Приключения : Путешествия и география : Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  11  12  13  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава XII

ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН


Плавание продолжалось при весьма благоприятных условиях, и, кроме того, было даже отмечено, что здоровье мистера Паттерсона не только не ухудшилось, но, напротив, несколько улучшилось. Не стоит и говорить, что держать в руке лимон он решительно отказался. По-видимому, все же массаж живота, мастерски произведенный Вагой, оказал некоторое положительное действие. Сердце наставника вновь заработало как хронометр в его квартире в Антильской школе.

Порой налетали шквалы, сотрясавшие «Стремительный» от носа до кормы, но барк легко выдерживал напор стихии. Экипаж судна под началом Гарри Маркела действовал настолько слаженно, что вызвал восхищение юных пассажиров, особенно Тони Рено и Магнуса Андерса. Они всегда были готовы прийти на помощь: то поставить верхние паруса, то брасопить реи[112], то брать рифы[113], причем последнюю операцию заметно облегчала постановка двойного марселя[114]. Если мистер Паттерсон и не присутствовал при этом, дабы посоветовать подопечным быть поосторожнее, то потому, что был спокоен, зная, что за новичками-марсовыми с подлинно отеческой заботой приглядывал Джон Карпентер… на что, впрочем, у того были свои причины.

Кроме того, атмосферные возмущения были не столь сильны, чтобы дело кончалось бурей. Дул устойчивый западный ветер, и «Стремительный» шел довольно ходко.

Среди прочих развлечений, предоставленных молодежи путешествием по Атлантическому океану, немалое место занимала рыбная ловля, которой стипендиаты предавались с восторгом, и, нужно сказать, не без успеха. Они закидывали за борт длинные удочки и погружались в молчаливое ожидание, присущее любителям этого великого искусства, а когда вытаскивали их из воды, то на каждом крючке оказывались самые разнообразные рыбы. Наибольшее пристрастие к этому занятию проявляли хладнокровный Альбертус Лейвен и терпеливый Хьюберт Перкинс. Выловленная рыба: пеламиды, дорады[115], семга, треска и тунцы вносили приятное разнообразие в меню пассажиров и команды судна.

Разумеется, мистер Паттерсон принял бы живейшее участие в рыбной ловле; но, к сожалению, если он и покидал каюту, то только для того, чтобы глотнуть свежего морского воздуха. Однако он с неподдельным интересом следил за прыжками и кульбитами морских свиней[116] и прочих дельфинов, которые выскакивали из воды и вновь погружались в нее с обоих бортов «Стремительного», и слушал восторженные крики юных пассажиров, любовавшихся фантастическими пируэтами «клоунов океана»!

— Смотри-ка, да эту парочку можно бы поймать на лету!… — восклицал один.

— А эти-то, вот-вот ударятся о форштевень!…[117] — подхватывал другой.

Гибкие и подвижные животные встречались целыми стаями, по пятнадцать — двадцать особей, они возникали то перед самым носом судна, то в его кильватерной струе[118]. И плыли они гораздо быстрее «Стремительного». Вот они показались с одной стороны, а через мгновение, пройдя под килем, возникли уже с другой; они взлетали в воздух на три-четыре фута, а затем падали вниз, описывая плавные кривые, и глаз едва успевал следить за темными спинами, когда они исчезали в зеленоватых водах, таких светлых и прозрачных.


Неоднократно Джон Карпентер и Корти по просьбе пассажиров пытались поймать одну из морских свиней, поразив ее гарпуном. Но все было напрасно, настолько животные были быстры.

Иначе обстояло дело с огромными акулами, часто встречающимися в прибрежных водах Атлантики. Они настолько прожорливы, что набрасываются на любой предмет, упавший за борт, — будь то шляпа, бутылка, кусок дерева, обрывок пенькового каната. Все перемалывается в их необъятных желудках, хранящих лишь то, что они не смогли переварить.

Днем 7 июля удалось поймать акулу длиною не менее двенадцати футов. Проглотив крюк с куском гнилого мяса, рыбина начала биться с такой силой, что команде с большим трудом удалось вытащить ее на палубу. Луи Клодьон и его товарищи были конечно же там, поглядывая на гигантское чудовище не без некоторого страха и остерегаясь, по совету Джона Карпентера, приближаться к монстру, поскольку удары хвоста обладали чудовищной силой. Тотчас пустили в ход топор, но даже с распоротым брюхом акула продолжала метаться по палубе от одного борта к другому.

Мистер Гораций Паттерсон не смог увидеть столь захватывающее зрелище, а жаль, ибо он, несомненно, внес бы тщательную и подробную запись об этой битве в свой дневник и безусловно согласился бы с натуралистом Рокфором, считавшим, что французское слово «requin» (акула) есть не что иное, как искаженное латинское «requiem» (реквием, заупокойная молитва).

Так шли дни, и никому они не казались однообразными. Вокруг реев постоянно носились стайки морских птиц, по которым Роджер Хинсдейл и Луи Клодьон, найдя себе новое развлечение, довольно метко стреляли из оказавшихся на борту судна карабинов.

Следует заметить, что Гарри Маркел строго-настрого запретил членам команды всякие сношения с пассажирами. Исключение составляли лишь боцман, Корти и Вага, приставленный к кают-компании. Сам же Гарри Маркел оставался, как и в начале плавания, сдержанным, холодным и малообщительным.

Довольно часто на горизонте показывались парусники, пароходы, но так далеко, что контакты с ними были невозможны. К тому же — о чем совсем не следовало говорить пассажирам — Гарри Маркел старался держаться на почтительном расстоянии от появлявшихся кораблей, и, как только встречное судно шло на сближение, он тут же менял курс на пару румбов[119], чтобы удалиться от него.

Однако 18 июля около трех часов пополудни быстроходный пароход, шедшим курсом зюйд-вест, то есть в том же направлении, все же догнал «Стремительный».

Пароход был американским, назывался «Портленд», был приписан в Сан-Диего и возвращался из Европы в Калифорнию через Магелланов пролив.

Когда оба судна оказались в полукабельтове друг от друга, между капитанами состоялся традиционный разговор:

— Как дела на борту?…

— Порядок.

— Ничего нового после отплытия?…

— Ничего.

— Куда направляетесь?…

— На Антильские острова… А вы?…

— В Сан-Диего.

— Счастливого плавания.

— Вам также.

И «Портленд», который слегка сбавил ход при встрече судов, вновь набрал скорость, и долго еще можно было видеть его дымок, пока наконец он совсем не исчез за горизонтом.

Чего больше всего желали после двухнедельного плавания Тони Рено и Магнус Андерс, так это нанести на карту первую землю, замеченную сигнальщиками.

В соответствии с проложенным курсом это должен был быть Бермудский архипелаг.

Он представляет собой группу островов, лежащую на 64° западной долготы и 31° северной широты[120], и принадлежит Англии. Расположенный на пути из Европы в Мексиканский залив, архипелаг включает не менее четырехсот островов и островков, главные из которых Бермуда[121], Сент-Джорджес, Купер[122] и Сомерсет. Здесь много удобных стоянок, и суда могут получить все необходимое для ремонта и дозаправки углем и провиантом. Такие стоянки чрезвычайно удобны, если принять во внимание довольно частые шквальные ветры, дующие в этих широтах.

Девятнадцатого июля «Стремительный» был еще милях в шестидесяти от этих мест, когда команда стала пристально осматривать в бинокли горизонт на западе. Для неопытного глаза высокие горы архипелага могли показаться облаками, вырисовывающимися на границе между небом и землей.

Бермудские острова можно было заметить еще утром, о чем и сообщил Джон Карпентер самым нетерпеливым пассажирам — Тони Рено и Магнусу Андерсу.

— Вон там… видите?… Прямо по правому борту…

— Неужели вы различаете вершины гор?… — спросил Магнус Андерс.

— Да, мой юный господин… Они пронзают даже облака, скоро и вы увидите их…

Действительно, перед закатом солнца на западе стали вырисовываться какие-то расплывчатые округлые контуры, и на следующий день «Стремительный» прошел мимо Сент-Дейвидса, самого восточного острова архипелага.

Здесь приходилось постоянно быть начеку, чтобы не прозевать шквальных порывов ветра. Из-за ураганного юго-восточного ветра и непрестанных разрядов молнии «Стремительный» был вынужден лечь в дрейф. Весь день и следующую ночь море яростно бушевало. Под зарифленными марселями судно было вынуждено повернуть назад; в противном случае оно просто могло бы не выдержать напора огромных волн, непрерывно обрушивавшихся на него.

Возможно, что, будучи опытным моряком, Гарри Маркел предпочел бы укрыться на это время в каком-нибудь порту, например, в Сент-Джорджесе. Но, с другой стороны, было очевидно, что он скорее подвергнет судно смертельной опасности, чем приблизится к английской колонии, где вполне могли знать капитана Пакстона. Поэтому он предпочел остаться в открытом море и, следует признать, маневрировал чрезвычайно искусно. «Стремительный» отделался незначительными повреждениями: разорвана пара парусов да смыло за борт шлюпку.

Если мистер Паттерсон чувствовал себя гораздо лучше, чем можно было ожидать после шестидесяти часов ужасной погоды, то многие из его подопечных, хоть и не испытали всех прелестей морской болезни, натерпелись предостаточно: Джон Говард, Нильс Гарбо, Альбертус Лейвен чувствовали себя из рук вон плохо. А вот Луи Клодьон, Роджер Хинсдейл, Хьюберт Перкинс и Аксель Викборн выстояли и смогли насладиться в течение двух дней страшным великолепием разбушевавшейся стихии.

Что касается Тони Рено и Магнуса Андерса, то они оказались прирожденными моряками и в избытке обладали aes triplex[123], чего (увы!) не имел мистер Паттерсон, испытывавший в связи с этим приступы черной зависти!

Налетевшие столь внезапно шквальные ветры отбросили «Стремительный» на добрую сотню миль назад. В результате возникла задержка, наверстать которую не удастся, даже если судно благополучно достигнет районов, где преобладают пассаты, дующие с востока на запад[124]. К несчастью, попутный ветер, благоприятствовавший Гарри Маркелу по пути из Куинстауна, внезапно прекратился. Между Бермудами и Американским континентом погода была на удивление непостоянна: то царил мертвый штиль — и судно ползло со скоростью одной мили в час, то налетали шквальные ветры — и приходилось убирать верхние паруса и брать рифы на марселях и фоке.

Было очевидно, что пассажиры высадятся на острове Сент-Томас с опозданием в несколько дней. Это, конечно, вызовет вполне оправданное беспокойство о судьбе «Стремительного». Каблограммы[125] должны были уже сообщить на Барбадос, что капитан Пакстон покинул на «Стремительном» залив Корк такого-то числа. Минуло уже двадцать дней, а о судне ни слуху ни духу.

Правда, опасения такого рода совершенно не тревожили Гарри Маркела и его сообщников. Их снедало нетерпение и желание как можно скорее разделаться с этим осточертевшим плаванием на Антильские острова, а потом, уже не опасаясь ничего, взять курс на мыс Доброй Надежды.

Утром 20 июля «Стремительный» пересек тропик Рака в районе Багамского пролива[126].

Если бы «Стремительному» во время плавания довелось пересечь экватор, Роджер Хинсдейл и его товарищи не преминули бы отметить это событие. Они охотно подчинились бы всем требованиям особого ритуала, оплатив все расходы по «крестинам» из причитавшегося им вознаграждения. Однако экватор расположен на 23° южнее, а отмечать переход двадцать третьей параллели не принято.

Разумеется, если бы мистер Паттерсон был здоров и бодр, он с превеликой охотой принял бы поздравления от старины Тропика и его живописного карнавального кортежа, причем проделал бы это с редкой благожелательностью и чопорным достоинством, присущими эконому Антильской школы.

Но и при том, что никакого особого церемониала не было, Гарри Маркел по просьбе пассажиров выдал команде двойную порцию рома.

Проведенные расчеты показали, что «Стремительный» находился в двухстах пятидесяти милях к северо-западу от ближайшего острова Малого Антильского архипелага. Было вполне вероятно, что «Стремительный» еще немного задержится, если при входе в пролив Сантарена[127] встретится с Гольфстримом, теплым течением, несущим свои воды вплоть до северных районов Европы;[128] это течение — своего рода океанская река, чьи воды не смешиваются с окружающими водами Атлантического океана. Здесь судно подхватят пассаты, неизменно дующие в этих широтах, и не пройдет и трех дней, как сигнальщик возвестит о появлении на горизонте вершин острова Сент-Томас, где намечена первая остановка.

Но теперь, по мере приближения к Антильским островам, экипаж судна начал испытывать все более явную тревогу при мысли о том, что среди этих островов им придется проплавать несколько недель и что плавание будет для них небезопасно.

Джон Карпентер и Корти частенько обсуждали эту проблему между собой. Игра становилась опасной, особенно если не подфартит. Конечно, как-никак, а речь шла о сумме в семь тысяч фунтов, а такие деньги на дороге не валяются… А с другой стороны, на этом деле можно погореть и даже жизнью поплатиться!… А что, если пираты с «Галифакса», беглецы из куинстаунской тюрьмы, которых могут узнать в любую минуту, попадут в руки правосудия?… И они беспрестанно убеждали друг друга, что есть еще время ускользнуть от опасности… Следующей же ночью можно будет напасть на доверчивых и беззащитных пассажиров и сбросить их в море… А затем «Стремительный» начнет постоянно менять курс…

Но на все опасения и страхи сообщников Гарри Маркел неизменно отвечал одно:

— Положитесь на меня!

И такая непоколебимая уверенность сквозила в его словах, таким безграничным доверием пользовался он у своей шайки, что бандиты пасовали и, махнув рукой, говорили:

— А, ладно, будь что будет!

Двадцать пятого июля до Антильских островов оставалось шестьдесят миль в направлении вест-зюйд-вест. Свежий устойчивый бриз, наполнявший паруса «Стремительного», не оставлял сомнений, что еще до захода солнца судно бросит якорь у острова Сент-Томас.

Поэтому Тони Рено и Магнус Андерс провели всю вторую половину дня на реях грот и бизань-мачты, мечтая о том, что именно одному из них посчастливится крикнуть первым:

— Земля!… Земля!…



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  11  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн
 12  вы читаете: Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн  13  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap