Приключения : Путешествия и география : Глава шестая. ОТ ГАБЕСА ДО ТОЗЕРА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу

Глава шестая. ОТ ГАБЕСА ДО ТОЗЕРА

Семнадцатого марта, в пять часов утра, в то время, когда солнце, показавшееся на горизонте Малого Сырта, заставляло ярко блестеть длинные песчаные равнины местности, в которой находились шотты, экспедиция вышла из Габеса.

Стояла прекрасная погода, дул легкий ветерок с моря.

Зимний сезон был уже на исходе. Времена года в Африке сменяются очень четко. Сезон дождей «эшшта» продолжается не далее месяцев января и февраля. Весьма знойное лето с преобладающими северо-восточными и северо-западными ветрами продолжается от мая до октября. Шаллер и товарищи его выходили, следовательно, в благоприятный сезон. Несомненно, изыскания должны были быть закончены до наступления зноя, столь затруднявшего переходы по сахарским «утта».

Мы уже говорили, что порта в Габесе не было. Существовавшая в древности бухта Тнуп, которую почти сплошь затянуло песком, доступна была лишь мелким судам. Залив, образующий полукружие между группой Керкенат и островами Лотофагов, получил название Малого Сырта; этот залив, так же как и залив Большого Сырта, на котором так часты кораблекрушения, признается опасным для судоходства. Канал должен был начинаться у впадения Уэд-Мелаха в том месте, где были начаты работы по сооружению нового порта. От порога Габес, шириной в двадцать километров, из которого произведена была уже выемка двадцати двух миллионов кубических метров земли и песка, оставалась лишь земляная перемычка, задерживающая воды залива. Достаточно было нескольких дней, чтобы срыть эту перемычку. Но, само собой разумеется, к этой работе предполагалось приступить лишь в самую последнюю минуту, по завершении всех работ, предпринятых с целью ограждения, прорытия и углубления шоттов. Приходилось, кроме того, иметь в виду в этом же самом месте и постройку моста, для перехода через канал железнодорожной линии, соединяющей Кайруан с Ферианой и Гафзой далее на Габес и к границе Триполи.

Порог Габеса, первая и самая короткая часть канала, потребовал значительного вложения сил и денежных средств, ибо в некоторых местах этот порог представлял собой толщу почти в 100 метров, глубиной в 50–60 метров, и грунт был каменисто-песчаный.

От устья Уэд-Мелаха канал поворачивал к равнинам Джерида, и экспедиция, следуя попеременно по северному и южному берегам его, сделала первые переходы. Вторая часть канала начиналась от двадцатого километра. Здесь придерживались по возможности северного берега и стремились обходить затруднения и опасности, вызванные природными почвенными свойствами шоттов.

Инженер Шаллер и капитан Ардиган следовали впереди, в сопровождении нескольких спахи. За ними выступал, под начальством старшего вахмистра Николя, обоз со съестными припасами и лагерными принадлежностями. В арьергарде находился лейтенант Вильетт во главе взвода спахи.



Так как цель экспедиции заключалась в том, чтобы проверить разбивку канала на всем его протяжении, а также проконтролировать продвижение работ вплоть до шотта Мельрир, то ей предстояло продвигаться вперед весьма медленно. Если справедливо утверждение, что караваны при переходах от одного оазиса до другого, огибая на юге горные отроги и плоские возвышенности Алжирской области и Туниса делают до 400 километров в десять, двенадцать суток, то инженер твердо решил делать не более двенадцати километров в сутки, ибо ему пришлось лично убедиться, в каком плохом состоянии находились дороги в прилегающей к работам местности.

— Мы не собираемся делать открытий, — говорил Шаллер, — а собираемся составить отчет о проведенных работах.

— Совершенно правильно, любезный друг, — отвечал ему капитан Ардиган, — тем более что давно уже нечего открывать в этой части Джерида. Что же касается меня, то я с удовольствием пользуюсь случаем посетить эту местность в последний раз перед ее превращением в море! Вопрос только — выиграет ли она от этой перемены?

— Несомненно, выиграет, капитан, и если угодно будет вам посетить ее по прошествии…

— Лет пятнадцати?..

— Нет, я уверен в том, что уже весьма скоро вы отметите в ней значительную перемену; там, где ныне безмолвие пустыни, забьет ключом торговое оживление.

— Настоящее положение имеет, однако, также свою прелесть, дорогой друг.

— Конечно, если запущенность и пустынность способны прельщать…

— Несомненно, они не прельстят такой трезвый ум, как ваш, — отвечал капитан Ардиган, — но, кто знает, не пожалеют ли когда-нибудь старые и верные почитатели природы о превращениях насильно навязываемых ей человечеством!

— Во всяком случае, дорогой Ардиган, не сетуйте еще пока очень на нас и будьте уверены, что окажись только Сахара на более низком уровне, чем поверхность воды в Средиземном море, мы давно бы уже обратили эту пустыню в океан, начиная от залива Габеса вплоть до берегов Атлантического океана, как это, несомненно, и было в известные геологические периоды.

— Решительно, современные инженеры ничего не уважают! Дай им волю, и Земной шар обратился бы в гладкий и полированный, наподобие яйца страуса, с весьма удобной для проведения железных дорог поверхностью.

Из приведенных разговоров ясно было, что инженер и офицер в продолжение нескольких недель путешествия их по Джериду не будут смотреть на все под одним и тем же утлом зрения. Но обстоятельство это ничуть не мешало им быть друзьями.

Переход через оазис Габес совершался по очаровательной местности. Там встречаются представители разнообразного растительного царства Африки на полосе, расположенной между морскими песками и дюнами пустыни. Ботаники нашли там пятьсот пятьдесят три вида растений. Жители этого счастливого оазиса не могут пожаловаться на природу, столь щедро расточающую им свои дары. Райская смоковница, тутовые деревья и сахарный тростник встречаются, правда редко, но зато в изобилии растут там фиговые, миндальные и апельсиновые деревья под высокой сенью бесчисленного множества финиковых пальм, не говоря уж о холмах с богатыми виноградниками и необозримыми полями ячменя. Впрочем, в Джериде, стране фиников, насчитывается этих плодовых деревьев более одного миллиона, причем существуют 150 разновидностей их. Здесь, в этой местности, в особенности славится сорт «финик-свет» высшего качества, с прозрачной мякотью.

За крайними пределами оазиса, поднимаясь вверх по течению уэда Малаха, караван втянулся в пустынную часть порога, через который был проложен новый канал. Именно в этой части его понадобились тысячи рабочих рук. Невзирая на значительные осложнения, Франко-иностранному обществу удалось избежать недостатка рабочих и обеспечить себе наем соответственного потребностям числа арабов-рабочих по невысокой цене. И только племена туарегов и некоторых других кочевников отвергли предложение принять участие в строительстве канала. Во время переходов Шаллер делал отметки. Выяснялась необходимость произвести подсыпки для придания откосам правильной формы, а также по низу канала, чтобы поднять профиль до проектной линии, рассчитанной на то, чтобы приход воды в канале оказался достаточным, как для того (по заключению, составленному Рудером), чтобы заполнить бассейны водой, так и для того, чтобы поддерживать воду на постоянном уровне, восполняя ее суточную убыль, происходящую от испарения.

— Какую же ширину должен иметь этот канал? — спросил капитан Ардиган.

— В среднем не более двадцати пяти — тридцати метров, — отвечал Шаллер. — Было предложено устроить его таким образом, чтобы расширение его могло совершаться самостоятельно, благодаря течению воды. Впрочем, впоследствии было признано необходимым, невзирая на значительное увеличение работ, а следовательно и повышение стоимости сооружения канала, придать ему ширину до восьмидесяти метров, и эта ширина, как вы видите, существует фактически.

— Решение это было принято, дорогой друг, вероятно, ради того, чтобы сократить по возможности время, потребное для обводнения шоттов Рарза и Мельрир?

— Несомненно, и вновь повторяю: мы рассчитываем на скорость течения воды, чтобы отбросить пески в сторону и пропускать большое количество воды из залива.

— Однако в самом начале, — заметил капитан Ардиган, — указывали на десятилетний период как наименьший, чтобы довести уровень моря Сахары до нормы?

— Знаю это, знаю, — отвечал Шаллер, — утверждали даже, что вода будет испаряться при переходе по каналу и что ни одной капли не дойдет до шотта Рарза! И по моему мнению, предпочтительнее было бы придерживаться первоначально принятой ширины канала и придать, по крайней мере первой части его, больший уклон. Это оказалось бы практичнее и дешевле; но как вам уже известно, это не единственная ошибка в расчетах наших предшественников. Впрочем, последовавшие далее, основанные на более точных научных данных вычисления опровергли эти предсказания, и, конечно, понадобится не десять лет для того, чтобы заполнить алжирские котловины. Не пройдет и пяти лет, как коммерческие суда будут плавать на всем пространстве от залива Габес, вплоть до наиболее отдаленного порта Мельрир.



В первый день переходы прошли в благоприятных условиях; караван останавливался каждый раз, когда инженер считал необходимым осмотреть выемки в канале. На расстоянии пятнадцати километров от Габеса, к пяти часам пополудни, капитан Ардиган дал сигнал к привалу на ночь. Тотчас же был разбит лагерь на северном берегу канала, под сенью небольшого леса финиковых пальм. Люди спешились и отвели коней на луг, где они могли найти для себя обильный корм. В лесу протекал ручеек, и вода оказалась в нем свежей и прозрачной. Быстро были раскинуты палатки для ночлега. Обедать расположились под сенью деревьев. Караван был обеспечен консервами из мяса и овощей на несколько недель, а пополнение запасов в селениях Нижнего Туниса и Алжирской области по соседству с шоттами не могло представить затруднений. Излишне упоминать, что старший вахмистр и его люди мигом раскинули палатки, установив обе повозки обоза у входа в лесок. Впрочем, прежде чем подумать о себе, Николь пожелал прежде всего вычистить Ва-Делавана.

Добрый конь, казалось, был доволен этим первым переходом по Джериду и приветствовал хозяина продолжительным ржанием, к которому присоединился веселый лай Куп-а-Кера. Разумеется, капитан Ардиган принял меры по охране лагеря. Впрочем, ночная тишина нарушалась лишь слишком знакомым местным кочевникам воем. Хищные звери держались вдали, и караван не был потревожен до утра каким-либо нежелательным посещением.

Все оказались на ногах с пяти часов утра, а десять минут спустя Франсуа уже успел побриться перед зеркалом, повешенным в палатке. Кони были собраны, повозки нагружены, и небольшой отряд выступил снова в том же порядке, как и накануне. Следовали по берегам канала, то по одному, то по другому, попеременно; тут берега были ниже, чем в первой части, проложенной по выходе из Габеса, ближе к заливу. Так как канал прорыт был в рыхлом грунте или песке, то не могло быть сомнения в том, что берега будут размыты, по мере увеличения скорости движения воды. Как это и предвиделось заблаговременно инженерами и чего опасались туземцы, каналу надлежало последовательно расширяться, что, в свою очередь, должно было повести за собой сокращение времени, потребного для полного обводнения обоих шоттов. Впрочем, насколько в состоянии был удостовериться Шаллер, русло канала оказалось вполне надежным. Местность была столь же пустынна и бесплодна, как и при выходе из оазиса Габеса. Появлялись иногда рощи финиковых пальм и луга, на которых росла альфа, составляющая богатство этого края. Экспедиция двигалась к западу, чтобы, придерживаясь канала, добраться до котловины, известной под названием Феджедж, и затем двинуться к селению Ла-Гамма. Селение это не следует смешивать с селением того же самого названия, расположенным у восточной оконечности Рарзы, и которое экспедиция должна была посетить после Феджеджа и Джерида. Пройдя положенное по маршруту расстояние, капитан Ардиган 18 марта распорядился сделать привал к югу от канала, в Ла-Гамме.

Разные селения этой местности занимают одинаковое положение посередине маленьких оазисов. Селения эти ограждены землебитными стенами от нападений кочевников и больших хищных зверей Африки.

Живет в них, по обыкновению, несколько сотен туземцев и среди них несколько колонистов-французов. Небольшой отряд туземных солдат занимал борджи — домик, расположенный на более возвышенном месте, посередине селения. Радушно принятые местным населением, спахи разместились в домиках арабов, тогда как инженер и офицеры воспользовались гостеприимством соотечественников.

Колонист на вопрос капитана Ардигана, не дошли ли до него какие-либо слухи о вожде туарегов, бежавшем из тюрьмы Габеса, ответил, что ничего об этом не слышал. Скорее всего, беглец направился в местность шоттов Алжирской области, обогнув Феджедж, чтобы там найти убежище среди южных племен туарегов. Один из обитателей Ла-Гаммы, возвратившийся из Тозера, слышал о появлении Джеммы в окрестностях, но неизвестно было, в каком направлении проследовала она далее.

Утром 19 марта при несколько пасмурном небе, обещавшем менее знойный день, капитан Ардиган дал сигнал к выступлению. Было уже преодолено около тридцати километров, — расстояние между Табесом и Ла-Гаммой; до Феджеджа оставалось километров пятнадцать, которые должны были быть пройдены в тот же день. В последнем переходе отряду пришлось несколько удалиться от канала, но в первую половину дня он снова приблизился к нему. Канал был прорыт без особых затруднений на протяжении 185 километров, через длинную котловину Феджеджа, расположенную на высоте от 15 до 25 метров над уровнем моря. Дальше отряд шел по берегам канала, грунт на которых оказался недостаточно твердым. В подобном рыхлом грунте буровые инструменты, случалось, от собственной тяжести тонули и исчезали; естественно было опасаться, что то же самое могло произойти и с людьми.

Феджедж и Джерид — наиболее обширные поселения. Начиная от деревни Мтосия, расположенной выше Ла-Гаммы, через Феджедж канал был прорыт почти по прямой линии, вплоть до 153-го километра, начиная от которого он поворачивал к югу, параллельно берегу, между Тозером и Нефтой. Значительный интерес представляют собой котловины-бассейны, известные под названием себха и шоттов. По отношению к тем из них, которым присвоены географические названия Джерид и Феджедж, не сохранившим в себе воды даже в своих центральных частях, Шаллер дал следующие пояснения капитану Ардигану и лейтенанту Вильетту:

— Нам не видна води по той причине, что последнюю покрывает плотной коркой налет соли. Это настоящий геологический курьез, и вы, вероятно, замечаете, что копыта наших коней дают такой отзвук, как будто они шествуют по своду…

— Действительно, — отвечал лейтенант, — и создается впечатление, что кони могут внезапно провалиться.

— Необходимо принять предосторожности, — добавил к этому капитан Ардиган, — и я не перестаю предупреждать об этом наших людей. В низких местах подобных котловин коням не раз случалось проваливаться в воду по самую грудь!

— Это как раз и произошло во время рекогносцировки капитана Рудера; также передают о случаях внезапного засасывания трясинами целых караванов при переходах их между различными селениями этой местности.

— Да, вот местность, которая — не море, не озеро, но также и не суша в полном значении слова, — заметил лейтенант Вильетт.

— Чего нет здесь, в Джериде, то встречается в Рарзе и Мельрире, — отозвался Шаллер. — Кроме скрытой водной поверхности в шоттах имеются также открытые озера, которые лежат ниже поверхности моря.

— Весьма жаль, — заметил на это капитан Ардиган, — что этот шотт не таков. Тогда понадобился бы канал протяжением не более тридцати километров, чтобы пропустить через него воды из залива Габес, и по морю Сахары установилось бы судоходство уже несколько лет тому назад.

— Действительно, нельзя не пожалеть об этом, подтвердил Шаллер, — и не только в силу соображений о значительном сокращении работ, но и главным образом потому, что это удвоило бы площадь нового моря, которая равнялась бы тогда не семистам двадцати гектаров, а приблизительно полутора миллионам гектаров. Рассматривая карту этой местности, видно, что Феджедж и Джерид занимают более обширную площадь, чем Рарза и Мельрир, и притом последний не будет полностью затоплен водой.

— Во всяком случае, — сказал лейтенант Вильетт, — раз почва этой местности настолько рыхла, то не может ли случиться в более или менее отдаленном будущем, что она, в особенности после продолжительного поглощения влаги от канала, еще в большей степени разрыхлится?.. Кто знает, не образуется ли из южной части Алжирской области и Туниса когда-нибудь в будущем, вследствие последовательного или внезапного понижения почвы, бассейн какого-нибудь нового океана, если только пространство это не будет поглощено, в свою очередь, водами Средиземного моря?..

— Однако наш друг Вильетт увлекается, — сказал капитан Ардиган, — и подпадает под влияние всех тех призраков, которые создаются в воображении арабов, когда они сочиняют свои сказки. Он, видимо, желает соперничать в стремительности со славным Ва-Делаваном нашего бравого Николя.

— Позвольте, капитан, — возразил, смеясь, молодой офицер, — я хочу сказать, что все может случиться.

— А какого мнения придерживаетесь вы в этом вопросе, дорогой Шаллер?

— Я люблю основываться исключительно лишь на вполне прочно установленных фактах или на совершенно точных наблюдениях. Откровенно говоря, чем больше я изучаю почву этой местности, тем больше убеждаюсь, что она находится в ненормальных условиях, так что нельзя не задавать себе вопрос о том, какие в ней могут произойти перемены в силу различных непредвиденных случайностей. А пока, что касается нас, ограничимся разрешением задачи осуществления великолепного проекта — создания Сахарского моря, не посягая на задачи будущего.

После нескольких привалов в местечках, расположенных на полосе между Феджеджем и Джеридом, экспедиция закончила исследование первого канала вплоть до Тозера, где и сделан был привал вечером 30 марта.


Содержание:
 0  Наступление моря [Нашествие моря] : Жюль Верн  1  Глава первая. ОАЗИС ГАБЕС : Жюль Верн
 2  Глава вторая. ХАДЖАР : Жюль Верн  3  Глава третья. ПОБЕГ : Жюль Верн
 4  Глава четвертая. САХАРСКОЕ МОРЕ : Жюль Верн  5  Глава пятая. КАРАВАН : Жюль Верн
 6  вы читаете: Глава шестая. ОТ ГАБЕСА ДО ТОЗЕРА : Жюль Верн  7  Глава седьмая. ТОЗЕР И НЕФТА : Жюль Верн
 8  Глава восьмая. ШОТТ РАРЗА : Жюль Верн  9  Глава девятая. ВТОРОЙ КАНАЛ : Жюль Верн
 10  Глава десятая. У ТРИСТА СОРОК СЕДЬМОГО КИЛОМЕТРА : Жюль Верн  11  Глава одиннадцатая. ДВЕНАДЦАТИЧАСОВОЙ ПЕРЕХОД : Жюль Верн
 12  Глава двенадцатая. ЧТО ПРОИЗОШЛО? : Жюль Верн  13  Глава тринадцатая. ОАЗИС ЗЕНФИГ : Жюль Верн
 14  Глава четырнадцатая. В ПЛЕНУ : Жюль Верн  15  Глава пятнадцатая. БЕГСТВО : Жюль Верн
 16  Глава шестнадцатая. ТЕЛЛЬ : Жюль Верн  17  Глава семнадцатая. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Жюль Верн
 18  Использовалась литература : Наступление моря [Нашествие моря]    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap