Приключения : Путешествия и география : Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава X

БРИЗ С НОРД-ОСТА


Перегнувшись через леерное ограждение[92], юные пассажиры вглядывались в горизонт, насколько хватало глаз. С каким нетерпением ожидали они, когда же судно наконец покинет якорную стоянку и земля растает вдали!

Между тем в небе появились предвестники изменения погоды. На востоке возникли редкие облака, вселявшие надежду на то, что еще до наступления сумерек с берега задует ветер. Им-то уж обязательно надо воспользоваться, даже если это будет настоящий шквал, грозящий увлечь за собой «Стремительный» миль за двадцать от берега, в открытый Атлантический океан.

Но сбудутся ли надежды?… Не растают ли облака с последними лучами солнца?… И сможет ли тогда Гарри Маркел воспользоваться шлюпками, чтобы вывести «Стремительный» в открытое море?…

Тем временем из-под навеса полуюта молодые люди внимательно наблюдали за всем происходящим у входа в пролив Святого Георга. Там были не только пароходы, сновавшие в обоих направлениях, одни — в Атлантический океан, другие — в прибрежные районы Ирландии, но и немало парусников, которых тащили за собой портовые буксиры.

О, если бы только Гарри Маркел осмелился, он подозвал бы один из них, договорился, чтобы его вывели в открытое море, и не постоял бы за ценой…

Тони Рено как раз и предложил этот способ. Ведь если выйти из пролива в открытое море миль на пять-шесть, разве там нельзя будет поймать хороший ветер?…

Но Гарри Маркел ответил на это таким категорическим и сухим «нет», что о возражении не могло быть и речи. В конце концов капитан знает, что надо делать, и не нуждается ни в чьих советах.

Действительно, как бы Гарри Маркелу и его шайке ни хотелось оказаться подальше от столь опасного берега, они никогда бы не согласились воспользоваться буксиром. Что произойдет, если капитан буксира, будучи знакомым с капитаном Пакстоном или с кем-то еще из его команды, не обнаружит их на борту?… Нет, уж лучше подождать!

К трем часам пополудни на юго-западе появились густые клубы дыма. До чего же интересно наблюдать за пароходом, возвестившим о своем приближении таким образом!

Пароход шел с большой скоростью. Уже через полчаса стало ясно, что это военное судно, направлявшееся в Ла-Манш.

Все бинокли были нацелены в ту сторону. Тони Рено спорил с друзьями, кто первым определит национальную принадлежность судна.

Первым оказался Луи Клодьон, которому повезло, и, едва разглядев вымпел, развевавшийся на клотике мачты, он крикнул:

— Это французский корабль, под государственным флагом…

— Если это французский корабль, — воскликнул Тони Рено, — то мы поприветствуем его, когда он будет проходить мимо!

И он отправился просить у Гарри Маркела разрешения воздать честь Франции в лице одного из ее военных кораблей.

Не имея причин для отказа, Гарри Маркел согласился и даже добавил, что на приветствие «Стремительного» безусловно ответят. Разве это не в обычаях всех моряков?…

Это был броненосец второго класса водоизмещением в семь-восемь тысяч тонн. На корме развевался трехцветный флаг. Корабль быстро шел вперед, разрезая форштевнем гладь моря и оставляя позади себя длинный ровный след, что объяснялось совершенством обводов корпуса.

В тот момент, когда крейсер проходил перед «Стремительным», в бинокль можно было разобрать его название.

Это был «Жемап», один из лучших кораблей французского военного флота.

Луи Клодьон и Тони Рено стояли на полуюте, у фала[93] гафеля[94]бизань-мачты. Когда «Жемап» оказался не более чем в четверти мили от «Стремительного», они потянули за фал и трижды отсалютовали британским флагом с криками «Да здравствует Франция!». Все: англичане, датчане, голландцы — подхватили приветственный возглас, тогда как флаг «Жемапа» трижды опускался и поднимался на мачте.


Час спустя те же почести были оказаны британскому флагу, когда мимо проходило трансатлантическое судно.

Это был «Лондон», курсировавший между Ливерпулем и Нью-Йорком. Как обычно, он доставлял почту в Куинстаун, что давало выигрыш во времени в полдня по сравнению с доставкой пакетботами.

«Лондон» приветствовал «Стремительный», флаг которого был поднят Джоном Говардом и Хьюбертом Перкинсом под крики «ура» всех пассажиров.

Часам к пяти стало заметно, что облака на северо-востоке сгущаются и накапливаются на холмах в глубине залива Корк. В предыдущие дни в эти же часы ничего подобного не наблюдалось. Если сегодня солнце уйдет за чистый горизонт, то завтра оно взойдет в плотных сгущениях тумана.

Между тем Гарри Маркел и Джон Карпентер беседовали на носу судна. Из осторожности они не появлялись на полуюте, где их могли заметить и даже опознать со стороны побережья, окаймленного мрачными утесами.

— А ведь там есть ветер!… — заметил боцман, указывая на мыс Рочес-Пойнт.

— Похоже на то… — отозвался Гарри Маркел.

— Ну что ж, лишь бы он задул, а уж мы не упустим и малейшего дуновения… капитан Пакстон… да-да, капитан Пакстон!… А стоит ли мне привыкать так называть тебя?… Ведь это всего-то на несколько часов, не так ли?… Завтра… нет, сегодня же ночью ты окончательно станешь капитаном Маркелом, капитаном… Да, кстати, надо бы дать нашему кораблю другое название!… Ведь не можем же мы бороздить Тихий океан на судне со старым названием — «Стремительный»!…

Дав собеседнику высказаться, Гарри Маркел коротко спросил:

— К отплытию все готово?…

— Все, капитан Пакстон, — ответил боцман. — Осталось лишь сняться с якоря да поднять паруса. Для судна с таким изящным носом и поднятой кормой нужен совсем слабый ветер, чтобы покинуть гавань…

— Да, — заметил Гарри Маркел, — если сегодня к вечеру мы не окажемся милях в пяти-шести к югу от Робертс-Кова, я буду очень удивлен…

— Хм, а я так буду скорее уязвлен! — заметил Джон Карпентер. — Смотри-ка, к тебе идут двое наших пассажиров, чтобы поговорить…

— О чем бы это?… — недовольно пробормотал Гарри Маркел.

Магнус Андерс и Тони Рено — два юнги, как прозвали их товарищи, — спустились с полуюта и направились на бак[95], где беседовали Гарри Маркел и Джон Карпентер.

Разговор начал Тони Рено:

— Капитан Пакстон, мои товарищи просили нас, Магнуса и меня, спросить у вас, есть ли надежда на перемену погоды…

— Несомненно, — ответил Гарри Маркел.

— Так, значит, «Стремительный» сможет сняться с якоря сегодня вечером?… — уточнил Магнус Андерс.

— Вполне возможно, как раз об этом мы с боцманом и говорили.

— Но ведь это случится, — продолжал Тони Рено, — только вечером?…

— Вероятно, — подтвердил Гарри Маркел. — Облака поднимаются слишком медленно, и если ветер и появится, то не раньше чем через два-три часа…

— Мы заметили, — сказал Тони Рено, — что облака совершенно без разрывов и, по-видимому, полностью закроют горизонт… Наверное, именно это, капитан, и позволяет вам считать, что погода изменится?…

Гарри Маркел утвердительно кивнул головой, а боцман добавил:

— Да, юные господа, думаю, уж на этот раз мы ветер поймаем!… И он будет попутным, раз понесет нас к западу!… Немного терпения, и «Стремительный» покинет наконец берега Ирландии!… А вы тем временем могли бы пообедать, Ранья Чог уже наизнанку вывернулся ради вашего последнего обеда… последнего в виду земли, конечно, я хотел сказать!…

Гарри Маркел нахмурил брови, прекрасно понимая чудовищные намеки Карпентера, но прервать болтовню бандита, проникнутую шутливой жестокостью, или жестокой шутливостью, если угодно, было далеко не просто.

— Прекрасно, — сказал Магнус Андерс, — мы сядем за стол, как только обед будет готов…

— А если вы начнете сниматься с якоря прежде, чем обед будет закончен, — не преминул добавить Тони Рено, — то не стесняйтесь нас потревожить! Мы хотим быть на своих местах при отплытии.

Договорившись обо всем, оба юноши вернулись на полуют, где и продолжали общую беседу, пока матрос по имени Вага не пришел сказать, что обед уже на столе.

Этого матроса Гарри Маркел поставил на обслуживание помещений полуюта. Он отвечал за порядок в кают-компании и каютах пассажиров, словом, стал стюардом[96]. Было ему лет тридцать пять, причем природа явно подшутила, наделив пирата открытой, добродушной физиономией и симпатичной улыбкой; на самом же деле это был негодяй почище многих своих приятелей. В его угодливости угадывалось коварство, и он никогда не смотрел людям прямо в глаза. Увы, но эти детали ускользнули от юных пассажиров, слишком неопытных, чтобы распознать признаки испорченности человеческой натуры.

Разумеется, Вага просто покорил мистера Паттерсона, если и не столь юного, как его подопечные, то столь же неопытного в определении человеческого характера.

Естественно, аккуратность, тщательность и услужливость, проявляемые Вагой при обслуживании пассажиров, а также усердие при исполнении обязанностей не могли не понравиться столь наивному человеку, каким был почтенный эконом Антильской школы. Гарри Маркел не ошибся, сделав Вагу корабельным стюардом. Вряд ли кто-нибудь сумел бы исполнить эту роль лучше него. Сыграй он ее до конца путешествия, и мистер Гораций Паттерсон так и остался бы в полном неведении. Однако было уже ясно, что все закончится через несколько часов.

Итак, достопочтенный ментор был в полном восторге от своего стюарда. Он показал ему, где лежат туалетные принадлежности и где висит одежда. Обожатель латыни был уверен, что если в плаванье с ним случится приступ морской болезни (что было маловероятно, поскольку он уже прошел испытание при переезде из Бристоля в Куинстаун), то уж кто-кто, а Вага-то ему непременно поможет. Поэтому он уже намекнул стюарду, что выделит ему весьма приличное вознаграждение из сумм, предназначенных для путешествия, в знак признательности за старание и усердие, состоящее в предупреждении малейших его, господина Паттерсона, желаний.

В тот же день, беседуя с Вагой и интересуясь всем, что касалось «Стремительного» и его команды, мистер Паттерсон завел речь о Гарри Маркеле. Он находил «командира» — именно так величал ментор Маркела — немного сдержанным, скрытным и вообще малообщительным.

— Верно подмечено, мистер Паттерсон, — ответил Вага, — все, что вы перечислили, чрезвычайно важно для моряка… Капитан Пакстон с головой ушел в работу… Он сознает, какая на него возложена ответственность, и только и думает о том, как бы получше выполнить свои обязанности. Вот когда «Стремительный» попадет в шторм, тогда-то вы и увидите капитана в деле!… Это один из самых искусных мореплавателей нашего торгового флота, и он вполне способен командовать военным кораблем, ничуть не хуже, чем его светлость первый лорд Адмиралтейства…[97]

— Прекрасная репутация, которой он пользуется по праву, Вага, — ответил мистер Горацио Паттерсон. — Именно так нам его и рекомендовали. Когда «Стремительный» был предоставлен в наше распоряжение великодушной миссис Кетлин Сеймур, мы узнали истинную цену капитану Пакстону, этому «Deus»[98], я не хочу сказать «Deus ex machinae»[99], а скорее «Deus machinae»[100], богу чудесной машины, которую представляет собой это судно, вполне способное противостоять всем ужасам морской стихии!

Особо замечательно в отношениях любопытной пары было то, что стюард делал вид, будто все понимает, даже когда мистеру Горацию Паттерсону случалось переходить на латынь. Поэтому мистер Паттерсон не уставал расточать похвалы в адрес Ваги, а причин усомниться в его достоинствах у юношей, естественно, не было.

Обед прошел так же весело, как и завтрак, и, следует признать, сервирован он был отменно. Конечно же дело не обошлось без новых похвал Ранье Чогу, сформулированных мистером Паттерсоном в самых восторженных выражениях, пестревших латинскими (ну конечно же!) словами, вроде potus (напиток) и cibus (еда).

Несмотря на мудрые сентенции достопочтенного эконома, Тони Рено, снедаемый нетерпением, частенько покидал кают-компанию, чтобы посмотреть, что же происходит на палубе, где толпились матросы. Первый раз — чтобы убедиться, что ветер дует в нужном направлении, во второй — дабы узнать, стихает ли он или, наоборот, набирает силу, в третий — посмотреть, не начаты ли приготовления к отплытию, в четвертый — напомнить капитану Пакстону о его обещании предупредить юношей, когда понадобится их помощь вращать кабестан.

Излишне говорить, что Тони неизменно приносил добрые вести своим столь же нетерпеливым товарищам. Отплытие «Стремительного» произойдет без задержки, но не ранее половины восьмого, когда начнется отлив, ибо он поможет судну выйти в открытое море.

Таким образом пассажиры имели возможность спокойно, не давясь, покончить с обедом, что чрезвычайно обрадовало мистера Паттерсона, ибо, заботясь о состоянии своего желудка не менее, чем о делах вверенной ему школы, он привык совершать трапезу не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой, вкушая пищу крошечными кусочками и запивая ее маленькими же глоточками, тщательно пережевывая еду, прежде чем дать ей возможность пройти в мускульно-мембранный канал зева.

Недаром же он частенько поучал своих учеников: «Самую первую работу совершает рот… Во рту есть зубы, предназначенные для пережевывания, а в желудке их нет… Во рту пища измельчается, в желудке переваривается, и вся система жизнеобеспечения дает превосходные результаты!»

Восхитительная мысль, и мистер Паттерсон сожалел только об одном: ни у Горация, ни у Вергилия или другого поэта Древнего Рима не было и намека на сей афоризм, увековеченный в стихах!

Вот так проходил обед на последней стоянке «Стремительного», причем Вага был избавлен от необходимости ставить специальный стол, используемый при качке.

За десертом Роджер Хинсдейл поднял тост за капитана Пакстона, выразив сожаление, что тот не может присутствовать на обеде в кают-компании. А Нильс Гарбо выразил пожелание, чтобы во время плавания никто не страдал отсутствием аппетита…

— А почему, собственно, он должен у нас пропасть?… — удивился мистер Паттерсон, несколько оживившийся после стакана портвейна. — Разве его не будет возбуждать соленый океанский ветер?

— Однако, — заметил Тони Рено, поглядывая на него с иронией, — а как же морская болезнь?…

— Пф! — фыркнул Джон Говард. — Ну стошнит пару раз, и все дела.

— Кстати, — заметил Альбертус Лейвен, — пока никто не знает, как лучше ее превозмочь — с полным желудком или пустым.

— Лучше с полным, — безапелляционно заявил Хьюберт Перкинс.

— С пустым… — не терпящим возражения тоном объявил Аксель Викборн.

— Мои юные друзья, — вмешался в разговор мистер Паттерсон, — поверьте моему богатому опыту, самое лучшее — это приспособиться к качке судна… Ведь смогли же мы перенести переезд из Бристоля в Куинстаун, поэтому я считаю, что больше нам бояться нечего!… Все дело в том, чтобы привыкнуть, а ведь недаром говорят, что привычка — вторая натура!

Устами этого несравненного мужа говорило само благоразумие. После чего почтенный ментор продолжал:

— Друзья мои, я бы хотел привести пример, подтверждающий мою мысль…

— Слушаем… слушаем!… — закричали все хором.

— Итак, вот вам факты, — начал мистер Паттерсон, откинув голову назад. — Один ученый ихтиолог, имя которого вылетело у меня из головы, для изучения эффекта привыкания поставил чрезвычайно убедительный опыт на рыбах. В садке у него жил карп, который вел совершенно беззаботное существование. Однажды у ученого возникла идея попробовать приучить карпа жить вне его родной стихии. Он стал вытаскивать его из садка, сначала на несколько секунд, потом минут, затем часов, дней, пока наконец сообразительная рыба не приспособилась дышать воздухом, не нуждаясь в воде…

— Но это просто невероятно!… — воскликнул Магнус Андерс.

— И тем не менее это факт, — утверждал мистер Паттерсон, — причем научно доказанный.

— Но тогда, — недоверчиво заметил Луи Клодьон, — человек когда-нибудь сможет жить в воде?…

— Это весьма и весьма вероятно, мой дорогой Луи.

— А нельзя ли узнать, — поинтересовался Тони Рено, — что же случилось потом с этим замечательным карпом?… Он по-прежнему жив и здоров?…

— Увы, он умер, сослужив великую службу науке, — подытожил мистер Паттерсон, — причем умер в результате несчастного случая, вот что самое любопытное… В один прекрасный день он по неосторожности упал в садок и, представьте себе… утонул… Не случись этого, он бы жил себе припеваючи лет сто, как и все ему подобные…

В этом момент прозвучала команда:

— Все наверх!

Гарри Маркел прервал ментора в тот самый момент, когда крики «ура» заключили его правдивую историю. Никто из пассажиров не отказал себе в удовольствии присутствовать при снятии с якоря.

Наверху уже дул вполне приличный бриз с норд-оста.

У кабестана стояли четверо матросов, и пассажиры заняли свои места. Джон Карпентер и еще несколько матросов ставили марсели, брамсели, нижние паруса, готовясь поднять, установить и закрепить реи, как только судно ляжет на нужный галс.

— Поднять якорь! — скомандовал через минуту Гарри Маркел.

Еще несколько оборотов кабестана, и якорь достиг кат-балки и был закреплен.


— Паруса закрепить, — скомандовал Гарри Маркел. — Курс зюйд-вест!

Набрав скорость, «Стремительный» начал удаляться от Робертс-Кова, а юноши с криками «ура» поднимали британский флаг.

Мистер Паттерсон стоял в этот момент рядом с Гарри Маркелом у нактоуза. Возвестив, что великое плавание наконец-то началось, он добавил:

— Великое и весьма прибыльное, капитан Пакстон! Благодаря королевской щедрости миссис Кетлин Сеймур каждому из нас при отплытии с Барбадоса обещано по семьсот фунтов!

Гарри Маркел, впервые услышавший об этом, бросил весьма выразительный взгляд на мистера Паттерсона и отошел, не сказав ни слова.

Было половина девятого, и пассажиры могли видеть огни Кинсейла[101] и маяк Клонакилти-Бэй[102].

В этот момент Джон Карпентер подошел к Гарри Маркелу и прошептал:

— Итак, сегодня ночью?…

— Ни этой и ни одной из следующих!… — отрезал Гарри Маркел. — На обратном пути каждый из наших пассажиров будет стоить на семьсот фунтов больше!



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 9  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн  10  вы читаете: Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн
 11  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap