Приключения : Путешествия и география : Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  57  58  59  60  62  63

вы читаете книгу

Глава XI

МАГАЗИН «ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ»


Нашему герою было тогда одиннадцать с половиной лет, а Бобу — семь. Даже если сложить годы, до узаконенного совершеннолетия друзья все равно не дотягивали. Для того чтобы вообразить себе, как Малыш будет заниматься предпринимательством и откроет свое торговое предприятие, и в самом деле нужно было быть Грипом, то есть существом, любившим Малыша слепой любовью, нужна была исступленная и безрассудная вера старшего друга в его возможный быстрый успех, в последовательное расширение предприятия Малыша и, наконец, в фантастическое обогащение!

Как бы то ни было, но через два месяца после появления мальчуганов в столице Ирландии в районе квартала Святого Патрика появился магазинчик, который тотчас же привлек к себе внимание покупателей.

Но не вздумайте искать этот магазин на одной из захудалых улочек «Свободы», примыкающих к улице Святого Патрика. Малыш выбрал местечко поближе к Лиффи, на Бэдфорд-стрит, в квартале, где жители не столь богаты, чтобы предаваться излишествам, и ограничиваются самым необходимым. На товары повседневного спроса всегда найдутся покупатели, при условии, конечно, что они хорошего качества и продаются по разумным ценам. Это наш юный «патрон» почерпнул из «богатого коммерческого опыта», который он приобрел, колеся со своей тележкой по улицам Корка, а затем — по дорогам графств Манстер и Ленстер.

Нет, честное слово, у Малыша теперь был настоящий магазин, и Бёк состоял при нем в качестве преданного сторожевого пса, вместе того чтобы, подобно ослу, тупо таскать передвижную лавку за собой. Призывная вывеска над магазином гласила: «Для тощих кошельков» — Чрезвычайно заманчивое приглашение для большинства жителей квартала, а пониже: «Литтл Бой энд К°».

«Литтл Бой» — это был Малыш. А «энд» — Боб… ну и, само собой, Бёк.

Верхние этажи четырехэтажного дома на Бэдфорд-стрит были заняты квартирами. На втором этаже жил сам домовладелец, мистер О'Брайен, бывший торговец колониальными товарами, составивший себе приличное состояние и отошедший от дел. Это был крепкий шестидесятипятилетний холостяк, имевший репутацию порядочного человека и вполне ее оправдывавший. Мистер О'Брайен был несказанно удивлен, когда перед ним предстал мальчуган одиннадцати с половиной лет и попросил сдать ему в аренду один из магазинов первого этажа, пустовавший уже несколько месяцев. Домовладелец задал юному арендатору несколько вопросов. И как же был он поражен, выслушав взвешенные ответы Малыша, проявившего незаурядную практическую сметку! А уж когда мальчуган совершенно серьезно предложил заключить договор об аренде с обязательством внести вперед плату за год, бывший бакалейщик просто не мог не проникнуться к неожиданному визитеру искренней симпатией.

Не забывайте, что герой нашего романа — упаси вас Бог спутать с «героем романа»! — казался старше своих лет, поскольку был высок ростом и широк в плечах. Но при всем при том, даже если бы Малышу было лет четырнадцать — пятнадцать, разве он не был слишком юн, чтобы основать коммерческое предприятие, открыть настоящий магазин, пусть даже и под столь скромной вывеской, как «Для тощих кошельков»?

Тем не менее мистер О'Брайен поступил не так, как на его месте поступили бы многие другие, поддавшись первому порыву. И он не выставил немедленно за дверь аккуратно одетого мальчугана, который держался довольно уверенно и умел поддержать беседу, а выслушал его до конца. О'Брайена живо тронула история несчастного, всеми покинутого сироты, рассказ о тяжелой борьбе с нищетой, о лишениях, которые он испытал, о торговле газетами и брошюрами в Корке, о «разъездной торговле» по пути в столицу. Старый коммерсант сумел разглядеть в Малыше большие способности, рассуждения мальчугана показались ему столь здравыми и продуманными, подкрепленными столь неоспоримыми доводами, а в его прошлом — прошлом ребенка таких-то лет! — столь надежные гарантии будущего, что под конец он был совершенно покорен. И О'Брайен принял в Малыше большое участие: обещал при случае помогать советами и решил внимательно понаблюдать за первыми шагами своего юного квартиросъемщика.

Итак, подписав договор об аренде и уплатив за год вперед, Малыш стал обладателем патента на владение магазином на Бэдфорд-стрит.

Помещение на первом этаже, арендованное торговым домом «Литтл Бой энд К°», состояло из двух комнат, одна из них выходила на улицу, а другая — во двор. Первая была предназначена под магазин, а вторая должна была служить спальней. Кроме того, там еще были маленький чуланчик и кухня с плитой, которую нужно было топить коксом, — для кухарки, если Малыш когда-нибудь сподобится ею обзавестись. Пока у него таких планов не было, ибо это была бы бесполезная трата денег, ведь есть они будут, когда смогут, то есть когда в магазине не будет покупателей. А покупатель — главное действующее лицо.

А почему бы, собственно, покупателям и не посещать магазин, устроенный с таким старанием и заботой? Все здесь очень продуманно и сверкает чистотой. И конечно, большой выбор товаров. На деньги, оставшиеся после внесения арендной платы, наш юный коммерсант закупил за наличные у фабрикантов и оптовых торговцев немало полезных вещей и разложил все это на столах и полках магазина «Для тощих кошельков».

Кстати, с мебелью у друзей все было в полном порядке. Прежде всего на аукционе в том же квартале они весьма дешево купили прилавок и шесть стульев… Да-да, у них был самый настоящий прилавок с пронумерованными коробками и запирающимися на ключ ящиками, конторка для письма, перья, чернила и бухгалтерские книги. В спальне же из мебели стояли кровать, стол, шкаф для белья и одежды, короче, ничего лишнего, только самое необходимое. На все это ушло две трети наличного капитала в сто пятьдесят фунтов, с которым они прибыли в Дублин. Поэтому было решено ничего больше не покупать и оставить резервный капитал. Проданные товары всегда можно будет возмещать новыми по мере необходимости, так чтобы в магазине был всегда приличный выбор.

Само собой разумеется, что для ведения точной и регулярной бухгалтерской отчетности была необходима книга «ежедневных продаж» и, кроме того, конечно же «гроссбух» — подумать только, «гроссбух» у Малыша! — где будет подводиться баланс всем торговым операциям, так чтобы каждый вечер можно было проверить состояние кассы — кассы Малыша! Даже сам мистер О'Бодкинз из сиротского приюта не смог бы организовать все лучше!

Итак, что же, собственно, можно было приобрести в магазине «Литтл Бой»?… Ничего сверх того, что обычно продавалось в квартале. Однако если хозяин писчебумажного магазина мог предложить покупателю только писчебумажные принадлежности, торговец скобяным товаром — только скобяные изделия, жестянщик — изделия из жести, а книготорговец — печатную продукцию, то наш юный предприниматель решил торговать всем понемногу: письменными принадлежностями, хозяйственными товарами, книжками повышенного спроса, календарями, учебниками и т. п. Объявление, вывешенное в витрине, гласило, что в магазине «Для тощих кошельков» можно купить все недорого и по твердым ценам. Рядом с отделом тысячи мелочей находился отдел игрушек: здесь были кораблики, детские грабли, лопатки, мячи, ракетки, спортинвентарь для игры в крокет и теннис — словом, товары для покупателей любого возраста — от пяти до двенадцати лет, а не только для вполне взрослых джентльменов Соединенного Королевства. А уж как любил Боб этот отдел, как он ухаживал за ним! С каким тщанием он вытирал пыль с игрушек, хотя его так и подмывало поиграть с ними, особенно с корабликами, — всего по нескольку пенсов за штуку! Отметим, что Боб очень боялся ненароком испортить товар своего патрона, ибо тот часто говорил компаньону тоном, в котором не было и намека на шутку:

— Пора стать серьезным, Боб! И если этого не случится сейчас, то не произойдет уже никогда.

Действительно, Бобу шел уже восьмой год, и если в этом возрасте не набраться благоразумия, то это уже навсегда.

Не будем последовательно, день за днем, описывать, как магазин торгового дома «Литтл Бой энд К°» завоевывал доверие и уважение клиентуры. Говоря кратко, успех этого предприятия наметился довольно быстро. Мистер О'Брайен был в восторге от деловой смекалки, проявленной его квартирантом в коммерческих делах. Уметь купить и уметь продать! Вот в чем альфа и омега коммерции! Такого метода придерживался старый негоциант в течение многих лет, расчетливо и экономно наживал капитал. Правда, занятия коммерцией он начал лет в двадцать — двадцать пять, а уж никак не в двенадцать. Но у мальчика такие способности! И мистер О'Брайен, подобно Грипу, предсказывал Малышу быстрое обогащение.

— Главное, не спеши, мой мальчик! — неизменно заключал он каждый разговор с юным арендатором.

— Конечно, сэр, — отвечал Малыш, — я буду продвигаться медленно и осторожно, мне предстоит долгий путь, и надо поберечь ноги!

Следует заметить, — дабы объяснить причину столь быстрого и весьма неожиданного успеха, — что молва о магазине «Для тощих кошельков» мгновенно облетела весь город. Вы только подумайте! Магазин, созданный и обслуживаемый двумя ребятишками: хозяину торгового дома столько лет, что самое время ходить в школу, а его помощнику, тому самому, который — «энд К°», следовало бы заниматься игрой в шарики со сверстниками! Согласитесь, что уже одного этого вполне достаточно, чтобы привлечь внимание потенциальных покупателей и сделать магазин модным заведением! Кстати, Малыш позаботился и о том, чтобы дать в газетах небольшие объявления, за которые платил построчно. Однако сенсационные статьи на первых полосах «Дублинской газеты», «Фримен джорнел» и других столичных изданий не стоили ему ни копейки. Дотошные репортеры сами обратили внимание на необычный магазинчик. Представители фирмы «Литтл Бой энд К°» — ну конечно ж и Боб собственной персоной! — были проинтервьюированы с не меньшей дотошностью, чем сам мистер Гладстон. Конечно, мы ни в коей мере не беремся утверждать, что известность Малыша затмила славу известного политика мистера Парнелла, хотя разговоров о юном негоцианте с Бэдфорд-стрит ходило немало, а его предприимчивость вызывала всеобщее восхищение: он стал героем дня, и — что самое главное — посещаемость магазина резко возросла! А ему только того и надо было!

Стоит ли говорить о той исключительной вежливости и предупредительности, с которыми встречали здесь покупателей. Малыш, с неизменным пером за ухом, успевал следить буквально за всем, а Боб с его живой, смешливой мордашкой, блестящими глазами и кудряшками, как у пуделя, был ну прямо как игрушка, и дамы с удовольствием гладили его, как собачонку! Да-да! Самые настоящие дамы, леди и мисс с Сэквилл-стрит, Рутленд-Плейс и других богатых кварталов! С их приходом прилавки с игрушками мгновенно пустели, игрушечные колясочки и тележки отправлялись разъезжать по аллеям парков, а суденышки уходили в плавание по водоемам. Клянусь Святым Патриком, чего-чего, а работы у Боба хватало! Ребятишки с пухлыми румяными щечками приходили в полнейший восторг оттого, что продавец в магазине — их ровесник, и не хотели иметь дело ни с кем, кроме Боба.


Вот что значит популярность! Пока она с вами, успех обеспечен! Но долго ли она сохранится за «Литтл Бой энд К°»? В любом случае Малыш не пожалеет ни усилий, ни изобретательности для того, чтобы магазин продолжал пользоваться доброй славой.

Излишне говорить о том, что каждый раз, когда «Вулкан» заходил в Дублин, Грип спешил к друзьям. Передать его ощущения словом «восторг» — значит не сказать ничего. Восхищение подвигами юного друга не знало границ. Что за чудо этот магазин на Бэдфорд-стрит! Послушать Грипа, так можно подумать, что с появлением «Для тощих кошельков» Бэдфорд-стрит вполне можно было сравнить с дублинской Сэквилл, лондонским Стрендом, нью-йоркским Бродвеем и парижским бульваром Итальянцев. При каждом визите Грип считал своим непременным долгом что-нибудь купить, дабы «поддержать коммерцию», которая, кстати, процветала и без его помощи. То кочегару с «Вулкана» вдруг понадобился бумажник взамен старого, которого у него, кстати, никогда и не было, то игрушечный раскрашенный бриг, предназначавшийся в подарок ребятишкам одного из приятелей с «Вулкана», который пока и не сподобился стать отцом. А самой дорогостоящей покупкой Грипа стала чудесная пенковая трубка с великолепным «янтарным» мундштуком из желтого стекла. И, насильно всучивая Малышу деньги за очередное приобретение, он неизменно добавлял:

— Ну, мальчуган, у тебя полный порядок!… Дело крутится, как гребной винт, не так ли?… Вот ты уже и капитан на борту «Для тощих кошельков»… и теперь только шуруй и… полный вперед!… Прошли те времена, когда мы, голые и босые, бегали по улицам Голуэя… загибались от голода и холода на чердаке сиротского приюта!… Кстати, ты не знаешь, этого негодяя Каркера еще не вздернули?…

— Похоже, что нет, Грип.

— Ну, недолго ему осталось ждать, а ты уж оставь мне газету, где все это опишут!

Затем Грип возвращался на свой «Вулкан», уходил в очередной рейс, чтобы через несколько недель вновь появиться в магазине и потратиться на новые покупки.

Однажды Малыш спросил его:

— Ты все еще веришь, Грип, что я разбогатею?

— Да ты что, мальчуган!… Да я в этом уверен так же, как и в том, что наш друг Каркер будет болтаться на перекладине!

Ничего более очевидного для Грипа просто не существовало.

— Ну, ладно… а как же ты, Грип? Что ты думаешь о своем будущем?…

— Я?… С какой это стати я буду забивать себе этим голову?… У меня есть ремесло, которое я не променяю ни на какое другое…

— Да ведь это тяжелая работа, и за нее ничего не платят!

— Как это — ничего?… А четыре фунта в месяц… да еще кормежка… постель… не дует… а иногда даже бывает жарковато!…

— Да еще на корабле! — встрял Боб, для которого высшим счастьем было бы поплавать на тех суденышках, чьи уменьшенные копии он продавал юным джентльменам.

— Все равно, Грип, — продолжал Малыш, — кочегар никогда не разбогатеет, а Богу угодно, чтобы все стали богатыми…

— Ты уверен? — спросил Грип, с сомнением качая головой. — Разве в заповедях это есть?…

— Конечно, — ответил Малыш. — Ему угодно, чтобы люди стремились к богатству не только для собственного счастья, но и ради тех, кто несчастлив, но достоин лучшей участи!

И наш мальчуган задумался, быть может, унесясь в мыслях к Сисси, делившей с ним лачугу мегеры, семье Маккарти, следы которой он так и не смог отыскать, и своей крестнице, Дженни, — все они были конечно же несчастны… в то время как он…


— Ладно, Грип, — продолжал Малыш, очнувшись от своих мыслей, — подумай-ка хорошенько, прежде чем ответить. Почему бы тебе не остаться на берегу?

— Уйти с «Вулкана»?…

— Ну да… и стать моим компаньоном… Ведь ты знаешь… «Литтл Бой энд К°»… Так вот, для «энд К°» одного Боба маловато… а вот если бы к нам присоединился и ты…

— О!… Грип, дорогой! — повторял Боб. — Как было бы здорово, если мы все были вместе!…

— Я тоже был бы счастлив, мои милые мальчуганы, — ответил Грип, до глубины души тронутый предложением. — Но знаете, что я вам скажу?…

— Говори, Грип.

— Так вот… я слишком большой!

— Слишком большой?…

— Да!… Если в вашей лавочке появится вдруг дылда вроде меня, это сразу же все испортит!… Это уже не будет «Литтл Бой энд К°»!… «Энд К°» обязательно должен быть маленьким, чтобы привлекать клиентов!… А я просто буду здесь не ко двору… Я буду совсем не к месту!… Дела у вас потому и идут хорошо, что вы еще маленькие…

— Может быть, ты и прав, Грип! — ответил Малыш. — Но мы вырастем…

— Мы и сейчас растем! — вмешался Боб, приподнимаясь на носки.

— Конечно, вырастете, однако лучше не спешить!

— С этим ничего не поделаешь! — огорченно заметил Боб.

— Конечно… это уж точно… Но все же постарайтесь заработать побольше, пока вы еще просто мальчишки… какого черта! Во мне добрых пять футов и шесть дюймов росту, а тому, кто выше пяти футов, в вашем магазине делать нечего! К тому же, Малыш… если твоим компаньоном я стать и не могу, помни, что все мои деньги в твоем распоряжении…

— Деньги мне не нужны.

— Ну, как хочешь! Но если вдруг ты задумаешь расширить дело…

— Вдвоем нам не справиться…

— Тогда… почему бы вам не нанять какую-нибудь женщину, чтобы вести хозяйство?…

— Я уже об этом подумывал, Грип, да и милейший мистер О'Брайен мне тоже советовал…

— И он прав, твой милейший мистер О'Брайен. У тебя случайно нет на примете какой-нибудь хорошей служанки, которой ты мог бы доверять?…

— Нет, Грип…

— Ничего… найти можно… если поискать…

— Постой-ка!… Я вдруг вспомнил… ну конечно же… старый друг… добрейшая Кэт!

Едва он произнес это имя, как раздался радостный визг. Бёк одобрял названную кандидатуру. Стоило псу услышать имя прачки из Трэлингер-Касла, как он совершил два-три совершенно немыслимых прыжка на всех четырех лапах. Хвост его закрутился со скоростью вхолостую работающего винта, а глаза зажглись радостным блеском.

— Ага, Бёк! Так ты помнишь Кэт! — сказал ему юный хозяин. — Нашу добрую Кэт!…

При этих словах Бёк бросился к двери и принялся царапать ее, словно ожидая команды немедленно мчаться к замку Трэлингер.

Грипа тут же ввели в курс дела. Лучше Кэт и быть никого не могло! Нужно немедленно вызвать Кэт… Кэт прирожденная хозяйка. А уж стряпать-то Кэт мастерица… Да ее никто и не увидит… Ее присутствие ни в коем случае не подорвет высоких социальных устоев компании «Литтл Бой энд K°».

Но живет ли прачка по-прежнему в Трэлингер-Касл?… И вообще, жива ли она?…

Малыш отправил письмо в замок Пайборнов с первой же оказией, а через день получил ответ, написанный крупным, немного угловатым почерком. Не прошло и сорока восьми часов, как Кэт появилась на Дублинском вокзале.

Бог ты мой, какой же радостной была встреча старых друзей после восемнадцатимесячной разлуки! Малыш бросился к Кэт в объятия, а Бёк все норовил лизнуть в лицо. Бедняжка Кэт совсем растерялась и не знала, кому первому отвечать на ласки… Она прослезилась, а когда увидела свою уютную кухоньку и познакомилась с Бобом, слезы хлынули ручьем.


В тот день Грип впервые удостоился чести разделить с друзьями первый обед, приготовленный добрейшей Кэт! И на следующий день «Вулкан» вышел в море, имея на борту кочегара, который никогда еще не был так доволен судьбой.

Читатель может спросить, получала ли Кэт жалованье, она, которая и так была на седьмом небе от счастья, обретя возможность жить под одной крышей со своим дорогим мальчуганом? Так вот, представьте себе, она получала такое жалованье, как и все служанки в квартале. А при условии, что она хорошо справится с хозяйством, ей еще была обещана прибавка! И можете поверить нам на слово, переход из замка Трэлингер в «Литтл Бой» ни в коей мере не был для Кэт понижением. К примеру, она категорически отказалась «тыкать» своего патрона. Ведь он был уже не грумом графа Эштона, а патроном известной фирмы «Для тощих кошельков». И даже Боба, состоявшего при фирме в качестве «энд К°», называла не иначе, как «мистер Боб». Единственный, к кому она по-прежнему обращалась на «ты», был Бёк, да и то потому, что официальной должности при фирме у него не было. Но как же они любили друг друга, Бёк и Кэт.

Какие разительные перемены произошли в доме с появлением этой славной женщины! В каком образцовом порядке она содержала все хозяйство, какой чистотой сверкали комнаты и магазин! Питаться в соседних ресторанчиках пристало скорее приказчикам, нежели хозяину. Приличия требуют, чтобы у него был дом, где его всегда ждет накрытый стол. Это поднимает его в глазах общества, да и полезнее для здоровья, особенно если имеешь хорошую кухарку, а Кэт стряпала ничуть не хуже, чем стирала, гладила, чинила белье и одежду. Словом, она была идеальной служанкой, экономной и бережливой, и такой честной, что это служило предметом насмешек всей челяди Трэлингер-Касла. Но к чему вспоминать недоброй памяти семейство Пайборн! Оставим маркиза и маркизу влачить их столь же роскошное, сколь и бесполезное существование и забудем о них.

Но вот о чем следует непременно упомянуть, так это о том, что 1883 год закончился чрезвычайно благоприятно для «Литтл Бой энд К°». В последнюю неделю магазин едва справлялся с рождественскими и новогодними заказами. Витрины отдела игрушек обновлялись раз двадцать. А уж сколько разных шлюпок, катеров, шхун, бригов, трехмачтовых суденышек и даже заводных пароходиков продал Боб, не говоря уже о других игрушках, просто уму непостижимо! Да и другие товары расходились не менее бойко! В высшем обществе стало признаком хорошего тона отовариваться именно в магазине «Для тощих кошельков». «Изысканным» считался только тот подарок, на котором стояла торговая марка фирмы «Литтл Бой энд К°»! Вот что значит мода, когда ее делают дети, а родители считают своим долгом потакать всем прихотям обожаемых чад!

Так что жаловаться на то, что он покинул Корк и распрощался с продажей газет, Малышу не приходилось. Явившись в столицу в поисках более широкого поля коммерческой деятельности, мальчуган не ошибся. Мистер О'Брайен полностью одобрил действия юного коммерсанта, видя, с какой энергией и вместе с тем осторожностью он ведет дела, постепенно расширяя сферу деятельности и рассчитывая лишь на свои сбережения. Старый, умудренный опытом торговец был просто поражен столь строгими принципами мальчугана, от которых тот никогда не отступал. И если его советы всегда принимались Малышом с благодарностью, то на неоднократные предложения денег, как, впрочем, и в случае с Грипом, юный негоциант отвечал решительным отказом.

Короче говоря, подведя в конце года итоги своей коммерческой деятельности, — а сделано это было, по признанию мистера О'Брайена, с исключительной скрупулезностью, — Малыш пришел к выводу, что у него есть все основания быть довольным: за те шесть месяцев, что он провел в Дублине, ему удалось утроить первоначальный капитал.



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕР : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 57  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  58  вы читаете: Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн
 59  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 62  Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн  63  Использовалась литература : Малыш
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap