Приключения : Путешествия и география : Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  37  38  39  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава VIII

С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ


Так прошло первое утро плавания к родным берегам. Жизнь на борту вошла в привычное русло, и ее однообразие могло быть нарушено только какими-либо происшествиями на море, что было маловероятно, учитывая прекрасною погоду и устойчивый попутный ветер.

Завтрак, как обычно, проходил в кают-компании, где собирались все пассажиры во главе с мистером Паттерсоном и где, как всегда, колдовал стюард.

Не меняя своих привычек, Гарри Маркел уединился в каюте, что несколько удивило Уилла Мица, поскольку в торговом флоте принято, что капитан присутствует за общим столом в кают-компании.

Напрасно пытался Уилл Миц завязать разговор с Джоном Карпентером и членами экипажа. Ничего похожего на дух товарищества, обычно царящего между людьми среди морских просторов, на «Стремительном» он не нашел и был несказанно удивлен.

Учитывая пост, который ему предстояло занять на «Элизе Уорден», второй помощник «Стремительного» должен был бы держаться с ним на равных.

После завтрака Уилл Миц поднялся на палубу вместе с юношами, оказавшими ему столь дружеский прием.

После полудня в развлечениях недостатка не было. Ветер дул весьма умеренный, скорость хода была небольшая и, забросив удочки с полуюта, пассажиры занялись рыбалкой, которая оказалась весьма успешной.

К завзятым рыболовам Тони Рено, Магнусу Андерсу, Нильсу Гарбо и Акселю Викборну присоединился и Уилл Миц, оказавшийся просто потрясающим рыбаком.

Будучи от природы ловким и сметливым, он досконально изучил морское дело, что не укрылось от внимания Гарри Маркела и боцмана.

Рыбалка длилась несколько часов. Улов составили несколько превосходных тунцов и даже один из тех огромных лососей, чьи самки, весящие до двухсот фунтов, мечут до миллиона икринок; этот вид довольно часто встречается в Атлантике и Средиземном море[248].

Удалось вытащить с десяток представительниц славного семейства тресковых[249], которая стаями ходит за судами, а также несколько меч-рыб и электрических угрей, частых гостей прибрежных вод Америки.

Мистер Гораций Паттерсон, которого Уилл Миц не успел упредить, имел неосторожность схватить рукой одного из угрей и тут же покатился по палубе вплоть до кубрика, получив сильный электрический разряд.

Все бросились к ментору, подняли и усадили на стул, после чего ему еще понадобилось несколько минут, чтобы окончательно прийти в себя.


— Трогать этих бестий очень опасно… — заметил Уилл Миц.

— Я понял… слишком поздно, — пролепетал мистер Паттерсон, вытягивая и потирая руки, онемевшие после электрического удара.

— Однако, — провозгласил Тони Рено, — утверждают, что эти разряды — лучшее средство от ревматизма…

— Ну, тогда все в порядке, поскольку я по природе ревматик и теперь-то уж наверняка излечился от этой напасти до конца дней!

Однако наибольший интерес пассажиров вызвало появление вблизи судна трех-четырех китов.

Вообще китообразные весьма большая редкость для прибрежных вод Антил, поэтому китобои не удостаивают их своим вниманием.

— Обычно китобойные суда охотятся на китов в водах Тихого океана, — рассказал Уилл Миц, — либо на севере, в обширных бухтах Британской Колумбии, где они пестуют своих малышей, либо на юге, у берегов Новой Зеландии.

— А вы когда-нибудь охотились на китов?… — спросил Луи Клодьон.

— Да, в течение одного сезона на борту «Врангеля» из Белфаста, около Курильских островов и в Охотском море. Но для китобойного промысла требуются вельботы[250], лини[251], гарпуны и гарпунщики. Надо сказать, охота связана с большим риском, особенно когда кит тащит тебя за собой в открытое море, так что иногда охотники гибнут…

— А она вообще бывает успешной?… — поинтересовался Нильс Гарбо.

— Конечно, — ответил Уилл, — но далеко не всегда. Китобои — ребята ловкие и отчаянные, хотя в их деле, пожалуй, главное не ловкость, а удача, ибо иногда они скитаются по морям целый сезон, но так и не встречают китов. Так что, юные джентльмены, оставьте всякие мысли об охоте…

К тому же замеченные киты выбрасывали свои фонтаны, по крайней мере, милях в трех от «Стремительного», и подойти к ним ближе оказалось невозможно, к великому сожалению пассажиров. Даже поставив все паруса, судно не смогло бы угнаться за гигантами. Они мчались на восток с такой скоростью, что даже очень быстроходный вельбот не смог бы их настичь.

По мере того как солнце клонилось к горизонту, ветер стихал. Предзакатные облака, густые и почти бесцветные, висели неподвижно. Если ветер поднимется с той стороны, он будет дуть с ураганной силой, но очень недолго. С противоположной стороны сгущавшиеся пары закрывали небо до зенита, что предвещало довольно темную ночь.

Все указывало на предгрозовую пору, так что следовало ожидать и сполохов зарниц, и громовых раскатов. Стояла удушающая жара, воздух сгущался и был насыщен электричеством.

В тот момент, когда удочки были заброшены в море, Гарри Маркел был вынужден спустить на воду одну из шлюпок, поскольку некоторые из пойманных на крючок рыб оказались так тяжелы, что поднять их на борт на леске было просто невозможно.

Поскольку море было спокойно, поднимать шлюпку на борт не было особой необходимости… У Гарри Маркела же имелись свои соображения оставить ее на плаву…

Дабы воспользоваться последними дуновениями замирающего ветерка, «Стремительный» шел под всеми парусами. Уилл Миц рассчитывал, что капитан распорядится лечь на другой галс и возьмет курс норд-вест, как только ветер посвежеет. В течение всего дня он напрасно ждал приказа на поворот судна и не мог разгадать намерений Гарри Маркела.

Солнце скрылось за нагромождением облаков, через толстый слой которых едва пробивались лучи светила. Ночь опускалась быстро, поскольку в тропических широтах сумерки чрезвычайно коротки.

И до какого же момента Гарри Маркел намеревается идти под всеми парусами?… Этого Уилл Миц не знал. Гроза была уже не за горами, а общеизвестно, с какой скоростью и неистовством она налетает в этих краях.

Команда судна, застигнутого врасплох, уже не успевает отдать шкоты и убрать паруса. В считанные мгновения порыв ветра кладет корабль на борт, и, чтобы оно могло выпрямиться, приходится рубить все мачты.

Осмотрительный моряк никогда не станет подвергать судно такому риску, не будучи уверенным в погоде, ибо осторожность требует оставить лишь марсели, фок и бизань.

Часам к шести, поднявшись на полуют, где в то время находились мистер Паттерсон и его юные друзья, Гарри Маркел распорядился натянуть тент, как это обычно делалось каждый вечер. Затем, еще раз обозрев горизонт, он отдал команду:

— Крепить бом-брамсели к бом-брам-стеньгам[252].

Приказ, мгновенно повторенный Джоном Карпентером, был немедленно принят командой к исполнению. Разумеется, как обычно, Тони Рено и Магнус Андерс карабкались по вантам грот-мачты с такой легкостью и гибкостью, что ментор неизменно приходил в восторг, ощущая при этом сильнейшее беспокойство… но и испытывая сожаление, что он уже не может последовать примеру своих воспитанников.

На этот раз Уилл Миц последовал за юношами, не уступая им в ловкости. Почти одновременно они достигли верхнего рея и принялись крепить грот-брамсель.

— Держитесь хорошенько, мои юные друзья, — наставлял он их. — Никогда не забывайте об этом, даже когда нет качки…

— У нас мертвая хватка, — ответил Тони Рено. — Не хотелось бы огорчать мистера Паттерсона, свалившись в море.

Всем троим следовало закрепить грот[253] к грота-рею[254], после того как эта операция была проделана с бом-брамселем.

Одновременно остальные матросы крепили паруса на фок-мачте; затем были убраны кливер, бом-кливер[255] и крюйс-топсель[256].

Судно шло теперь под двумя марселями на фоке и бизани. Легкий бриз едва-едва наполнял паруса.

Подгоняемое легким западным течением, судно прошло бы совсем немного до восхода солнца, но Гарри Маркел предусмотрел все, чтобы не дать грозе застать «Стремительный» врасплох. В несколько мгновений был убран фок и взяты рифы у обоих марселей.

Спустившись с Тони Рено и Магнусом Андерсом на полуют, Уилл Миц первым делом взглянул на компас.

С утра «Стремительный» должен был бы пройти пятьдесят миль к юго-востоку, и он думал, что капитан сменит галс ночью, на этот раз избрав курс на норд-вест.

От Гарри Маркела не укрылось выражение удивления на лице нового пассажира, вызванное тем, что судно продолжало идти прежним курсом. Однако, воспитанный в правилах строгой морской дисциплины, Уилл Миц воздержался от какого-либо замечания по сему поводу.

Бросив последний взгляд на компас, затем на небо и, отойдя от штурвала, за которым стоял Корти, Уилл уселся у основания грот-мачты.

В этот момент Корти, не боясь быть услышанным, подошел к Гарри Маркелу и сказал:

— Похоже, Миц догадывается, что мы идем не тем курсом!… Ну да ладно, сегодня ночью мы им укажем точный курс, и пусть они себе добираются до Ливерпуля вплавь, если акулы не лишат их рук и ног.

По-видимому, головорез нашел свою фразу чрезвычайно остроумной, поскольку разразился громовым хохотом, который Гарри Маркел прервал одним взглядом.


В этот момент к ним подошел Джон Карпентер.

— Большую шлюпку поведем на буксире?… — спросил он шепотом.

— Да, Джон, она может нам понадобиться…

— Если нам придется кончить дело за бортом!

Этим вечером обед был подан поздно: в половине седьмого. На столе красовалась рыба, пойманная днем и вполне пристойно приготовленная Раньей Чогом. Во всяком случае мистер Паттерсон объявил, что никогда не ел ничего вкуснее (особенно понравился ему тунец), а затем выразил надежду, что юные рыбаки за время перехода поймают еще пару таких же рыбин.

После обеда все отправились на полуют, рассчитывая дождаться там ночи, чтобы разойтись по каютам.

Скрытое тучами солнце еще не исчезло за горизонтом, и до полной темноты было еще далеко.

В этот момент Тони Рено показалось, что он заметил на востоке парус, и почти тут же раздался возглас Уилла Мица:

— Судно прямо по правому борту!

Все взгляды обратились в ту сторону.

Большое судно, шедшее под марселями и нижними парусами, появилось милях в четырех по ветру. Ветер для него был слабоват, и, идя под всеми парусами, оно должно было пройти борт о борт со «Стремительным».

Луи Клодьон и Роджер Хинсдейл отправились за биноклями и начали рассматривать судно, которое шло курсом норд-вест и медленно приближалось.

— Черт его принес! — пробормотал Джон Карпентер Гарри Маркелу. — Через час оно пересечет наш курс!…

Корти и остальные пираты пришли к тому же выводу. А что будет, если ветер совершенно стихнет? Ясно как день, оба судна проведут ночь на расстоянии полумили, а то и четверти мили друг от друга!… Придется распроститься с планом сегодня же ночью сказочно разбогатеть!

Если в первый раз, у берегов Ирландии, Гарри Маркел мог себя поздравить с тем, что не разделался до времени с пассажирами, то теперь обстоятельства изменились. Деньги миссис Кетлин Сеймур были уже на борту, но как довести до конца задуманное, имея рядом проклятое судно?!

— Тысяча чертей! — повторял Джон Карпентер. — Когда же мы наконец разделаемся с этим пансионом?… Неужели придется ждать следующей ночи?…

Судно между тем, воспользовавшись последними дуновениями ветра, приближалось к «Стремительному». Вот-вот они разминутся…

Это было большое трехмачтовое судно, направлявшееся либо к одному из Антильских островов, либо в один из мексиканских портов.

Что касается его принадлежности, то определить ее было невозможно, поскольку флаг на бизани был спущен. Но, судя по конструкции и такелажу, оно было американским.

— Непохоже, что оно идет с грузом… — заметил Магнус Андерс.

— Точно, — ответил Уилл Миц, — ручаюсь, оно идет с балластом.

Минут через сорок судно было не более чем в двух милях от «Стремительного».

Поскольку течение сносило «незнакомца» в этом направлении, Гарри Маркел надеялся, что он обгонит «Стремительный». Если чужак окажется милях в пяти-шести от барка между часом и четырьмя утра, то, даже если предположить, что на борту завяжется борьба, крики на таком расстоянии слышны не будут.

Полчаса спустя, когда сумерки окончательно сгустились, последнее дуновение ветерка исчезло. Оба судна замерли неподвижно менее чем в полумиле друг от друга.

Часов в девять мистер Паттерсон спросил сонным голосом:

— Ну что ж, друзья мои, а не пора ли нам по каютам?…

— Еще не поздно… мистер Паттерсон, — ответил Роджер Хинсдейл.

— А спать с девяти вечера до семи утра явно многовато, мистер Паттерсон, — добавил Аксель Викборн.

— А то вы вернетесь в Европу толстым как монах, мистер Паттерсон, — объявил Тони Рено, показывая руками воображаемый объем живота.

— На сей счет можете не беспокоиться, — ответил ментор. — Я всегда буду держать себя в разумных границах, как раз между худобой и тучностью.

— Мистер Паттерсон, вы знаете поговорку, дошедшую до нас от средневековых мудрецов?… — не унимался Луи Клодьон.

И он начал цитировать первые строки дистиха Салернской школы:[257]

— Sex horas dormire, sat est…[258]

— Juveni senique[259], — продолжил Хьюберт Перкинс.

— …Septem pigro[260], — подхватил Роджер Хинсдейл.

— Nulli concedimus octo![261] — закончил Джон Говард.

Излишне говорить, что мистер Паттерсон был несказанно польщен, услышав латинскую цитату последовательно из уст всех лауреатов.

Однако сон окончательно сморил ментора, и он заявил:

— Оставайтесь, если вам нравится, на полуюте дышать вечерним воздухом… Но я… отправился бы… лучше бы… нет, я все же пойду лягу…

— Доброй ночи, мистер Паттерсон! — хором пожелали юноши.

Ментор спустился на палубу и отправился к себе в каюту. Вытянувшись на койке и приоткрыв иллюминатор, дабы обеспечить приток ночного воздуха, он заснул сном праведника, пробормотав перед этим:

— Rosam… letorum… angelum!

Еще час Луи Клодьон с друзьями провели на свежем воздухе. Они беседовали о путешествии на Антилы, вспоминали наиболее яркие эпизоды и мечтали о том, с какой радостью и интересом будут восприняты дома их рассказы об увиденном на архипелаге.

Точно так же, как Гарри Маркел приказал зажечь огонь на верхушке фок-мачты, капитан неизвестного судна зажег свой на носу.

Эта предосторожность принимается темными тропическими ночами, когда течения и противотечения могут вызвать столкновение судов. С полуюта можно было различить сигнальный фонарь соседнего судна, перемещавшийся на одном месте вверх-вниз под действием океанской зыби.

На этот раз Тони Рено дал себе обещание ни в коем случае не превысить sex horas, столь усиленно рекомендуемых Салернской школой. Еще не будет и пяти, когда он выйдет из каюты и поднимется на полуют. И если неизвестное судно будет еще на траверзе «Стремительного», можно будет сигналами выяснить его принадлежность.

Наконец часам к десяти все пассажиры уже спали, за исключением Уилла Мица, который прохаживался по палубе.

Тысяча мыслей теснилась в его голове. Он думал о Барбадосе… куда вернется теперь только года через три-четыре… о матушке, которую увидит так нескоро… о службе на «Элизе Уорден»… о новой должности… о плаваниях в неизведанные моря и страны…

Затем его мысли вернулись к «Стремительному», на котором он плыл к месту службы… к этим веселым юношам, что были ему так симпатичны… Особенно в душу ему запали Тони Рено и Магнус Андерс из-за их любви к морю и плаваниям.

Наконец он принялся размышлять о странном поведении команды «Стремительного», о капитане Пакстоне, который внушал ему необъяснимую антипатию, о моряках, оказавших ему совсем недружеский прием!… Никогда он не представлял себе их такими, и, как знать, изменится ли первое впечатление?…

Размышляя таким образом, Уилл Миц расхаживал по палубе от бака до полуюта. Матросы тем временем уже улеглись вдоль релингов, одни уже спали, другие о чем-то беседовали вполголоса.

Решив, что этой ночью ничего не предвидится, Гарри Маркел отправился к себе в каюту, отдав приказ, чтобы его разбудили, если ветер посвежеет.

Джон Карпентер и Вага, несшие вахту на полуюте, смотрели на слабеющий сигнальный огонь трехмачтового судна. Над морем начинал клубиться легкий туман. В небе еле виднелся серп нарождающейся луны, звезды мало-помалу гасли, подернутые дымкой; царила непроглядная тьма.

Вскоре соседнее судно станет неразличимым. И все же оно здесь, рядом… И стоит кому-нибудь на его борту услышать крики, как тут же на воду будут спущены шлюпки и, возможно, одну из жертв удастся выловить?…

Экипаж судна должен насчитывать человек двадцать пять — тридцать… И если дело дойдет до драки, то как знать, чем она кончится… Пожалуй, Гарри Маркел прав, решив подождать… И еще он сказал: к чему спешить, ведь эта ночь не последняя. По мере того как «Стремительный» будет удаляться от берегов Антил на юго-восток, подобные встречи с судами будут случаться все реже… Конечно, если задуют пассаты, Гарри Маркелу придется изменить курс и направить судно на северо-запад, иначе прежний курс может вызвать подозрения у Уилла Мица…

В то время когда Джон Карпентер и Вага обсуждали все это на полуюте, двое матросов беседовали на носу у правого борта.

Это были Корти и Ранья Чог. Их часто видели вместе, поскольку Корти вечно крутился возле камбуза в надежде перехватить лакомый кусочек, который для него обычно припрятывал приятель.

И вот о чем они говорили, — на ту же тему, кстати, должны были беседовать и остальные их сообщники, которым не терпелось завладеть «Стремительным»:

— Что-то Гарри уж слишком долго выжидает, Корти…

— Похоже, что так, Чог, но, может быть, он и прав!… Если бы мы могли с уверенностью сказать, что нам удастся захватить их врасплох в каютах, сонных, так чтобы они и пикнуть не успели!…

— Всадить нож в горло, вот тогда пусть кто-нибудь и попробует позвать на помощь…

— Так-то оно так, Чог, да вдруг они попытаются защищаться!… И разве это чертово судно уже не подошло в тумане совсем близко?… А вдруг один из этих парней сиганет за борт и доплывет до судна, вот тогда его капитан наверняка пошлет к нам десятка два матросов!… Нас не хватит, чтобы оказать сопротивление, и мы живо очутимся в трюме, связанные по рукам и ногам, и нас тепленькими доставят сначала на Антилы, а оттуда в Англию!… И уж на этот раз нас будут стеречь как зеницу ока… а потом… да ты и сам знаешь, что нас ждет, Ранья!… Подвигов на «Галифаксе» и побега нам не простят!

— Не иначе, как сам черт здесь ворожит, Корти!… Надо же, так везло, а тут сам дьявол принес на нашу голову это судно! Да еще проклятый штиль!… И как только подумаю, что нужен-то всего на час хороший бриз, чтобы мы оказались милях в пяти-шести… Тогда-то уж можно будет поднять «Веселый Роджер»!

— Ветер может задуть еще до рассвета, — ответил Корти. — И еще вот что: следует остерегаться Уилла Мица, похоже, этого парня голыми руками не возьмешь…

— Им я сам займусь, — объявил Ранья Чог, — я его достану везде: в каюте или на палубе!… Хороший удар ножом в спину, да так, что он и обернуться не успеет, и сразу — за борт, рыб кормить…

— А это не он только что ходил по палубе?… — спросил Корти.

— Верно, — ответил Чог, — что-то я его не вижу… если он только не на полуюте…

— Да нет, Ранья… Там только Джон Карпентер и стюард, вон они спускаются…

— Значит, — сказал Ранья Чог, — Уилл Миц уже в каюте… Не будь здесь этого проклятого судна, как раз бы самое время… всего-то несколько минут, и ни одного пассажира на борту!

— Ладно, делать нечего, — решил Корти, — пойдем-ка вздремнем.

И они отправились в кубрик, а двое других продолжали нести вахту на носу.

Спрятавшись за шлюпку, где его не могли заметить, Уилл Миц слышал весь жуткий разговор. Теперь он знал все… Он понял, в чьи руки попало судно… Он знал, кем был капитан Гарри Маркел!… Он узнал, что преступники вынашивают планы выбросить пассажиров за борт!… И если бы не мертвый штиль, удерживающий встречное судно рядом со «Стремительным», страшное злодеяние уже бы свершилось!



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 37  Глава VII НАЧАЛО ПЕРЕХОДА : Жюль Верн  38  вы читаете: Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 39  Глава IX УИЛЛ МИЦ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap