Приключения : Путешествия и география : Глава II ОСТРОВ ШТАТОВ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу

Глава II

ОСТРОВ ШТАТОВ

Остров Штатов, который иногда еще называют Землей Штатов, расположен на юго-восточной оконечности Нового Света и является последней, самой восточной точкой Магелланова архипелага, который оказался исторгнутым когда-то, давным-давно, из глубин планеты, за пятидесятой параллелью южной широты, всего семью градусами севернее Полярного круга[26].

Два океана омывают остров с запада и с востока[27], и кораблям, которые намереваются попасть из Атлантического в Тихий, приходится огибать мыс Горн и идти мимо этого кусочка суши, независимо от того, куда — на восток или на запад — лежит их путь.

Пролив, отделяющий остров от материка, известен с XVII века благодаря Ле-Меру — одному голландскому мореплавателю, который дал ему свое имя. Путь через пролив короче и безопасней, так как кораблю не угрожают громадные океанские волны, которые ревут и бьются о южный берег острова Штатов[28].

И парусники и пароходы предпочитают эту полоску спокойной воды шириной около двадцати пяти километров, которую закрывает от океана десятимильный выступ мыса Сан-Антонио и мыса Кемпе.

Протяженность острова — тридцать девять миль вдоль, с запада на восток — от мыса Сан-Бартоломео до мыса Сан-Хуан и одиннадцать миль поперек — от выступа мыса Колнетт до мыса Уэбстер[29].

Океанская береговая линия очень изрезана — сплошные заливчики, бухты, бухточки, но путь туда прегражден островками или торчащими из воды скалами, и с какой стороны ни подойди — даже в тихую погоду, — бешеные волны разобьют судно в щепки о неприступный частокол отвесных скал и подводных камней.

На острове жителей нет[30], но там можно было бы просуществовать, по крайней мере, четыре месяца в году, в течение «лета», с ноября по февраль — теплого времени года в этих широтах. Для скота есть подходящие пастбища на равнине, к востоку от залива Парри, между мысом Конвид и мысом Уэбстер. Когда под лучами антарктического солнца сходит снег[31], из-под земли пробивается сочная зеленая трава, и влаги ей хватает до самой зимы. Здесь вполне можно было бы разводить жвачных животных, которые приспособлены к жизни на широтах Магелланова архипелага. С наступлением холодов скот следовало бы перевозить в Патагонию или на Огненную Землю, где климат помягче.

Кстати, в тех местах встречаются гуанако[32], животные, похожие на сильно одичавших косуль, их мясо, если его хорошо прожарить или проварить, вполне съедобно. По-видимому, зимой эти копытные добывают себе корм из-под снега и таким образом переживают холода и не погибают от голода.

По краям равнины видны редкие рощицы — чахлые деревья с бледной вялой листвой — в основном антарктический бук (высокое, до шестидесяти футов, дерево с горизонтально растущими ветвями), встречаются также местные морозоустойчивые разновидности барбариса и ванильного дерева.

Но растительностью остров покрыт не более чем на четверть, остальная территория — скалистые плато[33], пересеченные глубокими расщелинами или длинными грядами ископаемых лав, оставшихся от извержения древних вулканов, которые сами уже давно исчезли с лица земли. Дальше к западу — сплошные скалы, и чем ближе к берегу, тем выше и обрывистей, а у самой воды — неприступные отроги конической формы, с вершины которых — три тысячи футов[34] над уровнем моря[35] — весь остров был бы виден как на ладони. Они похожи на острые позвонки и являются продолжением хребтов Анд[36], на которых держится весь Американский материк.

Конечно, антарктический климат, ураганные ветры, вымораживающие все и вся, не дают разрастись местной флоре. Лишь некоторым видам растений удалось прижиться, да и то лить со стороны Магелланова пролива, а также на Мальвинских островах, в ста морских милях от Огненной Земли. Здесь растут ракитник, черноголовник, норичник, вероника, ковыль и некоторые дикие злаки. Их соцветия, бледные, почти незаметные в тени деревьев и на лугу, среди травы, увядают, не успев распуститься. Кроме того, у подножия скал и на плоских вершинах, где скапливается птичий помет, появляются мхи, а в земле — среди древесных корней — можно обнаружить съедобные корешки, например азалию, которую южноамериканские индейцы используют вместо хлеба. Но этим, конечно, не прокормишься. К тому же на всем острове не найти ни речушки, ни ручейка, среди камней не бьет ни одного ключа. Но в озерцах и лагунах[37], сохраняющихся все лето и затем до самых заморозков, воды хватает: за восемь месяцев, пока стоит зима, вьюги наметают большие сугробы, которые начинают таять под косыми лучами солнца с приближением теплого, а точнее сказать, не очень холодного времени года, и наполняют все водоемы, благодаря чему почва не испытывает недостатка во влаге. Вот и сейчас, в самом начале нашей истории, со всех холмов вблизи маяка устремились вниз, прямо в бухту Эльгор и в залив Сан-Хуан, мощные потоки талой воды.

Но если сам остров очень беден живностью, то прибрежные воды просто кишат рыбой, вот почему, несмотря на опасности, подстерегающие рыбаков в проливе Ле-Мер, огнеземельские аборигены часто промышляют в этих водах и не жалуются на улов. Водятся здесь хек[38], корюшка[39], морской налим[40], дорада[41], бычок, бонито, рыба-молот[42] и кефаль.

Количество и разнообразие рыбы могло бы привлечь сюда и большие рыболовные суда, тем более что в теплое время года в водах Антарктики появляются усатые киты, кашалоты, а также морские львы и тюлени, которые, спасаясь от бездумного истребления, вынуждены укрываться в местах, где охота на них — не только опасное, но и трудное занятие. К тому же и сам берег очень привлекателен: отмели, бухточки, выступающие над водой утесы, изобилие двустворок мидий, устриц; моллюски там и сям попадаются между камнями.

Пернатых тоже бесчисленное множество: белоснежные альбатросы, бекасы[43], зуйки[44], улиты[45], морские жаворонки[46], шумные крачки, крикливые чайки, оглушительные поморники.

Но из всего вышеперечисленного не следует, что Аргентинская Республика или Чили[47] уж очень хотели бы присоединить остров Штатов к своим землям. Что бы там ни было, речь ведь идет просто о громадном утесе, на котором никто не живет. Во времена, когда происходили описываемые события, остров, как и весь Магелланов архипелаг, находился в совместном владении обоих государств на оконечности Южно-Американского материка[48]. Летом местным морякам с Огненной Земли иногда приходится укрываться от бурь у его берегов. А торговые суда обычно предпочитают переходить из одного океана в другой через Магелланов пролив, который очень точно показан на всех морских картах и потому гораздо безопаснее для морехода, особенно с тех пор, как появились пароходы. Практически, к острову Штатов подходят лишь корабли, чей путь лежит в направлении к мысу Горн или от него.

Морским державам следовало объявить благодарность Аргентине, решившей построить этот Маяк на Краю Света[49]. Дело в том, что на всем протяжении архипелага в те времена не горело ни одного сигнального огонька, от мыса Вирхенес[50] в Атлантическом океане до самого мыса Пилар при выходе в Тихий океан, и прожектор на башне острова Штатов, конечно, мог оказать неоценимые услуги мореплавателям в этих гибельных местах, тем более что даже мыс Горн, на камнях которого разбилось столько кораблей, не располагал маяком. А кораблекрушения случались бы гораздо реже, если бы навигаторы знали дорогу в пролив Ле-Мер.

Очевидно, все вышесказанное и объясняет решение аргентинского правительства зажечь на берегу бухты Эльгор путеводный огонь. Строительство было закончено за один год, и в тот день, 9 декабря 1859 года, впервые загорелся фонарь на вершине башни.

В ста пятидесяти метрах от кромки берега над поверхностью острова уступом поднимается площадка в четыреста — пятьсот квадратных метров, нечто вроде каменной террасы высотой в тридцать — сорок метров. На этом-то уступе, который упирается другим своим боком в скалу, и выросло здание маяка, а рядом — пристройка: жилой дом и склад. В доме есть спальня с кроватями, платяными шкафами, тумбочками, стульями, здесь же находится печь, труба которой выходит на крышу. Рядом со спальней — столовая с большим столом посередине и лампой над ним, а рядом еще одна печь с плитой. В подвесных шкафах — инструменты: подзорная труба, барометр, термометр, запасные лампы к прожектору, на стене — часы с гирей.

Продукты хранятся на складе. Это разные консервы — солонина всех видов, сало, сушеные овощи, галеты, чай, сахар, кофе, бутылки с виски и спиртом. Там же самые необходимые лекарства и масло для фонаря. Рядом со складом сарай с углем для отопления помещений. Всего этого хватит на целый год, хотя каждые три месяца люди должны меняться и запасы возобновляться.

Все строение целиком имеет округлую форму и походит на мощную башню. Стены ее способны выдержать напор самых грозных бурь и самых яростных ураганов, что так часто возникают здесь, близ границы двух океанов. Строители использовали местный материал и сложили здание из булыжников, которых полно на острове. Тщательно подобранные камни точно подогнаны один к другому и еще скреплены железными скобами. Как говорит Васкес, никакому шквалу не справиться! Люди сумеют сберечь зажженный огонь, несмотря на все штормы, которыми славится Магелланов архипелаг. Фонарь находится на высоте двухсот двадцати трех футов, и с учетом собственных размеров маяка, а также высоты его основания над уровнем моря, свет прожектора виден, по крайней мере, на пятнадцать миль вокруг.

Вообще-то масляный светильник, даже самый совершенный, едва различим уже в десяти милях от берега. Ни газовых, ни электрических ламп тогда еще не изобрели. Устанавливать сложные механизмы здесь нельзя. С ними смотрителям не управиться, а механикам добраться до столь удаленного и труднодоступного места непросто.

Десятимильной зоны видимости, впрочем, вполне достаточно для кораблей, откуда бы они ни шли: с северо-востока, с востока или с юго-востока. При появлении маяка на горизонте у судна остается еще вполне достаточно чистой воды, чтобы завернуть в пролив Ле-Мер или обогнуть остров с юга, и если строго следовать указаниям лоции[51], изданной морским департаментом, то путь совершенно безопасен: нужно только твердо держаться курса: маяк все время должен оставаться с норд-норд-веста[52] или с зюйд-зюйд-оста[53], в зависимости от того, собираетесь вы обогнуть остров с юга или пройти через пролив. Мыс Сан-Хуан и скалы Северал и Фэллоуз останутся либо по левому, либо по правому борту, судно при этом не рискует сесть на мель, ему не страшны ни ветер, ни течения.

В крайнем случае, если придется зайти в бухту Эльгор, корабль, ориентируясь достаточно по этому огоньку, сможет добраться до безопасного места и бросить якорь. «Санта-Фе» в следующий раз легко найдет дорогу к своей стоянке даже в темноте.

Заливчик вытянулся на три мили, если считать от мыса Сан-Хуан, а свет виден за десять, таким образом, до берега у судна остается еще целых семь миль.

Когда-то прожектора имели параболические зеркала, которые вполовину уменьшали их яркость, но с тех пор много изменилось: появились сферические отражатели, в которых почти не происходит потери света.

К тому же, поскольку никаких других огней в тех местах не зажигалось, морякам трудно было спутать его с чем-нибудь, установка получилась довольно простой: не требовалось ни вспышек, ни мигания: на десятки миль вокруг, даже на мысе Горн, ни один огонь не светит в ночи, и нашим смотрителям не придется постоянно возиться с ремонтом сложных механизмов.

Внутри фонаря установлены лампы с двойной продувкой и многорядным круговым фитилем, что дает очень большую яркость свечения при малом объеме, если пламя поместить в самом фокусе линз. Фитили обильно пропитываются маслом благодаря специальной системе подкачки. Линзы внутри фонаря располагаются в несколько рядов, причем стекло лампы имеет самую обычную форму, но оно как бы заключено внутрь целого ряда тонких стеклянных колец, подобранных таким образом, что имеют один общий фокус и свет, проходя сквозь них, собирается в единый пучок параллельно идущих лучей, а не рассеивается во все стороны, из-за чего значительно увеличивается яркость маяка. Патрульное судно снялось с якоря еще до захода солнца, но даже при свете дня у капитана ни разу не возникло сомнений относительно эффективности использования новой оптики или месторасположения сигнальных огней.

Успех дела теперь зависел только от смотрителей, от их внимательности и точности в работе. Если лампы содержать в порядке, вовремя менять фитили, заправлять маслом, точно регулировать его поступление, не забывать зажигать огонь по вечерам и гасить его с восходом солнца, не оставляя без внимания даже самую мелочь, то плавание по окраинам Атлантического океана станет значительно проще. Впрочем, не было оснований сомневаться в честности и трудолюбии Васкеса и его товарищей. Желающих работать здесь оказалось очень много, и этих троих выбрали именно потому, что уже известны были их мужество, выносливость и обязательность.

Напомним еще раз, что строители постарались обеспечить полную безопасность людям, которые оставались совсем одни в нескольких сотнях миль от Буэнос-Айреса, откуда только и могли прийти помощь и поддержка. Впрочем, обитатели материка и архипелага редко показывались в этих местах и никогда надолго не задерживались, даже в теплое время года, к тому же они пользовались репутацией совершенно безобидных рыбаков, которые всегда торопились вернуться с уловом к себе домой — на Огненную Землю или на один из островов архипелага. Никого другого здесь вообще никогда не замечали. Мореплавателям слишком хорошо было известно коварство прибрежных вод, так что никому не приходило в голову спасаться от бури среди скал, в то время как внутри архипелага легко найти укромную бухту или заливчик.

И все же пришлось принять некоторые предосторожности на случай появления в бухте Эльгор подозрительных гостей. Вход в пристройку закрывали толстые двери, запирающиеся изнутри, на окнах жилой части и склада укрепили решетки, Васкеса и его товарищей снабдили запасом патронов к карабинам и револьверам.

Кроме того, коридор, который вел к лестнице наверх, упирался в обитую железом дверь, ее ни пробить, ни высадить нельзя, а иначе в башню не попасть. Остаются еще узкие окошки — бойницы в стене, но они тем более недоступны, так как забраны крестом-решеткой, а на галерею можно забраться только вскарабкавшись по цепи громоотвода.

Рабочие потрудились на совесть, выполнили полностью и в срок задание республиканского правительства Аргентины.


Содержание:
 0  Маяк на Краю Света : Жюль Верн  1  вы читаете: Глава II ОСТРОВ ШТАТОВ : Жюль Верн
 2  Глава III СМОТРИТЕЛИ МАЯКА : Жюль Верн  3  Глава IV БАНДА КОНГРЕ : Жюль Верн
 4  Глава V ШХУНА МАУЛЕ : Жюль Верн  5  Глава VI В БУХТЕ ЭЛЬГОР : Жюль Верн
 6  Глава VII ПЕЩЕРА : Жюль Верн  7  Глава VIII РЕМОНТ МАУЛЕ : Жюль Верн
 8  Глава IX ВАСКЕС : Жюль Верн  9  Глава X ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ : Жюль Верн
 10  Глава XI МАРОДЕРЫ : Жюль Верн  11  Глава XII НА ВЫХОДЕ ИЗ БУХТЫ : Жюль Верн
 12  Глава XIII ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  13  Глава XIV САНТА-ФЕ, ПАТРУЛЬНЫЙ КОРАБЛЬ : Жюль Верн
 14  Глава XV РАЗВЯЗКА : Жюль Верн  15  Использовалась литература : Маяк на Краю Света
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap