Приключения : Путешествия и география : III МЕЖДУНАРОДНАЯ КОМИССИЯ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу

III

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОМИССИЯ

В Международную комиссию входило столько членов, сколько насчитывается стран, ограниченных или пересекаемых Дунаем с запада на восток.

Вот каков был ее состав:

от Австрии — господин Цвидинек;

от Венгрии — господин Ханиш;

от герцогства Баден — господин Рот;

от Вюртемберга — господин Церланг;

от Баварии — господин Улеманн;

от Сербии — господин Урош;

от Валахии — господин Кассилик;

от Молдовы — господин Тич;

от Бессарабии[19] — господин Хоцим;

от Болгарии — господин Йоаннице[20].

Комиссия собралась 6 апреля в Вене, столице Австро-Венгрии, в большом зале Таможенного дворца. В тот день надлежало приступить к процедуре избрания председателя и секретаря.

И сразу началась самая настоящая битва, камнем преткновения стал национальный вопрос. Ничто не предвещало, что члены комиссии достигнут взаимопонимания, хотя обычно немцы, австрийцы, сербы, валахи, болгары и молдаване, хорошо знакомые с языками, бытующими в этой части Европы (вплоть до берегов Черного моря), легко находят общий язык.

Но мало обсуждать или спорить на одном языке. Главное — согласие на уровне идей.

Итак, именно на этом заседании малые страны не захотели признавать себя подчиненными странам крупным, и острая дискуссия восстановила их друг против друга. Баден, Сербия, Вюртемберг, Молдова, Болгария и Бессарабия выдвигали претензии, на удовлетворение которых не могли пойти ни Бавария, ни Венгрия, ни Австрия. И однако, национальные симпатии или антипатии не являлись главными в вопросе, который надлежало решить. Каждый из прибывших был назначен в комиссию правительством своей страны и представлял императора, короля, великого герцога, воеводу или господаря[21]. Таким образом, все имели равные права и ожидали, что права эти будут соблюдены, в частности, при выборе председателя Международной комиссии.

В этой ситуации произошло то, что чаще всего происходит, когда все упорствуют и никто не хочет уступить. Несомненно, из всех государств, чьи представители были в комиссии, самым значительным по положению в Европе, численности населения и богатой истории была Австро-Венгрия, и считалось, что председательство надлежит доверить либо господину Цвидинеку, либо господину Ханишу.

Ничего подобного. Как вы думаете, кому досталось наибольшее число голосов?.. Господину Роту, представителю герцогства Баден. Когда сей господин занял место в президиуме, назначение секретарем господина Хоцима из Бессарабии уже не представляло особого интереса.

Началась дискуссия, и, несмотря на естественные опасения, возникшие после дебатов по поводу выбора председателя, в ней не нашлось места для каких-либо более или менее серьезных инцидентов.

Впрочем, вот о чем шла речь и с какой целью Международная комиссия собралась в венском Таможенном дворце.

С недавнего времени различные государства, через которые протекает Дунай, пришли к выводу, и, надо заметить, совершенно справедливому, что между истоками и устьем реки процветает контрабандная перевозка товаров, в результате чего потери в сборе налогов достигают весьма значительных размеров.

Контрабандные товары были дороги. К ним относились роскошные ткани, отборные вина, консервы и прочие продукты питания, подлежащие таможенным ограничениям.

Откуда поступали эти товары? Куда переправлялись? Самые тщательные поиски полицейских и таможенников не дали ответа на эти вопросы.

Предположение, что контрабанда осуществляется по суше, не подтвердилось. Все заставляло думать, что она проходит по реке.

За судоходством велось тщательное наблюдение. Несмотря на громкие протесты, все дунайские плавучие средства подвергались ежедневному досмотру, корабли арестовывались, задерживались, досматривались, даже подвергались принудительной разгрузке. При этом, конечно, законопослушные торговцы и перевозчики несли существенные убытки.

Пресечь контрабандный промысел так и не удалось. По-прежнему различные товары без всякой пошлины достигали устья реки, где их уже поджидали суда под парами. Отсюда корабли устремлялись к различным точкам побережья Черного моря, а там незаконный груз переправлялся во внутренние районы континента.

Это продолжалось уже несколько лет, и были все основания полагать, что теми же путями распространялись оружие и боеприпасы, когда какая-нибудь война вспыхивала в причерноморских провинциях.

Как бы там ни было, правительства до сих пор оставались в неведении относительно численности контрабандистов, того, какими средствами они располагают, и представители каких народов входят в преступную организацию. Никто из злоумышленников ни разу не был взят с поличным. Поэтому таможня и полиция требовали установить на всем протяжении Дуная неусыпное круглосуточное наблюдение.

Именно в этих целях и была создана Международная комиссия, чье первое заседание посвящалось обсуждению столь серьезных и трудных вопросов.

Председатель Рот, заняв место в президиуме, довел до коллег сведения, собранные самыми различными путями. Из его выступления следовало: придунайские государства несут от контрабанды огромные потери; где накапливаются барыши преступников и как используются — неизвестно, но долее терпеть такое положение вещей уже невозможно. И Международная комиссия должна в кратчайшие сроки исправить ситуацию.

Один из членов комиссии, господин Кассилик, представитель Валахии, задал следующий вопрос:

— Я желал бы знать и, думаю, мои коллеги тоже, падало ли на кого-нибудь конкретно особое подозрение в контрабанде, осуществляемой как в верхнем, так и в нижнем течении Дуная?

— Могу ответить утвердительно на ваш вопрос, — сказал председатель Рот.

— И этот человек — руководитель преступной организации?

— Есть все основания так полагать.

— И кто же он?

— Некто Лацко, имя это иногда упоминалось в…

— Кто он по национальности?

— Достоверно неизвестно, но, возможно, серб. Похоже, это пришлось не по вкусу представителю Сербии, господину Урошу, и он счел необходимым заявить протест.

В ответ господин Рот заявил, что сведения, находящиеся в его распоряжении, не вполне достоверны, но, даже если главаря контрабандистов действительно зовут Лацко и тот взаправду серб, это никоим образом не может бросить тень на страну, которой правили королевские династии Стефановичей[22], Бранковичей[23], Церинов[24] и Обреновичей![25]

Господин Урош вполне удовлетворился услышанным. Надо ли говорить, что ситуация развивалась бы точно так же, если бы была уязвлена национальная гордость немцев, австрийцев, венгров, валахов и прочих. Вот только председателю Роту пришлось бы в свое оправдание перечислить другие монаршьи имена.

Итак, подозрения полиций разных стран падали на некоего Лацко, но единственно потому, что это имя назвалось в одном из писем, перехваченных на почте в Пеште[26]. Что же до того, кто его носил, то он был достаточно осмотрителен и ловко ускользал от всех преследователей, его никто не знал и никогда не видел. Был ли он главарем организации и управлял ею из какого-нибудь прибрежного или иного города?.. Сам ли участвовал в контрабанде на всем протяжении реки?.. Неизвестно. Впрочем, можно было предположить, что если Лацко его настоящая фамилия, то он действует под другим именем, совершенно неведомым полиции.

Итак, в проблеме, которую предстояло разрешить комиссии, было много вопросов и очень мало ответов.

Не приходилось сомневаться, что товары значительной стоимости переправляют контрабандным путем к Черному морю.

А вот организация этого обширного и преступного предприятия была неизвестна, как неизвестным было и то, какими средствами она располагает и кто ее возглавляет. Возможно, некий Лацко, серб по национальности.

В этот момент обсуждения молдаванин Тича предложил назначить крупное вознаграждение тому, кто задержит Лацко и выдаст полиции.

— До сих пор, — заметил он, — предлагаемые вознаграждения были незначительными, слишком незначительными, следует увеличить их так, чтобы перед соблазном крупной суммы не устоял кто-нибудь из членов организации контрабандистов!

По правде говоря, в предложении этого молдаванина был определенный резон.

— Какая награда предлагалась до сих пор? — спросил баварец Улеманн.

— Пятьсот флоринов, — ответил секретарь Хоцим.

— Пять сотен флоринов, когда речь идет об операциях контрабандистов, дающих в сто раз большую прибыль?! — удивился молдаванин. — Этого недостаточно!

Вся комиссия поддержала его и по предложению председателя Рота назначила награду в две тысячи флоринов.

— Было бы неплохо, — добавил вюртембержец Церланг, — подкрепить денежное вознаграждение какой-нибудь почетной наградой…

— При условии, что она не достанется одному из польстившихся на две тысячи флоринов бандитов-предателей, — возразил болгарин Йоаннице.

Но это разумелось само собой.

Тогда председатель высказал следующую мысль: если организация преступников подчиняется одному лицу — не важно, Лацко или кому-то другому, — то и международная полиция, обязанная выследить контрабандистов, тоже должна иметь одного руководителя, который держал бы в своих руках все нити следствия, которому бы подчинялись все секретные агенты, готовые связываться с ним днем и ночью. Наконец, это должен быть руководитель, не только обладающий всей полнотой власти, но и несущий всю полноту ответственности за свои действия и указания.

— До сих пор, — провозгласил Рот, — полиция и таможня не могли идти в ногу, поскольку не управлялись одной головой… Отсюда допущенные ошибки, досадные промахи, которых необходимо избежать в будущем.

Все поддержали заявление председателя. Комиссия назначит руководителя, которому будет дана вся власть над другими агентами. И она не разойдется, не сделав свой выбор, пусть даже это вызовет споры, аналогичные тем, что разразились при выборах председателя.

Но, прежде чем говорить о кандидатах, чьи достоинства необходимо обсудить. Рот захотел довести до сведения комиссии докладную записку директора венской таможни.

Вкратце в ней говорилось, что сейчас готовится новая контрабандная операция… В прибрежных районах Верхнего Дуная замечено значительное передвижение товаров, в особенности изделий мануфактуры. Попытки проследить за этим движением оказались напрасными… Оно осуществлялось с такой осмотрительностью, что следы контрабандистов очень скоро затерялись… Кроме того, в различных гирлах[27] реки появилось несколько подозрительных судов. Казалось, они ожидают сведений с суши. После более или менее продолжительного ожидания одни суда отправились к московитским[28] берегам, другие — к оттоманским[29]. Когда в море подозрительные корабли остановил военный патруль, они предъявили документы, которые оказались в полном порядке, и как ни в чем не бывало продолжили свой путь.

Кроме того, в записке указывалось, что наблюдение на всем протяжении Дуная должно стать строже, чем когда бы то ни было. Полученные данные позволяют предполагать, что новая операция контрабандистов уже началась, и Международной комиссии придется принять самые решительные меры, чтобы покончить с мошенниками.

Короче говоря, председатель Рот и его коллеги твердо решили употребить все возможные средства, чтобы остановить эту преступную деятельность, раскрыть главу банды и его сообщников и тем самым полностью уничтожить эту злодейскую организацию.

Оставалось теперь организовать свои действия наиболее эффективным образом, сосредоточив управление в одних руках. То, что таможня, с одной стороны, и полиция, с другой, должны действовать согласованно, не подлежало обсуждению, да, впрочем, они и так уже работали рука об руку. Таможенные катера наблюдали за Дунаем, останавливая для досмотра спускавшиеся по течению суда. Что же касается берегов, то между городками и деревнями по всей длине реки курсировали полицейские отряды, непрестанно увеличивавшие свои круглосуточные обходы.

Но эти средства ни к чему не приводили — возможно, из-за отсутствия единства в руководстве служб различных стран. Именно этот пробел собиралась восполнить Международная комиссия.

Наконец председатель открыл обсуждение кандидатур на пост руководителя операции.

Дискуссия не заняла много времени. Австрия, Венгрия, Болгария, Вюртемберг и другие выдвинули своих соотечественников, работавших в полицейских учреждениях этих стран. Каждый отстаивал своего кандидата буквально с пеной у рта. Кто бы мог подумать, что Центральная Европа располагает таким запасом высококвалифицированных полицейских! В итоге могло произойти то же, что при выборах председателя, когда, устав от баталий, комиссия в конце концов остановилась на представителе одного из незначительных государств.

На этот раз следовало поступить иначе, и если председатель Рот избирался открытым голосованием, то, чтобы назначить шефа полиции, необходимо было прибегнуть к избирательным бюллетеням.

В целом оказалось, что наиболее предпочтительные и примерно равные шансы у венгерского, баварского и молдовского кандидатов, у трех полицейских, чьи умелые действия в поимке преступников уже были не раз оценены по достоинству. Комиссия решила провести тайное голосование именно по этим трем кандидатурам. Постановили, что в первом туре достаточно набрать относительное большинство голосов, то есть пять из девяти, при этом никто не имеет права воздерживаться.

По приглашению председателя каждый написал имя своего избранника на бюллетене, затем они были сложены в шляпу. К слову говоря, в эпоху непрерывных выборов возникает вопрос: не является ли истинным предназначением шляпы служить урной для голосования, а не головным убором?

— Все проголосовали? — спросил председатель.

Да, из шляпы извлекли ровно девять бюллетеней.

Председатель приступил к их обработке, итоги секретарь Хоцим занес в протокол.

Семь голосов были поданы за кандидата от Венгрии Карла Драгоша[30], начальника полиции города Пешта. На его кандидатуре после обсуждения сошлось большинство присутствующих.

Победа Драгоша была встречена с удовлетворением, и даже представитель Валахии Кассилик и молдаванин Тича, которые за него не голосовали, объявили, что охотно присоединяются к большинству.

Таким образом, можно сказать, голосование было единодушным.

В целом, этот выбор полностью оправдывался предыдущей разносторонней и успешной деятельностью Карла Драгоша.

Карл Драгош, сорока пяти лет, был человек довольно худощавый, наделенный более духовной силой, чем физической, однако крепкого здоровья, хорошо переносивший нагрузки, неизбежные при его должности, и отличавшийся редкой смелостью перед лицом всякого рода опасностей. Он жил в Пеште, потому что здесь располагалась его канцелярия, но чаще всего находился в отъезде, выполняя трудные или деликатные миссии. К тому же, будучи холостяком, Драгош не имел семейных забот и ничто не ограничивало свободы его передвижений. Он считался столь же умным, сколь и ревностным, очень надежным и активным агентом, с особым нюхом, таким необходимым в его профессии.

Поэтому неудивительно, что члены комиссии остановили свой выбор на Драгоше, после того как его соотечественник Ханиш ознакомил всех с заслугами начальника венгерской полиции.

— Мои дорогие коллеги, — сказал председатель Рот, — наше голосование не могло сойтись на более желательном имени, и комиссия поступила мудро, выбрав этого человека на пост руководителя предстоящей операции.

Было решено, что Карл Драгош, который в данный момент находился в Пеште, будет срочно вызван в Вену, чтобы войти в контакт с членами комиссии до того, как те разъедутся. Его введут в, курс того, что может быть ему еще не известно. Он выскажет свою соображения по дальнейшему ходу операции и тотчас приступит к делу.

Само собой разумелось, что выбор, который только что сделала комиссия, останется в строжайшей тайне. Широкая публика не должна знать, что Карл Драгош отныне руководит этим делом, важно не насторожить контрабандистов и не дать им возможности противодействовать полиции.

В тот же день в Пешт была отправлена депеша, приглашающая Карла Драгоша без промедления выехать в австрийскую столицу. Утром следующего дня ему надлежало явиться в Таможенный дворец на последнее заседание комиссии.

Прежде чем разойтись, председатель и его коллеги приняли решение собраться вновь, как только того потребуют обстоятельства, — либо в Вене, либо в любом другом из придунайских городов. В то же время в каждой стране члены комиссии будут внимательно следить за перипетиями расследования и все необходимые сообщения станут адресовать на имя господина Рота в Центральное столичное бюро. При этом еще раз было подтверждено: Карл Драгош располагает полной свободой действий, ему никто не должен чинить никаких препятствий.

Совещание завершилось, все разъезжались с надеждой, что благодаря новым мерам полиция наконец схватит Лацко, неуловимого главаря неуловимой организации контрабандистов.


Содержание:
 0  Прекрасный желтый Дунай : Жюль Верн  1  II У ИСТОКОВ ДУНАЯ : Жюль Верн
 2  вы читаете: III МЕЖДУНАРОДНАЯ КОМИССИЯ : Жюль Верн  3  IV ОТ ИСТОКОВ ДУНАЯ ДО УЛЬМА : Жюль Верн
 4  V ОТ УЛЬМА ДО РЕГЕНСБУРГА : Жюль Верн  5  VI ОТ РЕГЕНСБУРГА ДО ПАССАУ : Жюль Верн
 6  VII ОТ ПАССАУ ДО ЛИНЦА : Жюль Верн  7  VIII ОТ ЛИНЦА ДО ВЕНЫ : Жюль Верн
 8  IX ЗА МАЛЫМИ КАРПАТАМИ : Жюль Верн  9  Х ОТ ВЕНЫ ДО ПРЕССБУРГА И БУДА-ПЕШТА : Жюль Верн
 10  XI КРУШИСТЫ И АНТИКРУШИСТЫ : Жюль Верн  11  XII ОТ ПЕШТА ДО БЕЛГРАДА : Жюль Верн
 12  XIII ОТ БЕЛГРАДА ДО ЖЕЛЕЗНЫХ ВОРОТ : Жюль Верн  13  XIV НИКОПОЛ, РУЩУК, СИЛИСТРА : Жюль Верн
 14  XV ОТ СИЛИСТРЫ ДО ГАЛАЦА : Жюль Верн  15  XVI ОТ ГАЛАЦА ДО ЧЕРНОГО МОРЯ : Жюль Верн
 16  Использовалась литература : Прекрасный желтый Дунай    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap