Приключения : Путешествия и география : Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава IV

МАРТИНИКА


На этот раз Гарри Маркелу удалось избежать опасности. Но еще трижды, на Мартинике, Сент-Люсии и Барбадосе, он мог с ней столкнуться. Будет ли ему всегда везти?… Невероятная удача сопутствовала ему с самого начала пиратской карьеры вплоть до момента, когда он и его сообщники объявились на борту захваченного «Стремительного». И с тех пор фортуна не покидала Гарри, даже когда ему удалось избежать встречи с Недом Батлером. Что же до описания капитана Пакстона, данного матросом и столь разительно отличавшегося от его теперешнего вида, то это ничуть не волновало пирата, ибо он считал, что пассажиры об этом уже и думать забыли. Гарри верил в свою счастливую звезду и решил довести до конца жестокое и невероятно дерзкое предприятие.

В то утро, как уже говорилось, остров Доминика, чьи самые заметные возвышенности были уже едва видны, остался милях в пяти-шести к югу, да и уже вообще исчез бы из виду, если бы ветер чуть-чуть посвежел. Расстояние между этим островом и Мартиникой почти такое же, как между Гваделупой и Доминикой[207]. Однако горы Мартиники весьма высоки[208], и в хорошую погоду их можно увидеть с расстояния миль в шестьдесят. Было вполне вероятно, что их можно будет различить еще до захода солнца, тогда уже на следующий день «Стремительный» прибудет в Фор-де-Франс, столицу острова, то есть достигнет цели очередного перехода.

Разделенный на девять кантонов и двадцать девять коммун, остров состоит из двух округов — Сен-Пьер и Фор-де-Франс.

Небо было восхитительно, море великолепно, и воздух был как бы пронизан удивительным солнечным светом, на небе же не было ни облачка. Постоянный тяжелый накат с моря едва ощущался. Барометр застыл на отметке «ясно».

При этих условиях можно было предположить, что «Стремительный» делает не более пяти-шести миль в час. Поэтому Гарри Маркел распорядился поставить лисели и брамсели на фок- и грот-мачтах, а также крюйс-брамсель — словом, «Стремительный» оделся парусами.

Тони Рено и Магнус Андерс не отставали от остальных матросов, карабкаясь по вантам, взбираясь на марсы, цепляясь за реи, поднимаясь до самой верхушки брам-стеньги, потравливая шкоты лиселей, а их товарищи помогали им, крепя и подтягивая шкоты.

Но неужели, когда поворот был выполнен, эти сорвиголовы спокойно спускались на палубу, а не предпочитали посидеть где-нибудь на верхушке мачты?

На полуюте, усевшись в удобное новое кресло и обложившись мягкими подушками, ментор с гордостью наблюдал за своими подопечными. Конечно, он беспокоился, глядя, как они разгуливают по реям или карабкаются по вантам, и не раз советовал юношам быть поосторожнее. И все же он был восхищен. Ах! Если бы здесь был мистер Джулиан Ардах, если бы они могли обменяться с ним замечаниями, каких бы восторженных похвал удостоились воспитанники Антильской школы! Но все это мистер Паттерсон расскажет директору по возвращении, когда будет вручать ему отчет о расходах на это изумительное путешествие!

И что же удивительного, если в тот момент, когда Тони Рено и Магнус Андерс взобрались на самую верхушку мачты, у достойного эконома вырвалась очередная цитата, которую услышал стоявший рядом Джон Карпентер:

— «Sic itur ad astra…»[209]

— Что это значит, мистер?… — спросил боцман.

— Это означает, что они поднимаются к небу.

— И кто же это так нанизал слова одно на другое?…

— Божественный Вергилий.

— Знал я одного типа с таким именем, негра, который служил сторожем при складах на трансатлантических судах…

— Нет, это не он, мой друг…

— Значит, вашему Вергилию повезло, потому что моего повесили!

В течение дня «Стремительный» встретил несколько каботажных судов, курсировавших между Антильскими островами, но, как и прежде, держался от них на почтительном расстоянии.

Чего больше всего опасался Гарри Маркел, так это полного штиля в течение нескольких дней, что могло бы отсрочить прибытие на Мартинику. Однако если ветер постепенно и стихал, то к вечеру он все-таки не исчез совсем, и хотя и очень слабый, но должен был, по всем расчетам, продержаться всю ночь. Дул он с северо-востока и был попутным для «Стремительного», а потому Гарри Маркел не приказал убрать паруса, хотя это обычно и делается между закатом и восходом солнца.

Напрасно до наступления сумерек пассажиры надеялись увидеть вершину Мон-Пеле, вздымающуюся на триста пятьдесят шесть метров над уровнем моря. Отчаявшись, они разошлись по каютам, оставив из-за жары двери открытыми.

Никогда еще ночь не казалась им такой спокойной и безмятежной, и уже в пять утра все были на палубе.

И вдруг, указывая на неясную громаду на юге, Тони Рено воскликнул:

— Вот она, гора Мон-Пеле!… Это она… я ее узнаю!…

— Ты ее узнаешь?… — переспросил Роджер Хинсдейл с ноткой недоверия.

— Ну конечно же!… С чего бы это ей вдруг измениться за пять лет?… Вон, видите… три скалы Карбе!…

— Нужно признать, Тони, у тебя зоркий глаз…

— Еще бы!… Уверяю вас, это Мон-Пеле (Лысая гора)… которая таковой совсем не является… Она зеленая и лесистая, как и все горы на моем острове!… И сколько вы их еще увидите там… А если мы с вами взберемся и на гору Воклен!… И хотите вы того или нет, но моим островом просто нельзя не восхищаться… ведь он самый прекрасный на Антилах!

Тони, как говорится, «понесло», но остановить этот поток красноречия никто не решался, поскольку уж больно острый язычок был у порывистого задиры и насмешника.

Но, без всякого преувеличения, Тони Рено был недалек от истины, на все лады расхваливая Мартинику, чья площадь равна девятистам восьмидесяти семи квадратным метрам. Остров занимает второе место среди островов Антилийской гряды, население насчитывает не менее ста семидесяти семи тысяч, из них десять тысяч белых, пятнадцать тысяч азиатов, сто пятьдесят тысяч негров и цветных, в основном уроженцев Мартиники. Остров сплошь покрыт горами, поросшими замечательными лесами от подножия до вершин. Что касается гидрологической сети, то она вполне достаточна, чтобы противостоять засухам тропической зоны и поддержать плодородие почвы. Большинство рек острова судоходны, а порты вполне доступны для захода крупнотоннажных судов.


В течение дня продолжал дуть слабый бриз. Он слегка посвежел лишь после полудня, и сигнальщики заметили мыс Макуба на северной оконечности Мартиники.

К часу ночи ветер окреп, и «Стремительный», идя под всеми парусами, ходко обогнул остров с запада.

С первыми лучами зари показалась угрюмая громада горы Жакоб, расположенной ближе к центру острова, чем Мон-Пеле, чья вершина вскоре показалась среди разрывов низко стлавшегося над землей утреннего тумана. Часам к семи на побережье, почти на северо-западной оконечности острова, показался город.

И тут же Тони Рено воскликнул:

— Сен-Пьер Мартиникский!

И во весь голос запел припев старой французской песни:

— «Край, где я увидел свет!»

Это действительно был Сен-Пьер, родной город Тони Рено. Но, покидая Мартинику, чтобы обосноваться во Франции, его семья не оставила здесь никого из родственников.

Фор-де-Франс, расположенный южнее на том же побережье, при входе в одноименную бухту, носивший первоначально название Фор-Рок, является столицей Мартиники. Однако торговля не получила здесь такого развития, как в Сен-Пьере, население которого составляет двадцать шесть тысяч жителей, тогда как население Фор-де-Франса на две пятых меньше. Главными городами Мартиники являются на западном берегу — городок Ламантен; далее на юге — Сент-Эспри и Марен, а на оконечности острова — Трините[210].

В Сен-Пьере, административном центре колонии, нет таких жестких ограничений на обмен товарами, диктуемых соображениями военного порядка, как в Фор-де-Франсе, который наряду с мощными фортами Трибю и Муйаж обеспечивает защиту острова[211].

Склянки отбивали девять часов, когда «Стремительный» бросил якорь в круглой бухте, за которой начинался порт. В глубине, разделенный на две части небольшой речушкой, которую легко перейти вброд, раскинулся город, защищенный от пассатов высокой горой.


Элизе Реклю охотно приводит отзыв историка Дютертра о городе Сен-Пьер: «…один из тех городов, которые забыть невозможно. Ощущение приобщения к местным жителям настолько приятно, температура создает такое ощущение комфорта и простота нравов так естественна, что я не знаю ни одного мужчины и ни одной женщины, которые, побывав здесь, не хотели бы снова вернуться».

И похоже, на Тони Рено так же подействовала местная атмосфера, поскольку он был необычайно возбужден и оживлен больше, чем когда бы то ни было. Товарищи могли рассчитывать на Тони и пребывать в твердой уверенности, что уж он-то сможет показать им свой родной остров. Какое могло иметь значение, что стоянка судна, согласно программе, не должна превышать четырех дней! Благодаря чисто юношеской непоседливости, желанию все повидать да еще ногам, не знающим усталости, экскурсии с Тони Рено в качестве гида должны были сменять одна другую и охватывать почти весь остров, вплоть до столицы Мартиники. А иначе это было бы все равно, что объехать Францию, не побывав в Париже, или, как говорил Тони Рено, «попасть в Дьепп[212], не увидев моря»!

Но подобные прожекты требовали полной свободы передвижения. Возвращаться каждый вечер на судно, в каюты, было неразумно. Решено было ночевать где придется. Это будет чревато некоторыми расходами, естественно, но эконом Антильской школы будет держать их под строгим контролем и не преминет занести в свой блокнот; к тому же стоит ли, учитывая премию, ожидавшую каждого на Барбадосе, слишком мелочиться?…

Первый день был посвящен Сен-Пьеру. Полюбовавшись общим видом города, расположенного амфитеатром, его удачной планировкой, восхитительными кущами пальм и других тропических деревьев на склонах горы, служащей ему задним планом, все отправились непосредственно в город, внутренняя часть которого оказалась под стать внешней. Возможно, низкие дома, окрашенные в желтый цвет, и не отличаются достаточным простором; но это связано с необходимостью сделать их прежде всего крепкими и надежными, способными выстоять при землетрясениях, столь частых на Антилах, а также против страшных ураганов, подобных тому, что налетел на остров в 1776 году, вызвав страшные разрушения и буквально опустошив всю округу.

Тони Рено не забыл, конечно, показать друзьям дом, где родился семнадцать лет тому назад и где сейчас размещался склад колониальных товаров.

До 1635 года единственными обитателями Мартиники были карибы. В этот период француз по имени д'Эснамбюк[213], правитель острова Сент-Кристофер, обосновавшийся там со своими людьми, вынудил туземцев перебраться в горы и леса. Однако карибы не сдались без боя; они обратились за помощью к племенам, населявшим соседние острова, и совместными усилиями изгнали с острова пришельцев. Но те, получив подкрепление, возобновили военные действия, и в последнем сражении туземцы потеряли семьсот — восемьсот человек. Карибы предприняли еще одну попытку вернуть себе остров, начав «войну из засад», неожиданных нападений, убийств отдельных поселенцев. Тогда было решено покончить с этим воинственным народом, и после всеобщей резни французы сделались полноправными хозяевами Мартиники.


С этого момента начались планомерные работы по обработке земельных угодий острова. Хлопок, табак, индиго, сахарный тростник и, начиная с конца XVII века, какао-бобы стали основными источниками доходов жителей острова. По этому поводу Тони Рено рассказал небольшую историю, с великим тщанием занесенную мистером Паттерсоном в путевой дневник:

«В 1718 году ураган необычайной силы уничтожил плантации деревьев какао. Но в Парижском ботаническом саду росло несколько деревьев, полученных из Голландии. Натуралист Деклье взялся доставить на Мартинику два саженца. Во время переезда на судне кончилась питьевая вода. Тогда натуралист пожертвовал частью своей порции, чтобы спасти растения, и именно они и положили начало новым плантациям на острове».

— Не правда ли, ведь это то же, что сделал Жюсьё[214] для кедра, которым все восхищаются в Парижском ботаническом саду?… — спросил Луи Клодьон.

— Да… конечно… это просто великолепно, — провозгласил мистер Паттерсон, — а французы — великая нация!


Однако в 1794 году Мартиника переходит под власть англичан, и лишь по договору 1816 года вновь возвращается Франции[215].

В то же время в колонии сложилась крайне тяжелая ситуация, связанная с большим количественным преобладанием рабов над белыми поселенцами. Вскоре вспыхнуло восстание, поднятое беглыми неграми[216]. Было решено освободить три тысячи рабов. Эти цветные получили все гражданские и политические права[217]. С 1828 года на Мартинике насчитывалось девятнадцать тысяч негров, многие из которых, работая на себя, стали собственниками земельных наделов.

На следующий день путешественники совершили восхождение на Мон-Пеле, чьи склоны покрыты густыми лесами. И хотя этот подъем был не из легких, Тони Рено и его товарищи были вознаграждены сторицей. С вершины открывалась панорама всего острова, напоминавшего очертаниями лист дерева, плывущий по поверхности невероятно голубого моря Антил. На северо-востоке узкий двухкилометровый перешеек между прибрежными болотами соединяет обе части Мартиники. Первая образует полуостров Ла-Каравель, выдающийся в Атлантический океан и расположенный между бухтами Трините и Гальон. Вторая, сильно пересеченная, поднимается до высоты пятисот метров. Что касается скал Робер, Франсуа, Констан и Плен, то они чрезвычайно живописно оттеняют рельеф острова. Наконец, со стороны побережья, ближе к юго-западу, вырисовывается округлая бухта Салин, как раз и напоминающая древесный плавающий лист.

Юноши были настолько очарованы открывшимся их взорам зрелищем, что на несколько минут замерли в немом восхищении. Даже сам мистер Гораций Паттерсон не смог подыскать ни одного подходящего латинского стиха, дабы выразить свой восторг.

— Ну, что я вам говорил?… А что я вам говорил?… — повторял Тони Рено.

С вершины Мон-Пеле можно было судить о плодородии острова, являющегося одним из самых густонаселенных мест в мире, то есть имеющем сто семьдесят восемь жителей на квадратный километр.

Если производство какао-бобов и индиго сохранило свое значение, то кофейные плантации резко сократились и находятся на грани исчезновения. Что касается сахарного тростника, то он занимает не менее сорока тысяч гектаров и дает ежегодно на восемнадцать — двадцать миллионов франков сахара и рома. Короче говоря, импорт составляет двадцать два миллиона франков, экспорт — двадцать один миллион, торговлю Мартиники обеспечивают тысяча девятьсот судов.

На острове построены многочисленные узкоколейки промышленного и сельскохозяйственного назначения, связывающие порты с перерабатывающими предприятиями. Кроме того, протяженность проезжих дорог на острове превышает девятьсот километров.

На следующий день, 30 августа, в прекрасную погоду, по обсаженной фруктовыми деревьями дороге туристы направились в Фор-де-Франс. Открытый экипаж, набитый жизнерадостными юношами, чьи загоревшие от атлантических бризов лица так и лучились весельем, катил по дороге.

После плотного завтрака в хорошей гостинице они объехали столицу острова, расположенную в глубине обширной одноименной бухты. Над городом нависает мрачная громада форта Фор-Рояль. Предстояло также посетить арсенал и военный порт, придающие этому городу облик военного лагеря, а не просто торгового центра. Здесь, как в Америке, да и в Европе, можно было получить подтверждение общеизвестного факта: склад ума военных весьма отличается от мышления гражданских лиц. Отсюда и разительное отличие Сен-Пьера от Фор-де-Франса.

И этот город не обошли стороной стихийные бедствия, столь характерные для всей Вест-Индии. Пережив землетрясение 1839 года, повлекшее многочисленные жертвы[218], город вновь отстроился, и теперь великолепные аллеи тянутся вплоть до окружающих долину холмов. Следовало посмотреть на блестящую ленту реки, пересекающую аллею Саван, что тянется вплоть до форта Сен-Луи, затем обойти квадратную площадь, засаженную пальмами, где в центре высится беломраморная статуя императрицы Жозефины[219], коронованной креолки, память о которой столь дорога жителям Мартиники.

После посещения города и окрестностей Тони Рено едва дал друзьям отдышаться. Он потащил их за собой на высоту, соседствующую с лагерем Балата, а затем в санаторий, предназначенный для акклиматизации войск, прибывающих из Европы. А потом все отправились к термальным источникам неподалеку от города. Кстати, следует заметить мимоходом, что до сих пор, несмотря на обилие змей на Мартинике, ментор и его спутники не встретили ни одной ядовитой рептилии.

Юный чичероне не пощадил друзей и принудил отправиться в городок Ламантен через леса, покрывающие эту часть острова. Именно тогда и случилось происшествие, требующее детального описания, поскольку все, что связано с мистером Горацием Паттерсоном, ни в коем случае не должно оставаться в тени.

Тридцать первого августа, накануне отплытия «Стремительного», путешественники после хорошего ночного отдыха отправились на перешеек, соединяющий обе части острова. Дорогой, как обычно, все веселились как могли. Экипажи доставили немного провизии; у каждого юноши имелась при себе полная фляга, и было решено позавтракать в соседнем с перешейком лесу.

Проехав в экипажах несколько часов, веселые экскурсанты вышли из них, углубились в лес и, пройдя с полкилометра, оказались на краю лесной поляны, которая показалась им вполне подходящей для привала.

Мистер Паттерсон, менее шустрый, отстал на сотню шагов от всей компании. Никаких сомнений в том, что он вот-вот покажется на опушке, не было. Однако минут через десять, поскольку ментор так и не появился, Луи Клодьон решил его позвать:

— Мистер Паттерсон!… Мы здесь, мистер Паттерсон, сюда!… — крикнул он.

Никакого результата. Ментор не отзывался и не появлялся.

— Может, он заблудился?… — предположил Роджер Хинсдейл, в тревоге вставая с травы.

— Он должен быть где-то рядом… — промолвил Аксель Викборн.

Сначала решили покричать хором:

— Мистер Паттерсон… мистер Паттерсон!

Теперь уже слегка обеспокоенные, юноши порешили отправиться на поиски. Лес был достаточно густой, чтобы ментор мог заблудиться. Хищников опасаться не приходилось, поскольку на Антилах они не водятся, но на Мартинике существовала опасность столкнуться с гадюкой, укус которой смертелен.

Когда получасовые поиски не дали результата, все забеспокоились не на шутку. Напрасно имя мистера Паттерсона эхом разносилось по лесу… Ментор исчез.

Юноши углубились в самую чащу, как вдруг заметили хижину, нечто вроде охотничьего домика, спрятанную под сенью деревьев, в хитросплетении побегов плюща.

Быть может, здесь, по той или иной причине, мистер Паттерсон нашел укрытие? Однако хижина была закрыта, а дверь извне заложена деревянным брусом.

— Там его быть не может… — сказал Нильс Гарбо.

— Все-таки посмотрим, — настаивал Магнус Андерс.

Убрав брус, открыли дверь.

Хижина была пуста. Там находилось только несколько охапок сена, охотничий нож в ножнах, висевший на стене, валявшаяся на полу охотничья сумка, несколько звериных шкур и птичьих чучел, подвешенных в углу.

Луи Клодьон и Роджер Хинсдейл, едва успев заглянуть внутрь, тут же выскочили наружу, услышав крики товарищей.

— Вот он… вот он! — повторяли все на разные голоса.

Действительно, шагах в двадцати за хижиной, у ствола дерева, вытянувшись во весь рост, лежал мистер Паттерсон; черная шляпа эконома валялась рядом, лицо искажено ужасной гримасой, руки скрючены — словом, он имел вид человека, простившегося с жизнью.

Луи Клодьон, Джон Говард, Альбертус Лейвен бросились к ментору… Сердце билось… он был жив…

— Что же с ним случилось?… — воскликнул Тони Рено. — Уж не змея ли его ужалила?

Неужто мистер Паттерсон наткнулся на «железное копье»[220], одну из рептилий, столь часто встречающихся на Мартинике и двух других островах Малых Антил? Эти опасные змеи достигают шести футов в длину, различаются только окраской, и их легко спутать с корнями деревьев, среди которых они прячутся, вот почему человеку чрезвычайно трудно уклониться от нападения, столь же быстрого, сколь и неожиданного.

Тем не менее, поскольку мистер Паттерсон дышал, нужно было сделать все, чтобы он пришел в себя. Расстегнув сюртук и жилет, Луи Клодьон убедился в отсутствии следов укуса на теле. Но как же тогда объяснить его состояние и ужас, написанный на лице?…

Юноши приподняли голову страдальца и прислонили ее к стволу дерева, смочили виски холодной водой из ручья, текущего в болото, и влили в рот несколько капель рома.

Наконец мистер Паттерсон открыл глаза, и из его уст вырвалось бессвязное бормотанье-

— Змея… змея…

— Мистер Паттерсон… мистер Паттерсон… — позвал его Луи Клодьон, беря за руки.

— Змея… Она уползла?…

— Какая змея?…

— Та, которую я заметил в ветвях этого дерева!

— Какие ветки?… Какое дерево?…

— Да вот же… вот… вот… Осторожнее!…

И хотя мистер Паттерсон бормотал какие-то бессвязные фразы, все же удалось разобрать, что он столкнулся с огромной рептилией, висящей на ветке дерева… и притягивавшей его как несчастную птичку… Он боролся… он сопротивлялся… но змея притягивала его к себе, несмотря на отчаянное сопротивление, и когда он уже почти коснулся ее, то, подчиняясь инстинкту самозащиты, успел ударить ее палкой как раз в тот момент, когда она была готова броситься на него!… Где она… куда делась?… Убил он ее?… А может, она уползла в траву?… Latet anguis in herba?[221]


Юноши успокоили мистера Паттерсона. Нет-нет… нигде никаких следов змеи…

— Да была же она… была!… — повторял почтенный ментор, дрожа как в лихорадке.

Он сумел привстать и, вытянув руку, указал куда-то в сторону.

— Там… там… — беспрестанно повторял он прерывавшимся от ужаса голосом.

Все взгляды обратились туда, куда указывал мистер Паттерсон, не переставая кричать:

— Я ее вижу… вижу…

Действительно, на одной из нижних веток дерева висела огромная змея; глаза ее еще блестели, раздвоенный язык вывалился из пасти, но она была уже неподвижна и удерживалась на ветке только за счет колец хвоста, не подавая признаков жизни.

Решительно, удар мистера Паттерсона был на редкость удачным, ибо нужен был действительно сильный и точный удар, чтобы убить рептилию такого размера. Правда, нанеся его и не зная, чем все кончилось… мистер Паттерсон потерял сознание и рухнул как подкошенный.

Тем не менее победителя змеи горячо поздравили с подобным воистину ошеломляющим успехом, и нет ничего удивительного в том, что он захотел взять трофей с собой, на борт «Стремительного», чтобы сделать из него чучело на одной из следующих стоянок.

Немедленно Джон Говард, Магнус Андерс и Нильс Гарбо сняли змею и отнесли ее на опушку. Там туристы пришли в себя, перекусили, выпили за здоровье мистера Паттерсона, а затем отправились на перешеек. Три часа спустя они сели в экипажи, уложили туда же змею и часам к восьми вечера вернулись в Сен-Пьер.

Когда пассажиры поднялись на борт судна, Джон Карпентер и Корти подняли туда же и разместили в кают-компании и знаменитую рептилию, на которую мистер Паттерсон беспрестанно бросал все еще испуганные, но победоносные взгляды.

А какие рассказы об этом приключении услышит от него миссис Паттерсон, какое почетное место будет отведено в библиотеке Антильской школы этому замечательному и устрашающему представителю семейства рептилий Мартиники! Примерно так ментор должен был выражаться в своем будущем письме к директору школы, мистеру Джулиану Ардаху.

После столь насыщенного дня — dies notanda lapillo[222], как говорил великий Гораций, а вслед за ним и Гораций Паттерсон, — оставалось лишь прийти в себя, начав с хорошего обеда и закончив спокойным сном, в ожидании отплытия, намеченного на завтра.

Именно так все и было сделано. Однако, прежде чем уйти к себе в каюту, Тони Рено неожиданно отозвал друзей в сторонку и, позаботившись о том, чтобы мистер Паттерсон не услышал его, объявил:

— Ну и ну… до чего же она чудная, эта змея!…

— Что значит «чудная»?… — спросил Хьюберт Перкинс.

— Я только что обнаружил…

— Что именно?…

— Да то, что из змеи мистера Паттерсона не придется делать чучело…

— Как так?

— Да потому, что она уже чучело!

Увы, но это была чистая правда, что и обнаружил Тони Рено, хорошенько рассмотрев змею. Да! Эта змея была просто охотничьим трофеем, закрученным вокруг ветки дерева около хижины. Неустрашимый мистер Паттерсон убил мертвую змею.

Однако юноши договорились сделать вид, что они изготовили чучело у умельца на острове Сент-Люсия, дабы не огорчать любимого чудака-эконома и оставить ему лавры победителя змей!

На рассвете следующего дня «Стремительный» снялся с якоря, и вскоре пассажиры потеряли из виду последние горные вершины острова.

О Мартинике можно сказать, что это «страна возвращающихся», поскольку, побывав там раз, невозможно ее забыть, и, быть может, как раз об этом и думал кто-то из лауреатов Антильской школы, не подозревая того, что им всем уготовила судьба!



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  47  Глава III ОСТРОВ ДОМИНИКА : Жюль Верн
 48  вы читаете: Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  49  Глава V СЕНТ-ЛЮСИЯ : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap