Приключения : Путешествия и география : Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61  62  63

вы читаете книгу

Глава XV

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?…


Решительно, с тех пор как Малыш покинул замок Трэлингер, его жизнь представляла собой цепь следовавших одна за другой удач: он спас Боба и стал ему братом, вновь обрел Грипа и Сисси, благополучно их поженил, не говоря уже о финансовых успехах в качестве владельца магазина «Для тощих кошельков». Он неуклонно и настойчиво двигался к процветанию и богатству благодаря своей сообразительности и уму и, следует добавить, большому мужеству, что подтверждает его поведение на борту «Дорис».

Но была одна вещь, которой нашему герою явно недоставало до полного счастья: он не мог отблагодарить членов семейства Маккарти за все, что они для него сделали.

Поэтому можно себе представить, с каким нетерпением ожидал Малыш появления парусника «Квинсленд»! А судно запаздывало. Ничего удивительного — с парусниками, целиком зависящими от воли ветра, да еще в период равноденствия, всегда так. Впрочем, причины для беспокойства пока не было. Малыш позаботился отправить в Кингстаун письмо, и Беннеты, владельцы «Квинсленда», обещали известить Малыша телеграммой, как только будут получены новые сведения о шхуне.

А между тем жизнь в магазине компании «Литтл Бой» била ключом. Малыш стал героем — пятнадцатилетним героем. Опасные приключения на борту «Дорис», сила воли и редкое упорство, проявленные Малышом в столь сложных обстоятельствах, сослужили ему добрую службу. Юный коммерсант и раньше пользовался в городе большим уважением, теперь же оно переросло в подлинное восхищение. Груз, спасенный мальчиком с риском для жизни, поистине стал для него подарком судьбы. И он сумел воспользоваться этим даром Провидения, ибо поток покупателей осаждавших магазин «Для тощих кошельков», просто не иссякал. Мгновенно пустевшие полки тут же заполнялись новыми товарами. Стало прямо-таки писком моды покупать чай с «Дорис», сахар с «Дорис», пряности с «Дорис», вино с «Дорис». Наплыв в отдел игрушек несколько упал, и Бобу, с двумя новыми служащими, пришлось прийти на помощь Малышу и Грипу. Сидевшая за конторкой Сисси едва успевала выписывать счета. Мистер О'Брайен полагал, что через несколько месяцев капитал, вложенный в сделку с грузом «Дорис», должен возрасти вчетверо, а то и впятеро. Иначе говоря, три с половиной тысячи фунтов должны были превратиться по меньшей мере тысяч в пятнадцать. И в своих расчетах бывший негоциант не ошибся! Кроме того, он во всеуслышание заявлял, что вся заслуга в этом предприятии принадлежит лично Малышу. Он, старый лис, лишь одобрил саму идею! А осенила сия гениальная идея именно юного патрона, узревшего объявление в «Шиппинг-газетт» и с завидной энергией воплотившего в жизнь дерзкий план!

Ничего удивительного поэтому, что магазин «Литтл Бой» стал не только самым привлекательным, с точки зрения богатства выбора товаров, но и самым красивым не только на Бэдфорд-стрит, но и во всем квартале. Буквально во всем здесь чувствовалась женская рука. Кроме того, Грип сделался незаменимым помощником Сисси. Ей-богу! Он даже начал привыкать к мысли, что действительно стал ее мужем, особенно с тех пор, как у него появилась надежда, — ох уж это родительское тщеславие! — что его род на нем не закончится. И что за великолепный муж вышел из этого парня! Такой преданный, такой заботливый, такой нежный, такой… Короче говоря, мы желаем такого мужа всем женщинам, которые мечтают о том, чтобы их не просто обожали, а, можно сказать, боготворили!

И подумать только, что за детство было у наших героев: у Сисси оно прошло в лачуге мегеры, у Грипа — в сиротском приюте, у Боба — на большой дороге, да и у Бёка оно прошло далеко не лучшим образом на задворках Трэлингер-Касла! И как же они были счастливы теперь! И обязаны они были буквально всем пятнадцатилетнему мальчугану! Не удивляйтесь, что в числе всех этих высокочтимых персонажей мы упомянули и Бёка… Разве пес не числился среди персонала «Литтл Бой энд К°» и разве добрейшая Кэт не включала «славного парня» (как она говорила) в число компаньонов уважаемого торгового дома?

Что касается судеб всех, кого встретил Малыш на жизненном пути, то они были нашему герою глубоко безразличны. Торнпайп, несомненно, все так же бродит по городам и весям, демонстрируя желающим уже весьма потрепанных кукол — двойников королевской семьи; мистер О'Бодкинз по-прежнему изнемогает над грудами всевозможных отчетов; маркиз и маркиза Пайборн все так же блаженствуют в своей беспросветной тупости, столь блестяще унаследованной их сыном, графом Эштоном; мистер Скарлетт продолжает старательно, и не без выгоды для себя, управлять поместьем Трэлингер, а мисс Анна Вестон все еще каждый день умирает в пятом акте очередной трагедии! Короче, обо всех этих людях не было ни слуху ни духу, если не считать того, что лорд Пайборн, если верить «Тайме», вынужден был отказаться от произнесения речи в палате лордов, поскольку вставная челюсть его светлости мешала ему говорить. Что до Каркера, то, к великому удивлению Грипа, его пока так и не повесили, хотя он уверенно приближался к виселице, поскольку недавно был арестован в Лондоне за кражу вместе с компанией юных джентльменов подобного же сорта.

Мы не имеем больше никакого желания заниматься этими персонажами, независимо от их общественного положения.

Вернемся, однако, к Маккарти, которые по-прежнему занимали все мысли Малыша и возвращения которых он ждал с таким нетерпением! Никаких сообщений о плавании «Квинсленда» больше не поступало. Если парусник задержится еще на несколько недель, значит, с ним что-то случилось, и причин для беспокойства будет более чем достаточно!… Последнее время в Атлантике то и дело разыгрывались страшные бури… А между тем сообщения, обещанного судовладельцами из Кингстауна, все не было и не было…

И наконец утром пятого апреля служащий телеграфа доставил телеграмму. Принял ее Боб. И тут же по всему магазину разнеслись крики.

— Телеграмма из Кингстауна!… Сообщение из Кингстауна!… — повторял он на все лады.


Значит, скоро они увидят славную семью Маккарти… Приемные родители Малыша вот-вот будут в Ирландии… Единственные родные, какие у него вообще были!…

Малыш первым примчался на крики Боба. Вскоре к нему присоединились и все остальные: Сисси, Грип, Кэт, мистер О'Брайен.

Вот что было в телеграмме:


КИНГСТАУН, 5 АПР. 9 Ч. 25 МИН.

ДУБЛИН, БЭДФОРД-СТРИТ, «ЛИТТЛ БОЙ», МАЛЫШУ.

«СЕГОДНЯ УТРОМ "КВИНСЛЕНД" ВОШЕЛ В ДОК. СЕМЬЯ МАККАРТИ НА БОРТУ. ЖДЕМ ВАШИХ РАСПОРЯЖЕНИЙ.

БЕННЕТЫ».


Малыш вдруг почувствовал, что задыхается, сердце на мгновение остановилось. Затем из глаз потоком хлынули слезы, что принесло нашему герою некоторое облегчение. Он положил телеграмму в карман и произнес только одно слово: «Хорошо».

Больше к этой теме он не возвращался, к немалому удивлению миссис и мистера Грип, Боба, Кэт и мистера О'Брайена. Юный коммерсант тут же занялся повседневными делами. Лишь мистер Балфур, по просьбе юного патрона, выписал чек на сто фунтов, назначение которого ему было неизвестно.

Прошло еще четыре дня, четыре последних дня Святой недели[252], поскольку Пасха в этом году пришлась на десятое апреля.

В субботу утром Малыш собрал весь персонал фирмы и объявил: «Магазин закрывается до среды».

Мистеру Балфуру и двум служащим был предоставлен на эти дни отпуск. Боб, Грип и Сисси конечно же тоже собирались как-то получше провести это время, как вдруг Малыш спросил, не хотят ли они отправиться в путешествие.

— В путешествие? — воскликнул Боб. — Конечно, хочу… А куда мы отправимся?…

— В графство Керри… Мне вдруг захотелось вновь увидеть эти места, — ответил Малыш.

Сисси вопросительно и нежно взглянула на него.

— Ты хочешь, чтобы мы поехали с тобой? — спросила она.

— Мне было бы очень приятно.

— Значит, и я могу поехать?… — не удержался Грип.

— Конечно.

— А как же Бёк?… — забеспокоился Боб.

— Возьмем с собой и его. Непременно!

После чего было принято следующее решение: магазин остается на Кэт, а все остальные начинают готовиться к путешествию. Поедут они четырехчасовым экспрессом, к одиннадцати прибудут в Трали, там переночуют, а на следующий день… А на следующий день Малыш объявит, что будет дальше.

В четыре часа наши путешественники были на вокзале. Грип и Боб веселились вовсю, конечно, да почему бы, собственно, и не повеселиться? Сисси, более сдержанная, внимательно наблюдала за Малышом, но тот, казалось, был невозмутим.

«Трали, — размышляла молодая женщина, — находится совсем рядом с Кервенской фермой… Значит, он хочет поехать на ферму?»

Ответить ей мог бы, пожалуй, только Бёк, но, увы, собаки не умеют говорить, а потому Сисси к нему не обратилась.

Пес был устроен в лучшее отделение багажного вагона, а проводник получил от Боба немало ценных указаний относительно его содержания, подкрепленных неизменным шиллингом. После чего Малыш и его спутники удобно разместились в своем купе — первого класса, разумеется.

Сто семьдесят миль от Дублина до Трали они преодолели за семь часов. Название одной из станций, которое прокричал кондуктор на очередном перегоне, вызвало у Малыша глубокое волнение — Лимерик. Оно напомнило ему о его первых театральных опытах в драме «Страдания матери» и ту сцену, где он так отчаянно цеплялся за герцогиню Кендалльскую, чью роль исполняла мисс Анна Вестон… Теперь это были лишь смутные воспоминания, легкие и мимолетные, как обрывки сновидений.

Малыш хорошо знал Трали и повел друзей в лучшую гостиницу, где они отлично поужинали и превосходно выспались.

На следующий день была Пасха. Малыш встал на рассвете. И пока Сисси занималась своим туалетом, Грип, как и положено, был у нее на посылках, а Боб продирал глаза и пытался сбросить остатки сна, наш герой успел прогуляться по городку. Он узнал постоялый двор, куда его привез господин Мартин, рыночную площадь, где у него впервые пробудился интерес к коммерции, лавку аптекаря, в которой он потратил свою единственную гинею на лекарство для бабушки, а та так и умерла, не дождавшись его возвращения…

В семь часов к дверям гостиницы подкатила коляска. Хозяин позаботился о том, чтобы подыскать крепкую лошадь и умелого возницу, причем, разумеется, за точно обговоренную плату, как это принято в Ирландии: столько-то за коляску, столько-то за лошадь, столько-то для возницы, столько-то на чаевые и т. д.


Плотно позавтракав, друзья в половине восьмого двинулись в путь. Погода стояла прекрасная, солнце не очень припекало, дул легкий бриз, по небу плыли легкие кучевые облака. Пасхальное воскресенье, да без дождя, — вот уж поистине редкость для Изумрудного острова! Весна в этом году была ранняя, и природа готовилась к пробуждению. Вот-вот зазеленеют поля и распустятся почки на деревьях.

От Трали до Силтонского прихода было миль двенадцать. Сколько раз уже совершал Малыш этот путь в двуколке мистера Маккарти! А в последний раз он шел по пустынной дороге один, возвращался из Трали на ферму. Он спрятался тогда как раз вон за теми кустами, когда заметил констеблей. Сейчас целый рой воспоминаний нахлынул на нашего героя… Впрочем, дорога с тех пор ничуть не изменилась. Все те же невозделанные поля, редкие унылые постоялые дворы. Пэдди не любят перемен, и в Ирландии ничего не меняется — в том числе и нищета!…

В десять часов коляска остановилась в поселке Силтон. Было время мессы, звонили колокола. Все та же небольшая церквушка, неуклюжая, жалкая, с покосившимися стенами и покоробленной крышей. Здесь крестили Малыша и его крестницу. Оставив Бёка у паперти, Малыш вместе с Грипом, Сисси и Бобом вошли внутрь. Никто его не узнал — ни прихожане, ни старенький священник. Пока шла служба, все с удивлением разглядывали странное семейство, все члены которого столь разительно не походили друг на друга.

И пока Малыш, опустив глаза, погрузился в воспоминания о былых днях, счастливых и печальных, Сисси, Грип и Боб от всего сердца молились за того, кто подарил им счастье.

После завтрака в лучшем трактире Силтона коляска повезла друзей к Кервенской ферме, расположенной в трех милях от деревни.

Малыш ехал по дороге, по которой так часто ездил когда-то по воскресеньям вместе с Мартиной и Китти, а иногда и с бабушкой, если здоровье ей позволяло, и глаза его вновь наполнились слезами. Что за унылая картина! Как будто смерч пронесся по окрестностям: повсюду разрушенные дома — да и не дома вовсе, а груды камней, — ведь все делалось для того, чтобы лишить жителей крыши над головой! И всюду, куда ни бросишь взгляд, объявления о продаже или сдаче внаем фермы, лачуги, участка земли… Но у кого хватит смелости купить или арендовать здесь хоть что-нибудь, если, кроме нищеты, здесь ничто не родится?

Наконец в половине второго за поворотом дороги они увидели ферму Кервен. Малыш не мог сдержать рыданий.

— Это было здесь!… — едва прошептал он.

Но что за жалкое зрелище представляла собой ферма!… Изгороди разрушены, въездные ворота сорваны с петель, боковые хозяйственные пристройки полуразвалились, двор зарос крапивой и колючим кустарником… а дальше, в глубине, стоял когда-то жилой дом, без крыши, с сорванными дверями и выбитыми окнами! В течение целых пяти лет дождь, снег, ветер и солнце вели здесь свою разрушительную работу. Нет ничего более жалкого, чем вид пустых, голых, открытых всем ветрам комнат и среди них той, где когда-то рядом с бабушкой спал и Малыш…

— Да! Это Кервен! — повторял наш герой. Он, казалось, прирос к месту, не решаясь войти в дом.

Боб, Грип и Сисси молча стояли поодаль. Бёк же в волнении носился взад и вперед, принюхиваясь к чему-то, наверное, тоже вспоминал былые дни…

Вдруг пес замер, задрал морду, затем глаза его засверкали, и он бешено завилял хвостом…

К воротам фермы подошла группа людей — четверо мужчин, две женщины и девочка. Одеты они были очень бедно и, судя по всему, немало натерпелись в жизни. От группы отделился тот, что постарше, и подошел к Грипу, который, из-за возраста, показался ему главным среди незнакомцев.

— Мистер, — сказал он, — нам здесь назначили встречу… Это… не вы?…

— Я? — переспросил Грип, удивленно глядя на незнакомца.

— Да… когда мы сошли с корабля в Кингстауне, судовладелец вручил нам сто фунтов и сказал, что получил указание отправить нас в Трали…

В этот момент Бёк вдруг с радостным лаем кинулся к старшей из женщин, всячески проявляя самое дружеское расположение.

— Ах! — воскликнула она. — Это же Бёк… наша собака!… Я узнаю его…

— А меня вы не узнаете, матушка Мартина, — спросил Малыш, — меня вы не узнаете?…

— Это он!… Наш мальчик!…

Как выразить то, что выразить просто невозможно? Где взять слова, чтобы описать то, что последовало за этим? Мистер Мартин, Мердок, Пат, Сим кинулись обнимать Малыша… И он бросился целовать Мартину и Китти. Затем наш герой подхватил на руки девочку, поднял ее, горячо расцеловал и представил Сисси, Грипу, Бобу, радостно восклицая:

— Это же Дженни… моя крестница!

Несколько успокоившись, все уселись на валявшиеся в глубине двора валуны, чтобы всласть поговорить. Маккарти поведали свою печальную историю. После выселения их отправили в Лимерик, где Мердока приговорили к нескольким месяцам тюремного заключения. Отсидев срок, он соединился с семьей, и все переехали в Белфаст. Оттуда с группой эмигрантов они отправились в Австралию, в Мельбурн, где вскоре к ним присоединился и Пат, оставивший морскую службу. Там они долго пытались найти работу, но тщетно. И начались бесконечные хождения от фермы к ферме; иногда им удавалось поработать некоторое время, то вместе, то порознь, но в каких нечеловеческих условиях! И после целых пяти лет скитаний и лишений они были вынуждены в конце концов покинуть Австралию, оказавшуюся для них такой же мачехой, как и родная страна!

С глубоким волнением смотрел Малыш на несчастных, забитых, обиженных судьбой людей: на постаревшего мистера Мартина, на по-прежнему мрачного и насупленного Мердока, на осунувшихся и вымотанных Пата и Сима, на такую живую и веселую прежде, а теперь изможденную Мартину, на, казалось, страдавшую от какой-то лихорадки Китти, на исхудавшую, пожелтевшую от выпавших на ее долю страданий Дженни!… Сердце Малыша разрывалось от горя.

Сисси, сидевшая рядом с фермерами и девочкой, рыдала вместе с ними. Пытаясь их как-то утешить, она сказала:

— Но теперь все ваши несчастья позади, миссис Мартина… так же как и наши… благодаря вашему приемному сыну.

— Малышу?… — воскликнула Мартина. — Но что он может сделать?…

— Благодаря тебе… мой мальчик?… — удивленно подхватил мистер Мартин.

У Малыша перехватило дыхание, и он просто не мог говорить.

— Зачем ты позвал нас сюда, где все напоминает нам о былых несчастьях? — спросил Мердок. — Чего ради мы снова оказались на этой ферме, где все мы так долго страдали? Скажи, Малыш, зачем тебе понадобилось оживлять в нас печальные воспоминания?…

Тот же вопрос читался во взорах всех присутствующих — не только Маккарти, но и Грипа, Сисси и Боба. С какой целью Малыш собрал их всех здесь, на Кервенской ферме?

— Зачем? — переспросил он, как бы очнувшись ото сна и с трудом беря себя в руки. — Пойдемте со мной, отец, мать, братья, идемте!

Все пошли за Малышом в центр двора.

Там, среди кустов, сорняков и колючек зеленела маленькая елочка.

— Дженни, — сказал Малыш, обращаясь к девочке, — видишь это деревце?… Я посадил его в тот день, когда ты появилась на свет… Ему уже восемь лет, как и тебе!

При напоминании о тех днях, когда она была счастлива, Китти разразилась рыданиями.

— Дженни, дорогая моя, — продолжал Малыш, — видишь этот нож?…

И он показал ей нож, который достал из кожаных ножен.

— Это был первый подарок, полученный мной от бабушки… твоей прабабушки, которую ты почти не знала.

При этих словах, произнесенных здесь, среди развалин, мистер Мартин, его жена и дети почувствовали, как их сердца учащенно забились.

— Дженни, — продолжал Малыш среди всеобщего волненья, — возьми этот нож и разрой землю под деревом.

Не понимая, в чем дело, Дженни опустилась на колени и, раздвинув кусты, стала копать в указанном месте. Вскоре нож ударился обо что-то твердое.

То был глиняный горшок, прекрасно сохранившийся под толстым слоем земли.

— Вытащи горшок, Дженни, и открой его!

Девчушка подчинилась. Все, затаив дыхание, наблюдали за ней.

Когда она открыла горшок, там оказались камешки, вроде тех, что усеивают дно соседней речушки Кэшн.


— Мистер Мартин, — сказал Малыш, — вы помните?… Каждый вечер когда-то, если вы были довольны моей работой, вы давали мне камешек…

— Да, мой мальчик, и не было дня, чтобы ты его не заслужил…

— Их здесь ровно столько, сколько дней я провел на ферме. Пересчитай-ка их, Дженни… Ведь ты умеешь считать, не правда ли?…

— О да! — ответила девчушка.

И она принялась считать камешки, раскладывая их на кучки, по сто штук в каждой.

— Одна тысяча пятьсот сорок, — сказала она наконец.

— Все правильно, — подтвердил Малыш. — Больше четырех лет я провел в твоей семье, Дженни… твоей семье, ставшей и моей!

— И эти камешки, — сказал мистер Мартин, опустив голову, — единственная плата, которую ты получил от меня… А я-то надеялся когда-нибудь заменить их шиллингами!

— И которые превратятся для вас, отец, в золотые монеты!

Ни мистер Мартин, ни все его семейство ничего не могли понять. Что происходит? О чем говорит их бедный мальчик? Такое богатство!… Не сошел ли он с ума?

Угадав, о чем они думают, Сисси поспешила сказать:

— Нет-нет, друзья мои, и сердце и разум у него в полном порядке!

— Да, все правильно, отец мой Мартин, матушка Мартина, братья мои Мердок, Пат и Сим, и ты, Китти, и ты, моя крестница, все верно!… Я так счастлив, что могу наконец отблагодарить вас хотя бы в малой степени, за то добро, что вы для меня сделали!… Эта земля продается… Вы купите ее. Восстановите ферму… О деньгах не беспокойтесь, у меня хватит на все… Никаких притеснений со стороны какого-то там Харберта вы терпеть уже не будете!… Здесь ваш дом… Вы здесь хозяева!…

Затем Малыш поведал приемным родителям свою историю, начиная с того самого дня, когда он покинул ферму Кервен, и до настоящего времени. Деньги, которые он предоставлял в распоряжение семьи Маккарти, в соответствии с количеством камешков, выразились в сумме в тысячу пятьсот сорок фунтов — целое состояние для нищих ирландцев!

И может быть, впервые на эту землю, обильно политую слезами горя и печали, упали слезы радости и благодарности!


Три пасхальных дня Малыш, Боб, Сисси и Грип провели с семьей Маккарти в Силтоне. После трогательного прощания они вернулись в Дублин, и утром тринадцатого апреля магазин вновь распахнул двери перед покупателями.

Прошел год. И этот, 1887 год по праву может считаться одним из счастливейших в жизни наших героев. Юному патрону исполнилось шестнадцать лет. Дела его процветали. Он достиг богатства и славы. Доход от сделки с «Дорис» превзошел даже самые смелые расчеты мистера О'Брайена, и капитал торгового дома «Литтл Бой энд К°» достиг двадцати тысяч фунтов. Конечно, часть денег принадлежала мистеру и миссис Грип, Бобу как компаньонам фирмы «Для тощих кошельков». Но ведь все они были членами одной семьи!

Что касается Маккарти, то, приобретя на самых льготных условиях две сотни акров земли, они восстановили разрушенную ферму, привели в порядок сельскохозяйственный инвентарь, закупили скот. Вместе с благополучием и счастьем к ним вернулись силы и здоровье. Подумать только! Простые ирландцы, бывшие арендаторы, десятилетиями гнувшие спину под кнутом управляющего, заимели собственный дом, хозяйство и работали на себя, а не на безжалостных и ненасытных хозяев!

А Малыш? Малыш не забывает и никогда не забудет, что он приемный сын Маккарти, и — как знать — возможно, когда-нибудь его свяжут с этой семьей еще более тесные узы. Ведь Дженни уже десять лет, и она обещает стать совершенно очаровательной девушкой… Но ведь она же его крестница, скажете вы!… Ну и что! Какое это имеет значение… а почему бы и нет?…

Во всяком случае, Бёк придерживается именно такого мнения.



Содержание:
 0  Малыш : Жюль Верн  1  Глава I ОСТРОВ НИЩЕТЫ : Жюль Верн
 2  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  4  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 6  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  8  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 10  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  16  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 18  Глава II КОРОЛЕВСКИЕ КУКЛЫ : Жюль Верн  20  Глава IV ПОХОРОНЫ ЧАЙКИ : Жюль Верн
 22  Глава VI ЛИМЕРИК : Жюль Верн  24  Глава VIII ФЕРМА КЕРВЕН : Жюль Верн
 26  Глава X ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ДОНЕГОЛЕ : Жюль Верн  28  Глава XII ВОЗВРАЩЕНИЕ : Жюль Верн
 30  Глава XIV ЕМУ НЕ БЫЛО ЕЩЕ И ДЕВЯТИ : Жюль Верн  32  Глава XVI ИЗГНАНИЕ : Жюль Верн
 34  Глава II КАК ПРОШЛИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА : Жюль Верн  36  Глава IV КИЛЛАРНИЙСКИЕ ОЗЕРА : Жюль Верн
 38  Глава VI ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ НА ДВОИХ : Жюль Верн  40  Глава VIII СЧАСТЛИВАЯ ПОЕЗДКА : Жюль Верн
 42  Глава X В ДУБЛИНЕ : Жюль Верн  44  Глава XII ВСТРЕЧА : Жюль Верн
 46  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  48  Глава I ГОСПОДА : Жюль Верн
 50  Глава III В ЗАМКЕ ТРЭЛИНГЕ : Жюль Верн  52  Глава V БЕЗРОДНЫЙ ПЕС И ЧИСТОКРОВНЫЕ ПОЙНТЕРЫ : Жюль Верн
 54  Глава VII СЕМЬ МЕСЯЦЕВ В КОРКЕ : Жюль Верн  56  Глава IX КОММЕРЧЕСКАЯ ИДЕЯ БОБА : Жюль Верн
 58  Глава XI МАГАЗИН ДЛЯ ТОЩИХ КОШЕЛЬКОВ : Жюль Верн  60  Глава XIII ГРИП ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ ЧЕРНОГО ЦВЕТА И… ОБЕТА БЕЗБРАЧИЯ : Жюль Верн
 61  Глава XIV ВОЛНЫ С ТРЕХ СТОРОН : Жюль Верн  62  вы читаете: Глава XV ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?… : Жюль Верн
 63  Использовалась литература : Малыш    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap