Приключения : Путешествия и география : Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  13  14  15  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава XIV

СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС


Как уже говорилось, в Вест-Индии насчитывается не менее трехсот островов и островков. В действительности же под название «Антилы» подпадают лишь сорок два из них, выделяющиеся как своими размерами, так и географическим положением. Стипендиатам Антильской школы предстояло посетить девять из них.

Все они относились к группе островов, известной под названием Малые Антильские острова, а чаще Наветренные. Цепь Наветренных островов англичане условно делят на две части: первую, северную, простирающуюся от Виргинских островов до острова Доминика, они называют Leeward Islands[132]; вторую, южную, от Мартиники до Тринидада, — Windward Islands[133].

Однако такое деление нельзя считать правильным. Вся гряда островов, ограниченная на западе американским Средиземным морем[134], вполне заслуживает название Наветренной, поскольку первой принимает на себя пассаты, дующие с востока на запад.

Через проливы в гряде этих островов воды Атлантики попадают в Карибское море. Элизе Реклю[135] имел все основания сравнить их с быками огромного моста, между которыми устремляются в обоих направлениях течения.

Известно, что Христофор Колумб в 1492 году открыл Кубу[136], самый большой остров Антильской гряды, уже после того, как им были обнаружены остров Консепсьон[137], а также острова Фернандина[138] и Изабеллы[139], на которых генуэзский мореплаватель водрузил испанский флаг. Но тогда он полагал, что его каравеллы достигли оконечностей Азии, страны пряностей, и умер, так и не узнав, что открыл новый континент.

С тех пор многие европейские державы пытались ценой кровавых битв, неисчислимых жертв и непрекращающихся войн оспорить право владения Антильскими островами, и никто не может поручиться, что достигнутые ими результаты являются окончательными[140].

Как бы то ни было, но на сегодняшний день можно составить следующий реестр:

Независимый остров — Гаити, Доминиканская Республика;

Англии принадлежат семнадцать островов архипелага;

Франции — пять и половина острова Сен-Мартен;

Нидерландам — пять и другая половина Сен-Мартена;

Испании — два;

Дании — два;

Венесуэле — шесть;

Швеции — один.

Что касается самого названия Вест-Индия, данного Антильскому архипелагу, то оно объясняется ошибкой Колумба, считавшего открытую им землю частью Азии.

В действительности же архипелаг, простирающийся от маленького островка Сомбреро на севере до острова Барбадос на юге[141], занимает площадь в шесть тысяч четыреста восемь квадратных километров. Английские владения составляют три тысячи пятьсот пятьдесят квадратных километров, французские — две тысячи семьсот семьдесят семь квадратных километров, нидерландские — восемьдесят один квадратный километр.

На островах живет семьсот девяносто две тысячи человек, из них сто сорок восемь тысяч в английских, триста тридцать шесть тысяч во французских и восемь тысяч двести в голландских владениях.

Дании принадлежит группа Виргинских островов площадью в триста пятьдесят девять квадратных километров, где живет тридцать четыре тысячи датчан, а Англия владеет группой этих островов площадью в сто шестьдесят пять квадратных километров с населением пять тысяч двести человек.

Вообще, Виргинские острова можно считать составной частью Малой Антилии. Захваченные Данией в 1671 году, они являются частью датских владений в Вест-Индии. Сюда входят острова Сент-Томас, Сент-Джон и Санта-Крус. На Сент-Томасе родился один из победителей конкурса, Нильс Гарбо, занявший шестое место.

Именно здесь Гарри Маркел собирался бросить якорь 26 июля после благополучного перехода, длившегося двадцать пять дней. Отсюда «Стремительный» будет двигаться на юг, посещая другие острова.

Хотя Сент-Томас весьма невелик, здесь имеется прекрасная, довольно обширная гавань. В ней спокойно могут разместиться пятьдесят судов большого водоизмещения. Поэтому английские и французские флибустьеры[142] не переставали драться за этот порт в ту самую эпоху, когда европейские морские державы вели борьбу за эти острова, которые они захватывали, теряли и снова обретали, вырывая друг у друга как кровожадные хищники, дерущиеся из-за вожделенной добычи.


На Сент-Томасе жил Кристиан Гарбо; братья не виделись уже много лет, так что вполне понятно то нетерпение, с коим оба ожидали прибытия «Стремительного».

Кристиан был старше Нильса на одиннадцать лет. Он был единственным родственником Нильса на острове, считался одним из самых богатых коммерсантов, был человеком чрезвычайно симпатичным и отличался восхитительной сдержанностью, присущей северным народам. Поселившись в датской колонии, он унаследовал от дяди, брата матери, большую торговую фирму, специализирующуюся на товарах повседневного спроса, продуктах, текстиле и т. п.


Еще совсем недавно вся торговля на Сент-Томасе находилась в руках евреев. Она процветала и в эпоху сотрясавших эти края войн, и особенно после окончательного запрещения работорговли. Вслед за этим порт острова, Шарлотта-Амалия, был объявлен порто-франко[143], что дало новый толчок его процветанию. Это было чрезвычайно выгодно всем судам, независимо от их национальной принадлежности. Благодаря возвышающейся над океаном суше и длинному, довольно широкому мысу, о который разбивались морские волны, суда находили здесь надежное укрытие от бурь и пассатов, дующих со стороны залива. На самом острове были устроены причалы и угольные склады.


Когда «Стремительный», подчиняясь портовым сигналам, прошел мысы Ковелл и Малентер, обогнул далеко выдающуюся в море косу, обошел сам остров, то попал в круглую бухту, открытую с севера, в глубине которой уже были видны первые городские строения. После того как были вытравлены семь-восемь саженей[144] якорной цепи, «Стремительный» замер над четырех-пятиметровой толщей воды.



Реклю заметил, что географическое положение Сент-Томаса выгодно отличает его от других островов Антильской гряды, поскольку он занимает такое место на этой гряде, откуда открывается доступ в любую точку Малых Антил.

Неудивительно, что этот остров притягивал флибустьеров всех мастей как магнит. Он стал основной перевалочной базой контрабанды для испанских колоний и вскоре превратился в самый крупный рынок по сбыту «черного дерева», т. е. негров, купленных на африканском побережье и привезенных в Вест-Индию. Затем он перешел под эгиду Дании, после его уступки финансовой компанией, которая приобрела его у курфюрста Бранденбургского, чьим наследником и был сам король Дании.

Как только «Стремительный» бросил якорь, Кристиан Гарбо поднялся на борт, и братья бросились друг другу в объятья. Затем, обменявшись сердечными рукопожатиями с мистером Горацием Паттерсоном и его спутниками, негоциант сказал:

— Друзья мои, надеюсь, в течение всего вашего пребывания на Сент-Томасе вы будете моими гостями… Сколько продлится ваша стоянка на острове?…

— Три дня, — ответил Нильс Гарбо.

— Всего-навсего?…

— Увы, Кристиан, к великому моему сожалению, ведь мы так долго не виделись…

— Господин Гарбо, — заявил ментор, — мы с благодарностью принимаем ваше любезное предложение… Мы будем вашими гостями на время пребывания на острове, которое, к сожалению, не будет долговременным…

— Конечно, мистер Паттерсон, ведь вы связаны расписанием.

— Да, это предусмотрено миссис Кетлин Сеймур.

— А вы знакомы с этой дамой, господин Гарбо?… — спросил Луи Клодьон.

— Нет, — ответил негоциант, — но я много слышал о ней, и здесь, на Антилах, она широко известна своей щедростью.

Затем он повернулся к Гарри Маркелу:

— Что же касается вас, капитан Пакстон, позвольте мне от имени семей наших юных путешественников выразить искреннюю благодарность за все ваши заботы…

— Благодарность, по праву заслуженную капитаном Пакстоном, — поспешил добавить мистер Паттерсон. — Когда мы проходили испытание морем, которое я перенес тяжелее, чем все остальные, horresco referens[145], наш храбрый капитан сделал все от него зависящее, дабы наше плавание было спокойным и приятным…

Не тот человек был Гарри Маркел, чтобы рассыпаться в благодарностях и любезностях. К тому же пристальный взгляд Кристиана Гарбо, по-видимому, смущал пирата. Поэтому, ограничившись легким поклоном, он произнес:

— Я не вижу препятствий к тому, чтобы пассажиры «Стремительного» воспользовались вашим гостеприимством, сударь, при условии, что их пребывание не продлится более запланированного времени…

— Решено, капитан Пакстон, — сказал Кристиан Гарбо. — А сейчас не желаете ли отобедать у меня вместе с моими гостями?…

— Благодарю вас, сударь, — ответил Гарри Маркел. — Мне нужно произвести на судне небольшой ремонт, и не следует терять ни минуты. К тому же я предпочитаю не покидать судна без веских причин.

Мистер Кристиан Гарбо был, казалось, удивлен холодным тоном ответа. Конечно, среди моряков и особенно среди капитанов английского торгового флота нередко встречаются натуры грубоватые, не блещущие воспитанностью, да и откуда ей взяться, если они всю жизнь имеют дело не с кисейными барышнями, а с простыми матросами. Естественно, его первое впечатление от знакомства с Гарри Маркелом и командой судна отнюдь не было благоприятным. Но, в конце концов, капитан хорошо командовал «Стремительным» во время перехода через Атлантику, путешествие прошло превосходно, а это было главное.

Через полчаса пассажиры высадились на набережной порта Шарлотта-Амалия и направились к дому господина Кристиана Гарбо.

После их отъезда пираты принялись горячо обсуждать положение.

— Ну как, Гарри, похоже, все идет как по маслу?… — начал Джон Карпентер.

— Пожалуй, — ответил Гарри Маркел. — Но во время стоянки нужно быть осторожными вдвойне…

— Не беспокойся, Гарри, кому придет в голову завалить такое славное дельце?… Все так здорово закрутилось, что просто грех напортачить в конце.

— Конечно, Джон, все идет хорошо до той поры, пока не окажется, что на Сент-Томасе кто-нибудь да знает Пакстона… Впрочем, проследи, чтобы никто из наших на берег ни ногой!…

Гарри Маркел был совершенно прав, не желая пускать команду в город. Ведь стоило матросам пройтись по портовым кабакам и тавернам да хлебнуть лишнего, — а это с ними случалось всякий раз, стоило им только оказаться на суше, — как они могли сболтнуть что-нибудь, чего говорить уж никак не следовало бы, так что гораздо спокойнее было держать их на борту «Стремительного».

— Ты прав, Гарри, — поддержал его Джон Карпентер, — а уж если им станет невтерпеж, можно будет выдать им двойную или тройную порцию. Сейчас, когда пассажиры будут на берегу три дня, даже если наши парни и переберут лишнего, то ничего страшного!

К тому же матросы «Стремительного», несмотря на огромную тягу к выпивке и стремление «дать пороху» на стоянках, дабы вознаградить себя за долгое воздержание во время плавания, чувствовали, что дело предстоит серьезное, и если они будут держать себя в руках, то оно может выгореть. А для этого нужно избегать любых встреч с жителями острова и особенно с моряками всех национальностей, что вечно шатаются по портовым кабакам, дабы не подвергаться риску быть узнанными одним из них (ведь эти морские бродяги плавают по всем морям и вполне могли встречать людей с «Галифакса»). Поэтому Гарри Маркел строго-настрого запретил команде сходить на берег и пускать на борт жителей острова.

Торговая фирма мистера Кристиана Гарбо находилась прямо на набережной. Именно в этом торговом квартале заключались все мало-мальски крупные сделки, ведь только при совершении операций по импорту сумма контрактов достигала пяти миллионов шестисот тысяч франков при населении острова в двенадцать миллионов человек.


На этом острове юноши не испытывали никаких затруднений в общении, так как здесь говорили по-испански, по-датски, по-голландски, по-английски и по-французски, так что им вполне могло показаться, что они находятся в классах родной Антильской школы под руководством мистера Ардаха.

Жилой дом Кристиана Гарбо был расположен за городом, примерно в миле от последних построек, на склоне холма, амфитеатром возвышающегося над берегом моря.


В этом красивейшем районе среди необыкновенных тропических деревьев располагались виллы самых богатых колонистов острова. Вилла мистера Кристиана Гарбо была одной из самых элегантных и комфортабельных.

Семь лет тому назад Кристиан Гарбо женился на прелестной датчанке, принадлежавшей к одному из лучших семейств острова, и от этого брака родились две девочки. Что за прием оказала молодая женщина деверю, которого еще никогда не видела, и его товарищам! А что до Нильса, то ни один дядюшка на свете никогда так не целовал и не осыпал ласками своих племянниц, не делал это с таким нескрываемым удовольствием и не вкладывал в поцелуи всю душу.

— Как они прелестны!… Вы только посмотрите, как они очаровательны!… — ежеминутно повторял он.

— А разве могло быть иначе?… — вопрошал мистер Паттерсон, присовокупив talis pater… talis mater… quales filiae![146]

На этот раз цитата вызвала всеобщее одобрение. Юные путешественники и мистер Паттерсон разместились на вилле, где места вполне хватало, чтобы каждый смог получить отдельную комнату. Здесь юноши смогли хорошенько подкрепиться, поскольку следует признать: несмотря на кулинарные таланты Ранья Чога, меню на борту судна не отличалось особым разнообразием. А как приятно было побездельничать в жаркие дневные часы в тенистых садах, окружавших дом Кристиана Гарбо! Во время ежедневных бесед частенько вспоминали об оставленных в Европе семьях, мечтали о том, как Нильс Гарбо, у которого не было больше родных, вернется сюда, к брату, завершив образование. Он начнет работать в торговой фирме, а Кристиан Гарбо даже подумывал о том, чтобы открыть филиал на соседнем островке Сент-Джон, который Дания в свое время предлагала купить Соединенным Штатам за пять миллионов пиастров[147], однако эта сделка так и не состоялась[148].


Вначале на острове Сент-Джон обосновались колонисты, поскольку Сент-Томас был признан малопригодным для развития деловой активности. Но так как площадь Сент-Джона составляла всего шесть квадратных лье (три в длину и два в ширину)[149], то вскоре он показался людям слишком мал, и колонисты перебрались на Санта-Крус.

Неоднократно мистер Кристиан Гарбо заводил разговор о капитане «Стремительного», о его команде, но после того как мистер Паттерсон заверил его, что команда судна заслуживает самых высоких похвал, все подозрения негоцианта исчезли.

Излишне говорить о том, что юноши успели совершить несколько экскурсий по острову, который вполне заслуживает того, чтобы его посещали туристы. Этот остров вулканического происхождения, чрезвычайно неровный, особенно в северной части, где ландшафт очень оживляют красивые холмы, самый высокий из которых возвышается на тысячу четыреста футов над уровнем моря.

Юные экскурсанты решили взобраться на вершину этого холма, и затраченные на восхождение усилия с лихвой окупились красотой развернувшейся перед ними картины. Впереди виднелся остров Сент-Джон, похожий на гигантскую рыбину, плывущую на поверхности Карибского моря среди окружавших ее мелких островков — Ханс-Лоллик, Лоанго, Бак, Саба, Савана, — а за ними простиралась сверкающая под лучами солнца безбрежная водная равнина.


В общем Сент-Томас представлял собой островок площадью в восемьдесят шесть квадратных километров, что, как заметил Луи Клодьон, лишь в сто семьдесят два раза больше Марсова поля в Париже[150].

Проведя три запланированных дня на вилле Гарбо, юноши вернулись на «Стремительный», который был уже готов к отплытию. Супруги Гарбо проводили их на судно, где мистер Паттерсон рассыпался в благодарностях за радушный прием, после чего братья обнялись перед расставанием.

Вечером 28 июля «Стремительный» выбрал якорь, поднял паруса и, воспользовавшись норд-остом, взял курс на юго-запад к острову Санта-Крус, где была намечена вторая остановка.

Шестьдесят миль, разделявшие острова, судно прошло за тридцать шесть часов.

Когда колонисты, как мы уже говорили, поняли, что острова Сент-Томас и Сент-Джон слишком малы, и решили обосноваться на острове Санта-Крус, площадь которого составляет двести восемнадцать квадратных километров, они вскоре обнаружили, что остров находится во власти английских флибустьеров, обосновавшихся там с середины XVII века. На острове произошли многочисленные кровавые схватки, закончившиеся победой англичан. Но, став владельцами острова, они, будучи скорее пиратами, нежели колонистами, стали промышлять морским разбоем, совершенно забросив сельское хозяйство.

В 1750 году островом завладели испанцы, вытеснив оттуда англичан. Но удержать его испанцам не удалось, и уже через несколько месяцев малочисленный испанский гарнизон, разместившийся там, был вынужден убраться под нажимом французского экспедиционного корпуса.

Именно в этот период на острове начало развиваться сельское хозяйство. Однако для того, чтобы начать обработку земли, требовалось выжечь густые леса, дабы очистить и обогатить будущие угодья.

Благодаря этой деятельности, продолжавшейся около полутора столетий, пассажиры «Стремительного» смогли увидеть прекрасно возделанные поля, дающие высокие урожаи сельскохозяйственной продукции.

Разумеется, на острове уже не было ни карибов, населявших его еще до открытия европейцами[151], ни сметавших их англичан, ни последовавших за ними испанцев, ни французов, сделавших первые попытки его колонизовать. К середине XVII века остров вообще обезлюдел, ибо, лишившись торговых связей, а следовательно, и доходов от контрабанды, колонисты решили покинуть его.

Санта-Крус был необитаем тридцать семь лет, вплоть до 1733 года. Затем Франция продала его Дании за 750 тысяч фунтов, и с тех пор остров является датской колонией.

Когда с борта судна заметили остров, Гарри Маркел начал маневрировать, с тем чтобы войти в порт Барнс, или по-датски Кристианстед. Порт находится на берегу небольшого залива в северной части острова. Что же касается второго по величине города, Фредерикстеда, дотла сожженного когда-то восставшими неграми, то он был построен на западном побережье острова.


Именно там и родился Аксель Викборн, занявший на конкурсе второе место. В тот момент на острове у него не было никого из родственников. Двенадцать лет тому назад его семья продала поместье и переехала в Копенгаген, где и жила с тех пор.

Во время стоянки юноши, которые не являлись чьими-то личными гостями, были тем не менее чрезвычайно тепло приняты всеми старыми друзьями семьи Викборн. Большую часть времени молодые люди проводили на берегу, а вечером возвращались ночевать на судно.

Остров, который они объехали в экипаже, безусловно, стоило посетить. В период работорговли плантаторы составили себе здесь крупные состояния, и Санта-Крус считался одним из богатейших островов Антильского архипелага. Были распаханы все земли вплоть до самых холмов. Было заложено триста пятьдесят плантаций по сто пятьдесят арпанов[152]. На плантациях царил идеальный порядок, а управляющие были весьма квалифицированны. Две трети угодий были отведены под сахарный тростник, причем с одного арпана получали в среднем по шестнадцать центнеров сахара, не считая патоки.

Кроме сахара, разводили хлопчатник, что давало ежегодно восемьсот кип хлопка, вывозимых в Европу.

Туристы проезжали по обсаженным пальмами красивым дорогам, соединявшим столицу острова с каждой деревней. Пологая равнина плавно понижалась к северу, затем снова повышалась к северо-западному побережью, высшая точка которого, гора Маунт-Игл (Орлиная гора), достигает высоты четырехсот метров.

Следует признать, что, видя столь красивый и плодородный остров, Тони Рено и Луи Клодьон не могли не сожалеть, что Франции не удалось сохранить его за собой в числе других своих владений в Антильском архипелаге. Напротив, Нильс Гарбо и Аксель Викборн считали, что Дания сделала очень ценное приобретение, и желали лишь одного: чтобы Санта-Крус, успевший побывать поочередно в руках англичан, французов и испанцев, навсегда остался под эгидой Дании.

Вообще же благодаря своему расположению в Европе Дании, если не считать периода континентальной блокады, когда Копенгаген подвергся обстрелу английским флотом, повезло, и она не была втянута в долгие и кровопролитные сражения, развернувшиеся в начале века между Англией и Францией. Будучи второстепенной державой, Дания не пострадала от нашествия европейских армий[153]. В результате на датских колониях на Антильских островах не отозвались эхом страшные войны, прокатившиеся по ту сторону Атлантического океана. Жители датских островов смогли спокойно работать и улучшать свое благосостояние.

Однако освобождение негров, провозглашенное в 1862 году, вызывало поначалу некоторые волнения, жестоко подавленные колониальными властями. Освобожденные негры и вольноотпущенники стали жаловаться на то, что данные им обещания не выполнялись, в частности, не проводилась передача в их полную собственность части островных земель. Отказ от выполнения этих требований повлек за собой восстание негров, вспыхнувшее сразу во многих точках острова.

Когда «Стремительный» бросил якорь в гавани Кристианстеда, отношения между плантаторами и неграми не были еще окончательно урегулированы. Тем не менее на острове царило спокойствие, и туристы могли свободно перемещаться по всей территории. Год спустя на острове уже бушевало настоящее восстание, и родной город Акселя Викборна был сожжен дотла.

Следует заметить, что за последние семь-восемь лет население острова Санта-Крус неуклонно уменьшается из-за постоянной эмиграции, что привело к его сокращению на одну пятую.

В период стоянки «Стремительного» в порту губернатор острова, проводивший одну половину года на Сент-Томасе, а другую — на Санта-Крусе, находился на острове Сент-Джон, где ожидались волнения. Поэтому он не смог оказать юным антильцам тот горячий прием, который они встречали повсюду. Однако он распорядился создать юношам наилучшие условия для поездок по всему острову, что и выполнялось неукоснительно. Поэтому накануне отплытия его превосходительству губернатору острова было передано письмо, написанное прекрасным почерком мистера Горация Паттерсона и подписанное девятью лауреатами, с выражением самой искренней признательности.

Первого августа «Стремительный» покинул порт Кристианстед. Выйдя из гавани, барк, подгоняемый легким бризом, взял курс на восток к острову Сен-Мартен.



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 13  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн  14  вы читаете: Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн
 15  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap