Приключения : Путешествия и география : Глава третья Симью совершенно останавливается : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу

Глава третья

«Симью» совершенно останавливается

Поднявшись на заре 4 июня на спардек, пассажиры могли бы заметить вдали величественные берега Большого Канарского острова. Тут «Симью» намеревался сделать первую остановку.

Тенерифе была бы второй и одновременно последней стоянкой в путешествии.

Канарский архипелаг состоит из одиннадцати островов или островков, расположенных полукругом, обращающим свою вогнутую часть к северу. Начиная с северо-восточной оконечности последовательно находятся: Аллегранса, Монта-Клара, Грасиоса, Лансароте, Лобошь, Фуэртевентура, Большой Канарский остров, Тенерифе, Гомера, Железный остров, или Ферро, и Пальма. Обитает на этих островах приблизительно двести восемьдесят тысяч человек. Наиболее восточные острова отделены от Африки проливом.

Под управлением генерал-губернатора, имеющего резиденцию в Санта-Крус на Тенерифе, и двух старшин алькадов, Канарские острова образуют отдельную испанскую провинцию, правда далекую и, стало быть, запущенную. Приходится допустить небрежность метрополии для объяснения посредственной торговли этого архипелага, который в силу своего географического положения должен был бы служить одним из главных пристанищ большого океанского пути.

Различные по своим размерам, Канарские острова все схожи между собой по дикости внешнего вида. Это не более как базальтовые скалы, отвесные, едва окаймленные узкой полосой песка. Смотря на эти железные стены, удивляешься эпитету «Счастливые», некогда применявшемуся к этим островам столь неприветливой наружности. Но удивление прекращается или, скорее, меняет свой характер, когда проникаешь внутрь них.

Будучи одинакового вулканического происхождения, они выкроены по одному и тому же образцу. Почти всегда по периферии поднимается пояс второстепенных вулканов, окружающих главный в центре. В кратерах этих, ныне погасших, огнедышащих гор, защищенных своими круглыми стенами от знойных африканских ветров, в этих отделяющих горы долинах, в вогнутых плато, венчающих некоторые вершины, находит себе оправдание упомянутый эпитет. Там царит вечная весна; там, почти без обработки, земля дает человеку до трех урожаев ежегодно.

Из островов, составляющих архипелаг, Большой Канарский, в сущности, не самый большой. Мужество, проявленное первыми его обитателями во время завоевательной кампании Жана де Бетанкура, дало ему право так называться.

Агентство Томпсона проявило мудрость, избрав именно этот остров местом стоянки. Он представляет собой всю сущность других островов той же группы. Если он не имеет такой удивительной вершины, как Тенерифе, то все же занимает первое место между остальными. Он же располагает самыми неприступными берегами, где даже рыба не может метать икру, самыми защищенными долинами, самыми глубокими ложбинами и, в общем, самыми любопытными естественными особенностями.

Однако можно было бы сделать агентству Томпсона одно вполне справедливое замечание. Для того чтобы видеть все интересные вещи на Большом Канарском острове, чтобы по крайней мере иметь о них понятие, разве не было бы хорошо совершить экскурсию внутрь острова?

«Второго июня прибытие в Лас-Пальмас в четыре часа утра. В восемь часов посещение города. Уход на Тенерифе в тот же день в полночь» – вот все, что значилось в программе.

Прибытие, правда, должно было состояться не 2-го, а 4 июня, но это нисколько не изменит планов агентства в смысле разорительной щедрости. Отплытие на Тенерифе состоится в тот же день. Тем хуже для пассажиров, если они почти ничего не увидят на Большом Канарском острове.

Впрочем, они легко примирялись с этой перспективой. Брюзгливая косность никому из них не оставляла сил выразить свое недовольство. Да к тому же было ли бы это недовольство основательно в данном случае, когда агентство лишь исполняло свои обязательства? Кроме того, все устали. Если бы Томпсон вдруг предложил продлить остановку, то большинство пассажиров отказались бы от этой задержки путешествия, уже становившегося им в тягость.

Около одиннадцати часов «Симью» находился напротив главного города – Лас-Пальмас, или Пальмы.

Пыхтя, пароход едва двигался.

Построенный у выхода ложбины Гинигуанда, на поверхности, идущей резкими уступами, город имеет совсем восточный вид. Его узкие улицы, его белые дома с плоскими крышами в известной степени оправдывают эпитет «Казба», которым наделил его Рожер де Сорг.

К полудню «Симью» стал наконец в порте Лус (Свет), находящемся от города приблизительно в трех километрах.

Эти три километра надо было пройти в обратном направлении. Поэтому Томпсон после пришвартования стоял на набережной и пытался выстроить в колонну пассажиров. То было повторение маневра, в котором благодаря многочисленным упражнениям наловчились туристы, вымуштрованные во время первых стоянок у Азорских островов.

Но – увы! – куда девалась прекрасная дисциплина? Эти рекруты, столь покорные, возмущались, ворчали. Движения, указываемые Томпсоном, исполнялись с очевидным нерасположением. Ряды, лишь только образовавшись, тут же рассеивались. После усилий в течение четверти часа Томпсону удалось собрать всего лишь десяток верных людей, между которыми находились кроткий Пипербом из Роттердама и Абсиртус Блокхед, вернувший свое обычное хорошее настроение, с тех пор как уже не возникал вопрос о возрасте его сынка.

Большинство туристов оставались позади. Собравшись в плотную группу, они противопоставляли усилиям главного администратора неодолимую неподвижность.

– Послушайте, господа!.. Господа!.. – робко бросал Томпсон непокорным.

– Сударь! – Сондерс авторитетно заговорил от имени товарищей. – Мы терпеливо ждем повозок и носильщиков, обещанных вашей программой.

И он размахивал печатным произведением, в котором эти лживые обещания значились полностью.

– Но, господа, где мне взять их? – жалобно спросил Томпсон.

– Прекрасно! – возразил Сондерс еще с большим скрежетом. – Попытаюсь найти экипаж для себя одного.

Он вынул из кармана свою верную записную книжку:

– Но я найму его на ваш счет! Мы, сударь, сведем счеты в Лондоне, – прибавил он, уходя, между тем как его суставы издавали самые воинственные потрескивания.

– Я следую за вами, милостивый государь, следую за вами! – воскликнул тотчас же сэр Джордж Хамильтон, который в сопровождении леди Хамильтон и мисс Маргарет пустился по стопам своего приятеля.

К ним стали примыкать и другие, так что через несколько минут две трети туристов отстали от партии.

Близ порта Лус создался маленький городок, доставлявший все необходимое заходившим туда судам. Сондерс, конечно, рассчитывал без особенного труда найти там то, что искал. В самом деле, перед ближайшими домами стояли три-четыре экипажа. Сондерсу оставалось лишь сделать знак, чтоб они бросились ему навстречу.

К несчастью, этих четырех экипажей было недостаточно. Когда, взятые приступом, они удалились, большая часть оппозиционеров принуждена была вернуться и пополнить таким образом «отряд главнокомандующего». В эту минуту миссис Линдсей в сопровождении сестры и Рожера тоже покидала «Симью». Томпсон при виде ее замахал руками, чтобы она поторопилась.

– Ну, господа, по местам, пожалуйста! – крикнул он. – Время идет, подумайте об этом.

Миссис Линдсей не была столь привередливой, как Сондерс, но и она не выразила большого желания принять участие в такой прогулке.

– Как? – бормотала она, измеряя взглядом длинную пыльную дорогу, лишенную тени, – мы пройдем все это расстояние пешком!

– Я был бы очень рад, сударыня, сходить, если вы желаете, за экипажем в город, – предложил Робер.

Если он оставался равнодушен к прежним протестам и к сепаратистскому движению, полагая, что, в общем, это его не касается, то, напротив, придал большое значение замечанию миссис Линдсей! Услужливое предложение само сорвалось с его уст, и он тотчас же был вознагражден за свою добрую мысль. Миссис Линдсей охотно приняла это предложение.

– Если вы будете так добры, – сказала она, платя улыбкой добровольному посыльному.

Робер уже собирался идти, когда новая просьба остановила его.

– Так как вы, господин профессор, отправляетесь в город, то не будете ли так любезны доставить и мне экипаж?

Несмотря на вежливую форму просьбы, Робер подумал, что леди Хейлбутз могла бы послать с этим поручением дылду-лакея, который стоял сзади нее, держа на руках собачку, произведенную в фавориты. Тем не менее, почтительно поклонившись старой пассажирке, он заявил ей, что готов к ее услугам. Но тотчас же пожалел о своем предупредительном ответе: все остальные заговорили разом, подкрепляя свои слова жестами, все поручали ему оказать им услугу, предложенную миссис Линдсей и леди Хейлбутз.

Робер состроил гримасу. Стать посыльным миссис Линдсей – было удовольствием; взять на себя поручение леди Хейлбутз – еще куда ни шло! Но видеть, что все на тебя сваливают бремя, это совершенно меняло дело. Однако он не мог отказать. Рожер де Сорт великодушно пришел ему на помощь.

– Я пойду с вами, – крикнул он ему. – И мы приведем с собой все городские экипажи.

В ответ последовал взрыв одобрений, между тем как Робер пожимал руку соотечественнику, выражений деликатной привязанности которого он не мог сосчитать.

Пройдя дорогу ускоренным шагом, оба эмиссара легко добыли достаточное число экипажей. В одном из них они возвращались, когда на полпути повстречали Томпсона во главе жалкой партии, состоявшей едва из пятнадцати человек, самых бедных или самых скупых из еще недавно столь резвого отряда. Предоставив приятелю исполнить взятое на себя поручение, Робер присоединился к ним, как того требовала его служба.

Сказать, что он был доволен этой комбинацией, значило бы преувеличить. Но так как, в конце концов, у него не оставалось выбора, то он, хоть и без всякого энтузиазма, занял место рядом с Томпсоном и стал во главе маленького отряда.

По приближении к первым домам города его охватило удивление.

То же чувство испытал и Томпсон, оглянувшись назад. Куда девался его отряд? Растаял, рассеялся, исчез? Каждый поворот дороги, каждый цветущий куст, каждая кучка тенистых деревьев были предлогом к отставанию, и вскоре туристы рассыпались все до единого. Никого уже не было за Томпсоном, никого, если не считать огромного Пипербома, кротко остановившегося вместе со своим шефом.

Робер и Томпсон обменялись взглядами, не лишенными иронии.

– Ей-Богу, господин профессор, – сказал он наконец с подавленной улыбкой, – при таких условиях мне остается только освободить вас. Я же нисколько не интересуюсь Лас-Пальмасом и просто вернусь на пароход.

Томпсон пустился обратно, а за ним голландец, очевидно тоже ничуть не интересовавшийся городом.

Робер еще думал об этом приключении, как вдруг услышал, что его кто-то весело окликнул:

– Эй! Что вы там делаете, черт возьми? Что сталось с вашим полком? – спросил Рожер из экипажа, в котором сидел напротив американок.

– С моим полком? – отвечал Робер тем же тоном. – Я и сам хотел бы получить о нем какие-нибудь вести. Полковник только что отправился обратно на пароход в надежде найти там своих солдат.

– Он найдет там лишь одного Джонсона, – сказал Рожер, смеясь, – потому что этот чудак упорно не желает ступить на сушу. А вы-то что там делаете?

– Решительно ничего, как видите.

– Ну, тогда, – заключил Рожер, освобождая ему место рядом с собой, – едемте с нами. Вы будете нашим гидом.

Ложбина Гиниганда разделяет Лас-Пальмас на две неравные части: возвышенную, обитаемую лишь знатью и чиновниками, и низменную, больше коммерческую, заканчивающуюся на западном мысе, на краю которого высится крепость Кастильо дель-Рей.

В продолжение трех часов четверо туристов осматривали пешком или в экипаже улицы главного города; потом, почувствовав усталость, велели ехать на «Симью». Если бы кто-нибудь стал тогда расспрашивать их, вот что они могли бы ответить:

«Лас-Пальмас – хорошо застроенный город с узкими и тенистыми улицами, где характер почвы обращает прогулку в вечный подъем, сопровождаемый вечным спуском. Кроме собора в стиле испанского ренессанса город обладает многими интересными сооружениями. Что же касается мавританского вида его с моря, то он лишь внушает обманчивые надежды. Вблизи прелесть исчезает. Ничего нет менее мавританского, чем улицы, дома, жители, причем последние изумляют исключительно европейской элегантностью, именно французской».

Этим ограничивались их путевые впечатления. И как могло быть иначе? Жили ли они жизнью эхого народа, чтобы оценить его вежливость и услужливость, нарушаемые запальчивостью, которая часто заставляет его обнажать нож? Побывали ли они в его жилищах с правильными фасадами, но состоящих из жалких комнат, так как все помещение занято парадным залом, размерами которого гордятся канарцы? Могли ли туристы знать душу этого населения, в которой гордость предка идальго смешивается со спесивой наивностью гуанча, тоже предка, но отвергаемого?

В этом недостаток быстрых путешествий. Человек слишком сложный не входит в их программу. Лишь природа дается им с первого взгляда.

Да и ее надо смотреть, а программа агентства Томпсона положительно противилась тому.

Но как ни смутны были сведения, вынесенные туристами из прогулки по Лас-Пальмасу, однако Робер и ими не обладал. Он ничего не видел в течение этого дня, проведенного в обществе миссис Линдсей. Глаза его следили лишь за образом молодой женщины, поднимавшейся и спускавшейся по крутым улицам, – спрашивавшей его или отвечавшей ему с улыбкой.

Забыв о своем решении, он отдался настоящему блаженству. Но только он ступил на палубу «Симью», как заботы, на минуту рассеявшиеся, опять овладели им. Зачем кривить душой? Зачем пускаться на тропу, по которой он не хочет следовать до конца? Этот счастливый день оставил в нем горечь, томление, быть может, оттого, что он не умел притворствовать. И если его выдал какой-нибудь взгляд или жест, то какие чувства могла богатая американка приписать такому нищему воздыхателю?

При мысли об этом он чувствовал, что краснеет от стыда, и обещал себе впредь быть осторожнее, чтобы не лишиться даже дружеской симпатии, которую он, однако, вполне заслужил. Но судьба рассудила, что его великодушные решения останутся пустым звуком. Его участь была начертана свыше, и сплетение событий неодолимо осуществляло ее.

Когда четверо туристов прибыли на пароход, Томпсон и капитан Пип оживленно беседовали. По-видимому, между ними происходил спор. Томпсон, красный, горячий, по обыкновению, оживленно жестикулировал. Капитан же, напротив, кроткий и спокойный, отвечал ему короткими односложными фразами, а еще чаще энергичными жестами, явно выражавшими решительный отказ. Заинтригованные, миссис Линдсей и ее товарищи остановились в нескольких шагах от собеседников. Впрочем, не они одни интересовались этим препирательством. На спардеке, выстроившись в три тесных ряда, другие пассажиры, уже вернувшиеся, тоже следили за подробностями.

Всеобщее любопытство возбуждал тот факт, что труба «Симью» не дымилась, и, казалось, ничто не было готово к отплытию, назначенному между тем на полночь. Все терялись в догадках и ждали с нетерпением конца спора капитана и Томпсона, чтобы получить какие-нибудь объяснения от того или другого.

Колокол позвал к обеду, но беседа все еще продолжалась. Пассажиры быстро заняли свои обычные места. За едой они, несомненно, найдут ключ к загадке.

Но обед закончился, а Томпсон не считал нужным удовлетворить любопытство гостей. Любопытство это, впрочем, притуплялось, временно подавляемое другой, более непосредственной заботой.

Пароходная пища в последние дни чрезвычайно понизилась качественно. Поощряемый безнаказанностью, Томпсон, по-видимому, считал все позволительным. На этот раз, однако, он, переступил границу. Меню, достойное какой-нибудь харчевни, грешило также и количеством. Аппетит пассажиров только что разыгрался, как подан был десерт.

Все переглядывались, посматривали на Томпсона, который, казалось, чувствовал себя вполне хорошо. Все-таки никто еще не заявлял претензий, но вот Сондерс, по обыкновению своему, угодил не в бровь, а прямо в глаз.

– Официант! – позвал он своим скрипучим голосом.

– Слушаю, – отвечал мистер Ростбиф, подбегая.

– Официант, дайте мне еще немного этого противного цыпленка. Уж во всяком случае, лучше умереть от яда, чем с голоду.

Мистер Ростбиф, казалось, не почувствовал соли этой превосходной шутки.

– Нет больше, сударь, – отвечал он просто.

– Тем лучше! – воскликнул Сондерс. – Тогда дайте мне чего-нибудь другого. Ведь хуже ничего не может быть.

– Чего-нибудь другого! – вскрикнул Ростбиф. – Господин не знает, что на пароходе не осталось ничего съестного. Господа пассажиры не оставили обеда даже служащим в буфете!

С какой горечью произнес Ростбиф эти слова!

– Ну, смеяться вздумали вы надо мною, что ли? – спросил Сондерс гневным голосом.

– Помилуйте! – молил Ростбиф.

– Что же тогда означает эта шутка? Уж не на плоту ли мы «Медузы»?

Ростбиф развел руками в знак неведения. И жестом он отклонял от себя всякую ответственность, сваливая ее полностью на Томпсона, который рассеянно ковырял в зубах. Сондерс, раздраженный таким отношением, ударил кулаком по столу так, что стаканы подскочили.

– Это я вам говорю, сударь! – крикнул он гневным тоном.

– Мне, господин Сондерс? – спросил, наивно притворяясь, Томпсон.

– Да, вам. Поклялись вы, что ли, уморить нас голодом? Правда, это был бы единственный способ заглушить наши жалобы.

Томпсон удивленно открыл глаза.

– Вот уже три дня, – с яростью продолжал Сондерс, – как пища стала такой, что и порядочная собака отвернется от нее. Мы до сих пор терпели. Но сегодня вы уж слишком далеко зашли: свидетели – все эти господа.

Вопрос Сондерса встретил успех, который газетные парламентские отчеты назвали бы «живым одобрением» и «неистовыми рукоплесканиями». Все принялись говорить сразу, шумно. Возгласы «совершенно верно!» и «вы правы!» перекрещивались. Пять минут царил страшный шум.

Среди этого шума и гама Рожер смеялся от всего сердца. Путешествие становилось неудержимо смешным. Алиса, Долли и Робер разделяли веселость офицера. Никто из них не хотел отказаться от скверного, но забавного обеда.

Тем временем Томпсон, не обнаруживая особенного волнения, силился водворить тишину. Быть может, после всего этого у него имелся какой-нибудь основательный довод.

– Я признаю, – сказал он, – когда водворилось относительное молчание, – что обед был менее хорош, чем предыдущие…

Общий крик негодования оборвал его.

– …чем предыдущие, – спокойно повторил Томпсон, – но агентство тут решительно ни при чем, и господин Сондерс пожалеет о своем осуждении, когда узнает правду.

– Слова! – возразил Сондерс. – Этой монетой меня не подкупишь. Мне нужна другая, – прибавил он, вынимая из кармана пресловутую памятную книжку, – которую даст мне, когда мы будем в Лондоне, эта книжка, где я отмечаю перед всеми причиненный нам новый ущерб.

– Пусть же эти господа знают, – продолжал Томпсон, не обращая внимания, – что лэсте – восточный ветер, от которого мы потерпели на Мадейре, дал себя почувствовать и здесь, но гораздо сильнее, вследствие географического положения этих островов и близости их к Африке. В довершение беды лэсте принес с собой с континента тучу саранчи. Это вторжение, очень редкое здесь, произошло ко времени нашего прихода, и оба бича все сожгли, все сожрали, все уничтожили. Если агентство оказалось несколько стесненным в съестных продуктах, то потому, что они в самом деле стали очень редки на Большом Канарском острове.

– Полноте! – отрезал неумолимый Сондерс. – Скажите просто, что они дороги.

– Да разве это не то же самое? – наивно спросил Томпсон, обнаружив таким образом свои тайные помыслы.

Эта наивность привела пассажиров в оцепенение.

– Словом, мы сочтемся в Лондоне. Пока же остается только одно – уедем немедленно. Раз мы не можем обедать на Большом Канарском острове, то поужинаем на Тенерифе.

– Браво! – кричали со всех сторон.

Томпсон жестом потребовал молчания.

– На этот счет, – сказал он, – вам ответит наш почтенный капитан Пип, – и это к великому моему сожалению.

– Машина нуждается в серьезной чистке, и работа эта, начатая сегодня, потребует по крайней мере три дня. Мы поэтому не сможем покинуть Лус раньше полудня седьмого июня.

Сообщение капитана охладило пылких пассажиров. Они обменивались подавленными взглядами. Еще три дня торчать здесь без всякой экскурсии, без прогулки!

– И с такой пищей! – прибавил ожесточенный Сондерс.

Но вскоре грусть уступила место гневу. Допустимо ли, чтобы агентство Томпсона так издевалось над своими клиентами? Грозный ропот пробежал в обществе, когда оно встало из-за стола и начало подниматься на спардек.

В эту минуту в порт входил большой пароход. Это было одно из почтовых судов, совершающих рейсы между Англией и Капской колонией. Оно возвращалось в Лондон. Весть об этом немедленно распространилась на «Симью».

Пять-шесть пассажиров воспользовались неожиданным случаем и решительно высадились со своим багажом. Между этими разочарованными находилась леди Хейлбутз в сопровождении лелеемой стаи собак.

Томпсон делал вид, что не замечает недостающих. Впрочем, их было немного. Вследствие экономических или других соображений большинство пассажиров остались верными «Симью». В числе верных находился и Сондерс, хотя экономия и не входила в его расчеты. Покинуть Томпсона? Полно! Нет, он держал и будет держать его до конца. Ненависть ли на самом деле наполняла сердце этого беспокойного пассажира?

Но не все руководствовались соображениями, несомненно превосходными, Сондерса или еще лучшими – людей среднего достатка. Миссис Линдсей, например. Почему она так упорно желала довести до конца путешествие, столь богатое всякого рода неприятностями? Какой мотив мог удержать ее под началом агентства Томпсона? Эти вопросы задавал себе Робер, стоя в нескольких шагах от Алисы.

Между тем миссис Линдсей не трогалась с места. Она видела, как проходил большой почтовый пароход, и не уделяла ему никакого внимания. Нет, она не уедет. Робер убедился в этом, услышав, как она говорила Рожеру:

– Мы, я полагаю, не будем оставаться на пароходе все эти два дня?

– Понятно, – отвечал Рожер, смеясь.

– Эта задержка, – продолжала Алиса, – по крайней мере будет иметь ту хорошую сторону, что позволит нам познакомиться с краем, если только вы захотите вместе со мной посвятить эти два дня экскурсии.

– Конечно, – ответил Рожер. – Мы с господином Морганом можем даже сегодня вечером отправиться поискать перевозочные средства. Ведь нас пятеро, не так ли?

Робер ждал этого момента. Он не хотел услужливой дружбы соотечественника. Какое бы огорчение это ни доставило ему, он не присоединится к маленькому каравану и останется здесь.

– Позвольте… – начал он.

– Нет, только четверо, – прервала Алиса спокойным тоном. – Мой деверь не поедет.

Робер чувствовал, как сердце его забилось быстрее. Итак, сама миссис Линдсей требовала его присутствия, назначала ему роль, хотела, чтобы он был около нее… Чувство радости разогнало его сомнения; тысяча смутных мыслей теснилась в его голове.

Оставив свое возражение неоконченным, он тяжело вдохнул в себя вечерний воздух и поднял глаза к небу, где показались только что загоревшиеся звезды.


Содержание:
 0  Агентство Томпсон и Kо : Жюль Верн  1  Глава первая Под проливным дождем : Жюль Верн
 2  Глава вторая Поистине публичные торги : Жюль Верн  3  Глава третья В тумане : Жюль Верн
 4  Глава четвертая Первое соприкосновение с действительностью : Жюль Верн  5  Глава пятая В открытом море : Жюль Верн
 6  Глава шестая Медовый месяц : Жюль Верн  7  Глава седьмая Небо заволакивает : Жюль Верн
 8  Глава восьмая Празднование Троицы : Жюль Верн  9  Глава девятая Вопрос права : Жюль Верн
 10  Глава десятая В которой доказывается, что Джонсон – мудрец : Жюль Верн  11  Глава одиннадцатая Свадьба на острове Св. Михаила : Жюль Верн
 12  Глава двенадцатая Странное влияние морской болезни : Жюль Верн  13  Глава тринадцатая Решение анаграммы : Жюль Верн
 14  Глава четырнадцатая Курраль-Дас-Фрейаш : Жюль Верн  15  Глава пятнадцатая Лицом к лицу : Жюль Верн
 16  Часть вторая : Жюль Верн  17  Глава вторая Вторая тайна Робера Моргана : Жюль Верн
 18  вы читаете: Глава третья Симью совершенно останавливается : Жюль Верн  19  Глава четвертая Вторая преступная попытка : Жюль Верн
 20  Глава пятая На вершине Тейда : Жюль Верн  21  Глава шестая Случай, происшедший вовремя : Жюль Верн
 22  Глава седьмая По воле ветра : Жюль Верн  23  Глава восьмая Симью гаснет как лампа : Жюль Верн
 24  Глава девятая Томпсон превращается в адмирала : Жюль Верн  25  Глава десятая В карантине : Жюль Верн
 26  Глава одиннадцатая Томпсону приходится раскошеливаться : Жюль Верн  27  Глава двенадцатая Лишь переменили тюремщиков : Жюль Верн
 28  j28.html  29  Глава четырнадцатая Отделались : Жюль Верн
 30  Глава пятнадцатая Заключение : Жюль Верн  31  Глава первая Апрельские утренники : Жюль Верн
 32  Глава вторая Вторая тайна Робера Моргана : Жюль Верн  33  Глава третья Симью совершенно останавливается : Жюль Верн
 34  Глава четвертая Вторая преступная попытка : Жюль Верн  35  Глава пятая На вершине Тейда : Жюль Верн
 36  Глава шестая Случай, происшедший вовремя : Жюль Верн  37  Глава седьмая По воле ветра : Жюль Верн
 38  Глава восьмая Симью гаснет как лампа : Жюль Верн  39  Глава девятая Томпсон превращается в адмирала : Жюль Верн
 40  Глава десятая В карантине : Жюль Верн  41  Глава одиннадцатая Томпсону приходится раскошеливаться : Жюль Верн
 42  Глава двенадцатая Лишь переменили тюремщиков : Жюль Верн  43  j43.html
 44  Глава четырнадцатая Отделались : Жюль Верн  45  Глава пятнадцатая Заключение : Жюль Верн
 46  Использовалась литература : Агентство Томпсон и Kо    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap