Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА ВТОРАЯ. ИССЛЕДОВАТЕЛИ АФРИКИ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу

ГЛАВА ВТОРАЯ. ИССЛЕДОВАТЕЛИ АФРИКИ

Шоу в Алжире и Тунисе.- Хорнеман в Феццане.- Адансон в Сенегале.- Хоугон в Сенегамбии.- Мунг о Парк и его два путешествия на Джолибу или Нигер. – Сегу.- Тимбукту. – Спаррман и Левайян в Капской колонии, в Натале и во внутренних районах Южной Африки. – Ласерда в Мозамбике и у негров-казембе.- Брюс в Абиссинии. – Истоки Голубого Нила.- Озеро Тана.- Путешествие Брауна в Дарфур.

Англичанин Томас Шоу, капеллан[159] при английском торговом агентстве в Алжире, использовал свое двенадцатилетнее пребывание в Северной Африке для составления богатой коллекции древностей, медалей, надписей и предметов искусства. Он сам не бывал в южных районах Алжира, но сумел окружить себя серьезными компетентными людьми, снабдившими его множеством точных и ценных сведений относительно ряда малоизвестных мест. Его обширный труд, изданный в двух томах с многочисленными рисунками в тексте, охватывает всю древнюю Нумидию.

Это скорее труд любознательного человека, чем путешественника, и его любознательность, надо сказать, часто была направлена по ложному пути. Но какими недостатками ни страдал бы этот труд, для своего времени он представлял известную ценность, потому что никто из предшественников Шоу не располагал такими возможностями и не мог собрать и обработать такой обильный материал.

Следующий отрывок дает представление о характере книги Шоу:

«К числу наиболее распространенных ремесел у кабилов и арабов относится изготовление «хайков» (так они называют свои шерстяные плащи) и тканей из козьей шерсти, которыми покрывают палатки. Эту работу выполняют только женщины, как когда-то ею занимались Андромаха и Пенелопа;[160] они совер-


шенно не пользуются челноком и проводят каждую нитку утка пальцами. Обычно такой «хайк» имеет в длину шесть английских локтей, а в ширину-пять, шесть футов и служит кабилам и арабам единственной одеждой в течение дня, постелью и одеялом ночью. Эта одежда легкая, но очень неудобная, ибо часто свисает то на одну, то на другую сторону и спадает, так что ее приходится поминутно подтягивать и поправлять. Легко понять, насколько необходим пояс, когда приходится что-либо делать, и, следовательно, насколько удачно аллегорическое выражение, так часто повторяющееся в библии: подпоясывать чресла.

Манера носить «хайк» и постоянное обыкновение покрываться им, ложась спать, наводят нас на мысль, что, во всяком случае, наиболее тонкие его сорта, какие носят женщины и кабильская знать, ничем не отличаются от одежды, называвшейся в классической древности «пеплумом». Весьма вероятно также, что тоги римлян, в которые те заворачивались, набрасывая их на плечи, относились к той же разновидности одежды; судя по складкам на римских статуях, тога или плащ носились почти так же, как «хайк» арабов».

Останавливаться дольше на труде Шоу не стоит, потому что с интересующей нас точки зрения он почти ничего не дает. Лучше несколько подробнее рассказать о путешествии в Феццан Фридриха Конрада Хорнемана.

Молодой немец совершил эту экспедицию на средства и по заданию Научного общества для исследования Африки, основанного в Лондоне («Африканское общество» возникло в 1788 году по инициативе Джозефа Банкса (спутника Кука). В задачи общества входило исследование африканского материка для развития британской торговли и утверждения колониального господства. (Прим. ред.)). Изучив арабский язык и приобретя некоторые познания в медицине, Хорнеман получил окончательное одобрение своих планов со стороны Африканского общества, которое снабдило его рекомендательными письмами и охранными грамотами, а также открыло неограниченный кредит.

Хорнеман выехал из Лондона в июле 1797 года и прибыл в Париж, где познакомился с одним турком, давшим ему письма с самыми настоятельными рекомендациями к некоторым каирским купцам, имевшим деловые связи с внутренними районами Африки.

Молодой путешественник воспользовался пребыванием в Каире для того, чтобы усовершенствоваться в арабском языке и изучить нравы и обычаи местных жителей. Поспешим добавить, что французские ученые, Монж и Бертолле, представили Хорнемана главнокомандующему египетской армией. Бонапарт принял его очень любезно и обещал оказать возможную помощь.

Хорнеману безопаснее всего было путешествовать, переодевшись мусульманским купцом. Итак, он поспешил выучить несколько молитв и усвоить некоторые привычки, что дало бы ему возможность, как он думал, вводить в заблуждение ничего не подозревающих людей. К тому же он отправился в путь с одним своим соотечественником, Иосифом Фрейденбургом, который двенадцатью годами раньше принял мусульманство, совершил три паломничества в Мекку и свободно говорил на самых употребительных диалектах турецкого и арабского языков. Он должен был служить Хорнеману переводчиком.

5 сентября 1798 года путешественник покинул Каир с купеческим караваном и прежде всего посетил знаменитый оазис Юпитера Аммона или Сива, находящийся в пустыне к западу от Каира. Оазис Сива представлял собой маленькое независимое государство, признававшее власть турецкого султана, но не платившее ему никакой дани. Вокруг города в радиусе одной – двух миль расположено несколько деревень. Город построен на скале, в которой жители вырыли себе жилища. Улицы так узки и запутаны, что чужестранец не может в них ориентироваться.



Оазис тянется на значительное расстояние. Наиболее плодородная часть представляет собой хорошо орошенную долину окружностью примерно в пятьдесят миль; там растут пшеница и различные овощи. Наилучшие урожаи дают превосходные на вкус финики, славящиеся среди всех арабов, населяющих Сахару.

С самого начала Хорнеман обратил внимание на развалины и решил обязательно их посетить, так как мало что смог о них узнать от местных жителей. Но всякий раз. как он вступал за ограду, окружавшую эти памятники, за ним шла толпа горожан, и он не имел возможности заняться подробным изучением. Один араб как-то даже сказал ему: «Видно, ты в душе все еще христианин, если так часто приходишь смотреть на изделия рук неверных».

Понятно, Хорнеману пришлось отказаться от дальнейших попыток. Насколько он мог судить по беглому осмотру, то был оазис Аммона, и развалины представляли собой остатки каких- то египетских сооружений.

Доказательством густоты древнего населения оазиса Сива служит большое количество подземных пещер, встречающихся на каждом шагу, в особенности под холмом, на котором стоит город. Хорнеман тщетно пытался отыскать на этих старинных кладбищах хоть один целый череп; в найденных им затылочных костях он не мог обнаружить никаких следов того, что когда-то они были заполнены смолой.

Он видел множество остатков одежды, но они совершенно истлели, и определить их происхождение и сорт ткани оказалось невозможным.

Хорнеман провел в этих местах неделю, а затем 29 сентября направился в Шиаху и пересек горную цепь, служащую границей оазиса Сива. До тех пор ничто не нарушало мирного течения путешествия, но в Шиахе Хорнемана обвинили в том, что он христианин и проник в страну в качестве шпиона. Приходилось брать дерзостью. У нашего путешественника не было в ней недостатка. Его повели на допрос, но он спасся благодаря захваченному с собой корану, который принялся без запинки читать. Тем временем Фрейденбург, опасаясь, как бы не стали рыться в вещах Хорнемана, сжег кусочки мумий, образцы растений, подробный дневник путешествия и все книги. То была невозвратимая потеря.

Спустя несколько дней караван достиг города Ауджила, хорошо известного еще Геродоту, считавшему, что он находится на расстоянии десяти дней пути от оазиса Аммона. Это совпадает со свидетельством Хорнемана, затратившего на переход девять дней. В Ауджиле к каравану присоединились купцы из

Бенгази, Мисурата и Дзерба, и теперь в нем насчитывалось не меньше ста двадцати человек. После длинного перехода по песчаной пустыне караван достиг холмистой, изрезанной оврагами местности, кое-где поросшей травой и деревьями. Это пустыня Харуч. Ее следовало пересечь, чтобы добраться до Темиссы, небольшого поселения, построенного на холме и окруженного высокой стеной.

В Зуиле караван вступил на территорию области Феццан. При входе в город путников каждый раз встречали обычными военными играми, а также бесконечными приветствиями и пожеланиями здоровья. Эти изъявления вежливости, часто очень неискренние, по-видимому, занимают большое место в жизни арабов; их частое повторение постоянно удивляло путешественника.

17 ноября караван прибыл в Мурзук, столицу Феццана. Он был конечной целью экспедиции. Возделанная территория королевства Феццан, по данным Хорнемана, в самой длинной своей части тянется примерно на триста миль с севера на юг, а в самой широкой части – на двести миль с запада на восток; к Феццану относится также гористый район Харуч на востоке и другие пустыни на юге и на западе. Климат там во все времена года мало приятный; летом стоит невообразимая жара, и когда ветер подует с юга, ее с трудом переносят даже местные жители; зимой северный ветер бывает такой пронизывающий и холодный, что жителям приходится разводить костры.

Все природные богатства страны сводятся прежде всего к финикам, а затем к овощам. Мурзук представляет собой главный рынок страны. Туда привозят товары из Каира, Бенгази, Триполи, Радамеса, Туата и Судана. Предметами торговли являются рабы обоего пола, страусовые перья, шкуры хищных зверей и золото в виде песка и самородков. Из Борну доставляют медь, из Каира – шелка, миткаль, шерстяную одежду, искусственные кораллы, браслеты, и многие другие индийские товары. Купцы из Триполи и Радамеса привозят огнестрельное оружие, сабли, ножи и т. д.

Феццаном управляет султан, происходящий из рода шерифов.[161] Его власть неограничена, но тем не менее он платит триполитанскому бею[162] дань, которая в переводе на современные деньги соответствовала бы четырем тысячам долларов. Население страны составляет, вероятно (Хорнеман не сообщает, на чем основан его подсчет), семьдесят пять тысяч человек: все они мусульмане.

В отчете Хорнемана можно найти еще некоторые подробности относительно нравов и обычаев этого народа. Путешественник заканчивает свое донесение Африканскому обществу


упоминанием о том, что он собирается еще раз побывать в Фецца- не и надеется прислать новые подробности.

О дальнейшей судьбе экспедиции известно очень мало. Верный спутник Хорнемана, Фрейденбург, умер в Мурзуке. Заболев и сам жестокой лихорадкой, Хорнеман оказался вынужденным пробыть в Мурзуке гораздо дольше, чем рассчитывал. Едва оправившись, он добрался до Триполи, чтобы отдохнуть в обществе нескольких живших там европейцев. 1 декабря 1799 года Хорнеман снова направился в Мурзук, откуда 7 апреля 1800 года ушел с караваном дальше в глубь страны. Его влекло в область Борну, лежащую к западу от озера Чад; но из этой гибельной страны, которой предстояло поглотить столько жертв, он не вернулся.

В течение всего XVIII века шел штурм африканского материка. Исследователи со всех сторон прощупывали «слабые места», пытаясь через них проникнуть во внутренние области Африки. Некоторым удавалось забраться в глубь страны, но затем их выгоняли жители или же они находили там смерть. Только в наши дни (Речь идет о второй половине XIX века. (Ред.)) этот загадочный материк начинает раскрывать свои тайны; ко всеобщему удивлению, он оказался полон огромных богатств, каких никто не мог ожидать.

Материалы, собранные Брю относительно Сенегальского берега, требовали уточнения. Но теперь французы не обладали прежними преимуществами. У них появились очень серьезные и предприимчивые соперники в лице англичан. Те были твердо убеждены в важном значении для развития их торговли всякого рода сведений об африканском материке. Однако, прежде чем перейти к описанию английских экспедиций Хоутона и Мунго Парка, следует сказать несколько слов о путешествии французского естествоиспытателя Мишеля Адансона.

С детства увлекаясь естествознанием, Адансон захотел прославиться открытием новых видов животных и растений. Рассчитывать найти их в Европе не приходилось. Совершенно неожиданно он избрал полем своей деятельности Сенегал.

«Из всех европейских колоний, – пишет Адансон в неопубликованном письме, – в Сенегал труднее всего проникнуть, там самый жаркий и нездоровый климат и больше всего подстерегающих на каждом шагу опасностей; следовательно, он менее всего изучен естествоиспытателями».

Поистине нужно было обладать исключительной смелостью и честолюбием, чтобы выбрать маршрут, исходя из подобных мотивов!

Конечно, Адансон был не первый естествоиспытатель, бросившийся очертя голову навстречу всевозможным опасностям; но никогда еще ни один из них не пускался в путь с таким энтузиазмом, за свой собственный счет, без всякой надежды на признание. Ведь Адансон прекрасно знал, что по возвращении у него не окажется денег даже на то, чтобы опубликовать результаты своих открытий.

3 марта 1749 года Адансон сел на корабль «Шевалье Марен», под командованием д'Апре-де-Манневиллетта и после остановки в гавани Санта-Крус на Тенерифе, высадился в устье реки Сенегал, которую он принимал за Нигер древних географов. В течение почти пяти лет он исходил страну во всех направлениях, побывав в Подоре, Албреде, в устье Гамбии, и с неслыханным упорством и энергией собрал богатейшие коллекции животных, растений и минералов.

Ему мы обязаны первыми точными сведениями о гигантском дереве баобабе, часто называемом адансония, об образе жизни саранчи, являющейся основной пищей некоторых диких племен, о белых муравьях, строящих настоящие дома, о нескольких видах устриц в устье Гамбии, «сидящих» на деревьях.

«Для сбора устриц, – рассказывает он, – неграм приходится затрачивать гораздо меньше труда, чем можно было бы предположить; они просто обрубают сук с прицепившимися к нему моллюсками. На одном суке их иногда бывает до двухсот, а если он имеет разветвления, то получается устричный букет, который человек с трудом может нести».

Впрочем, из всех наблюдений Адансона, какой бы интерес они ни представляли, географы могут почерпнуть очень немногое; несколько новых или более исчерпывающих данных о племенах волоф и мандинго – и это все. Он ближе познакомил нас со странами, уже посещавшимися раньше европейцами, но никаких географических открытий не совершил.

Не так обстояло дело с экспедицией, к которой мы теперь перейдем.

Хоутон, капитан 69-го полка, а затем майор, еще в ранней юности, когда служил при английском посольстве в Марокко, имел случай ознакомиться с обычаями и нравами арабов Северной Африки и негров Сенегамбии. В 1790 году он предложил Африканскому обществу в Лондоне свои услуги для путешествия на Нигер и исследования его течения; затем он предполагал посетить города Тимбукту и вернуться через Сахару. Хоутону удалось только приступить к выполнению этого изумительного плана, но уже первых попыток оказалось достаточно, чтобы потерпеть решительную неудачу.

16 октября 1790 года путешественник покинул Англию и 10 ноября высадился в Джиллифри (Батерст) близ устья Гамбии. Хорошо принятый королем Барры, он проплыл вверх по течению реки триста лье, затем пересек сухим путем остальную часть Сенегамбии и добрался до страны Бани.

«Там он купил у одного негра, – рассказывает Валькенер. в своей «Истории путешествий», – лошадь и пять ослов и собирался направиться в Медину-Пакан, главный город маленького королевства Фульбе; он захватил с собой товары, чтобы расплачиваться ими во время путешествия. К счастью, из нескольких слов, оброненных одной негритянкой на языке мандинго, который Хоутон немного понимал, он узнал о составленном против него заговоре. Купцы, занимавшиеся торговлей в приречных поселениях, думали, что англичанин путешествует исключительно с коммерческой целью и, опасаясь, как бы конкуренция не лишила их прибыли, задумали его убить.



Чтобы избавиться от угрожавшей опасности, Хоутон счел благоразумным двигаться не обычной дорогой. Вместе с ослами он вплавь перебрался через реку Геба и очутился на южном ее берегу в королевстве Кантор».

Затем Хоутон вторично переправился через реку и вступил на территорию королевства Фульбе. Там он поспешил послать к королю гонца с подарками и с просьбой о покровительстве. Король принял путешественника в своей столице благожелательно и гостеприимно. Медина-Пакан, по словам Хоутона, представляет собой большой город, окруженный плодородной равниной, где пасутся многочисленные стада.

Путешественник мог теперь рассчитывать на благоприятный исход своей экспедиции: во всяком случае, все говорило за это, как вдруг одно событие нанесло первый удар его надеждам. Хижина по соседству с той, где он остановился, загорелась, и вскоре пожар охватил город. Переводчик англичанина, уже несколько раз пытавшийся его обокрасть, воспользовался случаем и убежал, захватив лошадь и трех ослов.

Но король Фульбе продолжал покровительствовать путешественнику и засыпал его подарками, ценными не сами по себе, а как свидетельство расположения. Этого короля, с уважением относившегося к европейцам, звали Джата; он хотел, чтобы англичане основали факторию в его государстве.

«Капитан Литлтон, – писал Хоутон жене,- пробыв здесь четыре года, нажил порядочное состояние; в настоящее время он является владельцем нескольких судов, ведущих торговлю на реке. Здесь в любое время в обмен на дешевые безделушки можно приобрести золото, слоновую кость, воск, рабов и заработать восемьсот процентов на вложенный капитал. Домашняя птица, овцы, яйца, масло, молоко, мед, рыба имеются в большом изобилии, и на десять фунтов стерлингов легко прокормится многочисленная семья. Почва сухая, воздух очень здоровый, и, по словам короля Фульбе, здесь еще не умер ни один белый».

По реке Фалеме Хоутон добрался до Келоба (на карте д'Анвиля – Кукулу) и в Бамбако собрал некоторые сведения о Джолибе (Нигере) – реке, текущей во внутренние области Судана. Вначале она идет с юга на север по Дженне, а затем с запада на восток до Тимбукту. Эти сведения вскоре подтвердил Мунго Парк. Король Бамбако принял путешественника ласково, дал ему проводника до Тимбукту и снабдил раковинами

наури[163] для расплаты за продовольствие во время пути.

Имелись все основания надеяться, что Хоутону удастся благополучно добраться до Нигера, но вдруг английский колонист доктор Ледли получил написанную карандашом записку с полустершимися словами. Она была послана из Сансандинга,


и в ней путешественник сообщал, что у него украли все вещи, но он продолжает путь к Тимбукту. Вскоре некоторые другие сведения, поступавшие с разных сторон, дали основание предполагать, что Хоутона убили в Бамбари. Его судьбу окончательно выяснил лишь Мунго Парк.

«Сансандинг, – пишет Валькенер, – где Хоутон написал последнюю дошедшую от него записку, представляет собой маленький, окруженный стеной городок на границе королевства Лудамар. Там носильщики-негры покинули путешественника, не захотев следовать за ним в страну арабов. Он все же продолжал путь и, преодолев множество препятствий, продвинулся на север и пытался пересечь Лудамар. Наконец он прибыл в Джару и познакомился с несколькими арабскими купцами, направлявши-


мися за солью в Тишит, городок, расположенный близ солончаков Сахары, в десяти днях пути к северу от Джары. Дав купцам ружье и немного табаку, Хоутон уговорил их довести его до Тишита. Если вспомнить о постигшей путешественника участи, невольно напрашивается предположение, что арабы постарались его обмануть как в отношении направления, которого он должен был держаться, так и характера страны, расположенной между Джарой и Тимбукту».

К концу второго дня пути Хоутон, заметив, что его обманывают, захотел вернуться в Джару; тогда арабы ограбили его и убежали. Ему ничего не оставалось, как попытаться пешком дойти до Джары. Умер ли он от голода или был убит арабами? В точности это осталось неизвестным, но Мунго Парку показали место, где он погиб.

Вследствие утери дневников и записей наблюдений все труды и рвение Хоутона сказались почти бесполезными для развития географической науки. С подробностями его экспедиции можно ознакомиться лишь по Трудам Африканского общества.

Мунго Парк, двадцатичетырехлетний шотландец-врач, вернувшись из плавания в Ост-Индию, узнал, что Африканское общество подыскивает путешественника, который рискнул бы проникнуть в глубь африканского материка, поднявшись по реке Гамбии. Мунго Парк, уже давно мечтавший об исследованиях природы Центральной Африки, а также нравов и обычаев населяющих ее народов, предложил свои услуги, хотя к тому времени уже не оставалось почти никаких сомнений в гибели его предшественника, майора Хоутона.

Африканское общество охотно согласилось, и Мунго Парк занялся приготовлениями к экспедиции. 22 мая 1795 года он отплыл из Портсмута с рекомендательными письмами к доктору Ледли и кредитом в двести фунтов стерлингов.

Высадившись в Джиллифри (Батерст) близ устья Гамбии, он поднялся вверх по течению реки и достиг английской торговой фактории Пизанну, которую возглавлял доктор Ледли. Первой заботой Мунго Парка было изучить наиболее распространенный местный язык – негритянского племени мандинго; затем он приступил к сбору сведений, необходимых для предстоящего путешествия.

За время, посвященное подготовке, ему удалось получить гораздо более точные и подробные данные, чем его предшественникам, относительно племен фулуп, волоф, фульбе и мандинго. Первые – угрюмые, склонные к ссорам и мстительные, но храбрые и честные; вторые представляют собой могущественное и воинственное племя, отличающееся очень темной кожей. Если не считать цвета кожи и языка, они очень похожи на мандинго. Эти последние, высокие и хорошо сложенные, обладают мягким характером и общительны. Женщины довольно миловидны. Наконец, фульбе, у которых кожа светлее, чем у остальных, по-видимому, имеют большую склонность к пастушеской и земледельческой жизни. Почти все местные жители мусульмане, и у них принято многоженство.

2 декабря Мунго Парк, захватив небольшой багаж, двинулся в глубь страны, сопровождаемый двумя неграми-переводчиками. Прежде всего он попал в маленькое королевство Фульбе; его столица Медина-Пакан насчитывала до тысячи домов. Затем он посетил довольно большой город Кедугу и после двухдневного перехода через пустыню прибыл в область Бадон. Население там принадлежит к племени фульбе, исповедует мусульманство и, кроме скотоводства и земледелия, занимается торговлей слоновой костью. Вскоре путешественник достиг реки Фалеме, берущей начало в горах Лабе; вблизи от истоков она протекает среди богатых золотоносных пластов. В столице области Бадон его принял властитель, который никак не желал поверить тому,


что можно путешествовать исключительно из любознательности. Встреча Мунго Парка с женами этого царька оказалась довольно забавной.

«Как только я вошел во двор,- рассказывает шотландец,- меня окружил весь сераль. Одни просили лекарства, другие,- амбру, и все хотели подвергнуться излюбленному в Африке способу лечения – кровопусканию. Женщины, числом десять или двенадцать, почти все были молодые и хорошенькие, с золотыми украшениями и крупинками амбры в прическах.

Они весело смеялись надо мной по разным поводам. Особенно забавляли их белизна моей кожи и мой длинный нос; они утверждали, что то и другое не настоящие. По их словам, мою кожу выбелили, окуная меня в молоко, когда я был еще ребенком, а нос удлинили, потягивая его каждый день, пока он не приобрел своей безобразной и противоестественной формы».

Направившись из Бадона к северу, Мунго Парк вступил на территорию Кажааги, называемой французами Галам. Климат этой живописной страны, орошаемой водами Сенегала, гораздо здоровее, чем в местах, расположенных ближе к побережью. Жители называют себя серавулли, а французы именуют их сераколетами. Кожа у них черная как смоль, и в этом отношении они ничем не отличаются от племени волоф.

«Серавулли, – сообщает Мунго Парк, – обычно занимаются торговлей. Когда-то они вели ее в очень больших масштабах с французами, продавая им золотой песок и рабов. Теперь они время от времени снабжают рабами английские фактории, основанные на берегах Гамбии».

В Кожааги арабы отобрали у Мунго Парка половину его имущества в качестве платы за право прохода. К счастью, племянник властителя области Хассоне, собиравшийся вернуться на родину, взял путешественника под свое покровительство. Они вместе добрались до селения Гонгади, где находятся прекрасные насаждения финиковых пальм, а затем до границы области Хасонне на берегу Сенегала.

Первый город, оказавшийся на их пути на территории Хасонне, был Каес, куда Мунго Парк прибыл 31 декабря. Местные жители оказали ему хороший прием и продали по дешевой цене продукты, в которых он нуждался; но со стороны местных властей он подвергался всяческим притеснениям.

10 января 1796 года Мунго Парк направился в Куниакари, столицу Хасонне, плодородной, богатой и густо населенной страны, способной выставить армию в сорок тысяч человек. Властитель, отнесшийся к путешественнику очень благожелательно, хотел, чтобы тот остался в его стране до тех пор, пока не закончится война между государствами Хасонне и Кажаага. В эту войну не могли не ввязаться и другие мавританские области – Каарт и Бамбари, куда собирался направиться Мунго Парк. Совет властителя был благоразумным, и путешественник не раз упрекал себя в том, что ему не последовал.

Однако, горя нетерпением проникнуть в глубь Африки и найти реку Нигер, Мунго Парк не внял никаким доводам и двинулся в Каарт – страну однообразных песчаных равнин. По дороге он встретил толпу жителей, бежавших в Хасонне, чтобы спастись от ужасов войны. Это зрелище не остановило отважного шотландца, и он продолжал путь в столицу Каарта, расположенную среди открытой плодородной равнины.

Мавританский царек Дези Курабари приветливо принял Мунго Парка и попытался отговорить его от дальнейшего путешествия в Бамбари; убедившись в тщетности своих усилий, он посоветовал путешественнику направиться в населенную арабами область Лудамар, чтобы избежать встречи с сражающимися армиями, и оттуда проникнуть в Бамбари.

Во время этого перехода Мунго Парк видел негров, которые питались чем-то вроде хлеба, по вкусу напоминавшего пряник, и приготовленного из семян лотоса. Это растение в большом количестве встречается в Сенегамбии, Судане и Тунисе.

«Не приходится сомневаться, – пишет Мунго Парк, – что это семена того самого лотоса, которыми, по словам Плиния, питались лотофаги Ливии. Я ел хлеб из лотоса и думаю, что на таком хлебе может прекрасно прожить армия, как жили, по сообщению Плиния, ливийцы. На вкус хлеб сладок и приятен, и солдаты на него, по-видимому, не жаловались».

22 февраля Мунго Парк прибыл в Ниарро, довольно большой город с каменными домами, населенный неграми, явившимися туда с юга, чтобы найти покровительство у арабов, которым они платят значительную дань. От Али, властителя Луда- мара, путешественник получил разрешение беспрепятственно двигаться через его страну. Несмотря на дружественные заверения властителя, арабы-фанатики из Деены почти дочиста ограбили Мунго Парка, но это очередное злоключение не помешало ему продолжать путь. Местные жители встречали путешественника очень гостеприимно, и он уже не сомневался, что благополучно достигнет Центральной Африки; но тут появился посланный ему вдогонку отряд солдат Али и отвел его в резиденцию царька.

«Али, – рассказывает Мунго Парк, – сидя на подушке из черного сафьяна, подстригал себе усы, а женщина-рабыня держала перед ним зеркало. Это был старик, чистокровный араб. С длинной седой бородой, он казался на вид мрачным и недовольным. Некоторое время он внимательно меня разглядывал, затем спросил доставивших меня людей, говорю ли я по-арабски. Те дали отрицательный ответ. Он, как видно, очень удивился и снова умолк. Окружавшие короля лица, в особенности женщины, не следовали его примеру. Женщины засыпали меня вопросами, осмотрели все части моей одежды, порылись у меня в карманах и заставили расстегнуть жилет, чтобы убедиться в белизне моей кожи. Они дошли даже до того, что сосчитали пальцы у меня на ногах и руках, словно сомневались, действительно ли я принадлежу к человеческому роду».

Итак, Мунго Парк очутился в плену. К христианину, подозреваемому в шпионаже, арабы относились жестоко. Оскорбления, обиды, побои – все досталось на его долю. За время вынужденного бездействия неутомимому Мунго Парку удалось со-



брать некоторые сведения о Тимбукту – городе, куда европейцам так трудно было проникнуть, мечте всех путешественников по Африке.

Один шериф рассказал Мунго Парку, что в пустыне расположен город Уалата, который больше, чем Тимбукту, но так как он находится далеко от Нигера и основным предметом торговли в нем является соль, чужестранцев там гораздо меньше. От Ба- фулабе до Уалата десять дней пути. По дороге между этими двумя городами нет ни одного более или менее крупного поселения, и питаться приходится молоком, покупая его у арабов, чьи стада пасутся вокруг колодцев и луж. В течение двух дней надо идти по песчаной местности, где совершенно нет воды.

Затем требуется одиннадцать дней, чтобы добраться от Уалата до Тимбукту. Но эту часть пути обычно проделывают на волах, так как вода там встречается значительно чаще. В Тимбукту живет много евреев; они все говорят по-арабски и читают те же молитвы, что и мусульмане.

Тем временем ход военных действий заставил Али принять решение отправиться в Ниаро. Мунго Парк, сумевший заручиться расположением любимой жены царька, Фатимы, получил разрешение его сопровождать. Приблизившись таким образом к театру военных действий, путешественник надеялся воспользоваться благоприятным случаем и спастись бегством. Действительно, властитель Каарта вскоре начал победоносное наступление на Ниаро. Большая часть жителей поспешно покинула город, и Мунго Парк последовал их примеру.

Ценою смертельной опасности ему удалось вырваться на свободу, но переводчик отказался его сопровождать. Шотландцу пришлось добираться до Бамбари одному, без всяких средств.

Первым городом на его пути оказался Варва; он находился, собственно говоря, на территории области Каарт, платившей в то время дань Мансонгу, властителю Бамбари.

«Утром 7 июля, когда я собирался уходить, – рассказывает Мунго Парк, – хозяин с очень смущенным видом попросил дать ему прядь моих волос. Ему сказали, пояснил он, что волосы белого человека являются «сафис» (талисманом); владеющий им приобретает всю мудрость белых. Я никогда не слышал о таком простом способе стать образованным человеком, но сразу же предоставил себя в распоряжение хозяина. Бедняга так жаждал набраться знаний, что обкорнал мне чуть не полголовы, в спешке то и дело вырывая клочья волос. Он охотно сделал бы то же самое и со второй половиной, если бы я не выразил некоторого недовольства и не заявил ему о своем желании сохранить на другой раз хоть часть моей драгоценной шевелюры».

Испытав бесчисленные невзгоды и лишения, Мунго Парк прошел Галлу, а затем Мурджу, большой город, один из центров торговли солью. Приблизившись к Сегу, путешественник очутился, наконец, у Нигера, который негры называют Джолиба, что значит «Большая вода».

«С огромной радостью, – рассказывает он,-я увидел перед собой заветную цель моей экспедиции, величественный Нигер, к которому так давно стремился. Равный по ширине Темзе у Вестминстера, он сверкал в солнечных лучах и медленно нес свои воды к востоку. Я подбежал к берегу и, напившись из реки, простер руки к небу, возблагодарив всевышнего за то, что мои усилия увенчались полным успехом.

Впрочем, то обстоятельство, что Нигер течет к востоку, местами отклоняясь на юго-восток и северо-восток, не вызвало у меня особого удивления. Когда я покидал Европу, у меня в этом вопросе были большие сомнения, но они почти совершенно рассеялись после того, как во время путешествия в ответ на мои постоянные расспросы о Нигере негры разных племен неизменно утверждали, что он течет в сторону восходящего солнца. К тому же и Хоутон, как я знал, собрал тем же способом аналогичные сведения.

Столица области Бамбари, Сегу, куда я теперь прибыл, состоит, в сущности, из четырех отдельных городов, из которых два расположены на северном берегу реки и называются Сегу-Корро и Сегу-Бу. Два других, находящихся на южном берегу, носят названия Сегу-Су-Корро и Сегу-Сее-Корро. Все они окружены высокими земляными валами. Дома построены из глины; они имеют четырехугольную форму и плоскую крышу; попадаются и двухэтажные дома; некоторые побелены известкой.

Кроме жилых зданий, во всех кварталах возвышаются мечети, построенные арабами. Улицы, хотя и тесные, все же достаточно широки, чтобы по ним можно было беспрепятственно двигаться в стране, где экипажи на колесах совершенно неизвестны. По тем данным, какие мне удалось собрать, я склонен считать население Сегу равным примерно тридцати тысячам.

Властитель Бамбари имеет постоянную резиденцию в Сегу-Сее-Корро; он держит большое количество рабов для перевозки жителей с одного берега реки на другой. Плата, взимаемая за эти услуги, дает властителю за год порядочный доход».

Под влиянием арабов царек не пожелал принять путешественника и запретил ему пребывание в своей столице, где он к тому же не мог оградить его от неприятностей. Однако, чтобы не придать отказу характера недоброжелательности, он послал Мунго Парку мешок с пятью тысячами раковин каури (на французские деньги около двадцати пяти франков) для покупки провизии. Посланец царька должен был, кроме того, слу-

жить путешественнику проводником до Сансандинга. Протестовать, возражать не приходилось; оставалось лишь подчиниться, что Мунго Парк и сделал.

По дороге в Сансандинг он присутствовал при сборе растительного масла, получаемого из плодов дерева «шн».

«Дерево «шн», – сообщается в отчете, – очень распространено во всей этой части Бамбари. Жители его не сажают, но оно встречается в естественном состоянии в лесах. По виду оно сильно напоминает американский дуб. Плод, из косточки которого, высушенной на солнце и вываренной в воде, приготовляют растительное масло, несколько напоминает испанскую оливу. Косточка окружена сладкой мякотью, покрытой тонкой зеленой кожицей. Получаемое масло обладает тем преимуществом, что сохраняется без соли в течение круглого года; кроме того, оно белее, тверже и, по моему мнению, вкуснее, чем любое масло из коровьего молока, какое мне приходилось когда-либо есть. Это один из главных предметов местной торговли в здешних странах».

Город Сансандинг, насчитывающий от восьми до десяти тысяч жителей, является рынком, постоянно посещаемым арабами, которые доставляют сюда с берегов Средиземного моря стеклянные изделия и меняют их на золотой песок и хлопчатобумажные ткани. Мунго Парку не разрешили остановиться и здесь; вследствие назойливости жителей и клеветы фанатиков арабов ему пришлось отказаться от долгожданного отдыха и, не задерживаясь, продолжать свой путь. Так как его лошадь была истощена от усталости и недоедания, он поплыл по Нигеру или, как его называет местное население, Джолибе на лодке.

В Мурзане, рыбачьей деревне, расположенной на северном берегу реки, Мунго Парк вынужден был прекратить дальнейшие исследования. Чем дальше он двигался на восток, спускаясь по течению реки, тем большей опасности он подвергался со стороны арабов. Начался период дождей, и вскоре путешествовать можно было бы лишь в лодке. Однако из-за отсутствия всяких средств Мунго Парк не мог нанять лодку, взамен первой, которая пришла в негодность, и ему приходилось жить милостыней. Плыть дальше в том же направлении – означало не только рисковать жизнью, но и похоронить вместе с собой результаты своих трудов и усилий. Конечно, возвращение на Гамбию было не легким делом; предстояло сделать несколько сот миль пешком по труднопроходимой местности, но надежда на благополучное завершение путешествия, без сомнения, поддерживала в нем бодрость.

«Прежде чем покинуть Сегу, – пишет Мунго Парк, – я счел необходимым получить от арабских и негритянских купцов все



сведения, какие только было возможно, относительно дальнейшего течения Нигера к востоку и о местоположении и величине прилегающих к нему королевств…

В двух днях пути от Сегу находится город Дженне, расположенный на маленьком острове, образованном рекой, и насчитывающий больше жителей, чем Сегу и даже любой другой город в Бамбари. На расстоянии еще двух дней пути река расширяется и образует довольно большое озеро, называемое Дебо (Темное озеро). О его размерах мне удалось узнать лишь то, что, пересекая его с запада на восток, лодки на целый день теряют из виду берега. Из озера вода вытекает несколькими потоками, в конце концов образующими два больших разветвления реки, одно из которых идет на север, а другое на восток, но оба рукава соединяются у поселка Кабра, находящегося на расстоянии одного дня пути к югу от Тимбукту и являющегося гаванью этого города. Область, заключенная между двумя рукавами Нигера, называется Джинбала; она населена неграми. Общее расстояние по суше от Дженне до Тимбукту равняется двенадцати дням пути.

К северо-востоку от области Масина находится королевство Тимбукту – заветная цель европейских путешественников. Столица королевства представляет собой один из главных пунктов обширной торговли между арабами и неграми. Надежда нажиться на торговле и религиозное рвение привлекли в этот большой город арабов и принявших мусульманство негров. Сам король и главные вельможи его государства более суровы и более нетерпимы по отношению к христианам, чем вожди других арабских племен в центральной части Африки».

Итак, Мунго Парку пришлось пуститься в обратный путь по дорогам, размокшим от дождей и наводнений. Он миновал Мурзан, Кеа и Модибу, где разыскал свою лошадь, оставленную для подкорма, затем Ниаро, Сансандинг, Саме, Саи, окруженный глубокими рвами и высокими стенами с четырехугольными башнями, затем Джаббу, довольно большой город, откуда видны высокие горы, и, наконец, прибыл в Таффару, где его приняли весьма негостеприимно.

В деревне Суха Мунго Парк попытался попросить милостыню у «дути», но тот ответил, что ничего не может ему уделить.

«Пока я разглядывал этого сурового человека, – рассказывает Мунго Парк, – и старался понять причину злости и недовольства, которые выражали черты его лица, он подозвал раба, работавшего на соседнем поле, и велел ему захватить с собой заступ. Указав затем место невдалеке, он приказал вырыть в земле яму. Раб принялся копать землю, а «дути», человек, по-видимому, нетерпеливый, что-то бормотал про себя, пока яма не была почти закончена. Затем он два раза подряд произнес слова «данкату» (ни на что не годный), «джанкра лемен» (настоящая зараза); по всей вероятности, эти выражения относились ко мне.

Так как яма сильно напоминала могилу, я почел за благо сесть на лошадь и уже совсем собрался ускакать, как вдруг раб, уходивший в деревню, вернулся и принес совершенно голое тело мальчика примерно девяти или десяти лет. Негр нес труп, держа его за руку и за ногу, и бросил его в могилу с таким варварским безразличием, какого мне никогда не приходилось видеть. Пока он засыпал яму, «дути» не переставал повторять: «нафула аттиниата» (пропащие деньги), из чего я заключил, что ребенок был одним из его рабов».

августа Мунго Парк покинул Куликоро, где добывал себе пропитание писанием «сафис» (талисманов) для местных жителей, и направился в Бамако – крупный центр торговли солью. Поблизости от города с вершины холма путешественник различил длинную цепь гор, расположенных в стране Конг, повелитель которой мог выставить более многочисленную армию, чем король Бамбари.

Ограбленный разбойниками, отнявшими последние остатки имущества, несчастный Мунго Парк, находившийся в пятистах лье от ближайшего европейского поселения, среди огромной пустыни, в период дождей, почувствовал, что силы и надежды его покидают. Но такое состояние продолжалось недолго. Собравшись с мужеством, он добрался до города Сенудебу, и там «манза», или начальник, распорядился вернуть ему лошадь и одежду, украденные у него разбойниками-фулахами. Затем Мунго Парк достиг Камалии, где местный властитель Карфа Тора предложил ему по окончании периода дождей отправиться на Гамбию с караваном рабов. В конец измученный, без всяких средств, больной лихорадкой, в течение пяти недель не дававшей ему возможности выходить, Мунго Парк вынужден был согласиться на это предложение.

19 апреля караван пустился в путь к побережью. Легко себе представить, как обрадовался Мунго Парк, когда настал этот день. Пройдя пустыню Джаллонка и переправившись через главное русло Сенегала, а затем через Фалеме, караван достиг, наконец, берегов Гамбии и вошел в английский форт Пизанну, где 12 июня 1797 года доктор Ледли радостно встретил Мунго Парка, которого не надеялся больше увидеть.

сентября того же года Мунго Парк вернулся в Англию. Известие об его открытиях вызвало такой восторг, все с таким нетерпением ждали описания этого путешествия, несомненно самого замечательного из всех, до тех пор совершенных в Центральную Африку, что Африканскому обществу пришлось разрешить Мунго Парку опубликовать сокращенный отчет о своих похождениях, предоставив в его пользу доход от издания книги.

О природе страны, нравах и обычаях ее жителей Мунго Парк собрал больше ценных сведений, чем все предшествовавшие путешественники. Он установил местонахождение истоков Сенегала и Гамбии, изучил течение Нигера или Джолибы, идущее к востоку, между тем как Гамбия течет к западу.

Точными фактами он положил конец спору, шедшему до тех пор между географами. Теперь уже было невозможно смешивать эти три реки, как сделал в 1707 году французский географ Делиль, показавший на своей карте, что Нигер от Борну течет к востоку и кончается рекой Сенегалом на западе. Впрочем, сам Делиль признал свою ошибку и исправил ее на картах 1722-1727 годов – несомненно, на основании сведений, собранных Андре Брю, правителем Сенегала.

Правда, Хоутон получил от туземцев довольно точные данные об истоках Нигера в стране Мандинго, о примерном местонахождении Сегу, Дженне и Тимбукту; но Мунго Парк на основании собственных наблюдений окончательно установил географическое положение двух первых городов и сообщил о характере страны и населяющих ее племенах гораздо более подробные сведения, чем имелись раньше.

Поэтому, как мы указывали выше, общественное мнение правильно оценило важное значение этого путешествия, а также талант, мужество и правдивость того, кто его совершил.

Некоторое время спустя английское правительство хотело поручить Мунго Парку руководство экспедицией во внутренние области Австралии, но он отказался.

Через несколько лет, в 1804 году, Африканское общество, решив завершить исследование Нигера, предложило Мунго Парку стать во главе новой экспедиции. На этот раз Мунго Парк не счел возможным отказаться и 30 января 1805 года покинул Англию. Два месяца спустя он высадился в Горе.

Мунго Парка сопровождали его шурин, врач Андерсон, художник Джордж Скотт и пять стрелков. Кроме того, ему предоставили право пополнить отряд таким количеством солдат, какое он признает необходимым, и открыли кредит в 5000 фунтов стерлингов.

«Эти значительные материальные средства, – пишет Валькенер в своей «Истории путешествий» – намного превосходившие те, что Африканское общество могло бы собрать путем общественной подписки, отчасти послужили, по нашему мнению, причиной гибели путешественника. Алчные притязания африканских властителей возросли, так как они считали Мунго Парка очень богатым, и необходимость изыскивать способы уклоняться от их чрезмерных требований, удовлетворить которые было невозможно, явилась одной из причин катастрофы, положившей конец экспедиции».

Четыре плотника, офицер и тридцать пять солдат, а также купец из племени мандинго, по имени Исаак, взявший на себя обязанности проводника, составили вместе с уже названными участниками экспедиции внушительный караван. 27 апреля 1805 года Мунго Парк покинул Каес и на следующий день прибыл в Пизанну, откуда десять лет тому назад отправился в первое путешествие. Затем он двинулся на восток к берегам Нигера, держась до Бамбари того же самого пути, каким шел когда-то. К концу перехода из всех европейцев, принимавших в нем участие, осталось в живых лишь шесть солдат и один плотник. Все остальные умерли от изнеможения, лихорадок и других болезней, обычно распространяющихся во время разлива рек. Поборы мелких властителей, через территории которых прошла экспедиция, значительно сократили запас захваченных для обмена товаров.

Вскоре Мунго Парк допустил серьезную оплошность. В Сансандинге, городе с одиннадцатитысячным населением, он обратил внимание, что на рынке царит очень большое оживление и что на нем продают драгоценные камни для ожерелий, индиго, сурьму, кольца, браслеты и бесчисленное множество других товаров; их предложение значительно превышало спрос.

«Он открыл, – рассказывает Валькенер,- торговлю в широком масштабе и выставил в своей лавке отборный ассортимент европейских изделий для продажи оптом и в розницу. Мунго Парк считал, что полученная им огромная прибыль возбудила зависть остальных купцов. Жители Дженне, арабы, купцы из Сансандинга объединились с купцами из Сегу и старались подговорить властителя Мансонга завладеть имуществом европейца, а затем убить его или выгнать из Бамбари. Несмотря на то, что Мунго Парку было известно о составленном против него заговоре, он продолжал ежедневно торговать в своей лавке и за один день выручил двадцать пять тысяч семьсот шестьдесят каури».

28 октября после четырехмесячной болезни умер Андерсон, и Мунго Парк вторично оказался один в сердце Африки. Он получил от властителя Мансонга разрешение построить в Сансандинге лодку, чтобы спуститься по течению Нигера; он назвал ее «Джолиба» и назначил отплытие на 16 ноября.

На этом обрывается дневник Мунго Парка, заканчивающийся подробным описанием жителей берегов Нигера и природы стран, впервые им открытых. Доставленный в Европу дневник, хотя и представлявший совершенно необработанный материал, был напечатан, как только подтвердились печальные предположения о том, что его автор погиб в водах Джолибы. В сущности, во время второй экспедиции Мунго Парк не совершил никаких новых открытий, но опубликование его записей представляло значительный интерес для географической науки. Обладая теперь большими познаниями, он определил путем астрономических наблюдений местоположение наиболее крупных городов, что могло послужить серьезной основой для составления карты Сенегамбии.

Эта задача вскоре была поручена Африканским обществом географу Арроусмиту. Выполнив работу, он отметил в кратком предисловии большие расхождения, обнаруженные им между местоположением тех или иных точек, указанных в путевом дневнике Мунго Парка, и координатами, установленными с помощью астрономических наблюдений. Арроусмит сообщил, что, не имея возможности устранить эти расхождения, он вынужден был отодвинуть дальше к северу маршрут, которым Мунго Парк следом вал во время своего первого путешествия.

Противоречие казалось очень странным; объяснить его удалось французу Валькенеру, человеку энциклопедического ума, который последовательно или одновременно был префектом, географом и писателем. Он обнаружил в дневнике Мунго Парка забавную ошибку; на нее не обратили внимания ни редактор английского издания, ни французский переводчик, допустивший самую грубую небрежность. В дневнике имеется описание того, что Мунго Парк делал «31 апреля». Общеизвестно, однако, что в этом месяце только тридцать дней. Отсюда следует, что на протяжении всего путешествия Мунго Парк ошибался в датах ровно на сутки и что при своих исчислениях он пользовался величинами склонения солнца вчерашнего дня, думая, что они относятся к текущему. Пришлось поэтому внести в карту Арроу- смита существенные поправки; но даже признавая некоторые неточности данных Мунго Парка, приходится согласиться с тем, что он первый заложил прочную основу для создания карты Сенегамбии.

Хотя донесения, полученные английским правительством, не оставляли сомнений относительно гибели Мунго Парка, все- таки губернатор Сенегала, до которого дошли слухи о каких-то белых людях, будто бы виденных в глубине Африки, снарядил экспедицию, поручив руководство ею негру Исааку, бывшему переводчику Мунго Парка, добросовестно доставившему его дневник английским властям. Мы не станем приводить рассказ об этом путешествии, не содержащий никаких новых фактов,


и остановимся лишь на сведениях, относящихся к последним дням Мунго Парка.

В Сансандинге Исаак встретил Амади Фатуму, негра, который сопровождал Мунго Парка в плавании до Джолибе и присутствовал при его смерти; тот рассказал следующее:

«Мы отплыли от Сансандинга и через два дня достигли Силлы, того места, где закончилось первое путешествие Мунго Парка.

Еще два дня плавания привели нас затем в Дженне. Когда мы плыли по озеру Дебо, за нами увязались три лодки с неграми, вооруженными пиками, копьями и луками, но не имевшими ружей. Мы миновали Ракбару, затем Тимбукту, где за нами снова погнались три лодки, и нам пришлось с оружием в руках отражать нападение, убив при этом нескольких туземцев. У Тур-ма-Таруса на нас напали семь лодок, но их атака была отбита. До Каффы, где мы остановились на день, пришлось выдержать еще несколько стычек, принесших неграм большие потери. Затем

мы спустились по реке и бросили якорь в Буреме. На следующий день мы заметили отряд арабов, беспрепятственно пропустивший нашу лодку.

Теперь мы вступили в страну Хаусу. Через день мы прибыли в Яур.

Мунго Парк послал Амади Фатуму в город купить провизию и вручить подарки местному вождю. Принимая подарки, тот спросил, вернется ли белый путешественник, чтобы осмотреть его страну. Мунго Парк, которому передали вопрос вождя, счел нужным дать отрицательный ответ. Вероятно, это послужило причиной его смерти. Вождь, убедившись в том, что больше никогда не увидит Мунго Парка, решил завладеть подарками, предназначенными королю.

Назавтра вождь, предупрежденный об отъезде белых путешественников, отправил отряд в деревушку Бусса, расположенную на берегу реки. Когда показалась лодка европейцев, в нее полетел град камней и стрел. Кинув в реку багаж, Мунго Парк и его спутники бросились в воду, и все утонули».

Так печально кончилась жизнь первого европейца, проплывшего по Нигеру и побывавшего в Тимбукту. Впоследствии было сделано еще много подобных попыток, но почти все они потерпели неудачу.

В конце XVIII века двое из лучших учеников знаменитого естествоиспытателя Линнея совершили путешествие для изучения природы Южной Африки. То были Спаррман, занявшийся изучением животного мира, и ботаник Тунберг. Отчет об исследованиях Спаррмана, прерванных, как мы уже упоминали, путешествием в Океанию с экспедицией Кука, вышел в свет первым. На французский язык его перевел ле Турнер. В предисловии – такова уже традиция переводчиков – ле Турнер выражал сожаление по поводу гибели ученого путешественника, умершего во время скитаний по Золотому берегу. К тому времени, когда перевод вышел в свет, Спаррман вернулся живым и здоровым, поставив ле Турнера в несколько неловкое положение из-за допущенной тем ошибки.

30 апреля 1772 года Спаррман вступил на землю Африки, высадившись на мысе Доброй Надежды. В ту эпоху Кейптаун представлял собой маленький городок и занимал всего две мили в длину и столько же в ширину вместе с примыкавшими к нему садами и огородами. Вдоль широких улиц росли дубы; дома были снаружи выбелены или выкрашены в зеленый цвет, чему Спаррман не переставал удивляться.

Приехав в Капскую колонию,[164] естествоиспытатель воспользовался возможностью совершить несколько экскурсий в окрестности и взобраться на Столовую гору, что было сопряжено с некоторым риском. За время этих прогулок он смог также изучить образ жизни буров и их взаимоотношения с рабами. О настроении последних можно судить по тому, что всем фермерам приходилось на ночь запирать дома и держать под рукой заряженные ружья. Колонисты большей частью отличались примитивным гостеприимством, несколько забавных примеров которого приводит Спаррман.

«Я подошел, – рассказывает он, – к дому фермера, по фамилии Ван дер Спей; это был вдовец, уроженец Африки и отец владельца виноградников Красная Констанса или Старая Констанса.

Прикидываясь, что не замечает меня, он неподвижно стоял в аллее, ведущей к дому. Когда я приближался к нему, он не сделал ни шага навстречу, но взяв меня за руку, приветствовал следующими словами: «Здравствуйте, добро пожаловать! Как вы поживаете? Кто вы такой? Стакан вина? Трубку табаку? Не хотите ли чего-нибудь поесть?» Я отвечал на вопросы также лаконично и принимал все предложения по мере того, как они делались. Его дочь, стройная добродушная девочка лет двенадцати- четырнадцати, подала на стол великолепный кусок тушеной бараньей грудинки с гарниром из моркови: после обеда она с такой милой улыбкой предложила мне кофе, что я не знал, чему отдать предпочтение – обеду или молодой хозяйке. Скромность и сердечная доброта так и сквозили в чертах лица и поведении отца и дочери. Я несколько раз обращался к хозяину, пытаясь вызвать его на разговор; он отвечал кратко и сдержанно. Я отметил, что он никогда первый не нарушал молчания, если не считать единственного случая, когда он предложил мне остаться у них до завтра. Я все же распрощался, горячо тронутый столь редкими проявлениями доброжелательства…»

Спаррман совершил несколько небольших путешествий, в частности в Хаут-Бей и в Парл, во время которых имел возможность установить, насколько по большей части преувеличены рассказы Кольбе, побывавшего до него в этих краях.

Спаррман предполагал продолжать экскурсии зимой и проектировал путешествие внутрь страны на будущую весну, но в это время на мыс Доброй Надежды пришли фрегаты «Резо- льюшен» и «Адвенчер» под начальством капитана Кука. Форстер предложил молодому шведскому естествоиспытателю сопровождать его, что дало Спаррману возможность побывать в Новой Зеландии, Тасмании, Австралии, на Таити, на Огненной Земле, во льдах Антарктики и в Новой Южной Георгии. Затем он вернулся на мыс Доброй Надежды, где высадился 22 марта 1775 года.

Прежде всего Спаррман приступил к подготовке путешествия в глубь страны; для увеличения своих денежных средств он в течение зимы занимался медицинской практикой. Он постепенно приобретал семена, лекарства, ножи, огнива, коробки с трутом, спирт для хранения образцов. Наконец весь груз был уложен на огромную телегу, запряженную пятью парами волов.

«Необходимо, – рассказывает он, – чтобы возница не только обладал сноровкой и опытом в обхождении с этими животными, но чтобы он, кроме того, искусно владел африканским кнутом. Кнуты состоят из кнутовища длиною в пятнадцать футов и ремня чуть подлиннее, кончающегося трехфутовой плеткой из сыромятной кожи. Возница держит это грозное орудие двумя руками и, сидя на козлах телеги, может достать им до передней пары волов. Он должен безостановочно распределять удары, уметь попадать туда, куда хочет, и бить так, «чтобы шерсть животного летела из-под плетки».

Спаррману предстояло сопровождать телегу верхом на лошади; он взял с собой молодого колониста, по фамилии Иммельман, однажды уже проделавшего ради собственного удовольствия путешествие в глубь страны. 25 июля 1775 года шведский ученый тронулся в путь. Сначала он переправился через Ренте-Ривер, затем поднялся по ущелью Готтентот-Голланд-Клуф, переправился через Палмит-Фонтейн и добрался до совершенно дикой страны, пересеченной горами и долинами, безводной, но все же посещавшейся стадами антилоп различных видов, зебрами и страусами.

Вскоре он достиг горячих железистых источников, расположенных у подножия Звартберга, которые привлекали множество приезжих. Компания построила там дом, примыкавший к склону горы. В этом месте к Спаррману присоединился молодой Иммельман; отсюда они вместе направились в Свеллендам, куда прибыли 2 сентября, и собрали там ценные сведения о местных жителях. Некоторые из них мы вкратце приведем.

Готтентоты такого же роста, как европейцы. Руки и ноги у них маленькие, кожа желтовато-коричневая; губы не толстые как это характерно для кафров и мозамбикских негров. Волосы черные, вьющиеся, но не густые и довольно жесткие. Большей частью готтентоты бывают с головы до ног вымазаны жиром и сажей. Те из них, кто имеет обыкновение краситься, кажутся не такими голыми и производят, так сказать, более законченное впечатление, чем те, кто смывает с себя грязь.

Туземцы обычно носят плащ, называемый «кросс», сделанный из овчины, вывернутой шерстью внутрь. Женщины добавляют длинный треугольный кусок, образующий нечто вроде капюшона; в него они кладут детей, которым дают грудь через


плечо. Мужчины и женщины имеют обыкновение носить на руках и на ногах кожаные кольца; отсюда пошла басня о том, что готтентоты обвивают ноги колбасой, чтобы при случае ее съесть. У них имеются также железные и медные кольца, но они дороги и доступны не всем.

«Крааль» – готтентотская деревня – представляет собой стоящие в круг хижины, похожие одна на другую и напоминающие формой пчелиные ульи. Двери, обращенные к центру образуемой хижинами площади, так низки, что для того, чтобы войти, приходится становиться на колени. Очаг расположен посредине, крыша не имеет отверстия для выхода дыма.

Готтентотов не следует смешивать с бушменами. Последние живут только охотой. Ловкость, с какой они пускают отравленные стрелы, храбрость, приспособленность к жизни в первобытных условиях делают их очень опасными.

В Свеллендаме Спаррман видел кваггу – разновидность лошади, по внешности напоминающую зебру, но с более короткими ушами.

Затем путешественник побывал в Моссел-Бей, редко посещаемой кораблями бухте, так как она слишком открыта западным ветрам, и в стране хукни или антиниква, как она названа на карте Буршеля. Густо поросшая лесами, эта страна, по-видимому, плодородна, и поселившиеся в ней колонисты, несомненно, будут преуспевать. Спаррману удалось увидеть и изучить в этом районе большую часть четвероногих животных Африки: слонов львов, леопардов, сервалов,[165] гиен, обезьян, зайцев, антилоп и газелей.

Мы не можем шаг за шагом следовать за Спаррманом во все посещенные им места. Перечисление источников, «краалей» или деревень, через которые он проходил, ничего не даст читателям. Лучше сообщим кое-какие довольно новые и любопытные подробности относительно двух представителей животного царства, которых Спаррман имел возможность наблюдать, – капской овцы и пчелиной кукушки.

«Когда хотят забить овцу, – рассказывает путешественник, – всегда выбирают самую тощую во всем стаде. Есть других было бы невозможно. Их хвосты треугольной формы имеют в длину от одного до полутора футов и подчас свыше шести дюймов в толщину. Один такой хвост обычно весит от восьми до двенадцати фунтов и состоит в основном из нежного жира. Некоторые намазывают его на хлеб вместо масла, но главным образом он служит для жарки мяса, а иногда для изготовления свечей».

Описав затем двурогого носорога, до тех пор неизвестного, гну, по внешнему виду представляющего собой нечто среднее между лошадью и быком, табаргана,[166] обезьяну-бабуина, гиппопотама, о чьем образе жизни почти ничего не знали. Спаррман сообщает об одной замечательной птице, приносящей большую пользу местным жителям. Он называет ее пчелиной кукушкой.

«Эта птица, – рассказывает он, – не замечательна ни по величине, ни по окраске. На первый взгляд ее можно было бы принять за обыкновенного воробья, если бы она не отличалась несколько большими размерами и более светлым оперением с желтыми пятнышками на крыльях и белыми крапинками на хвосте.

Руководствуясь своими собственными интересами, пчелиная кукушка указывает людям гнезда пчел, так как сама очень любит их мед и в особенности яйца; она знает, что при разрушении


пчелиных гнезд всегда прольется немного меда, который достанется на ее долю, или же люди намеренно оставят его ей в вознаграждение за услуги.

Аппетит к меду, вероятно, пробуждается у нее по вечерам и по утрам; во всяком случае, чаще всего она прилетает именно в это время и пронзительными криками как бы пытается привлечь внимание готтентотов или колонистов. Почти всегда кто-нибудь приходит на ее зов; тогда птица, не переставая кричать, медленно, то и дело садясь, летит к тому месту, где обосновался пчелиный рой… Наконец, приблизившись к гнезду, построенному либо в расщелине скалы, либо в дупле дерева, либо где-нибудь под землей, она несколько секунд парит над ним(я сам два раза наблюдал за этим), после чего умолкает и обычно где-нибудь прячется, выжидая дальнейших событий и надеясь получить свою долю добычи».

12 апреля 1776 года, возвращаясь в Кейптаун, Спаррман узнал, что к северу от района Снежных гор обнаружено большое озеро, единственное во всей колонии. Вскоре путешественник добрался до Кейптауна и сел на отправлявшийся в Европу корабль, захватив с собой многочисленные естественнонаучные коллекции. В то же время, между 1772 и 1775 годами, швед

Тунберг, которого Спаррман встретил в Капской колонии, совершил одно за другим три путешествия в глубь Африки. Как и Спаррман, он не ставил себе целью каких-либо открытий и не внес ничего нового в географическую карту. Тунберг лишь сделал много любопытных наблюдений над жизнью птиц Капской провинции и собрал интересные данные о различных племенах, населяющих эти обширные пространства, гораздо более плодородные, чем можно было предполагать.

Непосредственно вслед за Тунбергом те же места посетил английский офицер, лейтенант Вильям Патерсон; основная цель его путешествия состояла в сборе ботанических и других естественнонаучных коллекций. Он проник на север за Оранжевую реку, а на восток – до страны кафров[167], оставив далеко позади себя реку Фиш. Ему мы обязаны первым описанием жирафа; его отчет содержит ценные сведения о природе и социальном устройстве страны, а также о ее обитателях.

Любопытно отметить, что лишь немногих европейцев влекло в Южную Африку стремление к географическим открытиям; большинство путешественников ставило своей целью изучение животного и растительного мира. Мы уже упоминали о Спаррмане, Тунберге, Патерсоне; к этому списку надо добавить еще орнитолога[168] Левайяна.

Левайян родился в Парамарибо, в голландской Гвиане (Южная Америка). Его родители, французы, занимались торговлей птицами. Вернувшись с отцом и матерью в Европу, он еще ребенком побывал в Голландии, Германии, Лотарингии, Вогезах и, наконец, приехал в Париж. Легко понять, что постоянные скитания пробудили в нем страсть к путешествиям. Увлечение птицами, усилившееся под влиянием виденных им государственных и частных коллекций, перешло в стремление обогатить науку открытием новых видов.

Какая страна могла представить для него с этой точки зрения наибольший интерес? Южная Африка была исследована ботаниками и одним ученым, занимавшимся главным образом четвероногими животными. Никто еще не путешествовал по ней с целью изучения птиц.

Прибыв 29 марта 1781 года на мыс Доброй Надежды, Левайян в результате катастрофы, происшедшей с доставившим его судном, оказался без всяких средств, если не считать бывшего на нем костюма, десяти дукатов и ружья.

Другие на месте Левайяна пали бы духом. Но он не потерял надежды выпутаться из неприятного положения. Меткий стрелок из ружья и лука, сильный и ловкий, прекрасно умевший


выделывать шкуры животных и изготовлять чучела птиц, которым он придавал естественный вид, Левайян вскоре завязал связи с самыми богатыми коллекционерами Капской колонии.

Один из них, крупный чиновник Боерс, снабдил его средствами на покупку телег, волов, провизии, товаров для обмена, лошадей и даже для найма слуг и проводников. Характер задуманной Левайяном экспедиции определил его маршрут. Избегая часто посещаемых мест и селений, он постоянно стремился держаться вдали от обычных дорог, забираться в районы, не привлекавшие внимания европейцев, так как полагал, что только там сможет встретить новые виды птиц, не известные ученым. Такой образ действий повел к тому, что Левайян почти всегда мог наблюдать природу в нетронутом виде и вступал в сношения с туземцами, нравы которых еще не изменились от общения с белыми. Поэтому собранные им факты гораздо лучше отражали подлинную жизнь первобытных племен, чем наблюдения других путешественников, побывавших в тех местах до или после него. Единственная ошибка Левайяна состояла в том, что он поручил редактирование своих путевых записок молодому человеку, внесшему в них исправления в соответствии с собственными идеями. Не отличаясь добросовестностью современных редакторов, он приукрашивал события и, уделив чрезмерное внимание эпизодам, рисовавшим храбрость и другие достоинства путешественника, придал книге об этой экспедиции хвастливый тон, доставивший ее автору много неприятных минут.

Проведя несколько месяцев в Кейптауне и его окрестностях, Левайян 18 декабря 1781 года отправился с пятью готтентотами в первое путешествие к востоку и в страну кафров; он взял с собой девять собак, три лошади и тридцать волов, из которых двадцать тащили два фургона, а десять служили для подмены…

Прежде всего Левайян проехал Готтентотскую Голландию, уже хорошо известную благодаря исследованиям Спаррмана; там он видел огромные стада зебр, антилоп и страусов. Наконец он прибыл в Свеллендам, где купил еще волов, тележку и петуха, в течение всей экспедиции заменявшего будильник. Большую пользу принесло путешественнику и другое животное. То была прирученная им обезьяна; ей он доверил необходимую и одновременно почетную должность дегустатора. Когда попадался плод или какой-нибудь корень, не известный готтентотам, никому не разрешалось к ним прикасаться до тех пор, пока «господин Кеес» не выскажет своего мнения.

Кеес исполнял также обязанности часового; остроте его органов чувств, изощренных постоянным упражнением и условиями борьбы за существование, могли позавидовать самые прославленные вожди краснокожих. Он предупреждал собак о грозящей опасности. Если поблизости была змея или стая обезьян резвилась где-нибудь рядом в чаще, ужас Кееса, его жалобные крики немедленно давали знать о неприятном соседстве.

Покинув 12 января 1782 года Свеллендам, Левайян продолжал путь к востоку, держась на некотором расстоянии от моря. На берегу реки Дуйвен-Хок он разбил лагерь и совершил несколько очень удачных охотничьих экскурсий по богатым дичью местам. После этого он направился в Моссел-Бей, где крики гиен перепугали его волов.

Затем Левайян достиг страны Хуани; это название племени на языке готтентотов означает: «человек, переполненный медом». Там на каждом шагу попадаются рои пчел. Путешест-




венник идет по сплошному ковру цветов; их разнообразные краски придают местности изумительное очарование, воздух напоен ароматом. Боясь, как бы у его слуг не появился соблазн остаться в этой стране, Левайян ускорил отъезд. Весь район до самого моря занят колонистами; они разводят скот, делают масло, рубят строевой лес и собирают мед, доставляемый ими в Кейптаун.

Миновав последний пост Ост-Индской компании, Левайян стал лагерем в местности, где тысячами летали турако и другие редкие птицы. Однако внезапно начавшиеся сильные беспрерывные дожди очень мешали охоте и чуть не поставили путешественников перед угрозой голодной смерти.


После многих происшествий и всевозможных охотничьих приключений, описание которых при всей их занимательности не входит в рамки нашего повествования, Левайян добрался до Моссел-Бей. Там он застал – можно себе представить, с какой радостью – письма из Франции. Охотничьи экскурсии продолжались в разных направлениях, и в конце концов экспедиция проникла в страну кафров (кафры (по-арабски – «неверные») – устаревшее название группы народностей банту, составляющих коренное население Центральной и Южной Африки (примеч. ред.)). Завязать с ними сношения оказалось довольно трудно, так как они старательно избегали белых. Кафры немало пострадали от колонистов, убивавших людей и скот, а негры-тамбуки, воспользовавшись их критическим положением, совершали набеги на страну, которые сопровождались бесчисленными грабежами. Наконец и бушмены беспрестанно на них нападали. Не имея огнестрельного оружия, теснимые сразу со всех сторон, кафры покинули родные места и ушли на север.

Получив эти сведения, Левайян решил, что двигаться дальше в эту страну, становившуюся гористой, бесполезно, и повернул назад. На обратном пути он посетил Снежные горы, безводные равнины Карру, берега Буйволовой реки и 2 апреля 1783 года вернулся в Кейптаун.

Длительное путешествие дало существенные результаты. Левайян собрал точные сведения о гонаква – многочисленном племени, которое не следует смешивать с собственно готтентотами; судя по всем признакам, оно возникло в результате смешения готтентотов с кафрами. Наблюдения, сделанные Левайяном над готтентотами, почти во всем совпадают с описанием Спаррмана.

«Кафры, виденные Левайяном, – пишет Валькенер, – обычно бывали более высокого роста, чем готтентоты и даже гонаква. Их лица не суживаются книзу, а скулы не выдаются так резко, как у готтентотов. В то же время лица у кафров не плоские и не широкие, а губы не толстые, и этим они отличаются от своих соседей – мозамбикских негров; напротив, лицо у них круглое, переносье высокое, нос не слишком приплюснутый, рот усеян самыми прекрасными в мире зубами… Кожа у них красивого темно-коричневого оттенка; среди кафрских женщин можно, по мнению Левайяна, найти таких, что покажутся очень хорошенькими даже рядом с уроженкой Европы».

После шестнадцати месяцев скитаний по внутренним районам Африки Левайян не узнал жителей Кейптауна. До отъезда он восхищался голландской скромностью женщин; когда он вернулся, женщины думали только о развлечениях и нарядах. Страусовые перья так широко вошли в моду, что их доставляли из Европы и Азии. Перья, привезенные нашим путешественником, немедленно были раскуплены. Что касается чучел птиц, отсылавшихся им при всяком удобном случае, то их число достигло тысячи восьмидесяти штук, и дом Боерса, где они хранились, превратился в настоящий естественноисторический музей.

Первое путешествие Левайяна оказалось настолько успешным, что он решил организовать второе. Хотя его компаньон Боерс уехал в Европу, он сумел с помощью многочисленных друзей, приобретенных им, собрать средства для новой экспедиции. 15 июня 1783 года он пустился в путь во главе отряда из девятнадцати человек. Он вел с собой тринадцать собак, козла и десять коз, трех лошадей, трех дойных коров, тридцать


шесть волов в упряжках, четырнадцать запасных и двух волов для перевозки багажа слуг-готтентотов.

Мы не станем, понятно, следовать за путешественником во всех его охотничьих экскурсиях. Достаточно упомянуть лишь о том, что Левайяну удалось собрать изумительную коллекцию птиц, что он привез в Европу первого жирафа и исследовал огромную территорию, заключенную между тропиком Козерога, четырнадцатым восточным меридианом и юго-восточным побережьем Африки.

В 1784 году он вернулся в Кейптаун, сел на корабль, направлявшийся в Европу, и в самом начале 1785 года прибыл в Париж.

Первым первобытным племенем, встреченным Левайяном во время второго путешествия, были малые намаква, очень немногочисленные и потому обреченные на скорое исчезновение, тем более, что они жили в бесплодной местности и подвергались постоянным нападениям бушменов.

Хотя малые намаква довольно высокого роста, они ниже кафров и намаква; по своим нравам они почти не отличаются от этих племен.

Каминуква или комейнаква, к описанию которых затем переходит Левайян, – люди высокого роста.

«Они кажутся даже, – пишет он, – выше гонаква, хотя на самом деле это, может быть, и не так; подобное впечатление создают их более узкие кости, хилое телосложение, худощавость, тонкие сухопарые ноги и все остальное, вплоть до длинных нетолстых плащей, свисающих с плеч до самой земли. При виде этих людей, тонких и гибких, как тростинка, можно подумать, что они перенесли какую-то тяжелую болезнь. Каминуква не такие темные, как кафры; лица у них приятнее, чем у других готтентотов, так как нос не такой приплюснутый и скулы выдаются не так сильно».

Но из всех племен, виденных Левайяном во время этого длительного путешествия, самым любопытным и самым древним были хузуаны. Никто из современных исследователей не обнаружил такого народа; предполагают, что под названием хузуанов Левайян описал бечуанов, хотя он указывает границы их страны, совершенно не совпадающие с теми, в пределах которых бечуаны издавна живут.

«Хузуаны, – говорится в отчете, – очень низкого роста; самые высокие едва достигают пяти футов. В маленьких великолепно сложенных телах кроются изумительная сила и ловкость. Лица хузуанов, выражающие уверенность и смелость, внушают уважение и симпатию». Из всех африканских племен, виденных Левайяном, ни одно не обладало, по его мнению, таким энергичным характером и такой физической выносливостью. Лицо хузуанов, обнаруживающее основные отличительные черты готтентотов, имеет, однако, более округлый подбородок. Кожа у них значительно светлее… Наконец, волосы, более курчавые, так коротки, что сначала Левайян думал, что они подстрижены.

Затем путешественник вдается в подробности, которые нам приходится опустить, относительно строения тела и привычек разных племен, в настоящее время полностью вымерших или слившихся с какими-то более могущественными народами. Эти описания принадлежат к числу наиболее любопытных, но в то же время наименее правдоподобных; именно из-за преувеличений мы и предпочитаем о них умолчать.

Португальские колонизаторы, путешественники, купцы и работорговцы с середины XVII века пытались проникнуть во внутренние области Экваториальной Африки. Постепенно португальцы охватили своими исследованиями бассейны Конго и Замбези. В 1798 году португальский путешественник Франсишку Ласерда отправился с побережья Мозамбика для исследования Восточной Африки и проник внутрь страны. Рассказ об этой экспедиции, прошедшей по местностям, которые вновь были посещены лишь во второй половине XIX века, представлял бы чрезвычайно большой интерес. К несчастью, дневник Ласерды никогда, насколько нам известно, не был опубликован. Имя Ласерды очень часто упоминается географами: известно, по каким странам он путешествовал. Но обнаружить более подробные сведения об исследователе и его экспедиции оказалось невозможным, во всяком случае во Франции. Все, что нам известно о Ласерде, может уложиться в несколько строк, и остается лишь искренне пожалеть о почти полном отсутствии данных о жизни этого человека, который совершил очень важные открытия и по отношению к которому потомство проявило высшую несправедливость, предав его имя забвению.

Время и место рождения Ласерды нам не известны. Он был инженером, и ему поручили работы по установлению границ между испанскими и португальскими владениями в Южной Америке. Результатом явилось множество интересных наблюдений относительно области Мато-Гроссо. Какие обстоятельства привели Ласерду после удачно проведенной экспедиции по Америке в португальские владения в Африке? Какую цель преследовал он, путешествуя по Южной Африке от восточного побережья до области реки Лоанджи? Это для нас тайна. Мы знаем лишь, что в 1798 году он отправился из города Тете, уже в то время хорошо известного европейцам, во главе внушительного отряда, держа путь в страну Казембе (Страна Казембе находится в бассейне верховьев реки Кафуэ, крупнейшего левого притока Замбези. (Прим. ред.)).

Правитель Казембе славился своим доброжелательством и гуманностью, а также государственной мудростью. Он жил, вероятно, в столице, называвшейся Лунда, тянувшейся по меньшей мере на две мили и расположенной на восточном берегу какого-то озера Мофо. Попытка отождествить эти места с теми, какие нам известны теперь в тех краях, представляла бы большой интерес; но отсутствие более точных данных заставляет нас соблюдать осторожность, хотя название Лунда благодаря португальским путешественникам было в свое время географам знакомо; местоположение страны Казембе уже давно не вызывает никаких сомнений.

Воспользовавшись гостеприимством правителя, Ласерда пробыл у него дней двенадцать, а затем выразил желание продолжать путешествие. К несчастью, через день или два по выходе из Лунды он умер, вероятно, в результате изнурения и нездорового климата.

Негритянский вождь собрал дневники и остальные бумаги португальского путешественника и приказал доставить их вместе с его трупом на Мозамбикское побережье. Но во время пути на караван было совершено нападение, и тело Ласерды так и осталось на африканской земле. Что касается путевых записей, то его племянник, принимавший участие в экспедиции, привез их в Европу.

Чтобы завершить круг по Африканскому материку, мы должны теперь рассказать о попытках исследований, предпринимавшихся в XVIII веке с востока. Одним из самых ценных по своим результатам было путешествие Брюса.

Подобно многим другим исследователям Африки, Джемс Брюс родился в Шотландии. По настоянию родителей, он изучал юридические науки и готовился стать адвокатом. Но эта профессия, неизбежно связанная с сидячим образом жизни, не соответствовала его склонностям. Он с радостью воспользовался случаем заняться коммерческой деятельностью. Его жена умерла через несколько лет после свадьбы, и Брюс уехал в Испанию, где увлекся изучением памятников арабской древности. Он хотел опубликовать описание тех из них, что хранились в Эскуриале,[169] но испанское правительство не дало ему разрешения.

Вернувшись в Англию, Брюс занялся изучением восточных языков, в частности эфиопского, известного в то время лишь по совершенно недостаточным работам Лудольфа.

Как-то во время беседы с лордом Галифаксом последний мимоходом предложил Брюсу попытаться открыть источники Нила. Брюс немедленно загорается энтузиазмом, с жаром ухватывается за этот проект и пускает в ход все средства для его осуществления. Возражения были сломлены, препятствия уничтожены настойчивостью, и в июне 1768 года Брюс покидает туманную Англию, чтобы очутиться на залитых солнцем берегах Средиземного моря.

Практики ради, Брюс совершает несколько непродолжительных экскурсий по островам Греческого архипелага, по Сирии и Египту. Выехав из Джидды, английский путешественник посетил Моху, Лохею и 19 сентября 1769 года высадился в Массауа. Он позаботился запастись фирманом (охранной грамотой) турецкого султана, письмами каирского бея и шерифа Мекки. Особой пользы они не принесли, так как «наиб», или правитель Массауа, приложил все усилия к тому, чтобы выманить у Брюса побольше подарков и помешать ему проникнуть в Абиссинию.



Португальские миссионеры когда-то занимались исследованием Абиссинии. Благодаря их стараниям об этой стране имелись кое-какие сведения, но по своей точности они значительно уступали собранным Брюсом, Хотя часто его правдивость ставили под сомнение, путешественники, побывавшие впоследствии в посещенных им странах, отдают должное достоверности его рассказов.

От Массауа до Адуа дорога постепенно повышается и взбирается на горы, отделяющие область Тигре от Красного моря.

Когда-то Адуа не являлась столицей Тигре. В городе было организовано производство тех грубых хлопчатобумажных тканей, которые распространены по всей Абиссинии и служат там ходячей монетой. В окрестностях Адуа слой почвы достаточно глубок, чтобы выращивать зерновые культуры.

«В этих местах, – сообщает Брюс, – снимают три урожая в год. Первые жатвы поспевают в июле и в августе. В это время идут проливные дожди, но невзирая на них, производится сев пшеницы, токуссо, теффа[170] и ячменя. Около 20 ноября начинается уборка ячменя, затем пшеницы и, наконец, токуссо. На только что убранных полях снова сеют, при этом без всякой обработки, ячмень, который поспевает в феврале. После этого в третий раз сеется теффа, а чаще разновидность гороха, называемая «шимбра»; уборка их происходит до начала апрельских дождей. Несмотря на выгоду получения трех урожаев с одного и того же участка, не требующего ни удобрений, ни прополки, ни оставления части полей под паром, абиссинские земледельцы всегда сильно бедствуют».

В городе Фремона, невдалеке от Адуа, видны остатки иезуитского монастыря, напоминающего скорей крепость, чем жилище мирных людей. На расстоянии еще двух дней пути находятся развалины города Аксум, древней столицы Абиссинии.

«На большой площади, когда-то бывшей, как мне кажется, центром города, – рассказывает Брюс, – сохранилось сорок обелисков; ни на одном из них нет иероглифов. Из трех самых красивых два лежали опрокинутые; третий, несколько меньше, но превосходящий по величине остальные, еще стоит. Все они представляют собой гранитные монолиты, а наверху стоящего обелиска видна великолепно изваянная жертвенная чаша в греческом стиле…»

«Миновав монастырь и маленький обелиск, расположенный на скале над монастырем, мы двинулись по дороге, ведущей к югу и проложенной по горе из ярко-красного мрамора; слева от нас шла мраморная стена, образуя парапет вышиной в пять футов. В этой стене на некотором расстоянии друг от друга


уцелели прочные пьедесталы; на них, судя по многочисленным признакам, когда-то возвышались огромные статуи, изображавшие лающих собак. Уцелело тридцать три пьедестала. Но из всех статуй сохранились лишь две фигуры собаки; хотя они очень сильно изуродованы, все же легко установить, что они изваяны в египетском стиле…

Попадаются также пьедесталы, на которых когда-то стояли сфинксы. Два ряда великолепных, тянущихся на несколько сот футов гранитных ступеней, превосходной работы и совершенно не тронутых временем, представляют собой все, что осталось от величественного храма. В углу площади, где возвышался этот храм, теперь видна маленькая церковь. Тесная, невзрачная, содержащаяся в плохом состоянии, она полна голубиного помета».

Из Тигре Брюс перешел в провинцию Сире, получившую это название по своей столице – городу более значительному, чем Аксум, но постоянно опустошаемому злокачественными лихорадками. Поблизости от него протекает богатая рыбой река Такказе, древний Сирис, с утопающими в тени могучих деревьев берегами. В провинции Самен львы и гиены причинили Брюсу много беспокойства, а большие черные муравьи сожрали часть его багажа. В этой нездоровой, спаленной солнцем стране, расположенной среди гор, Брюс открыл истоки Голубого Нила, приняв его за Белый Нил. Добравшись до места, где река имела в ширину всего четыре шага, а в глубину четыре дюйма, Брюс понял, что ее истоки находятся где-то поблизости.

«Взгляните, – сказал ему проводник, – на эту травянистую кочку среди болота. Там и находятся два истока Нила. Если вы собираетесь подойти к самым истокам, снимите обувь, как вам уже приходилось делать раньше…

Я снял ботинки, поспешно спустился с холма и побежал к зеленому островку, отстоявшему примерно в двухстах шагах. Здесь склон холма был усеян цветами с толстыми выступавшими из земли корнями. Так как я засмотрелся на цветы, не заметив сначала эти корни или луковицы, то дважды упал и очень больно ушибся, прежде чем очутился у края болота. Наконец я приблизился к заросшему травой островку. В восторге я созерцал ключ, являющийся началом великой реки.

Конечно, легче представить себе, чем описать испытанное мною чувство. Некоторое время я неподвижно стоял перед этими истоками, в течение трех тысяч лет остававшимися недосягаемыми для гения и мужества самых прославленных людей».

Отчет о путешествии Брюса содержит много других любопытных фактов, но мы ограничимся лишь его рассказом об озере Тана.

«Озеро Тана, – сообщается в записках, – несомненно, является самым крупным в стране водоемом. Однако размеры его сильно преувеличивались. Оно достигает наибольшей ширины между Динглебером и Ламге, то есть в направлении с востока на запад, и тянется по прямой на тридцать пять миль, но у концов значительно суживается. Местами его ширина не превышает десяти миль. Наибольшая длина озера с севера на юг равняется сорока девяти милям, считая от Баб-Баха до места, расположенного юго-западнее той точки, где Нил, пройдя ясно различимым потоком через озеро, поворачивает к Даре на территории страны Аллата. В сухое время года, с октября до марта, размеры озера сильно сокращаются; но когда дожди переполняют



все реки, впадающие в Тану, подобно спицам, соединяющимся в центре колеса, тогда озеро увеличивается и заливает часть равнины.

Если верить абиссинцам, всегда очень любящим приврать, то в озере Тана имеется сорок пять населенных островов. Но я думаю, что это число следует уменьшить до одиннадцати. Самый главный из них – Дек или Дака или Дага; из остальных наиболее значительные Халимун в стороне Гондара, Бригида в стороне Горголы и Галила, находящийся за Бригидой. Все эти острова некогда являлись местами изгнания, куда отправляли абиссинских вельмож, либо они сами удалялись на них, если бывали недовольны двором или если хотели во времена смут обеспечить сохранность своих ценностей».

Посетив вместе с Брюсом Абиссинию, направимся теперь на север.

Тайны, окутывавшие древнюю цивилизацию Египта, стали постепенно раскрываться. Один за другим были опубликованы отчеты археологических экспедиций Покока, Нордена, Нибура, Вольнея, Савари, а Египетская комиссия подготавливала свой огромный великолепный труд. Число экспедиций с каждым годом увеличивалось, и вот, по примеру многих других путешественников-англичан, В. Браун задумал познакомиться со страной фараонов.

В своей книге Браун дает одновременно описание памятников и развалин, делающих эту страну такой интересной для историков, и картину нравов населяющих ее племен. Полной новизной отличалась та часть его труда, в которой говорилось о Дарфуре – области, где никогда еще не бывали европейцы. Наконец, Брауну принадлежит почетное место в ряду путешественников еще и потому, что он первый догадался о тождестве Бахр-эль-Абьяда с собственно Нилом и попытался приблизиться к его истокам, чтобы определить их примерное местоположение.

Приехав в Египет 10 января 1792 года, Браун первое свое путешествие совершил в Сиву; это был, как несколькими годами позже убедился и Хорнеман, древний оазис Юпитера Аммона. Как и Хорнеману, Брауну не удалось исследовать развалины и пещеры, где он видел множество человеческих черепов и скелетов.

«Развалины Сивы, – рассказывает он, – очень напоминают найденные в Верхнем Египте; сооружения, остатки которых они представляют, без сомнения, были построены тем же народом. Среди статуй легко можно различить изображения Изиды и Анубиса, а пропорции зданий в уменьшенном масштабе повторяют египетские храмы.




Скалы, виденные мною по соседству с развалинами Сивы, сложены из песчаника, не имеющего ничего общего с горными породами, пошедшими на строительство ныне разрушенных сооружений. Вероятно, при их постройке пользовались материалами, доставленными издалека. У жителей Сивы по этому поводу не сохранилось никаких правдоподобных преданий; они воображают лишь, что в развалинах спрятаны сокровища и что их посещают злые духи».

Покинув оазис Сива, Браун совершил несколько путешествий по Египту и на некоторое время обосновался в Каире, где изучил арабский язык. 10 сентября 1792 года он выехал из Каира и посетил Ахимн, Гиргу, Кус, Фивы, Асуан, Кусейр, Мемфис, Суэц, гору Синай; затем, стремясь проникнуть в Абиссинию, но уверенный в невозможности попасть туда через Массауа, в мае 1793 года он выехал с суданским караваном из Асьюта в Дарфур.

Добравшись с большими трудностями до Эль-Фашера, столицы Дарфура, Браун тщетно пытался добиться приема у султана, чтобы выхлопотать у него разрешение на исследование страны. Так как хлопоты ни к чему не привели, Браун обосновался в одном из окрестных селений и прожил там целую зиму. Вынужденное бездействие не оказалось для путешественника потерянным временем: он познакомился с нравами и языками народов Дарфура.

С наступлением весны Браун вернулся в Эль-Фашер и только летом получил, наконец, аудиенцию у султана, которой он так добивался. Вот как Браун описывает эту встречу.

«Я увидел султана (Абд эль Рашмана), который сидел на троне под очень высоким деревянным балдахином; он был украшен развевающимися тканями, привезенными из Сирии и Индии. Возвышение, где стоял трон, было покрыто небольшим турецким ковром. Мелеки (придворные офицеры) сидели справа и слева, но в некотором отдалении от трона. Позади них выстроились в ряд телохранители султана в шапках, украшенных медной пластинкой и черным страусовым пером. Вооружение телохранителей состояло из копья, которое они держали в правой руке, и щита из кожи гиппопотама, прикрывавшего левую руку. Они были одеты лишь в рубахи из хлопчатобумажной ткани местного производства. Позади трона виднелось четырнадцать или пятнадцать евнухов, разряженных в богатые ткани различных сортов и совершенно не гармонировавших между собой оттенков. Число челобитчиков и зрителей, толпившихся перед троном, превышало полторы тысячи.

Слева от султана стоял наемный восхвалитель, непрерывно кричавший во всю глотку: «Смотрите на буйвола! Сына буйвола! Лучшего из быков! Слона изумительной силы! На могущественного султана Абд эль Рашмана эль Рашида! Да продлит бог твои дни, о повелитель! Да поможет тебе бог и ниспошлет победу!»

Султан охотно принял от Брауна подарки и пообещал ему разрешить дальнейший путь к югу. Дни проходили за днями, месяц за месяцем, а путешественник все не мог дождаться официального разрешения. Теперь он мечтал лишь о том, чтобы выбраться поскорее из Дарфура. После долгих и унизительных просьб ему снова удалось получить доступ во дворец султана.

«11 декабря 1795 года, – рассказывает Браун, – я отправился в сопровождении шатиба (одного из первых вельмож в государстве) на аудиенцию к султану. Я вкратце повторил ему свою просьбу; шатиб поддержал меня, но не так горячо, как мне хотелось бы. На высказанное мною желание продолжать свое путешествие султан ничего не ответил. И этот несправедливый деспот, получивший от меня товаров на семьсот пятьдесят пиастров, согласился дать мне взамен лишь двадцать тощих волов стоимостью в сто двадцать пиастров! Плачевное состояние моих финансов не позволило мне отказаться от такой жалкой подачки. Я принял ее и распрощался с Эль-Фашером в надежде больше никогда в него не возвращаться».




Только весной 1796 года Браун смог покинуть Дарфур с направлявшимся в Египет караваном.

Город Эль-Фашер, хотя и не является торговым центром, должен считаться столицей Дарфура. Он имеет в длину больше двух миль, но тянется очень узкой полосой. Каждый дом стоит посреди поля, окруженного изгородью; поля отделены друг от друга участками невозделанной земли.

Равнина, на которой расположен город, тянется на запад и юго-запад на расстояние до двадцати миль. Почти все ее население занимается торговлей с Египтом. Число жителей достигает, вероятно, шести тысяч, причем среди них больше рабов, чем свободных людей. Всего в Дарфуре живет не больше двухсот тысяч человек; к такому выводу Браун пришел лишь на основании числа солдат, выставленных для войны против Кордофана.

«Жители Дарфура, – сообщается в отчете, – различного происхождения. Одни пришли с берегов Нила, другие – выходцы из западных районов. Они являются либо «фуккара» (священнослужителями), либо торговцами. Арабы, обитающие в этой стране, принадлежат к разным племенам. Они ведут большей частью кочевой образ жизни на границах Дарфура, где пасут своих верблюдов, лошадей и быков, и не настолько подчинены султану, чтобы регулярно оказывать ему помощь во время войны и платить дань в мирное время.

Как известно, мусульманская религия признает многоженство, и жители Дарфура широко пользуются такой возможностью. Когда султан Терауб отправился на войну в Кордофан, его сопровождали пятьсот жен и еще столько же осталось во дворце. На первый взгляд это может показаться нелепым; следует, однако, помнить, что в обязанности жен входит молоть зерно, приносить воду, приготовлять еду и исполнять все работы по обслуживанию огромного числа людей».

В отчете Брауна содержатся также очень любопытные сведения о местной медицине, советы, касающиеся разных способов передвижения в Африке, подробное описание животных, рыб, минералов и растений Дарфура. Мы не станем останавливаться на этой части отчета, так как она не представляет для нас особого интереса.


Содержание:
 0  Мореплаватели XVIII века : Жюль Верн  1  Часть первая ГЛАВА ПЕРВАЯ. АСТРОНОМЫ И КАРТОГРАФЫ, КАПЕРСКАЯ ВОЙНА В XVIII ВЕКЕ I : Жюль Верн
 2  II : Жюль Верн  3  ГЛАВА ВТОРАЯ. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ КАПИТАНА КУКА I : Жюль Верн
 4  II : Жюль Верн  5  Ill : Жюль Верн
 6  ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ КАПИТАНА КУКА I : Жюль Верн  7  II : Жюль Верн
 8  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ КАПИТАНА КУКА I : Жюль Верн  9  II : Жюль Верн
 10  ГЛАВА ПЯТАЯ. ТРЕТЬЕ ПУТЕШЕСТВИЕ КАПИТАНА КУКА I : Жюль Верн  11  II : Жюль Верн
 12  Часть вторая ГЛАВА ПЕРВАЯ. Ф РАНЦУЗСКИЕ МОРЕПЛАВАТЕЛИ I : Жюль Верн  13  II : Жюль Верн
 14  III : Жюль Верн  15  вы читаете: ГЛАВА ВТОРАЯ. ИССЛЕДОВАТЕЛИ АФРИКИ : Жюль Верн
 16  ГЛАВА ТРЕТЬЯ. АЗИЯ И НАСЕЛЯЮЩИЕ ЕЕ НАРОДЫ : Жюль Верн  17  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. СЕВЕРНАЯ И ЮЖНАЯ АМЕРИКА : Жюль Верн
 18  Использовалась литература : Мореплаватели XVIII века    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap