Приключения : Путешествия и география : Глава двенадцатая. ЧТО ПРОИЗОШЛО? : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу

Глава двенадцатая. ЧТО ПРОИЗОШЛО?

После того как лейтенант Вильетт с небольшим отрядом ушли к оазису Гизеб, инженер приступил к устройству лагеря, рассчитанного на более или менее продолжительный срок. Никому не приходило в голову подозревать Мезаки, никто не сомневался в том, что вечером того же дня Пуантар появится в лагере и приведет хоть часть рабочих. В лагере же кроме Шаллера и капитана Ардигана оставалось всего десять человек: унтер-офицер Писташ, Франсуа, четверо спахисов и двое обозных проводников. Все принялись разбивать лагерь у опушки оазиса по соседству с верфью. Там были установлены повозки. Выгрузили весь лагерный багаж и разбили в обычном порядке палатки. Что же касается коней, то для них проводники и спахисы отыскали пастбище с обильным подножным кормом. Запас съестных припасов обеспечивал отряд еще на несколько дней. Кроме того, весьма вероятным представлялось предположение, что Пуантар, его десятники и рабочие явятся, прихватив всего для них необходимого в достаточном количестве. Рассчитывали также на помощь со стороны ближайших поселений: Нефты, Тозера, Ла-Гаммы.

Так как существенно важно было с первого же дня обеспечить правильное возобновление запаса съестных припасов, то по взаимному соглашению инженер и капитан Ардиган решили послать людей в Нефту и Тозер. Выбор их пал на двух обозных проводников, превосходно знакомых с дорогой, по которой им часто приходилось ходить вместе с караванами. Это были двое уроженцев Туниса, которым можно было доверять. Выступив на следующий же день с рассветом на собственных конях, эти люди могли без затруднений добраться до селения, из которого несколько дней спустя мог прибыть транспорт со съестными припасами. Предполагалось вручить им два письма, первое от инженера одному из старших администраторов Общества, второе — от капитана Ардигана коменданту Тозера.

После утреннего завтрака в палатке, раскинутой под сенью деревьев на опушке оазиса, Шаллер обратился к капитану со следующими словами:

— А теперь предоставим, дорогой Ардиган, Писташу, Франсуа и спахисам заканчивать устройство лагеря. Я хотел бы более подробно уяснить себе, какие предстоят восстановительные работы на этой последней части канала.

Он прошелся по всему участку и осмотрел разрушения. Затем сказал капитану Ардигану:

— Туземцы нагрянули сюда в большом числе, и теперь мне понятно, почему Пуантар и его артель не в состоянии были оказать им сопротивление.

— Недостаточно было, однако, чтобы сюда явилось значительное число арабов, туарегов или иных разбойников. Хотелось бы знать, каким образом удалось им, прогнав отсюда рабочих, произвести такие разрушения. Ведь на все это должно было потребоваться гораздо больше времени, чем уверял нас Мезаки.

— На это могу дать следующее объяснение, — возразил Шаллер. — Ведь тут не приходилось рыть, а только заваливать и обрушивать откосы в русло канала. Приходилось иметь дело исключительно с одним лишь песком. Они пустили в дело оставленные при бегстве рабочих орудия, а также и те, быть может, которые были когда-то им самим выданы. И тогда вся разрушительная работа оказалась более легкой.

— Вы полагаете, значит, — сказал капитан Ардиган, — что на это могло быть достаточно каких-нибудь двух суток?..

— Да, думаю, что больше не потребовалось, и равным образом рассчитываю, что не понадобится более двух недель, чтобы закончить все исправления.



— Отлично, — заметил капитан. — Однако, я думаю, необходимо принять решение охранять канал до полного обводнения обоих шоттов, как в этой части большого шотта, вплоть до Мельрира, так и в остальных местах. То, что произошло здесь, может повториться и в другом месте. Население в Джериде, в особенности кочевое, сильно возбуждено постоянной проповедью против создания внутреннего моря, а потому всегда возможны нападения. Необходимо предупредить заблаговременно военные власти. Нетрудно будет организовать надежную охрану и обеспечить продолжение работ с помощью гарнизонов Бискры, Нефты, Тозера и Габеса.

И в самом деле, организация защиты работ представлялась наиболее неотложным делом. Надо было немедленно оповестить генерал-губернатора Алжирской области и поверенного в делах в Тунисе о случившемся. На них обоих лежала обязанность изыскать средства и способы к ограждению интересов этого огромного предприятия.

Во всяком случае, можно ограничиться охраной на главных пунктах обоих каналов, отнюдь не распространяя ее на часть шоттов, подлежащую обводнению.

Отвечая на замечание, последовавшее со стороны капитана Ардигана по этому поводу, инженер мог лишь снова повторить сказанное им ранее по поводу обводнения шоттов.

— Я всегда был уверен в том, — говорил он, — что почвы Джерида, Рарзы и Мельрира готовят нам неожиданности. Почва эта, в действительности — соляная кора, она подвержена довольно глубоким и значительным колебаниям. Обстоятельство это делает весьма правдоподобным постепенные, — по мере появления водяных масс, расширение и углубление канала. На это и рассчитывал, не без основания, Рудер, чтобы закончить произведенные им работы. Я нисколько не был бы удивлен, если бы увидел доказательства такой совместной работы природы и человеческого гения. Что же касается котловин, то они представляют собой высохшие русла прежних озер, и им предстоит либо внезапно, либо постепенно, под влиянием масс воды в значительной мере углубиться. Все эти соображения приводят меня к заключению, что на обводнение потребуется меньше времени, чем предполагалось. Джерид подвержен подземным толчкам, а последние способны изменить его лишь в благоприятном для нашего предприятия смысле. Во всяком случае, капитан, посмотрим что будет. Я не принадлежу к числу тех, кто относится подозрительно к будущему, но, наоборот, к тем, кто рассчитывает на него! И что скажете вы, если через два года, даже через год, появится торговая флотилия на поверхности Рарзы и Мельрира, заполненных водой до крайних пределов?

— Принимая все наши надежды, дорогой друг, — отвечал капитан Ардиган, — все-таки остаюсь убежден, что независимо от того, осуществятся ли они через два года или через год, необходима будет достаточная военная сила для охраны работ и рабочих.

— Согласен, — заключил Шаллер, — и вполне разделяю ваше мнение, Ардиган; признаю необходимым учреждение охраны на всем протяжении канала.

Было решено, что на следующий же день, по прибытии рабочих на верфь, капитан Ардиган встретится с военным комендантом Бискры. Сейчас же, быть может, окажется достаточным присутствие нескольких спахисов для охраны этой части канала, а поэтому можно было рассчитывать, что нападение не повторится. Закончив обход, инженер и капитан вернулись в лагерь. Оставалось лишь ждать возвращения лейтенанта, которое, наверное, должно было последовать до наступления вечера.

Наиболее серьезным вопросом было обеспечение экспедиции. Все обстояло в этом отношении вполне благополучно, так как потребности личного состава экспедиции удовлетворялись либо из запаса провизии, следующего на двух повозках обоза, либо свежими припасами, приобретенными в местечках и деревнях этой части Джерида. Вообще до сих пор съестных припасов всегда было довольно, как для людей, так и для животных.

Однако необходимо было подумать о более правильном питании на более длительный срок. Решено было, что одновременно с обращением к военным властям капитан Ардиган потребует, чтобы было организовано снабжение экспедиции съестными припасами на все время пребывания в оазисе.

В этот день, 13 апреля, все предвещало удушливый зной в течение утренних и послеобеденных часов. Не могло быть сомнения в том, что на севере собиралась сильная гроза, и в ответ на последовавшие со стороны унтер-офицера Писташа замечания по этому поводу Франсуа объявил:

— Меня не удивило бы, если бы сегодня разразилась гроза; я с самого утра жду предстоящей борьбы стихий.

— Почему? — спросил Писташ.

— А вот почему, унтер-офицер. Бреясь на рассвете, я почувствовал, что волосы у меня на бороде щетинились и делались такими твердыми, что пришлось два или три раза править бороду. Мне казалось, что на каждом волоске выскакивала искорка.

— Удивительно! — отвечал унтер-офицер, не смевший сомневаться ни на одну минуту в правдивости слов такого человека, как господин Франсуа. Конечно, такие электрические свойства волос человека, уподоблявшие их кошачьему меху, были маловероятны, но тем не менее Писташ охотно допускал подобное отступление от общего закона природы в пользу Франсуа.

— Так вы говорите, что сегодня утром?.. — продолжал он, глядя на свежевыбритое лицо собеседника.

— Сегодня утром это было просто что-то невероятное. Мои щеки и подбородок покрылись сплошь светящимися точками.

— Охотно посмотрел бы я на это! — отвечал Писташ.



Независимо, однако, от метеорологических наблюдений Франсуа чувствовалось приближение грозы с северо-востока, и воздух постепенно насыщался электричеством.

Зной делался невыносимо тяжким. Закусив в полдень, инженер и офицер решили отдохнуть. Несмотря на то, что они находились в палатке, а палатка стояла в тени деревьев оазиса, удушливый зной проникал в нее, и не было ни малейшего движения воздуха.

Все это тревожило Шаллера и капитана. Не было ни малейшего сомнения в том, что гроза свирепствовала уже на северо-востоке, и именно над оазисом Гизеб. С той стороны молнии уже бороздили небо, хотя раскаты грома не были еще слышны. Допуская, что лейтенанту не удалось по той или иной причине выступить из оазиса до грозы, можно было рассчитывать, что он переждет грозу даже и в том случае, если придется отсрочить возвращение в лагерь до следующею утра.

— Весьма вероятно, что мы не увидимся с ним сегодня вечером, — заметил капитан Ардиган.

— Если бы Вильетт выступил в два часа пополудни, он подходил бы уже теперь сюда.

— Лейтенант совершенно правильно поступил, если предпочел запоздать даже на сутки, чем пускаться в путь при такой грозе, — отвечал Шаллер. — Чрезвычайно неприятно будет, если люди его и он сам будут настигнуты грозой на равнине, где им не найти никакой защиты.

Время шло, но ничто не указывало на появление маленького отряда, не слышно было даже лая Куп-а-Кера, всегда бежавшего впереди. Гроза между тем значительно приблизилась, молнии сверкали непрерывно, освещая окрестности. Тяжелая масса густых облаков, перейдя зенит, медленно опускалась над Мельриром. Гроза должна была разразиться над лагерем не больше чем через полчаса.

Инженер, капитан Ардиган, унтер-офицер и двое спахисов направились к опушке леса. Перед ними расстилалась широкая равнина, на соляном налете которой изредка отражался блеск молний.

Тщетно устремлялись их взоры по направлению Гизебу.

— Скорее всего, — сказал капитан, — что отряд не выступил, и излишне ожидать возвращения его ранее завтрашнего дня.

— И я так думаю, капитан, — отвечал Писташ. — Трудно им было бы ночью после грозы распознавать дорогу.

— Ну, Вильетт, опытный офицер и можно рассчитывать на его осторожность. Вернемся в лагерь, сейчас хлынет дождь.

Но едва отошли они шагов на десять, как унтер-офицер остановился.

— Прислушайтесь, капитан, — сказал он. Все обернулись.

— Мне послышался лай собаки.

— Уж не пес ли это старого вахмистра?

Все стали прислушиваться. Однако в продолжение коротких промежутков относительной тишины лая не было слышно. Очевидно, Писташ ошибся.

Капитан Ардиган и его спутники направились по дороге к лагерю и, пройдя оазис, где в то время деревья уже гнулись до земли от сильного ветра, вернулись в палатки.

Запоздай они немного, им пришлось бы испытать сильнейшие порывы ветра при тропическом ливне.

Было шесть часов вечера. Капитан сделал все распоряжения ввиду наступающей бурной ночи, наиболее опасной из всех ночей, проведенных ими со времени выступления.

Было весьма вероятно, что Вильетт с отрядом из-за грозы задержались до следующего дня.

Тем не менее капитан и Шаллер не в состоянии были отогнать от себя тревожные мысли. Они не могли даже и представить себе то, что происходило в действительности, что Мезаки ложно выдал себя за одного из рабочих Пуантара, замышляя злодейское покушение на экспедицию. Но каким образом могли они совершенно упустить из виду общее враждебное настроение среди кочующих и оседлых племен Джерида и возбуждение их против самого проекта создания внутреннего моря Сахары? На днях только было произведено нападение на верфь в Голеа, и нападение, несомненно, могло повториться в случае возобновления работ в этой части канала. Мезаки утверждал, что нападающие, прогнав рабочих, отступили к югу от шотта. Но кто мог поручиться, что шайки туземцев не бродили теперь по равнине и что они при столкновении с отрядом лейтенанта Вильетта неминуемо одолели бы его отряд благодаря численному превосходству.

Эти опасения, однако, при более спокойном обсуждении всех обстоятельств, могли показаться и преувеличенными. Тем не менее инженер и капитан не в состоянии были вовсе отрешиться от них. И никак не могли они представить, что под угрозой нападения были не лейтенант Вильетт и его отряд на дороге в Гизеб, а сам Шаллер и сопровождающие его военные.

В половине седьмого вечера гроза достигла наивысшей силы. Несколько деревьев были поражены молнией, а палатка инженера спаслась каким-то чудом. Ливень не переставал; почва оазиса от множества ручейков, изливающихся по направлению к шотту, превратилась в болото. Ветер ревел, ломая сучья деревьев, и множество пальм, точно срезанных ветром у корня, были унесены водяным потоком.

Выйти из палаток было невозможно. К счастью, кони заблаговременно были укрыты под защитой купы деревьев, способных выдержать ураган, и их удалось удержать там, невзирая на овладевший ими страх. С мулами, оставшимися на поляне, дело обошлось не столь благополучно. Обезумевшие от страха, вызванного раскатами грома, невзирая на все усилия проводников, мулы вырвались и разбежались по оазису.

Предупрежденный об этом одним из спахисов, капитан Ардиган крикнул:

— Необходимо во что бы то ни стало переловить их!

— Оба проводника бросились в погоню за ними, — доложил унтер-офицер.

— Пусть к ним присоединятся двое нижних чинов, — приказал офицер. — Если мулам удастся выбраться за пределы оазиса, они для нас пропали. Их никогда не удастся поймать.

Двое из четырех спахисов, невзирая на потоки дождя, падающего на лагерь, кинулись на помощь проводникам.

Громовые раскаты и сверкание молний не прекращались, хотя ливень и ураган внезапно стихли. Темень была полная, можно было разглядеть друг друга лишь при блеске молнии.

Инженер и капитан вышли из палатки, сопровождаемые Франсуа, унтер-офицером и двумя спахисами, оставшимися с ними в лагере.

В таких погодных условиях нельзя было рассчитывать на возвращение лейтенанта. Он сам и его отряд могли выступить не ранее следующего дня, когда можно будет пройти по Джериду.

Каково же было удивление и радость капитана и его товарищей, когда они снова услышали лай собаки, доносившийся с севера.

На этот раз не могло быть сомнения. Какая-то собака быстро приближалась к оазису.

— Куп-а-Кер! Он! — воскликнул унтер-офицер. Я узнаю его голос.

— Следовательно, и Вильетт уже недалеко! — заключил капитан Ардиган.

И действительно, если верный пес бежал впереди отряда, то последний не мог быть далее нескольких сот шагов.

В этот момент, совершенно неожиданно подкравшись ползком вдоль опушки леса, около тридцати туземцев напали на лагерь. Капитан, инженер, унтер-офицер, Франсуа и двое спахисов оказались в один миг, ранее чем они в состоянии были сообразить что-либо и принять меры к обороне, окружены и схвачены.



Да и возможно ли было какое-либо сопротивление горсточки людей против целой шайки, так внезапно обрушившейся на них.

В один миг все было разграблено, а кони угнаны по направлению к Мельриру.

Пленников, отделенных друг от друга, погнали в шотт. Пес ринулся по их следам. Они были уже далеко, когда лейтенант Вильетт появился в лагере.


Содержание:
 0  Наступление моря [Нашествие моря] : Жюль Верн  1  Глава первая. ОАЗИС ГАБЕС : Жюль Верн
 2  Глава вторая. ХАДЖА : Жюль Верн  3  Глава третья. ПОБЕГ : Жюль Верн
 4  Глава четвертая. САХАРСКОЕ МОРЕ : Жюль Верн  5  Глава пятая. КАРАВАН : Жюль Верн
 6  Глава шестая. ОТ ГАБЕСА ДО ТОЗЕРА : Жюль Верн  7  Глава седьмая. ТОЗЕ И НЕФТА : Жюль Верн
 8  Глава восьмая. ШОТТ РАРЗА : Жюль Верн  9  Глава девятая. ВТОРОЙ КАНАЛ : Жюль Верн
 10  Глава десятая. У ТРИСТА СОРОК СЕДЬМОГО КИЛОМЕТРА : Жюль Верн  11  Глава одиннадцатая. ДВЕНАДЦАТИЧАСОВОЙ ПЕРЕХОД : Жюль Верн
 12  вы читаете: Глава двенадцатая. ЧТО ПРОИЗОШЛО? : Жюль Верн  13  Глава тринадцатая. ОАЗИС ЗЕНФИГ : Жюль Верн
 14  Глава четырнадцатая. В ПЛЕНУ : Жюль Верн  15  Глава пятнадцатая. БЕГСТВО : Жюль Верн
 16  Глава шестнадцатая. ТЕЛЛЬ : Жюль Верн  17  Глава семнадцатая. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Жюль Верн
 18  Использовалась литература : Наступление моря [Нашествие моря]    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap