Приключения : Путешествия и география : Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  31  32  33  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава II

ГВАДЕЛУПА


Расстояние между Антигуа и Гваделупой, точнее, группой островов, объединенных под этим названием, не превышает ста — ста двадцати миль[190].

При обычных условиях «Стремительный», покинув порт Сент-Джонс 16 августа утром, подгоняемый легким пассатом, мог бы преодолеть это расстояние за двадцать четыре часа.

Луи Клодьон мог надеяться, что уже завтра на рассвете он сможет полюбоваться первыми вершинами французских Антил на горизонте.

Но этого не произошло. Безветрие, а точнее, слишком слабый бриз, замедлил ход судна, несмотря на то, что были поставлены все паруса. К тому же накатилась небольшая, но устойчивая встречная зыбь. Это объяснялось тем, что здесь, в открытом море, судно вышло из-под защиты островов. Океанская зыбь наталкивается здесь на встречные течения, поднимая волны, которые затем разбиваются о скалы Монтсеррата[191]. Даже если бы «Стремительный» шел при попутном свежем ветре, ему не удалось бы избежать жестокой качки. И мистеру Горацию Паттерсону пришлось лишний раз усомниться в эффективности вишневых косточек как средства борьбы с морской болезнью.

В принципе Гарри Маркел мог бы и не огибать остров Монтсеррат и пройти по заливу, где волны зыби гораздо меньше, но это было бы чревато частыми встречами с судами, чего он хотел во что бы то ни стало избежать. Кроме того, пришлось бы преодолеть лишних тридцать миль, вновь спуститься до южной оконечности Гваделупы и, обогнув ее, подняться к северу, причем, возможно, даже при встречном ветре, до Пуэнт-а-Питра.

Гваделупа состоит из двух больших островов. Западный остров является собственно Гваделупой, которую карибы называют Курукуэра. Официальное его название Нижняя земля, хотя она возвышается над другими островами. Этим названием остров обязан своему положению относительно господствующих здесь пассатов.

Восточный остров на картах называется Высокой землей, хотя уровень его ниже западного. Общая площадь двух островов тысяча шестьсот три квадратных километра, а население насчитывает сто тридцать шесть тысяч человек.

Острова разделены рекой, заполненной морской водой, и ширина этой реки колеблется от тридцати до ста двадцати метров; в нее могут заходить суда с осадкой в семь футов. «Стремительный», следовательно, мог воспользоваться этим проходом, наиболее прямым, кстати, только при полной воде[192], да и то если бы у руля стоял сверхосторожный капитан. Поэтому Гарри Маркел предпочел выйти в открытое море и обойти группу островов с востока. В этом случае переход должен был бы продолжаться сорок часов вместо двадцати четырех, и только утром 18 августа барк достиг бы входа в залив, куда впадает соленая река и в глубине которого находится город Пуэнт-а-Питр.

Прежде всего следовало преодолеть цепь островков, разбросанных вокруг залива, где находится сам порт и куда ведет узкий извилистый фарватер.

Прошло уже пять лет с тех пор, когда семья Луи Клодьона покинула Антилы, где в Пуэнт-а-Питре остался лишь брат его матери. Вместе с детьми родители Луи обосновались в Нанте, где господин Клодьон руководил большой фирмой по производству оружия. Поэтому юный Луи сохранил воспоминания о своем родном острове, откуда он уехал лишь в возрасте пятнадцати лет и с которым хотел познакомить своих товарищей.

Приближаясь с востока, «Стремительный» прошел сначала мыс Гранд-Вижи на Большой земле, самой северной из всей группы островов, затем мыс Гро-Кап, потом мыс Анс-о-Лу, наконец, мыс Сен-Маргерит и, наконец, самую юго-восточную оконечность острова, мыс Шато.

Луи Клодьон смог показать друзьям город Ле-Муль на восточном берегу, третий по величине и значению город колонии, насчитывающий десять тысяч жителей. Здесь суда, груженные сахаром, дожидаются попутного ветра, чтобы выйти в море. Порт обеспечивает им надежную защиту от внезапных стремительных приливов, производящих страшные опустошения в этих местах.

Прежде чем вторично обогнуть мыс на юго-востоке острова, пассажиры смогли увидеть другую французскую колонию на Антилах, остров Дезирад[193], первый на пути судов, следующих из Европы, чей мрачный массив, высотой в двести семьдесят восемь метров, виден издалека.

Оставив остров по правому борту, «Стремительный» вышел на траверз мыса Шато, откуда на юге можно заметить другой остров, Малую землю, входящий в состав группы островов, образующих Гваделупу.

Но чтобы охватить взором все острова, нужно пройти еще дальше на юг до острова Мари-Галант[194], площадь которого составляет сто шестьдесят три квадратных километра, а население — четырнадцать тысяч человек, затем посетить главные города острова, Гран-Бур, Сен-Луи, Вье-Фор. Далее на запад, примерно на той же широте, находится небольшой архипелаг Святых[195], с населением примерно в две тысячи человек и площадью четырнадцать квадратных километров. Архипелаг состоит из семи отдельных островов или островков, самый высокий из которых Шато, высотой в триста шестнадцать метров, известен как самый лучший курорт Антил.

С административной точки зрения, Гваделупа делится на три округа. Они включают часть острова Сен-Мартен, примыкающую к голландским владениям, остров Сен-Бартельми, уступленный Швецией Франции, архипелаг Святых, входящий в округ Бас-Тер, главный город одноименного острова, остров Дезирад, входящий в состав округа Пуэнт-а-Питр, и, наконец, Мари-Галант, главный остров третьего округа.

Этот колониальный департамент представлен в генеральном совете тридцатью шестью советниками, а в парламенте — сенатором и двумя депутатами. Экспорт Гваделупы составляет пятьдесят миллионов франков, импорт — тридцать семь миллионов, вся торговля ведется в основном с Францией.

Что касается местного бюджета, — пять миллионов франков, — то он формируется из налогов на право вывоза колониальных товаров и потребление спиртных напитков.

Дядя Луи Клодьона, брат его матери, господин Анри Баррон, был одним из самых богатых и влиятельных плантаторов Гваделупы. Он жил в Пуэнт-а-Питре и владел обширными земельными наделами в окрестностях города. Его состояние, житейская сметка, общительный характер, очень располагающий к себе внешний вид, забавная манера общения и неизменно хорошее расположение духа привлекали к нему людей и создавали друзей повсюду, где он появлялся. Сорокашестилетний холостяк, спортсмен, любитель поохотиться, хорошо поесть, он верхом объезжал свои обширные плантации и был настоящим сельским джентльменом, если это определение применимо к одному из колонистов с Антил. Это был тип американского дядюшки, денежного мешка, чудака, на которого могли рассчитывать его племянники и племянницы.


Можно представить себе, с какой радостью и даже нешуточным волнением он сжал Луи Клодьона в объятиях, едва борт «Стремительного» коснулся причала.

— Добро пожаловать, дорогой Луи, — воскликнул он. — Какое счастье увидеть тебя после пятилетней разлуки!… Если я и не изменился так, как ты, то все-таки я не стал стариком, а вот ты превратился в достойнейшего молодого человека, честное слово!…

— Дядюшка, — закричал Луи Клодьон, обнимая его, — да вы ничуть не изменились!

— Вот и отлично! — улыбнулся господин Баррон, поворачиваясь к пассажирам, столпившимся на палубе. — Добро пожаловать, юные друзья моего племянника, и будьте уверены, наша колония чрезвычайно рада принимать лауреатов Антильской школы!

Вслед за тем добряк пожал все протянутые ему руки и, обернувшись к Луи, осведомился:

— Отец, мать, дети, как там они… в Нанте?…

— Все в добром здравии, дядюшка, хотя об их делах надо спрашивать вас…

— И правда, только позавчера я получил письмо от сестры… Семейство в полном порядке!… Да, меня просят принять тебя получше!… Вот уж действительно совет, достойный моей дорогой сестрицы!… Будущей зимой поеду их навестить, ее и всех домочадцев…

— О! Как мы будем рады, дядюшка, к тому времени я уже окончу школу и буду дома…

— Если, конечно, тебя не будет рядом со мной, чтобы скрасить мое существование!… На этот счет я кое-что уже придумал… Ладно, там видно будет!

В этот момент вперед выступил мистер Паттерсон, церемонно поклонился господину Баррону и произнес:

— Позвольте, месье, представить вам моих дорогих подопечных…

— Ба! — воскликнул плантатор. — Да ведь это, должно быть, мистер Паттерсон… Как дела, мистер Паттерсон?…

— Хорошо, насколько возможно после ужасного раскачивания во все стороны…

— Я вас прекрасно знаю, — прервал его господин Баррон, — как и всех учеников Антильской школы, духовником которой вы и состоите.

— Извините, господин Баррон, экономом…

— Какая разница, духовником, экономом! — прервал его плантатор, разражаясь смехом. — Один ведет счет на этом свете, другой — на том!… Лишь бы счет был в порядке!…

Не переставая говорить, господин Баррон переходил от одного к другому и, дойдя наконец до мистера Горация Паттерсона, сжал ему руку с такой силой, что, будь тот действительно духовником, бедняга пару дней наверняка не смог бы благословлять учащихся Антильской школы!

А неугомонный колонист тем временем продолжал:

— Приготовьтесь к высадке на берег, друзья мои!… Вы будете жить у меня, все!… Дом у меня большой, и будь вас в сто раз больше, и тогда вы не смогли бы съесть всего, что растет на моих плантациях… Вы конечно же едете с юношами, мистер Паттерсон… и, естественно, вы также, капитан Пакстон!…

Как всегда, капитан отклонил приглашение, а господин Баррон, не любивший ничего делать дважды, не настаивал.

— Однако, месье Баррон, — заметил ментор, — мы, конечно, благодарим вас за гостеприимство, предложенное с таким… как бы это сказать?…

— Не говорите ничего… Это самое лучшее, мистер Паттерсон.

— Но мы же вас стесним…

— Стесните меня… меня!… Неужели у меня вид человека, которого можно стеснить… и который вообще может почувствовать нечто подобное? К тому же я этого хочу!

Против такой постановки вопроса возразить было нечего.

Затем, когда мистер Паттерсон решил представить пассажиров по всей форме, плантатор решительно прервал его.

— Да я всех их знаю, этих юношей!… — воскликнул он. — В газетах были их фамилии, и могу поспорить, я знаю, кто есть кто! Вот, пожалуйста, англичане Роджер Хинсдейл, Джон Говард, Хьюберт Перкинс… и я вел дела с их семьями на Сент-Люсии, Доминике, Антигуа…

Троим англичанам, безусловно, польстила эта фраза.

— А вот, — продолжал господин Баррон, — этот высокий блондин… это Альбертус Лейвен, с Сен-Мартена…

— Совершенно верно, месье, — подтвердил юный голландец, кланяясь.

— А эти двое симпатичных молодцов, стоящие в сторонке, это конечно же Нильс Гарбо с Сент-Томаса, и Аксель Викборн с Санта-Круса… Ну как, пропустил я кого-нибудь!… А вот ты, там, малыш с живым взглядом, непоседа эдакий, так и вертится туда-сюда, разрази меня гром, если в твоих жилах не течет французская кровь…

— До последней капли, — подтвердил Тони Рено, — но родился на Мартинике.

— Ну что же… в таком случае дал маху!…

— То есть как… дал маху?…

— Конечно!… Когда француз родится на Антилах, он должен это делать только на Гваделупе, и нигде больше, потому что Гваделупа… это Гваделупа!…

— На свет появляются там, где придется!… — воскликнул Тони Рено, разражаясь смехом.

— Отлично сказано, малыш, — ответил господин Баррон, — не думай, что я в чем-либо обвиняю тебя…

— Попробовал бы кто-нибудь это сделать с Тони, — заметил Луи Клодьон, — я бы ему не позавидовал!

— И не подумайте только, что я что-то имею против Мартиники, Дезирада или любого другого французского острова! — продолжал плантатор. — Просто я сам с Гваделупы, и этим все сказано!… А что до вон того высокого молодца… вон там… с белокурой шевелюрой… то это, должно быть, Магнус Андерс…

— Он самый, дядюшка, — подтвердил Луи Клодьон, — тот, кто, приплыв на Сен-Бартельми, не нашел там своего острова или, по крайней мере, нашел, что он перестал быть шведским…

— В самом деле, — ответил господин Баррон, — мы узнали об этом из газет!… Швеция уступила нам свою колонию!… Полноте, Андерс, не стоит так огорчаться!… Вы будете нам братом и вскоре убедитесь, что у Швеции нет лучшего друга, чем Франция!…

Вот каков был господин Анри Баррон, дядюшка Луи Клодьона. С первой же встречи юношам показалось, что они знали его всю жизнь, как если бы родились здесь, на острове.

Прежде чем удалиться, господин Баррон добавил:

— Завтрак в одиннадцать… и недурной завтрак, заметьте!… Вы слышите, мистер Паттерсон?… Я не прощу и десятиминутного опоздания!

— Можете рассчитывать, месье, на мою хронометрическую точность, — ответил мистер Паттерсон.

Возможно, Бас-Тер выглядит в глазах приезжего несколько лучше, чем Пуэнт-а-Питр. Расположенный в устье реки Ривьер-о-Зерб, недалеко от оконечности острова, городок, быть может, и вызывает большее восхищение посетителей, любующихся его расположенными амфитеатром домами и окружающими их живописными холмами. Вероятно, тем не менее господин Анри Баррон не разделял эту точку зрения, поскольку, почитая Гваделупу первым из французских Антил, он считал Пуэнт-а-Питр первым городом Гваделупы. Правда, он не любил вспоминать, как Гваделупа капитулировала перед англичанами в 1759 году и как она побывала под властью англичан сначала в 1794 году, затем в 1810 году и лишь по мирному договору 30 мая 1814 года окончательно отошла к Франции.

В любом случае, Пуэнт-а-Питр заслуживал внимания путешественников. Господин Баррон умело раскрывал его красоты, заражая слушателей своей убежденностью. Ознакомлению с городом была посвящена специальная прогулка, которую юноши совершили в нанятых для этой цели экипажах. Через четверть часа они достигли поместья Роз-Круа, где их уже поджидали Луи Клодьон с дядюшкой.


В большой столовой великолепной виллы для них был приготовлен восхитительный завтрак, скорее плотный, нежели изысканный. А уж какую честь ему воздала проголодавшаяся молодежь: целые оковалки свежего мяса, различная рыба, дичь, овощи, собранные на собственных плантациях, фрукты с растущих тут же деревьев, первоклассный кофе, который хозяин объявил значительно лучшим, нежели мартиникский, по той простой причине, что он был собран с кофейных деревьев, растущих рядом с виллой! И одна за другой следовали бесконечные хвалебные оды в честь Гваделупы, а точнее Пуэт-а-Питра, сопровождавшиеся нескончаемыми тостами и пожеланиями здоровья, провозглашаемыми неугомонным тамадой, на которые следовало обязательно отвечать.

Однако, как бы то ни было, природа оказалась щедрее к Нижней земле, чем к Большой. Здесь местность гораздо более пересеченная, с живописным рельефом, приданным ей подземными силами, здесь же высится Большая гора высотой в семьсот двадцать метров, три вершины Манил, метров на пятьдесят выше, гора Кариб, примерно такой же высоты, и в центре знаменитый вулкан Суфриер, чья вершина достигает высоты почти в полторы тысячи метров[196]. И как могла Большая земля, разве что в неукротимом воображении господина Баррона, сравниться с этой долиной, столь богатой природными красотами, подлинной антильской Швейцарией?… Местность там ровная, это как бы череда небольших плато, совершенно плоских, насколько хватает глаз. Тем не менее она, как и соседняя территория, весьма благоприятна для сельскохозяйственного производства.

По этому поводу мистер Гораций Паттерсон позволил себе следующее, весьма справедливое замечание:

— Чего я не понимаю, месье Баррон, так это того, что эта Нижняя земля, безусловно выкованная замечательным кузнецом Вулканом на своей мифологической наковальне, — если подобная метафора может здесь пройти…

— Со стаканом вина все может пройти, мистер Паттерсон!… — успокоил его плантатор, поднимая стакан.

— Меня удивляет, повторяю, — продолжал ментор, — что эта Нижняя земля избежала сейсмических катаклизмов, тогда как Большая, казалось бы созданная ласковыми руками бога Нептуна, стала, напротив, их ареной…

— Прекрасно подмечено, мистер эконом! — откликнулся господин Баррон. — Конечно, эти катаклизмы должна была бы испытать Нижняя земля, а не Большая, поскольку первая напоминает котелок на пылающем огне!… И все же из двух островов наш пострадал больше!… Что вы хотите?… Природе свойственны подобные ошибки, а поскольку человек здесь бессилен, приходится принимать все как есть. Поэтому, я повторяю еще раз и прошу вас поддержать последний тост: за процветание Большой земли, за благополучие Пуэнт-а-Питра…

— И за здоровье нашего радушного хозяина! — добавил мистер Паттерсон.

Следует заметить, что все эти пожелания уже осуществились. Пуэнт-а-Питр процветал с момента своего основания, несмотря на набеги и нашествия, опустошавшие остров, несмотря на пожары, жертвой которых он становился, несмотря на страшное землетрясение 1843 года, за семьдесят секунд унесшее пять тысяч человеческих жизней. В городе осталось несколько остовов стен и фасад церкви, где стрелки часов остановились на десяти часах тридцати пяти минутах утра. Эхо этой катастрофы отдалось в городе Ле-Муль, в пригородах Сен-Франсуа, Сент-Анн, Мор-Луи, Сент-Роз, в бухтах Бертран и Жуанвилль, вплоть до Нижней земли, задетой все-таки меньше, чем Пуэнт-а-Питр. Вскоре дома были восстановлены, но стали при этом ниже и строить их начали изолированно друг от друга. В настоящее время железнодорожные ветки, веером расходящиеся из столицы, связывают ее с сахарными заводами и другими промышленными предприятиями. Кроме того, повсюду поднялись эвкалиптовые леса, поглощающие влагу из почвы и создающие вокруг здоровую атмосферу.

А какое удовольствие доставили гости радушному хозяину, посетив его плантации, содержавшиеся в идеальном порядке и которыми он так гордился! Благодаря тщательно разработанной системе ирригаций обширные плантации сахарного тростника обещали обильный урожай. Кофейные плантации, расположенные на возвышенностях острова, на высоте от двухсот до шестисот метров, дают прекрасный кофе, превосходящий по своим качествам мартиникский. Затем юноши обошли поля неподалеку от виллы, прекрасные зеленые пастбища, орошаемые специальной системой водоснабжения, обширные посадки алоэ, поля хлопчатника, пока еще весьма скромные, но было сказано, что эта культура имеет здесь, несомненно, большое будущее, посадки табака, местного сорта петун, используемого для потребления на острове и отличающегося, если верить плантатору, самыми высокими качествами среди прочих сортов на Антилах; далее шли поля маниоки[197], ямса[198], картофеля и, наконец, фруктовые сады, где произрастали деревья лучших пород.

Разумеется, у господина Баррона были многочисленные слуги, совершенно свободные, беззаветно преданные, готовые скорее пожертвовать всеми благами освобождения, чем покинуть поместье Роз-Круа.

Тем не менее, даже будучи фанатичным приверженцем «своего» острова, дядюшка Луи Клодьона не захотел лишать пассажиров «Стремительного» удовольствия посетить несколько любопытных мест собственно Гваделупы, западной соседки «его» острова. Поэтому уже на следующий день после прибытия, то есть 20 августа, небольшой, специально зафрахтованный паровой катер ждал путешественников в порту Пуэнт-а-Питра, чтобы доставить их на южный берег Нижней земли, в Бас-Тер.


Являясь политическим центром, объединяющим всю группу островов, этот город занимает лишь третье место среди колониальных городов. Но несмотря на решительный отказ господина Баррона признать сей факт, никакой другой город не может с ним сравниться. Построенный в устье реки Ривьер-о-Зерб, он расположен на холме в виде амфитеатра; дома группируются в кущах великолепных деревьев, в предместьях построены виллы, куда долетает свежий морской ветерок. И хотя любезный хозяин не сопровождал юношей в этой экскурсии, его с успехом заменил Луи Клодьон, знавший Бас-Тер как свои пять пальцев и наилучшим образом сыгравший роль чичероне[199]. Он не забыл показать друзьям ни ботанический сад, знаменитый на все Антилы, ни санаторий Джекоба, столь же благотворный для поправки здоровья, что и санаторий Святых.

Так в экскурсиях и прогулках пролетели эти четыре дня, насыщенные до предела. А что за обильный стол, и какая блестящая перспектива, по крайней мере, для мистера Горация Паттерсона, заработать гастрит или расширение желудка, продлись стоянка еще несколько дней!… К счастью, подошел момент поднимать паруса!… То же гостеприимство, неназойливое, широкое, сердечное, французское одним словом, пассажиры «Стремительного» найдут, без сомнения, и на Мартинике. Но это, конечно, не помешает юношам сохранить чудесные воспоминания о Гваделупе и испытывать искреннюю признательность к господину Анри Баррону за теплый, сердечный прием.

К тому же не следовало возбуждать неукротимую ревность патриота Гваделупы, упоминая Мартинику, поскольку еще накануне отъезда он заявил мистеру Паттерсону:

— Что меня бесит, так это предпочтение, которое французское правительство, по-видимому, отдает нашей вечной сопернице.

— Мартиника пользуется какими-то преимуществами?… — поинтересовался мистер Паттерсон.

— Ба! Да вот, например, — ответил господин Баррон, даже не пытаясь скрыть свое неудовольствие. Разве оно не избрало Фор-де-Франс в качестве пункта отправления трансатлантических судов?… А разве Пуэнт-а-Питр не выбран самой природой в качестве их конечного пункта?…

— Безусловно, — подтвердил мистер Паттерсон, — и я считаю, что гваделупцы вправе потребовать…

— Потребовать?! — воскликнул плантатор. — А кто же будет это делать?…

— Разве у вас нет представителей во французском парламенте?…

— Сенатор… два депутата… — протянул господин Баррон. — Они делают все, что в их силах, дабы защитить интересы колонии!… Но, увы!

— Это их долг! — провозгласил ментор. — Святой долг! Вот увидите, они непременно преуспеют!

Вечером 21 августа господин Баррон проводил гостей на борт «Стремительного». В последний раз обняв племянника и пожав руки его товарищам, он заявил:

— Послушайте-ка, вместо того чтобы идти на Мартинику, не лучше ли провести еще недельку на Гваделупе?…

— А как же мой остров?… — воскликнул испуганно Тони Рено.

— Твой остров, малыш, волной не смоет, и ты его навестишь в другой раз.

— Месье Баррон, — возразил мистер Паттерсон, — ваше предложение нас бесконечно трогает… и мы благодарим вас от всего сердца… Но следует придерживаться программы миссис Кетлин Сеймур…

— Ладно!… Плывите на Мартинику, юные друзья! — удрученно покачал головой господин Баррон. — Но остерегайтесь змей!… Их там тысячи, и, говорят, англичане специально завезли их туда, прежде чем передать остров Франции.

— Как можно?… — воскликнул ошарашенный ментор. — Нет и нет! Никогда не поверю в подобный злой умысел со стороны моих соотечественников…

— Это исторический факт, мистер Паттерсон, факт! — кипятился плантатор. — Но если вас вдруг там укусит змея, знайте, что это будет английская змея…

— Английская или нет, — попытался утихомирить страсти Луи Клодьон, — но мы поостережемся, дядюшка!

— Кстати, — поинтересовался господин Баррон, прежде чем покинуть судно, — капитан у вас стоящий?…

— Первоклассный, — ответил мистер Паттерсон, — и мы все им очень довольны… Миссис Кетлин Сеймур не могла бы сделать лучший выбор…

— Тем хуже, — совершенно серьезно заметил господин Баррон, покачивая головой.

— Тем хуже?… Но почему же, ради Бога?…

— Потому, что если бы у вас был плохой капитан, то, возможно, при выходе из порта он посадил бы «Стремительный» на мель, и я имел бы удовольствие задержать вас в Роз-Круа еще на несколько недель!



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  31  ВТОРАЯ ЧАСТЬ : Жюль Верн
 32  вы читаете: Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  33  Глава III ОСТРОВ ДОМИНИКА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap