Приключения : Путешествия и география : Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  57  58  59

вы читаете книгу

Глава XIV

КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ


Пароход «Виктория», шедший из Доминиканской Республики в Ливерпуль, находился в трехстах пятидесяти милях от Антил, когда вахтенные заметили шлюпку со «Стремительного».

Капитан Джон Девис, которого тут же известили, приказал взять курс на шлюпку. Дрейфовала ли она сама по себе, или в ней были несчастные, потерпевшие кораблекрушение?…

В тот момент, когда Луи Клодьон крикнул «Корабль!», Уилл Миц и двое-трое юношей были уже на ногах и протягивали дрожащие руки к судну.

Самые выносливые собрали последние силы, и капитану «Виктории» даже не пришлось посылать шлюпку за несчастными. Уилл Миц и Луи Клодьон сели на весла, Тони Рено — за руль, и вскоре шлюпка уже пристала к борту парохода. Бросили швартов и закрепили трап. Пять минут спустя все пассажиры «Стремительного» уже были на борту «Виктории», где их ждал самый теплый прием и уход, в котором они очень нуждались.

Наконец-то лауреаты Антильской школы, стипендиаты миссис Кетлин Сеймур, были спасены, а вместе с ними и их ментор, мистер Гораций Паттерсон, и храбрый Уилл Миц, которому все были обязаны счастливым исходом столь драматического плавания!

Луи Клодьон рассказал, что произошло с пассажирами «Стремительного» после отплытия с Барбадоса. Капитан «Виктории» узнал, как проходил первый этап их плавания, когда «Стремительный» находился еще в руках Гарри Маркела и его банды, о путешествии по Антильскому архипелагу, о том, как Уиллу Мицу удалось раскрыть планы пиратов, как пассажиры были вынуждены покинуть горящее судно, и, наконец, о том, как проходило их плавание в последние дни.

Итак, «Стремительный», который, как все считали, завершал обратное плавание, нашел свой конец в глубинах Атлантики, унеся с собой пиратов с «Галифакса», бежавших из куинстаунской тюрьмы!

Тут же глубоко взволнованный Луи Клодьон от имени своих товарищей сердечно поблагодарил Уилла Мица за все, что сделал для них этот храбрый моряк. По очереди сжимая его в объятьях, все благодарили его, плача от радости, признательности и счастья.

Пароход «Виктория» был угольщиком водоизмещением в две тысячи пятьсот тонн, доставившим уголь в Доминиканскую Республику и возвращавшимся прямым курсом в Ливерпуль. Итак, пассажиры «Стремительного» будут доставлены прямо в Англию. А поскольку «Виктория» делала пятнадцать миль в час, опоздание мистера Горация Паттерсона и его юных подопечных не превысит и недели.

Разумеется, с первого дня благодаря неустанным заботам никто из спасенных уже не ощущал ни моральной подавленности, ни физической усталости от пережитых ими страшных испытаний. Все отошло в прошлое. А как же путешественники радовались тому, что кончились все их мучения, связанные со вторым плаванием, и все страдания, перенесенные ими в шлюпке среди безбрежного Атлантического океана!

Что касается мистера Паттерсона, то свою длинную и чрезвычайно интересную беседу с капитаном «Виктории», в которой воедино слились образы Гарри Маркела и ужасной рептилии с Мартиники, он заключил следующими словами:

— Решительно, капитан, правы те, кто принимает все меры предосторожности, пускаясь в путешествия!… Suave man magno, как сказал Лукреций, когда море волнуется, как спокойно на душе от осознания того, что ты выполнил свой долг! Что могло случиться, если бы я вдруг исчез в морской пучине… если бы я не вернулся в порт… если бы в течение долгих лет от эконома Антильской школы не было бы никаких вестей… Конечно, миссис Паттерсон могла бы воспользоваться завещанием, которое я счел своим долгом оставить!… Но, слава Богу, я возвращаюсь вовремя, и им не нужно будет пользоваться!… Finis coronat opus — конец венчает дело!

Возможно, капитан «Виктории» не понял ни слова из того, что ментор говорил, ни на латыни, ни даже на родном языке, в отношении миссис Паттерсон; но он не заострял на этом внимания и мог лишь поздравить нового пассажира со счастливым избавлением от стольких напастей.

Как можно заметить, к мистеру Паттерсону вернулось все его самообладание и полная раскованность мышления. И тут ему вдруг пришла на память знаменитая латинская цитата, которую он так еще и не перевел. К тому же Тони Рено и не думал отставать от ментора и буквально на следующий день в присутствии всех своих товарищей с ехидцей спросил:

— Так как же, мистер Паттерсон, с нашим переводом?…

— Вашей латинской фразы?…

— Да-да.

— Letorum rosam angelum?…

— Нет, нет, — поправил эконома Тони Рено, — rosam angelum letorum…

— О, какое значение имеет здесь порядок слов?…

— Напротив, мистер Паттерсон, в этом-то все дело!

— Да это просто забавно!

— Да уж как есть!… Так вы нашли перевод?…

— Я пришел к выводу, что ваша фраза вовсе лишена смысла…

— Вот и неверно! Правда, я забыл вас предупредить, что ее можно перевести лишь на французский…

— Так вы мне скажете наконец, в чем здесь секрет?

— Непременно… как только нам откроется английский берег!

И напрасно все последующие дни мистер Паттерсон вертел так и эдак поистине кабалистические слова! Подумать только, застать врасплох такого латиниста, как он!

Поэтому чрезвычайно грустный, страшно озабоченный ментор, едва услышав крик «Земля!», отвел Тони Рено в сторонку и потребовал объяснений.

— Нет ничего проще, — ответил записной остряк Антильской школы.

— Итак?…

— Rosam angelum letorum по-французски означает: Rose а mange l'omelette au rhum! (Роза съела ромовый омлет.)

В первую секунду мистер Паттерсон ничего не понял, затем, когда до него дошло, что над ним подшутили, подскочил так, как если бы его ударило электрическим током, а вслед за тем… попробуйте представить себе выражение ужаса и негодования на его лице!

Короче говоря, после спокойного плавания 22 октября «Виктория» вошла в пролив Святого Георга и в тот же вечер бросила якорь на своем обычном месте в Ливерпульском порту.

Тут же были посланы депеши директору Антильской школы и семьям юных лауреатов, сообщавшие о благополучном возвращении путешественников.

Уже вечером газеты рассказали о событиях, разыгравшихся на борту «Стремительного», и живописали перипетии, которые пришлось пережить мистеру Паттерсону и его юным спутникам, прежде чем они вернулись в Англию.

Эта история получила широкую огласку. Публика была глубоко взволнована всеми деталями ужасной драмы, начавшейся в заливе Корк убийством капитана Пакстона и его команды. Многие моряки с восторгом встретили известие о бесславном конце Гарри Маркела и всей его банды.

В то же время мистер Ардах поставил миссис Кетлин Сеймур в известность относительно произошедших событий. Можно себе представить весь ужас этой благонравной и щедрой дамы!… Страшно даже подумать, что могло бы произойти, не приди ей в голову идея отправить Уилла Мица в Англию на «Стремительном»!… А уж сколь велика была ее признательность храброму моряку, ставшему героем дня!… Теперь, когда Уилл попал в Ливерпуль, ему оставалось лишь ждать отплытия на «Элизе Уорден» в качестве второго боцмана. Кстати, владельцы корабля, узнав о подвигах юноши, поспешили повысить ему жалованье и пообещали скорое продвижение по службе.

Еще раз выразив капитану «Виктории» благодарность за чудесное спасение, мистер Паттерсон и ученики сели в ночной поезд. На следующий день они уже были в Антильской школе.

Поскольку каникулы уже кончились, можно себе представить, какую встречу устроили путешественникам после стольких испытаний их товарищи по школе. И совсем мальчишек, и почти взрослых юношей интересовали мельчайшие подробности, и еще долго, а может быть, и всегда, эта тема будет самой животрепещущей во время перемен. Разумеется, несмотря на огромное количество опасностей, которых счастливо удалось избежать пассажирам «Стремительного», множество юных сорвиголов хотели бы оказаться на их месте! И уж ни у кого из учителей не было и тени сомнения в том, что в случае объявления нового конкурса для совершения подобного путешествия в кандидатах недостатка не будет!

Правда, едва ли будущие стипендиаты встретятся с еще одной бандой пиратов, стремящихся захватить судно с лауреатами.

Однако юношам следовало поспешить встретиться с семьями, ожидавшими их с таким нетерпением, — даже страшно подумать, что было бы с ними, если бы дети вообще не вернулись из путешествия на Антилы!

Поэтому все, за исключением Хьюберта Перкинса, чьи родители жили на Антигуа, и Роджера Хинсдейла, родители которого жили в Лондоне, — Джон Говард, Луи Клодьон, Тони Рено, Нильс Гарбо, Аксель Викборн, Альбертус Лейвен и Магнус Андерс — немедленно отправились в Манчестер, Париж, Нант, Копенгаген, Роттердам и Гетеборг, дабы провести с родными несколько дней, прежде чем вернуться в Антильскую школу.

Эта история не была бы полностью закончена, если бы мы не сказали несколько слов о мистере Горации Паттерсоне.

Само собой разумеется, сцена, когда двое супругов упали друг другу в объятья, была одной из самых трогательных. Но нет! Миссис Паттерсон даже не могла допустить и мысли, что ее муж, человек столь пунктуальный, предусмотрительный и методичный, столь защищенный от всех жизненных превратностей, мог подвергаться подобным опасностям и столь счастливо избежать их. Но что сказал себе этот чудный человек, так это то, что больше никогда не рискнул бы повторить подобное плавание! Так счастливо он уже не смог бы выпутаться, non bis in idem[278], и миссис Паттерсон безоговорочно одобрила сию юридическую аксиому.

Когда мистер Паттерсон передавал супруге премию в семьсот фунтов, полученную на Барбадосе, он сопроводил сей торжественный акт словами глубокого сожаления о том, что не может приложить к данной сумме и знаменитого тригоноцефала, нашедшего свою гибель в мрачной пучине Атлантического океана. Что за эффект произвела бы змея если уж не в его гостиной, то в кабинете естественной истории Антильской школы!…

Затем мистер Паттерсон добавил:

— Теперь нам остается лишь отправиться к преподобному Финбуку, в приход на Оксфорд-стрит…

В ответ на это миссис Паттерсон не смогла сдержать улыбки и просто сказала:

— Это совершенно бесполезно, мой друг…

— То есть как… бесполезно? — воскликнул изумленный и даже несколько ошарашенный мистер Паттерсон.

Все это требует небольшого разъяснения. Вот оно.

Страдая избытком осторожности и совершенно фантастической любовью к порядку, во всем педантичный эконом Антильской школы вдруг решил, что завещания явно недостаточно для приведения всех его дел в идеальное состояние, а потому вбил себе в голову, что перед отъездом непременно следует развестись. В этом случае, если от него не будет известий и даже если он не вернется, миссис Паттерсон не придется ждать долгие годы, чтобы освободиться от опеки, как это неоднократно случалось с женами великих путешественников, попадавших в подобные прискорбные обстоятельства. Мистер Паттерсон не допускал даже мысли, что во время его отсутствия составленное им завещание не будет немедленно и без проволочек оформлено, как и надлежит при совершении всех дел, ведущихся согласно установленному порядку и методе. Чтобы дорогая спутница его жизни не смогла располагать собой и тем небольшим состоянием, которое переходило к ней как вдове?! Нет, нет и нет! Надо оформить развод, и точка!

Но если мысли мистера Паттерсона слишком глубоко засели у него в голове, чтобы он мог внять любому вескому доводу рассудка, то и у его достойной половины были свои незыблемые принципы, причем настолько незыблемые, что она никогда не согласилась бы на развод, даже при экстремальных обстоятельствах. Однако, насколько славный эконом был упрям, настолько же он был и забывчив, — о чем можно судить по нашему повествованию, — на что и рассчитывала миссис Паттерсон, надеясь уладить все к собственному удовольствию. Посоветовавшись с одним стряпчим, советником Антильской школы и старинным другом семьи, достойная леди сделала вид, что согласна на все, что только взбредет в голову ее благоверному. И, как и предполагала миссис Паттерсон, глубоко взволнованный совершением столь важного акта супруг ничего не заметил.

— Нет-нет… мистер Паттерсон, ведь я ничего не подписала… Мы с вами никогда и не были разведены… так что наш брачный контракт был и остается в силе…

— Ne variatur (неизменный)! — воскликнул мистер Паттерсон, нежно заключая супругу в объятия.



Содержание:
 0  Путешествие стипендиатов : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II ПЛАНЫ МИССИС КЕТЛИН СЕЙМУР : Жюль Верн  4  Глава IV ТАВЕРНА ГОЛУБАЯ ЛИСИЦА : Жюль Верн
 6  Глава VI ХОЗЯЕВА НА БОРТУ : Жюль Верн  8  Глава VIII НА СУДНЕ : Жюль Верн
 10  Глава X БРИЗ С НОРД-ОСТА : Жюль Верн  12  Глава XII ЧЕРЕЗ АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН : Жюль Верн
 14  Глава XIV СЕНТ-ТОМАС И САНТА-КРУС : Жюль Верн  16  Глава I КОНКУРС : Жюль Верн
 18  Глава III МИСТЕР И МИССИС ПАТТЕРСОН : Жюль Верн  20  Глава V ДЕРЗКИЙ ТРЮК : Жюль Верн
 22  Глава VII ТРЕХМАЧТОВЫЙ БАРК СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ : Жюль Верн  24  Глава IX В ВИДУ ЗЕМЛИ : Жюль Верн
 26  Глава XI В ОТКРЫТОМ МОРЕ : Жюль Верн  28  Глава XIII СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ЭССЕКС : Жюль Верн
 30  Глава XV ОСТРОВА СЕН-МАРТЕН И СЕН-БАРТЕЛЬМИ : Жюль Верн  32  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн
 34  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн  36  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн
 38  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн  40  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн
 42  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  44  Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 46  Глава II ГВАДЕЛУПА : Жюль Верн  48  Глава IV МАРТИНИКА : Жюль Верн
 50  Глава VI БАРБАДОС : Жюль Верн  52  Глава VIII С НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ : Жюль Верн
 54  Глава X БЕГЛЕЦЫ : Жюль Верн  56  Глава XII ЕЩЕ ТРИ ДНЯ : Жюль Верн
 57  Глава XIII КУДА ГЛАЗА ГЛЯДЯТ : Жюль Верн  58  вы читаете: Глава XIV КОНЕЦ ПЛАВАНИЯ : Жюль Верн
 59  Использовалась литература : Путешествие стипендиатов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap