Приключения : Путешествия и география : Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  49  50  51  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава VI

БАРБАДОС


Если дата открытия Барбадоса (или Барбадосов) португальцами точно не установлена[233], то общеизвестно, что первое судно под британским флагом причалило к его берегам в 1605 году. Остров был приобщен к британским владениям от имени Якова I, короля Англии. Впрочем, этот акт имел чисто символическое значение. В тот период на Барбадосе не было основано ни одного поселения, ни один колонист не остался на его берегах, пусть даже временно.

Этот остров отделен от Малой Антильской гряды. Он не является ее частью, и, кроме того, их разделяет морская пучина. Собственно остров представляет собой приподнятое горное плато, вздымающееся на расстоянии сорока лье от Сент-Люсии, его северной соседки. Между ними глубины океана достигают двух тысяч восьмисот метров[234].

Остров Барбадос — кораллового происхождения. Он поднялся над уровнем океана благодаря продолжительной деятельности микроорганизмов. Размеры острова составляют шестнадцать лье в длину и пять — в ширину. Покоящийся на прочном скальном основании, остров окружен поясом барьерных рифов, защищающих две трети его береговой полосы.

В начале XVII века борьба за обладание Барбадосом не была столь ожесточенной, как за другие острова Вест-Индии, учитывая его обособленное положение. То, что позже внимание европейских держав оказалось прикованным к Барбадосу, было просто игрой случая.

Английское судно, возвращавшееся из Бразилии, было застигнуто ураганом на широте Барбадоса и нашло убежище в устье какой-то реки на западном берегу острова. Капитан и команда судна задержались здесь на несколько дней и смогли познакомиться с островом, в то время совсем неизвестным, оценить плодородие его земли, побродить по лесам, почти сплошь покрывающим всю его территорию, и решить, что возделанные участки дадут богатые урожаи хлопка и сахарного тростника.

По возвращении судна в Лондон концессия на освоение Барбадоса была передана герцогу Мальборо, и после заключения договора с одним богатым негоциантом из Сити в 1624 году на остров прибыли первые колонисты. Они построили здесь первый город, названный ими Джеймс-Таун, в честь своего монарха[235].

Правда, еще раньше граф Карлейль получил концессию на освоение всех Карибов и счел себя вправе потребовать Барбадос.

С этого момента началась борьба между двумя лордами, которая проходила весьма бурно вплоть до 1629 года, когда Карл I Английский признал права на Барбадос за графом Карлейлем.

В период религиозных войн в Великобритании многие англичане пытались спастись бегством, чем с успехом воспользовался Барбадос, приютив многих беглецов и увеличив тем самым свое значение и благосостояние.

После диктатуры Кромвеля, когда Реставрация вернула Карлу II трон его отца, колонисты обратились к нему с просьбой принять остров под свое покровительство, пообещав выплачивать Короне налог в размере четырех с половиной процентов от стоимости всех товаров, производимых на острове. Предложение было слишком выгодным, чтобы от него отказаться, и 12 декабря 1667 года был подписан договор о включении Барбадоса в состав колониальной империи Великобритании.

С этого периода остров начал процветать: начиная с 1674 года, его население выросло до ста двадцати тысяч человек, а затем несколько уменьшилось; белые составляли лишь пятую часть по сравнению с вольноотпущенными и рабами, что явилось последствием необузданной жадности правителей острова. Однако благодаря своему местоположению Барбадос не стал ареной бесконечных столкновений между Англией и Францией, и к тому же остров был прекрасно защищен от вторжений самой природой.


Тогда как большинство островов Антильской гряды побывало под владычеством многих европейских держав, Барбадос, ставший английским с первых дней своего открытия, оставался таковым всегда, как с точки зрения господствующего языка, так и жизненного уклада его населения.

Однако из того, что Барбадос находится под властью Короны, вовсе не следует, что он не пользуется известной независимостью. Ассамблея острова состоит из восьмидесяти членов, избираемых пятью тысячами жителей, обладающих избирательным правом. Управляется остров губернатором, законодательным советом и девятью членами, назначаемыми королем; административное правление осуществляется исполнительным советом, в состав которого входят наряду с высокопоставленными чиновниками член верхней палаты и четыре члена нижней палаты. Остров разбит на одиннадцать церковных приходов, а его бюджет исчисляется суммой в сорок миллионов франков.

Все военно-морские силы на английских Малых Антилах подчиняются Барбадосу. И хотя остров занимает пятое место по площади (равной 430 кв. км), он является вторым по численности населения и третьим по торговому обороту. Население насчитывает сто восемьдесят три тысячи человек, причем треть живет в Бриджтауне и его предместьях.


Переход из порта Кастри на Сент-Люсии в Бриджтаун на Барбадосе занял около сорока восьми часов. При устойчивом ветре и спокойном море «Стремительный» мог бы преодолеть это расстояние в два раза быстрее; однако переменчивый ветер заставлял судно лавировать и не позволял следовать прямым курсом. Ветер менялся даже на северо-западный, что вынудило Гарри Маркела уйти мористее.

Можно было даже опасаться уже в первый день встречных ветров, которые могли увлечь «Стремительный» в открытое море. Однако, если бы вдруг пришлось лавировать в течение многих дней, чтобы достичь берегов Барбадоса, как знать, не отказался бы Гарри Маркел от последней стоянки, как бы выгодна она ни была для него самого и его сообщников?… Как знать, не решил бы он покинуть эти опасные места, если бы был уверен в своей безнаказанности, и не направил бы он судно без пассажиров прямо в Тихий океан?…

Но нет, дерзкий до безрассудства Гарри Маркел противился настойчивым просьбам команды и непременно желал, чтобы Барбадос стал конечным пунктом плавания, с тем чтобы закончить сулившее огромные барыши предприятие через несколько дней; он уверял, что на этом острове им угрожает опасность не большая, чем на Сент-Люсии или Доминике, в такой же степени английских, как и Барбадос, и в конце добавлял:

— По возвращении «Стремительный» будет стоить на семь тысяч фунтов больше, поскольку я выкину за борт тех, кто должен получить эти деньги на Барбадосе!

Однако опасения насчет перемены погоды оказались далеко не напрасными. После полудня налетела одна из тех страшных бурь, сопровождающихся ужасными громовыми раскатами и тропическими ливнями, что так нередки на Антилах и часто производят здесь невероятные опустошения. В течение нескольких часов «Стремительный» вынужден был болтаться в открытом море. На закате солнца буря утихла, и ночь обещала быть спокойной.

В первый день «Стремительный» преодолел лишь четверть расстояния, разделявшего оба острова. Поскольку буря вынудила судно отклониться от курса, Гарри Маркел надеялся наверстать упущенное ночью.

Так и случилось. Ветер сменился, стал слабым и переменчивым, задул с запада. Море было неспокойно, волны довольно высокие и крутые, и все, что удавалось судну до зари, так это идти по ветру, и утром 6 сентября ему предстояло преодолеть еще половину пути.

Этот день сложился весьма удачно: барк шел со средней скоростью, и к вечеру «Стремительный» оказался на широте Барбадоса.

В отличие от Мартиники заметить остров издалека невозможно. Он довольно низок, не имеет заметных возвышенностей, не говоря уж о горах, и, как было сказано, едва выступает над поверхностью моря; самая высокая точка, Хиллаби, не превышает трехсот пятидесяти метров[236]. Здесь, как и на Сент-Люсии, продолжается рост коралловых рифов, так что гряда острых и опасных подводных скал тянется вокруг острова на многие километры.

Итак, судно взяло курс на запад, и поскольку до острова было всего что-то около пятнадцати миль, цели оно достигнет через несколько часов. Однако, не желая рисковать вблизи подводных скал, Гарри Маркел решил уменьшить количество парусов и дождаться рассвета, чтобы войти в порт Бриджтаун.

На следующий день, 7 сентября, «Стремительный» стал на якорь.

Впечатление юных пассажиров, когда они оказались в акватории порта, полностью совпадало с мнением Элизе Реклю, высказанным в столь документированной «Географии». Они посчитали, что попали в один из английских портов, Белфаст или Ливерпуль. И ничего похожего на то, что они видели в Амалия-Шарлотте на Сент-Томасе, в Пуэнт-а-Питре на Гваделупе или в Сен-Пьере на Мартинике. Согласно замечанию великого французского географа, создавалось впечатление, что пальмы были завезены сюда откуда-то со стороны. Если Барбадос и имеет незначительную площадь, то тем не менее его отличает наличие довольно большого числа городов, причем весьма значительных, находящихся на побережье: Спейтстаун, Хойзтингтаун, Хоубтаун, Гастингс, весьма посещаемое курортное местечко. Все они, естественно, чисто английские, как и их названия. Можно подумать, что Великобритания прислала их сюда в виде сборных элементов и жителям оставалось только собрать их на месте.

Не успел якорь «Стремительного» лечь на дно бухты, как на борт поднялся человек, точнее говоря, джентльмен, серьезный и корректный, одетый во все черное и при черном цилиндре.

Сей весьма импозантный субъект хотел поздравить капитана Пакстона и пассажиров с благополучным прибытием от имени миссис Кетлин Сеймур. Это был мистер Уэлл, управляющий имением знаменитой меценатки. Он отвесил всем церемонный поклон, на который мистер Гораций Паттерсон ответил не менее изысканным манером. Затем, после обмена обычными любезностями, юные лауреаты дали понять, что очень хотели бы познакомиться с владелицей замка Нординг-Хауз.

В ответ мистер Уэлл объявил, что на пристани гостей уже ждут экипажи, готовые доставить их в Нординг-Хауз, где их встретит сама миссис Кетлин Сеймур. После чего мистер Уэлл удалился с неподражаемым достоинством, высоко оцененным мистером Паттерсоном, не преминув заметить, что комнаты для гостей в Нординг-Хаузе уже готовы и что завтрак будет подан в одиннадцать часов.

«Похоже, стоянка на Барбадосе будет гораздо более продолжительной, чем на других островах», — подумал мистер Паттерсон.

Да и что удивительного, если миссис Кетлин Сеймур захочет подольше побыть в обществе лауреатов Антильской школы?… И разве смогут они отказать ей в столь невинном удовольствии?… И что удивительного в том, что, возможно, эта великодушная дама захочет лично показать им остров, который она, безусловно, считает самым красивым из островов Вест-Индии?…

К десяти тридцати мистер Паттерсон, безукоризненно одетый во все черное, и его юные спутники, принаряженные в самые лучшие костюмы, были готовы к отъезду.

Путешественников уже ждала большая шлюпка «Стремительного». После того как было погружено некоторое количество чемоданов, отъезжающие заняли свои места и шлюпка отчалила; она доставила юных мореходов на пристань и тут же вернулась к судну.

Два экипажа, как и обещал мистер Уэлл, уже ждали их, с возницами на козлах и выездными лакеями на запятках.

Мистер Паттерсон и его спутники заняли места в экипажах, лошади резво побежали рысью, и, миновав торговые кварталы, прилегающие к порту, путешественники вскоре достигли предместья Фонтабель. Именно в этом элегантном квартале живут все богатые негоцианты Бриджтауна. Повсюду виднелись прекрасные дома, роскошные виллы, прячущиеся среди деревьев, и среди этого великолепия самой впечатляющей была, безусловно, резиденция миссис Кетлин Сеймур.

Было условлено, что на время всего пребывания на Барбадосе никто не будет возвращаться на судно: так что с Гарри Маркелом все должны были встретиться только в день отплытия.


С одной стороны, это вполне устраивало последнего: обосновавшись в Нординг-Хаузе, пассажиры избавят его от нежелательных визитеров и, следовательно, лже-Пакстон мог не опасаться быть опознанным. Но, с другой стороны, его не могла не беспокоить продолжительность стоянки. Если программа, составленная миссис Кетлин Сеймур, отводила два-три дня на посещение других островов Антил, то намерения этой дамы в отношении Барбадоса были совершенно неясны. Вполне могло случиться, что «Стремительному» придется провести в бухте Бриджтауна одну, а то и две недели, вплоть до 20 сентября. Даже если отплытие придется на этот день, то, учитывая двадцатипятидневный переход из Америки в Европу, стипендиаты Антильской школы вернутся домой к середине октября, почти к началу учебного года. Итак, вполне возможно, стоянка продлится до 20-го, что позволило бы гостям миссис Кетлин Сеймур детально ознакомиться с островом.

Именно эти мысли и занимали Гарри Маркела и его сообщников. Неужели после столь удачного стечения обстоятельств, которое сопутствовало им до сих пор, после того, как удалось избежать визита капитана «Огненной птицы», пожелавшего увидеть старого друга, отбиться от назойливого матроса на Антигуа, непременно желавшего повидать давнишнего приятеля, а затем и от старого матроса с острова Доминики, изъявившего горячее желание пожать руку капитану Пакстону, неужели сейчас удача отвернется от них здесь, на Барбадосе?…

Во всяком случае, Гарри Маркел был как никогда настороже. Он решил отклонить любое приглашение, которое могло последовать из Нординг-Хауза. Никто из его людей не сойдет на берег. На этот раз ни Морден, ни кто-либо другой не сможет нализаться в тавернах Бриджтауна! Игра стоит свеч!

Великолепное поместье этот Нординг-Хауз, и весьма обширное! Сам замок высится среди огромного тенистого парка, где в основном произрастают деревья тропических видов. Кругом простираются плантации сахарного тростника, хлопковые поля, а дальше, на северо-востоке, видна кромка леса. Пруды и водоемы всегда наполнены свежей водой, хотя распашка земельных угодий острова и повлекла уменьшение дождей. Здесь есть несколько рек и многочисленные колодцы, довольно неглубокие, и до воды, как говорится, рукой подать.

Управляющий ввел мистера Паттерсона и юношей в обширный холл замка, и чернокожие слуги взяли багаж и разнесли по предназначенным гостям комнатам. Затем мистер Уэлл ввел в зал, где находилась миссис Кетлин Сеймур.

Это была высокая шестидесятидвухлетняя женщина, седовласая, голубоглазая, с приветливым лицом, отмеченным печатью благородства и доброты. По отношению к этой даме мистер Паттерсон не преминул воспользоваться выражением patuit incessu Dea[237] Вергилия. Она оказала прибывшим самый сердечный прием и не скрывала своей безграничной радости при виде лауреатов конкурса Антильской школы.


От имени своих товарищей Роджер Хинсдейл ответил на приветствие заранее заготовленной прекрасно заученной и произнесенной речью, совершенно очаровав миссис Кетлин Сеймур. Она поблагодарила гостей в самых изысканных выражениях и объявила пассажирам «Стремительного», что они являются ее гостями на все время пребывания на Барбадосе.

Мистер Паттерсон ответил, что желания миссис Кетлин Сеймур для них — закон, и поскольку она протянула ему руку, он самым благоговейным образом поцеловал ее.

Миссис Кетлин Сеймур, уроженка Барбадоса, принадлежала к одной из местных богатых семей, владевшей этим поместьем с момента основания колонии. Среди ее предков был и граф Карлейль, один из концессионеров острова. В эту эпоху каждый владелец переуступленных им земель должен был ежегодно вносить стоимость сорока фунтов хлопка. Отсюда и значительные доходы, получаемые от этих поместий и, в частности, от Нординг-Хауза.

Излишне говорить, что климат Барбадоса является одним из самых здоровых на Антилах. Ежедневная жара смягчается морскими бризами. Никогда желтая лихорадка, столь распространенная губительная болезнь на других островах архипелага, не опустошала его. Здесь следует опасаться лишь разрушительной силы ураганов, обычно весьма частых и наносящих большой урон сельскому хозяйству.

Губернатор английских Антил, чья резиденция находится на Барбадосе, очень высоко ценил миссис Кетлин Сеймур. Человек большой души, щедрая и великодушная, она никогда и никому не отказывала в помощи.

Завтрак был сервирован в большом зале нижнего этажа. Стол ломился от местных яств: рыба, дичь, фрукты, разнообразие коих было под стать их вкусовым качествам, и гости могли по достоинству оценить великолепное угощение.

Если путешественники могли лишь выражать удовлетворение оказанным им приемом, то хозяйка дома испытывала явное удовольствие, видя вокруг себя юношей, чьи обветренные и загорелые лица буквально светились довольством и здоровьем.

За завтраком, когда речь зашла о продолжительности пребывания на Барбадосе, состоялся следующий разговор:

— Я думаю, мои дорогие, — сказала миссис Кетлин Сеймур, — оно должно быть не менее двух недель, сегодня у нас седьмое, и если назначить отъезд на двадцать второе сентября, то вы наверняка прибудете в Англию к середине октября… Надеюсь, вы не пожалеете о времени, проведенном на Барбадосе… Ваше мнение на сей счет, мистер Паттерсон?…

— Сударыня, — ответил мистер Паттерсон, склоняясь над тарелкой, — наше время принадлежит вам, и вы можете распоряжаться им по своему усмотрению…

— В таком случае, мои юные друзья, если бы я прислушивалась только к велению сердца, я вас просто не отпустила бы в Европу!… А что сказали бы тогда ваши семьи?… Что сказала бы в этом случае ваша супруга, мистер Паттерсон?…

— Этот случай предусмотрен, — ответил ментор. — Да… случай, если «Стремительный» вдруг исчез бы… и прошли бы годы без всяких вестей обо мне…

— О! Этого никогда не случилось бы! — воскликнула миссис Кетлин Сеймур. — Вы благополучно доплыли сюда и так же счастливо совершите обратный переход… Судно у вас прекрасное… Капитан Пакстон — опытный моряк…

— Безусловно, — согласился мистер Паттерсон, — мы можем лишь поздравить себя с таким моряком!

— Я его не забуду, — пообещала миссис Кетлин Сеймур.

— Как и мы, досточтимая хозяйка, не забудем день, когда нам удалось выразить вам свою признательность dies albo notanda lapillo…[238] и, как сказал Марциал:[239] banc lucem lactea gemma notet[240]; или, как выразился Гораций: cressa no careat pulchra dies nota;[241] или, как заметил Стаций:[242] creta signare diem[243].

К счастью, мистер Паттерсон остановился на последней цитате, которую его юные спутники решили прервать радостными возгласами «ура».

Маловероятно, что миссис Кетлин Сеймур хоть что-то поняла из всей этой латинской абракадабры, но в добрых намерениях и искренних чувствах пламенного оратора сомневаться не приходилось. Да, кстати, возможно, и сами лауреаты не поняли смысла заимствований из Марциала, Стация и Горация. Поскольку, когда юноши остались одни, Роджер Хинсдейл спросил ментора:

— Мистер Паттерсон, а как дословно вы переводите «creta signare diem»?…

— Да просто: «отметьте мелом день», что означает сделать отметку белым камнем, lactea gemma… Как? Вы, Хинсдейл, не поняли этого? А вот миссис Кетлин Сеймур конечно же должна…

— О! — воскликнул Тони Рено. — Неужели?

— Да… да!… — подтвердил ментор. — Ведь эта восхитительная латынь понимается сама собой…

— О! — фыркнул снова неисправимый Тони Рено.

— Это что за «О»?…

— Дело в том, мистер Паттерсон, что самая очаровательная латынь не так легко воспринимается, как вам кажется. В доказательство позвольте привести вам фразу и поинтересоваться, как вы ее переведете?…

Не иначе веселый насмешник придумал одну из своих милых шуток, на которые он был мастак; и его товарищи не ошиблись на сей счет.

— Ну что же… давайте… — ответил мистер Паттерсон, поправляя очки чисто профессорским жестом.

— Вот эта фраза: «Rosam angelum Ictorum».

— А! — произнес мистер Паттерсон, несколько озадаченный. — А чья это фраза?…

— Да так, одного неизвестного автора… да это не важно!… Так что же это значит?…

— Она ничего не означает, Тони!… Это просто набор слов… Rosam — роза, в винительном падеже; angelum — ангел, в винительном; letorum — счастливые, множественное число, родительный падеж…

— Прошу меня извинить, — перебил почтенного эконома Тони Рено, и в глазах его заплясали лукавые искорки, — но эта фраза имеет совершенно точный смысл…

— И вы его знаете?…

— Конечно.

— О!… Ну что же, я подумаю… поищу… — заключил мистер Паттерсон, — непременно!

И действительно, он задумался над загадочной фразой… и надолго, как увидит читатель.

С этого дня начались нескончаемые экскурсии, в которых миссис Кетлин Сеймур довольно часто принимала участие. Предстояло познакомиться не только с поместьем Нординг-Хауз, но и с другими землевладениями на восточном берегу. Не только Бриджтаун получил привилегию принимать гостей щедрой хозяйки Нординг-Хауза. Путешественники расширили сферу своих поездок вплоть до городов побережья, и миссис Кетлин Сеймур просто расцветала от комплиментов юношей в адрес «ее» острова.


В результате во время стоянки «Стремительный» был совершенно забыт пассажирами. Ни разу они так и не поднялись на борт, тем не менее Гарри Маркел и его сообщники были постоянно начеку, и хотя все шло пока как по маслу, им не терпелось поскорее покинуть Барбадос. В открытом море они были бы защищены от всяких неожиданностей и благополучно довели бы дело до счастливого конца!

Без особого преувеличения можно сказать, что остров представляет собой огромный сад, благоухающий цветами и ароматами экзотических фруктов. В этом саду, являющемся одновременно и огородом, сельскохозяйственная промышленность получает в избытке рис, хлопок сорта «барбадос», высоко ценящийся на европейских рынках. Велико здесь и производство сахара. Следует добавить, что промышленные предприятия также находятся на подъеме. На Барбадосе их насчитывается уже не менее пятисот.

Иногда, когда туристы отправлялись в другие города, экскурсии затягивались и они не могли в тот же день вернуться в Нординг-Хауз. Правда, это случалось крайне редко, и обычно вечерами все собирались в гостиной замка. Его превосходительство губернатор, члены исполнительного совета, несколько высокопоставленных чиновников также почитали за честь присутствовать за общим столом у миссис Кетлин Сеймур.

Семнадцатого состоялся большой праздник, на котором было не менее шестидесяти приглашенных; праздник должен был завершиться фейерверком. На нем юным лауреатам были возданы подобающие почести, всем, без различия национальностей.

Миссис Кетлин Сеймур постоянно повторяла:

— Я не желаю видеть здесь ни англичан, ни французов, ни голландцев, ни шведов, ни датчан… Нет и нет! Здесь только антильцы, мои соотечественники!

После концерта, на котором слух присутствующих усладили прекрасные музыкальные произведения, было поставлено несколько столов для виста, и мистер Гораций Паттерсон, будучи партнером миссис Кетлин Сеймур, сыграл редчайшую партию в десять фишек, о которой до сих пор вспоминают в Вест-Индии.

Время летело с такой скоростью, что гости Нординг-Хауза могли бы считать дни за часы, а часы — за минуты. 21 сентября наступило совершенно неожиданно. Гарри Маркел так и не увидел путешественников на борту, однако они вот-вот должны были появиться, поскольку отплытие было назначено на 22-е.

Правда, накануне миссис Кетлин Сеймур выразила желание посетить «Стремительный», к вящему удовольствию Луи Клодьона и его товарищей, ибо юноши горели желанием оказать ей подобающий прием на борту судна, как она это сделала, принимая их в замке. Щедрая меценатка пожелала познакомиться с капитаном Пакстоном и выразить ему свою признательность — кроме того, она хотела обратиться к нему с какой-то просьбой.

Итак, утром экипажи покинули поместье и остановились на набережной Бриджтауна.

Большая шлюпка портовой службы, ждавшая у причала, доставила всех на борт «Стремительного».

Гарри Маркел был предупрежден о визите, а как бы он и его сообщники хотели обойтись без этого посещения, чреватого какими-нибудь непредвиденными осложнениями! Увы, избежать его не представлялось возможным.

— Черт бы побрал всех этих визитеров! — воскликнул Джон Карпентер.

— Точно… а пока терпение и выдержка! — пробурчал Гарри Маркел.

Миссис Кетлин Сеймур была принята с почетом и уважением, подобающим ее высокому общественному положению на Барбадосе. Прежде всего она выразила признательность капитану.

В своем ответе Гарри Маркел был воплощением вежливости и благородства. Затем, когда владелица Нординг-Хауза добавила, что в знак признания заслуг экипажа она жалует ему пятьсот фунтов, по сигналу Корти раздались крики «ура», тронувшие ее до глубины души своим чистосердечием.

Миссис Кетлин Сеймур посетила также кают-компанию и каюты. После чего она прошла на полуют, выразив удовлетворение всем увиденным. А каких комплиментов удостоился мистер Гораций Паттерсон, показавший хозяйке Нординг-Хауза «свою» ужасную змею, свернувшуюся кольцом в угрожающей позе вокруг мачты.

— Как? — воскликнула миссис Кетлин Сеймур. — Мистер Паттерсон, вы собственноручно убили это чудовище?…

— Да, сударыня, — скромно потупив взор, ответил мистер Паттерсон, — и если так жутко она выглядит будучи мертвой, то можете вообразить, какое это было страшилище, когда она высунула навстречу мне свой раздвоенный язык! Можете себе представить мой ужас!

И если Тони Рено не скорчился от смеха в эту минуту, то только потому, что Луи Клодьон ущипнул его до крови.

— Она и сейчас кажется такой же живой, как тогда, когда я ее убил!… — провозгласил мистер Паттерсон.

— Точь-в-точь! — подхватил Тони Рено, которого его товарищ на этот раз удержать не успел.

Вернувшись на полуют, миссис Кетлин Сеймур обратилась к Гарри Маркелу:

— Вы выходите в море завтра, капитан Пакстон?…

— Завтра, сударыня, на восходе солнца.

— В таком случае у меня к вам просьба… Речь идет о молодом двадцатипятилетнем моряке, сыне одной из моих служанок, смелом юноше, который возвращается в Англию, чтобы начать службу в качестве второго помощника на торговом судне… Я буду вам очень признательна, если вы разрешите ему плыть с вами.

Нравилась или нет эта просьба Гарри Маркелу, но было ясно, что отказать миссис Кетлин Сеймур, нанявшей судно, невозможно. Поэтому он коротко ответил:

— Пусть юноша явится на судно, ему будет оказан хороший прием.

Миссис Кетлин Сеймур еще раз поблагодарила капитана. Затем она попросила его позаботиться во время обратного рейса о мистере Паттерсоне и его спутниках, за которых она несет ответственность перед их родственниками.

И наконец, — главный момент для Гарри Маркела, ради чего, собственно, он и его сообщники пошли на все испытания, подвергаясь нешуточной опасности, — миссис Кетлин Сеймур объявила, что в тот же день мистер Паттерсон и стипендиаты получат премию в 700 фунтов, обещанную каждому.

Мистер Паттерсон искренне поблагодарил великодушную хозяйку, заметив, что они уже и так злоупотребляют щедростью владелицы Нординг-Хауза. Роджер Хинсдейл, Луи Клодьон и все остальные поддержали его.

Миссис Кетлин Сеймур заявила, что отказ гостей от премии чрезвычайно огорчил бы ее, и поэтому настаивать на своем не имело смысла, к великому удовольствию Джона Карпентера и всей команды.

Затем, после дружеского прощания с капитаном «Стремительного» и пожеланий доброго пути, гостья и ее спутники заняли места в шлюпке, которая доставила их на набережную, откуда поджидавшие их экипажи отвезли всех в замок, где юношам предстояло провести последний день.

И как только посетители покинули судно, команда принялась буйно выражать свой восторг.

— Дело сделано!… — воскликнул Корти.

— Тысяча дьяволов!… — добавил Джон Карпентер. — Я чуть в обморок не грохнулся, когда эти идиоты чуть было не отказались от премии!… Стоило бы тогда рисковать головой, чтобы вернуться с пустыми карманами!

Но теперь пассажиры уже не вернутся на борт без суммы, которая должна удвоить доход от и без того весьма выгодного дельца.

— А как же этот матросик?… — вдруг вспомнил Корти.

— Порядок!… — ответил боцман. — Одним больше… подумаешь, какая важность…

— Ладно, — добавил Корти, — я им сам займусь!

В тот вечер в Нординг-Хаузе был дан большой обед, на котором присутствовали почетные лица колонии и гости миссис Кетлин Сеймур. Каждый из них получил маленький шелковый мешочек с премией, причитающейся лауреату Антильской школы.

За час до этого на судно явился молодой моряк, за которого просила миссис Кетлин Сеймур. Молодого человека без лишних вопросов устроили в отведенной ему каюте.

Все было готово для отплытия на следующий день, и с восходом солнца «Стремительный» должен был покинуть порт Бриджтауна, место своей последней стоянки в Вест-Индии.



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 49  Глава V СЕНТ-ЛЮСИЯ : Жюль Верн  50  вы читаете: Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 51  Глава VII НАЧАЛО ПЕРЕХОДА : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 58  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн  59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap