Приключения : Путешествия и география : Глава VI В БУХТЕ ЭЛЬГОР : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу

Глава VI

В БУХТЕ ЭЛЬГОР

Итак, снятие с мели прошло удачно. Но на этом проблемы не кончились. Следовало позаботиться о безопасности «Мауле».

Берег рядом с Сан-Бартоломео, хоть и изрезанный заливчиками, не защищал от океанской волны, от шквалов, идущих с северо-запада. А во время высоких приливов[97] шхуну опасно оставлять в таком месте даже на один день.

Конгре прекрасно понимал ситуацию и намеревался, не задерживаясь в бухте Пингвинов, с утренним отливом выйти в пролив Ле-Мер. Но прежде следовало хорошенько осмотреть судно изнутри. Правда, Конгре уже убедился, что корпус не получил открытых пробоин, но удар о дно мог через обшивку повредить шпангоуты[98], а отправляться в плавание, не отремонтировав корабль, нельзя.

Чтобы осмотреть трюм, требовалось убрать балласт, который закрывал доступ к внутренним переборкам. Команда принялась за работу. Решили не выгружать болванки на берег, экономя время и силы, время особенно дорого, когда у судна такая ненадежная стоянка. Сначала освободили нос и проверили переднюю часть корпуса. Конгре взял с собой Карканте и еще одного чилийца, Варгаса, который когда-то работал плотником на судоверфях в Вальпараисо и хорошо знал свое дело. Набор судна от форштевня до фок-мачты оказался в отличном состоянии: ни шпангоуты, ни переборки, ни бортовые доски с крепежными болтами из меди — ничто не пострадало во время крушения. Затем балласт перенесли в носовую часть и обследовали пространство от бизани до грот-мачты. Шпангоуты нигде не погнулись и не перекосились, даже трап, ведущий к палубному люку, не сдвинулся с места. Оставалась последняя треть — кормовой отсек до ахтерштевня. Здесь обнаружилось небольшое повреждение: течи не было, но один шпангоут с левого борта на протяжении полутора метров прогнулся внутрь, очевидно, при ударе о подводные камни, когда шхуну волокло по дну. Вода не проникла в днище благодаря тому, что выдержала внутренняя обшивка и пакля не вышла из швов.

Тем не менее судно требовало ремонта, настоящий моряк не выйдет в море, пока не выправит борт.

Поскольку предстоящий поход должен занять больше двух дней, а гарантии, что небо останется чистым, нет, то без починки не обойтись. Уйдет на нее, может быть, целая неделя, и то при условии, что найдутся инструменты и необходимый материал.

Когда в шайке узнали, как обстоят дела, крики восторга по поводу снятия «Мауле» с мели сменились проклятиями, ругательствами, так как отплытие снова откладывалось и никто не мог сказать, когда они сумеют наконец уйти с острова.

Но Конгре сказал:

— Повреждение довольно серьезное, и, если не исправить борт, «Мауле» даст течь в первую же бурю. До островов в Тихом океане сотни миль пути. Шхуна не выдержит, затонет в пути, мы не доберемся живыми. Повреждение достаточно серьезное, но его можно исправить.

— Но где это сделать? — спросил один из чилийцев, не скрывая озабоченности.

— Не здесь же! — добавил другой.

— Нет, в бухте Эльгор! — твердо заявил Конгре.

Действительно, до бухты два дня ходу. Шхуна пройдет вдоль берега, обогнув остров либо с юга, либо с севера, и бросит якорь неподалеку от пещеры, в которой хранится награбленное добро, для плотника там найдутся подходящие доски и бруски, нужные инструменты. «Мауле» простоит на якоре столько, сколько потребуется, хоть две недели, хоть три. Лето только начинается, в их распоряжении еще почти два месяца. Но в таком случае вся компания отправится в путь на корабле, которому никакая буря нипочем. К тому же Конгре и раньше знал, что, прежде чем уходить с острова насовсем, следует зайти в бухту, где в одной из пещер хранилась пиратская добыча до поры, пока «Санта-Фе» не заберет строителей маяка и не уйдет в море. Таким образом, существенных изменений в планах шайки не произошло: просто шхуна простоит на якоре несколько лишних дней.

Понемногу страсти улеглись, и пираты начали готовиться к переходу, собираясь на следующий день, в прилив, покинуть стоянку в заливе Пингвинов.

Присутствие на маяке смотрителей, по мнению разбойников, никак не могло помешать их планам.

Оставшись наедине с Карканте, главарь изложил вкратце свои намерения:

— Мы собирались вернуть себе бухту Эльгор и раньше, до появления «Мауле». Так и сделаем, но отправимся туда не по суше, тайно карабкаясь по камням, скрываясь от чужих глаз, а по морю, открыто. Бросим якорь в заливе. К нам выйдут, ни о чем не подозревая, и туг мы…

Жест, которым Конгре завершил фразу, не оставил у его помощника сомнений относительно судьбы обитателей маяка.

Какое чудо могло спасти Васкеса и его товарищей?

Ситуация складывалась явно в пользу разбойников, замышлявших очередное преступление.

Остаток дня посвятили подготовке к отплытию: вернули на место балласт, погрузили на борт съестные припасы, оружие и остальное добро, переправленное в свое время на мыс Сан-Бартоломео.

Работа не заняла много времени: за целый год, проведенный на западном побережье, почти все запасы были съедены: питаться пришлось в основном консервами, остаток провизии сложили на камбуз[99]. Постели, одежда, посуда, а также золотые и серебряные слитки разместились частью на кухне, частью в кубрике, в рубке, на корме и в трюме, там же скоро окажутся и вещи, хранящиеся пока в пещерах бухты Эльгор.

Короче, работали споро, и к четырем часам пополудни погрузка закончилась. Шхуна могла сниматься с якоря в любой момент, но Конгре не собирался отплывать в ночь и пробираться в темноте вдоль побережья, усеянного подводными скалами. К тому же следовало решить, каким маршрутом идти к мысу Сан-Хуан — через пролив Ле-Мер или вокруг острова. Все зависело от направления ветра: если южный, то лучше в пролив, а если северный, да посвежее, придется выйти в море и обходить остров с юга, под прикрытием берега. В любом случае, считал Конгре, плавание продлится немногим более суток, с учетом одной ночной стоянки.

Наступил вечер. Погода держалась хорошая. На закате ни облачка, линия горизонта так чиста, а воздух и море так прозрачны, что последние лучи заходящего солнца, пронизывая воду, окрашиваются в зеленоватые тона.

Ничто не предвещало ухудшения погоды, и ночь действительно прошла спокойно. Большинство из членов шайки переночевали на шхуне, одни устроились в кубрике[100], другие — в трюме. Конгре занял каюту капитана Паильи, а Карканте — другую, рядом, в которой раньше жил помощник капитана. Боясь перемены погоды, и тот и другой несколько раз выходили на палубу проверить, спокойно ли море, не опасно ли будет для «Мауле» плавание в самый прилив, не придется ли из-за волнения на море отложить переход.

Утро выдалось великолепным. В этих широтах редко случается, чтобы горизонт был так четко виден на восходе солнца.

Чуть рассвело, Конгре сел в шлюпку и отправился на берег. Высадился он у самого края мыса Сан-Бартоломео, в лощине, а затем взобрался на гребень скалы. Оттуда открывался почти круговой обзор: только с востока море закрывали нагромождения скал, расположенных между мысами Сан-Антонио и Кемпе.

На юге поверхность моря казалась спокойной, а у входа в пролив виднелись белые барашки волн. Ветер крепчал. Нигде не было видно ни паруса, ни дымка парохода, очевидно, «Мауле» удастся доплыть до мыса Сан-Хуан, не встретив ни одного корабля. Учитывая все обстоятельства, Конгре принял решение: поскольку ветер крепчает, а в проливе, конечно, волна окажется еще круче, особенно при смене фазы прилива, «Мауле» лучше держаться южного берега, чтобы избежать ненужного риска и не расшатывать пострадавший борт. Шхуна пройдет вдоль мысов Кемпе, Уэбстер, Северал и Дьегос. Тем более расстояние, независимо от маршрута, примерно одинаковое.

Конгре спустился со скалы, выбрался на берег и направился к пещере проверить, не забыто ли что-нибудь из вещей. Никто не должен знать, что на западной оконечности острова жили люди.

В начале восьмого, с отливом, можно было отправляться в путь. Разбойники быстро выбрали якорную цепь и подняли пару парусов на бизань-мачте, которых вполне хватит при норд-осте[101], чтобы вывести шхуну в море за пределы прибрежных мелей.

Конгре держал румпель, а Карканте стоял на носу. За десять минут судно проскочило зону рифов и вышло на чистую воду, где волны принялись раскачивать «Мауле».

Конгре распорядился поднять фок и бизань — самый большой парус на шхуне, затем — поставить марсель[102]. Подтянули и закрепили снасти, и судно взяло курс на юго-запад и, развернувшись на двенадцать румбов[103], направилось в сторону мыса Сан-Бартоломео.

Потребовалось полчаса, чтобы обогнуть скалы. Затем «Мауле» взяла круче к востоку, поймала ветер и пошла бейдевинд[104]. Под прикрытием берега, к которому старались не подходить ближе чем на три мили, судно, подгоняемое свежим ветром, огибало остров с юга.

Тем временем Конгре и Карканте убедились, что шхуна прекрасно держится на волне и по хорошей погоде на ней вполне можно отправляться в Тихий океан и забыть навсегда об островах Магеллании.

Судно вполне успело бы дойти до бухты Эльгор до наступления ночи, но Конгре посчитал, что все-таки лучше при свете дня встать на якорь где-нибудь у берега. Не добавляя парусов, не трогая ни топсели[105], ни марсель, капитан удовольствовался средней скоростью пять-шесть миль в час.

До сих пор им не встретилось ни одного корабля. Солнце уже садилось, когда «Мауле» бросила якорь с восточной стороны мыса Уэбстера, пройдя за первый день перехода почти половину пути. В одном кабельтове[106] от борта, на побережье, сплошь усеянном валунами, громоздились скалы, самые высокие на острове. В заливчике, где «Мауле» встала на ночь, под защитой утеса, судну было спокойнее, чем на рейде в каком-нибудь порту или в доке. Конечно, если ветер переменится и подует с юга, шхуне не поздоровится, полярные шквалы буйствуют у берегов острова Штатов с той же силой, что и у мыса Горн.

Но погода, кажется, не собиралась меняться, дул легкий северо-восточный бриз. Удача сопутствовала пиратскому предприятию.

Ночь с двадцать пятого на двадцать шестое декабря прошла спокойно. Ветер после десяти часов совсем стих, и до четырех утра не чувствовалось даже легкого дуновения.

Как только занялась заря, Конгре начал готовиться к отплытию. Паруса, убранные на ночь, поставили, якорь, поднятый лебедкой, лег на место, и «Мауле» отправилась в путь.

Второй день перехода проходил так же, как и первый: шхуна вышла в море и спокойно двинулась вперед, под защитой береговых скал.

Как неприветлив здесь остров! Берег выглядит еще ужаснее, чем вдоль пролива, повсюду громоздятся обломки скал, замершие в неверном равновесии. Весь берег, до самой кромки, усеян валунами, а из воды торчат черные зубья рифов, уходящие далеко в море, и между ними не проскользнуть не только легкой шхуне, но и простой лодчонке. Ни заливчика, где бросить якорь, ни песчаной косы, куда высадиться, ни возведенного природой на острове Штатов укрытия от антарктических шквалов.

Шхуна шла со средней парусностью, держась в трех милях от берега. Конгре не знал этих мест и почитал за благо не подступаться ближе. Но выходить в открытое море тоже не стоило: волны расшатают поврежденную обшивку.

Около десяти часов, у входа в бухту Блоссом, «Мауле» не смогла все-таки уклониться от волн. Ветер, задувая в залив, который глубоко врезается в сушу, нагонял длинную волну, и каждый удар вала о борт отзывался стоном в корпусе судна. Конгре сначала поставил шхуну по ветру, пока «Мауле» не прошла мыс, ограничивающий бухту с востока, затем пошел крутой бейдевинд[107] и, повернув оверштаг[108], лег на левый галс.

Пришлось самому встать к румпелю. Шкоты[109] натянулись втугую, Конгре держал все круче к ветру. Только к четырем часам пополудни Конгре посчитал, что уже достаточно вышел на ветер[110] и теперь сможет одним галсом достичь цели. Повернув через фордевинд[111], судно сменило галс и легло курсом прямо на бухту Эльгор, оставляя мыс Северал в четырех милях к северо-западу. Отсюда открывалась вся линия берега, до самого мыса Сан-Хуан.

Одновременно с этим из-за мыса Дьегос показалась башня Маяка на Краю Света, которую Конгре увидел впервые. В каюте у капитана Паильи нашлась подзорная труба, и главарь смог различить одного из смотрителей, который с балкона наблюдал за морем. До захода солнца оставалось еще три часа, вполне хватит времени, чтобы войти в бухту и бросить якорь.

Наблюдатель на маяке, конечно, шхуну заметил и о ее появлении сообщил остальным.

Пока «Мауле» забирала все дальше в открытое море, можно было предположить, что судно идет на Мальвины, но когда парусник, встав правым бортом к ветру, пошел бейдевинд, стало очевидно, что он намерен зайти в бухту.

Впрочем, бандитов не беспокоило, кто и когда заметил «Мауле» с берега и что подумал. Они следовали своему плану.

Главное, что переход завершался вполне благополучно. Правда, ветер постепенно менял направление на восточное, паруса на шхуне провисли и были готовы в любой момент совсем опасть, но судно, почти не сбавляя хода, шло тем же галсом, огибая мыс Дьегос.

Обстоятельства складывались очень удачно. С такой вмятиной в борту «Мауле» не выдержала бы маневрирования, течь могла открыться еще до того, как корабль окажется на стоянке.

Так и случилось. Когда до цели оставалось всего две мили, кто-то из команды, спустившись в трюм, обнаружил, что обшивка разошлась и внутрь просочилась вода. Поднялся крик. В корпусе судна образовалась щель как раз в том месте, куда пришелся удар о подводные камни в момент крушения. Но вода начала поступать совсем недавно, обшивка разошлась всего на несколько дюймов[112].

Короче, ничего страшного. Варгас, сдвинув в сторону балласт, без особого труда заткнул отверстие пучком пакли.

Но всем стало ясно, что после знакомства с отмелями у Сан-Бартоломео, шхуна требует ремонта, иначе пойдет ко дну, не успев выйти в открытое море.

К шести часам вечера «Мауле» оказалась в полутора милях от входа в бухту. Конгре приказал убрать верхние паруса, без которых мог теперь обойтись, и оставить лишь фок и бизань. Как уже говорилось, главарь шайки так хорошо знал фарватер, что мог бы служить здесь лоцманом, ему не составило труда провести «Мауле» в глубь бухты и выбрать место для стоянки.

К тому же в половине седьмого море осветилось широким лучом света. Зажегся маяк, и так случилось, что первым кораблем, которому он показал дорогу к берегу, оказалась чилийская шхуна, захваченная шайкой пиратов.

Без малого в семь часов, когда солнце собиралось спрятаться за остроконечными вершинами скал, «Мауле», подгоняемая свежим ветром, оставив мыс Сан-Хуан по правому борту, вошла в заливчик у берега.

Когда шхуна проходила мимо пещер с пиратской добычей, Конгре с помощником убедились, что тайники не обнаружены: вход, заваленный обломками скал, скрывала густая растительность. Следов пребывания разбойников никто не заметил, и награбленное добро спокойно лежит там, где его оставили.

— Обошлось, — услышал Конгре голос Карканте, который стоял рядом, на корме.

— А сейчас еще лучше обойдется! — услышал он в ответ.

Прошло чуть больше четверти часа, а «Мауле» уже вошла в заливчик, чтобы бросить якорь. Как раз в этот момент островитяне решили «обговорить» ее приход: Фелипе и Морис, спустившись к берегу, снаряжали шлюпку, намереваясь отправиться навстречу шхуне. Васкес был на вахте и находился в дежурном помещении.

Парусник вошел в бухту на одном фоке, бизань убрали раньше, Карканте собирался спускать и фок.

Морис и Фелипе спрыгнули на палубу, когда якорь лег на дно. В то же мгновение, по знаку Конгре, первый получил удар топором по голове, а второй — две пули, и оба одновременно упали на палубу уже мертвые, один рядом с другим.

Васкес услышал выстрелы и увидел, как погибли его товарищи.

Та же участь ждала и его, окажись он в руках бандитов. Убив двоих, они, конечно, не пощадят и третьего. Бедный Фелипе, бедный Морис, как же так! И он ничего не сделал, чтобы спасти их! Васкес не мог прийти в себя от ужаса, перед глазами стояла сцена зверского убийства.

Через некоторое время, немного овладев собой, вахтенный попробовал обдумать положение. Нельзя попадаться на глаза негодяям. Возможно, они еще не знают, что их было трое, но, закончив швартовку[113], кто-нибудь из шайки обязательно захочет осмотреть маяк, поднимется наверх, намереваясь потушить огни, чтобы никто впредь не мог зайти в бухту, во всяком случае, в течение какого-то времени…

Не колеблясь больше ни минуты, Васкес бросился вниз, в жилые комнаты.

Каждая минута дорога, уже слышен плеск воды под шлюпкой, спускаемой на воду, еще немного — и люди с корабля окажутся на суше.

Захватив два револьвера, Васкес засунул их за пояс, быстро положил кое-что из продуктов в сумку и выбежал из дома. Быстро спустился с каменного уступа, где находились строения, и, никем не замеченный, исчез в темноте.


Содержание:
 0  Маяк на Краю Света : Жюль Верн  1  Глава II ОСТРОВ ШТАТОВ : Жюль Верн
 2  Глава III СМОТРИТЕЛИ МАЯКА : Жюль Верн  3  Глава IV БАНДА КОНГРЕ : Жюль Верн
 4  Глава V ШХУНА МАУЛЕ : Жюль Верн  5  вы читаете: Глава VI В БУХТЕ ЭЛЬГОР : Жюль Верн
 6  Глава VII ПЕЩЕРА : Жюль Верн  7  Глава VIII РЕМОНТ МАУЛЕ : Жюль Верн
 8  Глава IX ВАСКЕС : Жюль Верн  9  Глава X ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ : Жюль Верн
 10  Глава XI МАРОДЕРЫ : Жюль Верн  11  Глава XII НА ВЫХОДЕ ИЗ БУХТЫ : Жюль Верн
 12  Глава XIII ТРИ ДНЯ : Жюль Верн  13  Глава XIV САНТА-ФЕ, ПАТРУЛЬНЫЙ КОРАБЛЬ : Жюль Верн
 14  Глава XV РАЗВЯЗКА : Жюль Верн  15  Использовалась литература : Маяк на Краю Света
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap