят и рыбака и моряка. А соседство с ними благотворно влияет и на жизнь земледельцев.

При таких благоприятных обстоятельствах повозка миновала Трамор, что в семнадцати милях от Дангарвана и через пару недель добралась до Уотерфорда, расположенного в семнадцати милях от Трамора, почти на границе прпвиниии Манстер. Наконец-то Малыш расстанется с провинцией, где на его долю выпало столько испытаний: жизнь в Лимерике, на ферме Кервен, в замке Трэлингер, путешествие к Килларнийским озерам, первые опыты по торговой части в Корке. Правда, что касается печальных воспоминаний, то они уже стерлись из детской памяти. Лишь три года, проведенных в лоне семьи Маккарти, он всегда вспоминал с удовольствием… С такой тихой светлой грустью люди всегда вспоминают о радостях семейного очага!

— Боб, — сказал он, — я тебе обещал, что в Уотерфорде мы передохнем?

— Вроде бы да, — отвечал Боб, — но я не устал, и если ты хочешь идти дальше…

— Нет, давай остановимся здесь на несколько дней.

— Просто так… ничего не делая?…

— Дело всегда найдется, Боб.

Действительно, разве осмотреть прекрасный город с двадцатипятитысячным населением, расположенный на реке Шур, через которую переброшен замечательный тридцатидевятиарочный мост, ничего не значит? Следует добавить, что это еще и очень оживленный порт, — что всегда интересовало нашего юного коммерсанта, — самый большой в восточной части провинции Манстер, связанный регулярным морским сообщением с Ливерпулем, Бристолем и Дублином.

Мальчуганы выбрали подходящий постоялый двор, поставили тележку в сарай и отправились к причалам, где и провели несколько часов. Разве можно было соскучиться, глядя, как причаливают и отчаливают многочисленные корабли?

— А вдруг, — сказал Боб, — мы встретим здесь Грипа?…

— Нет, Боб, — ответил Малыш. — «Вулкан» не заходит в Уотерфорд, я подсчитал, что он теперь должен уже быть далеко отсюда… где-то около Америки…

— Где это?… Там? — поинтересовался Боб, указывая на горизонт, туда, где море сливалось с небом.

— Да… Почти… мне кажется, что, когда мы доберемся до Дублина, он уже вернется.

— Как хорошо, что мы снова увидим Грипа! — воскликнул Боб. — И он опять будет весь черный?…

— Вполне возможно.

— О! Но мы его любим и такого!…

— Конечно, Боб, ведь он так любил меня, когда я был так несчастен…

— Да… как ты меня! — добавил мальчуган, глаза которого светились благодарностью.

Если бы Малыш хотел побыстрее попасть в Дублин, ему было бы достаточно сесть на пассажирский пароход, совершавший рейсы между Уотерфордом и столицей. Такие поездки по морю стоят очень дешево. Распродав весь свой хлам, оба мальчугана вместе с тележкой и неразлучным Бёком поднялись бы на борт, заплатив всего несколько шиллингов за места под полубаком[190]. И уже через каких-нибудь двенадцать часов они были бы на месте. А какое удовольствие проплыть по проливу Святого Георга, по восхитительному Ирландскому морю, почти в виду берегов, радующих взор разнообразием открывающихся пейзажей, — словом, настоящее морское путешествие на морском пассажирском судне!

Да, очень и очень соблазнительно, ничего не скажешь! Однако Малыш, верный своим привычкам, принялся размышлять. Ему вдруг показалось более разумным появиться в Дублине только после возвращения туда Грипа. Тот знает столицу. Он поможет мальчуганам сориентироваться в необъятном городе — таким, во всяком случае, Дублин рисовался в воображении друзей — и уж тогда они не заблудятся. Да и к чему прерывать столь успешно начатое путешествие? И, как всегда, практичность, присущая Малышу, взяла верх над удовольствием, которое они могли бы получить от этого плавания. Убедив Боба, правда не без некоторого труда, в необходимости более здраво взглянуть на обстоятельства, Малыш решил продолжить путешествие «в пешем строю», следуя к Дублину по прибрежной части провинции Ленстер.

Поэтому не было ничего удивительного в том, что тремя днями позже мальчуганы очутились уже в графстве Уэксфорд со своей доверху нагруженной тележкой, которую старательно тянул трудяга Бёк. А чем он, собственно, хуже лошади или на худой конец ослика! Правда, на крутых подъемах в оглобли впрягался и Боб, а Малыш изо всех сил толкал тележку сзади.

В глубине Уотерфордского залива дорога уходит в сторону от берега, затейливо изрезанного бухточками и небольшими заливами. Часть моря с мысом Карнсор, самой крайней юго-восточной точкой Зеленого Эрина, расположенной в проливе Святого Георга, оказалась теперь скрытой от взглядов наших героев.

Однако сожалений по этому поводу мальчуганы не испытывали. Ведь теперь их путь пролегал не через дикий, пустынный край, а через деревни, поселки и фермы. Товары, загруженные в лавочку на колесах, расходились здесь по высоким ценам и пользовались большим спросом. Поэтому до Уэксфорда Малыш добрался лишь двадцать седьмого мая, хотя расстояние по прямой от Уотерфорда не превышает тридцати миль. Но зато уж и пришлось им попетлять то вправо, то влево, чтобы не пропустить ни одной фермы!

Уэксфорд скорее средних размеров город, нежели маленький городок. В нем двенадцать — тринадцать тысяч жителей, и расположен он на реке Слейнси, почти у самого ее устья. Он напоминает маленький английский городок, перенесенный по чьей-то странной прихоти в самый центр одного из ирландских графств. Дело в том, что Уэксфорд был первой английской крепостью на этой территории и, превратившись в город, сохранил свой первоначальный облик. Малыш, возможно, удивился, увидев здесь столько полуразрушенных укреплений, груды развалин и стены в пробоинах. Но ему это было простительно, поскольку он не знал истории этих мест во времена Георга III, когда здесь происходили жестокие сражения между протестантами и католиками, сопровождавшиеся чудовищными массовыми убийствами как с одной, так и с другой стороны, пожарами и разрушениями. И пожалуй, хорошо, что ничего этого он не знал, поскольку о многих кровавых страницах ирландской истории он все равно рано или поздно непременно узнает.

Загрузив перед выездом из Уэксфорда «под завязку» тележку, мальчуганы сначала удалились от побережья, а через пятнадцать миль снова вернулись к морю в окрестностях порта Арклоу. И здесь им снова повезло по двум причинам.

Во-первых, эта часть графства заселена гораздо гуще, чем остальные районы, — деревни и фермы встречаются на каждом шагу благодаря железной дороге, связывающей Уэксфорд с Дублином и проходящей через Арклоу и Уиклоу.

Во-вторых, местность здесь полна очарования! Дорога идет через густые леса, с могучими дубами и буками, среди которых и знаменитый в уэльских лесах черный дуб. Земли орошаются реками Слейнси, Свока и их притоками не менее обильно, — увы! — чем они были политы кровью в эпоху религиозных войн! И подумать только, именно этот уголок ирландской земли, богатый серной и медной рудой, питаемый животворными водами, текущими с близлежащих гор и несущими крупицы золота, стал ареной фанатичных религиозных распрей и побоищ! Следы жестоких сражений до сих пор можно обнаружить в Эннискорти, Фернсе и во многих других местах, вплоть до Арклоу, где в 1798 году солдаты короля Георга учинили кровавую расправу над тридцатью тысячами бунтовщиков, — именно так называли тех, кто встал на защиту родины и веры!

Сделав остановку в порту Арклоу, Малыш счел своим долгом предоставить день отдыха своему персоналу — вполне оправданный термин, если рассматривать Бёка в качестве «персоны».

Арклоу, с его пятью тысячами шестьюстами жителей, является городом рыбаков, и здесь постоянно царит большое оживление. Порт отделен от моря длинными песчаными отмелями. У основания скал, покрытых, будто ковром, зеленоватыми водорослями, масса устриц, и стоят они здесь довольно дешево.

— Уверен, ты никогда не пробовал устриц, — сказал Малыш Бобу, редкому гурману.

— Никогда!

— Так не хочешь ли попробовать?…

— Очень хочу.

Боб всегда и все хотел попробовать, но стоило ему попробовать одну устрицу, как от второй он решительно отказался.

— Омар мне понравился больше! — объявил маленький придира.

— Просто ты еще очень мал, Боб! До устриц пока не дорос!

На что тот ответил, что с удовольствием подождет, пока достигнет того возраста, когда сможет по достоинству оценить несравненные качества знаменитых моллюсков.

Утром девятнадцатого июня мальчуганы подошли к Уиклоу, главному городу одноименного графства, граничащего с Дублинским.

Что за замечательные места встретились на их пути, одни из самых примечательных в Ирландии, где туристов бывает не меньше, чем на Килларнийских озерах! Какое разнообразие очаровательных пейзажей, радующих взгляд! Повсюду высятся горы, соперничающие красотой с горами Донегола или Керри. В прозрачных водах озер Брей и Ден, как в зеркале, отражаются древние постройки.

В устье реки Овока раскинулась Глэндалохская долина с увитыми плющом башнями, старинными часовенками, выросшими но берегам озера, окруженного искрящимися моренами. А в небольшой долине высятся семь храмов Святого Кевина[191], куда стекаются паломники со всей Ирландии!

А что же разъездная торговля?… Так вот! Она процветала и с каждым днем становилась все успешнее. Повсюду наших юных коммерсантов ждал самый радушный прием. Да и разве можно было сравнить эту довольно богатую часть Ирландии с нищими северо-западными графствами, где они уже побывали. Здесь давала о себе знать близость столичного города. Начиная с Арклоу дорога идет вдоль побережья, по курортным местам, где отдыхают семейства дублинских «джентри», поместного дворянства: публика весьма элегантная и не жалующаяся на недостаток денег. В этих курортных местечках обращается больше гиней, чем шиллингов в окрестностях Слайго или Донегола. Проблема состояла в том, чтобы направить их поток в кассу нашего юного негоцианта. И нужно сказать, что это ему удалось. Честное слово, Малыш, пожалуй, сможет удвоить капитал, прежде чем доберется до цели путешествия!

Да тут еще у Боба родилась одна идея, — да-да! — и притом весьма хитроумная, до которой не додумался даже старший брат. Идея, принадлежавшая только ему, Бобу, гарантировавшая друзьям стопроцентный доход, если ее претворить в жизнь здесь, среди детишек богатых родителей, толпами гулявших по набережным Уиклоу, — короче говоря, самая что ни на есть гениальная идея, которая состояла в том, чтобы использовать выдающиеся качества Боба-верхолаза.

Боб достиг исключительного мастерства — и сомневаться в этом не приходилось — по части разорения птичьих гнезд, а уж этого добра на деревьях, росших вдоль ирландских дорог, хоть пруд пруди.

До сих пор никакой выгоды из своего таланта лазить словно обезьяна по деревьям Боб не извлекал. Лишь пару раз он заработал несколько монет, продав певчих пленников, вынутых из гнезда или пойманных в ловушку — простую дощечку, укрепленную на грех подпорках, напоминающих цифру 4. Однако перед Уиклоу Боба и осенило. Ему вдруг потребовалась клетка, достаточно вместительная, чтобы содержать в ней десятка три воробьев, синиц, щеглов, зябликов и прочих небольших птах.

— Зачем это тебе? — спросил Малыш. — Ты что, птиц разводить собрался?…

— Вовсе нет.

— Так что же ты собираешься с ними делать?

— Выпускать…

— А зачем же тогда сажать их в клетку?…

Как вы понимаете, Малыш ничего не мог уразуметь. До него дошло, лишь когда Боб объяснил ему суть идеи.

Да, действительно, Боб предлагал выпускать птиц, но совсем не бесплатно. Посадив щебечущих пленников в клетку, он будет с безразличным видом прогуливаться среди детишек, чей гомон с утра до вечера звучал на курортных пляжах… А теперь покажите мне ребенка, который отказался бы от удовольствия всего за несколько пенсов купить свободу для одного из прелестных пленников Боба!… Ведь так приятно видеть улетающую птичку, чью свободу ты купил за собственные деньги! Это так ласкает душу любого мальчугана, не говоря уже о маленькой девочке!

Боб не сомневался в успехе своего предприятия, а Малыш сразу ухватил его практическую сторону. Во всяком случае, попытка не пытка! Итак, клетка была куплена, и не успел Боб отойти и на милю от Уиклоу, как она уже была полна обитателей, жаждущих свободы.

Идея имела ошеломляющий успех во многих курортных городах, забитых отдыхающими семьями. Пока Малыш занимался сбытом товара, Боб, с клеткой в руке, прогуливался среди юных леди и джентльменов, возбуждая в них жалость к милым пленникам. Очередная птичка выпускалась под аплодисменты присутствующих, клетка постепенно пустела… зато пенсы так и впархивали в карман хитрющего мальчугана.

Что за блестящая идея осенила Боба, и с какой радостью подсчитывал он каждый вечер свою выручку, прежде чем присоединить ее к общим доходам!


Вот так, двигаясь не спеша вдоль берега по направлению к Дублину, девятого июля, после полудня, друзья добрались до города Бри, что в пятнадцати милях от столицы. Расположен он у подножия гор Уиклоу, самая высокая из которых, Лагнакиллия, вознеслась на высоту в три тысячи футов[192]. Благодаря живописным окрестностям этот городок выглядит даже лучше, нежели английский Брайтон[193]. По крайней мере, таково мнение мадемуазель де Бове, которая проявила при описании красот Зеленого острова тонкий художественный вкус. Представьте себе скопление особняков, белоснежных вилл, коттеджей причудливой архитектуры, где обитает пять-шесть тысяч жителей и приезжающих на летний сезон отдыхающих. Можно сказать, что эти виллы обрамляют дорогу на всем ее протяжении до Дублина. Бри соединен со столицей железной дорогой, насыпь которой нередко заливают волны. Они яростно пробиваются сюда с моря через узкий Киллинейский залив, ограниченный с юга величественным мысом. В окрестностях Бри множество древних развалин, да и в каком городе Изумрудного острова их нет? Наиболее примечательны здесь бенедиктинское[194] аббатство, несколько башен, называемых «мартелло», служивших в XVIII веке для береговой защиты, и конечно же артиллерийские бастионы XIX века. Кажется, что стоит вскарабкаться по обрывистому склону на мыс и вооружиться хорошей подзорной трубой, как вы сможете полюбоваться очертаниями гор Уэльса, возвышающихся по ту сторону Ирландского моря[195]. Однако проверить это Малыш не смог. Во-первых, у него не было подзорной трубы, а во-вторых, ему пришлось покинуть Бри раньше, чем он рассчитывал.

На песчаных, заласканных прибоем пляжах у брийского мола, называемых здесь «парадом», очень много детишек. Здесь собирались этакие маленькие толстосумы с розовыми пухленькими щечками, с самого рождения не знавшие ничего, кроме удовольствий, школьники на каникулах, девчушки, резвившиеся под присмотром мамаш и гувернанток. Но это была бы уже не Ирландия, если бы и здесь, в Бри, не царила все та же низменная нищета, представленная целой армией маленьких оборванцев, беспрерывно рывшихся в густых водорослях у самого пляжа.

Первые три дня прошли превосходно, с коммерческой точки зрения. Тележка быстро опустела. К тому же на сей раз товар и был рассчитан на детей и состоял в основном из незатейливых игрушек, приносивших солидный доход. Птички Боба имели успех, превзошедший все ожидания. С четырех часов утра он расставлял силки и заполнял клетку, которая после полудня быстро пустела благодаря стараниям маленьких покупателей. Однако и задерживаться в Бри не имело особого смысла. Ведь конечной целью путешествия был Дублин, а какая радость, возможно, ожидает друзей, если там вдруг окажется и «Вулкан», стоящий в порту на якоре, и Грип — ну конечно же Грип, о котором они не имели сведений вот уже целых два месяца!

Итак, Малыш подумывал о том, чтобы пуститься в путь на следующий день; но он не мог предвидеть одного неприятного обстоятельства, ускорившего их отъезд.

Было тринадцатое июля. В восемь часов утра Боб, собрав силки, возвращался в порт с полной клеткой пернатых — большая выручка в последний день была гарантирована.

Пляж и «парад» были еще пустынны. Обходя мол, Боб столкнулся с тремя подростками лет двенадцати — четырнадцати. Юные джентльмены пребывали в веселом настроении; на них были элегантные костюмы, лихо заломленные матросские шапочки и такого же фасона ярко-красные курточки с золотыми форменными пуговицами и якорями.

Сначала Бобу пришла в голову мысль воспользоваться случайной встречей, чтобы сбыть свой крылатый товар, — к началу купания он успеет наловить других птиц. Однако вызывающий вид упомянутых джентльменов, их малопривлекательные, даже вызывающие манеры внушили мальчугану некоторые опасения. Нет, подростки явно не принадлежали к числу тех мальчиков и девочек, что столь активно проявляли сострадание к пернатым пленникам. Похоже, что эта троица расположена скорее поиздеваться над коммерцией Боба, а посему он решил, от греха подальше, обойти их стороной. Однако это не входило в расчеты юных джентльменов. Старший из мальчишек, почти уже взрослый, во взгляде серых глаз которого сквозила врожденная жестокость, преградил Бобу дорогу и грубо спросил, куда он идет.

— Я иду домой, — вежливо ответил мальчуган.

— А что это за клетка?

Это моя… клетка…

— А птицы?…

— Я поймал их силками сегодня утром.

— Э! Так это тот самый мальчишка, что шатается по пляжу! — воскликнул один из троицы. — Я не раз видел его там… Я его узнал… За пару пенсов он выпускает по одной птичке…

— Ну что ж, — заявил тот, что постарше, — а на этот раз птички улетят все разом, и совершенно бесплатно… все!

С этими словами он вырвал клетку у Боба из рук, распахнул дверцу, и пернатая стайка разом взмыла вверх.

Сей поступок нанес Бобу значительный материальный ущерб. Естественно, мальчуган заплакал, горестно восклицая:

— Мои птички… мои птички!

В ответ юные господа залились идиотским смехом.

В восторге от своего гадкого, недостойного поступка они уже собрались было направиться к «параду», как вдруг услышали чей-то голос:

— Вы очень нехорошо поступили, господа!

Но кто же это был?… Конечно же Малыш, который только что подошел вместе с Бёком. Он видел, что произошло, и повторил громко и решительно:

— Да… То, что вы сделали, омерзительно!

А затем, вглядевшись в лицо самого старшего из троицы весельчаков, добавил:

— Впрочем, ничего другого от графа Эштона и ожидать не приходится!

Это и в самом деле был наследник великосветской четы. Благородное семейство Пайборн покинуло замок Трэлингер, чтобы, отдавая дань моде, посетить морской курорт, и со вчерашнего дня разместилось в одной из самых роскошных вилл городка.

— А! Да это наш шельма-грум! — тоном глубочайшего презрения бросил граф Эштон.

— Он самый.

— А это, если не ошибаюсь, тот самый пес, что загрыз моего пойнтера… Он что?… Воскрес?… Я думал, что расправился с ним…

— По нему этого никак не скажешь, — ответил Малыш, ничуть не задетый наглостью бывшего хозяина.

— Что ж! Раз уж я тебя встретил, гаденыш, то сейчас и расквитаюсь за все сразу! — воскликнул граф Эштон, подскочив к Малышу и замахиваясь тростью.

— Ну уж нет, это вы сейчас заплатите Бобу за птиц, мистер Пайборн!

— Сейчас посмотрим, сначала ты… Получай!

И юный джентльмен ткнул Малыша в грудь тростью.

Хотя наш мальчуган был моложе противника, он явно не уступал в силе и, разумеется, превосходил в отваге. Одним прыжком он подскочил к графу Эштону, вырвал у того трость и с размаху отвесил негодяю две звонкие, увесистые оплеухи.

Отпрыск Пайборнов попытался сдержать натиск Малыша… Да куда там… В одно мгновенье наш герой повалил врага на землю и крепко придавил коленом.

Приятели сиятельного бездельника хотели было вмешаться, но та же мысль пришла в голову Бёку, который, раскрыв пасть и обнажив клыки, уже приготовился к прыжку и наверняка устроил бы юным джентльменам веселую жизнь, если бы Малыш, поднявшись на ноги, не удержал верного пса.


— Пойдем отсюда! — спокойно сказал он затем Бобу.

И, не обращая больше никакого внимания на графа Эштона и его разом присмиревших приятелей, которым совсем не улыбалось вступать в драку с Бёком, Малыш и Боб вернулись на постоялый двор.

Учитывая, что эта сцена больно ударила по самолюбию юного Пайборна, самым благоразумным для наших героев было как можно быстрее покинуть Бри. Ведь, если посрамленный противник, даже будучи зачинщиком драки, обратится в полицию, их ждут крупные неприятности. Возможно, знай Малыш получше человеческую природу, он мог бы сообразить, что глупый и тщеславный мальчишка постарается не поднимать шума из-за истории, в которой он выглядел далеко не лучшим образом. Но не будучи уверенным в таком исходе дела, Малыш расплатился с хозяином, впряг Бёка в пустую тележку и вместе с Бобом покинул Бри, хотя не было еще и восьми часов утра.

В тот же день, поздно вечером, юные путешественники прибыли в Дублин, проделав в общей сложности без малого двести пятьдесят миль за три месяца, истекшие с момента выхода из Корка.



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕР : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  55  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 56  вы читаете: Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн  57  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap