Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА XIII, в которой Годфри снова замечает легкий дымок, но теперь уже на другом конце острова : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




ГЛАВА XIII,

в которой Годфри снова замечает легкий дымок, но теперь уже на другом конце острова


Гроза разразилась как нельзя более кстати! Теперь нашим героям не нужно изощряться, подобно Прометею, чтобы похитить небесный огонь. Само небо, как выразился Тартелетт, оказалось настолько любезным, что послало им огонь с молнией. Оставалось лишь позаботиться о его сохранении!

— Нет, мы не дадим ему погаснуть! — вскричал Годфри.

— Тем более что топлива тут вдоволь! — ответил Тартелетт, громкими возгласами выражая свою радость.

— Верно,— ответил юноша,— но кто будет поддерживать огонь?

— А уж это предоставьте мне! Если понадобится, я буду бодрствовать и днем, и ночью,— сказал учитель танцев, размахивая горящей головней.

И он действительно просидел у огня до самого восхода солнца.

Как только рассвело, Годфри и Тартелетт, собрав хворост в большую кучу, принялись подбрасывать его в костер, выбрав удобное местечко между толстыми корнями одной из соседних секвой. Яркое пламя вспыхивало с веселым треском, пожирая все новые порции сучьев. Тартелетт, лопаясь от натуги, поминутно дул на него, хотя огонь и не собирался гаснуть. Танцмейстер принимал необычайно рискованные позы, следя за серым дымом — крутыми завитками, поднимавшимися вверх и исчезавшими в густой листве.

Однако пора было приниматься за дело! Ведь бедные Робинзоны мечтали о благословенном огне вовсе не для того, чтобы любоваться им или греть руки у костра. В такую жару в том не было нужды. Зато теперь у них будет здоровая и разнообразная еда и они смогут покончить со своим скудным и достаточно надоевшим рационом. Годфри и Тартелетт потратили половину утра на обсуждение этого важного вопроса.

— Перво-наперво мы зажарим пару цыплят! — воскликнул учитель, щелкнув зубами от вожделения.— Затем добавим окорок агути, жаркое из барашка, козью ножку, несколько куропаток или рябчиков которых много в прерии, а на закуску выловим двух-трех пресноводных и несколько морских рыб.

— Не торопитесь, Тартелетт,— заметил Годфри, чье настроение заметно поднялось после объявления меню.— Не стоит рисковать и сразу накидываться на пищу после столь длительного недоедания! Кроме того, нужно приберечь кое-что и про запас! Остановимся пока на паре цыплят. Каждому по штуке. Ведь это совсем неплохо! А вместо хлеба используем корни камаса. При умелом приготовлении они вполне могут заменить его.

Это решение стоило жизни двум ни в чем не повинным курам, которых учитель танцев старательно ощипал, выпотрошил, насадил на вертел и зажарил на медленном огне.

А тем временем Годфри готовил корни камаса, припасенные для первого настоящего завтрака на острове Фины. Чтобы сделать их съедобными, он применил индейский способ, известный обитателям прерий Западной Америки.

Сначала Годфри набрал на отмели мелких и плоских камней и бросил их в горящие угли, чтобы раскалить. Быть может, Тартелетт находил, что незачем жарить камни на драгоценном огне, но, поскольку это не мешало ему жарить кур, он не стал возражать.


Пока камни раскалялись, Годфри разметил участок приблизительно в квадратный ярд и вырвал оттуда всю траву, затем он с помощью больших раковин сделал выемку дюймов десять глубиной, положил на дно сухих веток и зажег их, чтобы земля под ними сильно нагрелась. Когда сучья прогорели, Годфри удалил пепел и положил в яму очищенные корни камаса, прикрыв их травой, а сверху заложил раскаленными камнями и развел новый костер.

Получилось нечто вроде духовой печи. Не прошло и получаса, как все было готово.

Корни, испеченные под слоем камней и дерна, стали совершенно сухими и твердыми. Теперь их следовало смолоть в муку, пригодную для выпечки хлеба, либо съесть в том виде, как они есть.

Мы предоставляем читателю самому вообразить, с каким восторгом наши Робинзоны уселись за завтрак, состоявший из двух жареных цыплят и чудесных камасов, заменивших гарнир из картофеля. Природа словно позаботилась о них: луг, где росли камасы, находился совсем недалеко и стоило только немного потрудиться, чтобы собрать сотни этих корней.

Покончив с завтраком, Годфри занялся приготовлением муки, с тем чтобы в любую минуту они могли испечь из нее хлеб.

День прошел в непрерывных трудах. Костер все время заботливо поддерживался. На ночь они положили побольше топлива, и все же Тартелетт несколько раз вскакивал со своего ложа, чтобы помешать угли, потом снова укладывался спать, но ему тут же казалось, будто огонь погас, и опять он в страхе подбегал к костру и начинал шевелить угли. И так до самого утра.

Треск костра и пение петуха разбудили Годфри и учителя танцев. Открыв глаза, юноша очень удивился, почувствовав на лице сильную струю воздуха. Это навело его на мысль, что, очевидно, дупло доходит до первого разветвления, а может быть, тянется еще выше, и где-то там, наверху, образовалось отверстие.

«Дыру непременно нужно заделать,— подумал Годфри.— Но почему же я не ощущал тока воздуха в прошлые ночи? Неужели все молния натворила?»

Он решил внимательно осмотреть ствол секвойи. Обследование показало, что ударом молнии расщепило всю нижнюю часть ствола Вильтри — от первых веток до корней. Если бы электрический разряд попал внутрь, пока они спали, то Годфри и Тартелетта уже не было бы в живых. Лишь благодаря счастливой случайности они избежали смерти.

«Говорят, во время грозы,— продолжал размышлять Годфри,— не рекомендуется прятаться под деревьями. Но эти советы хороши, когда можно укрыться под надежной кровлей, а как же избежать опасности тем, кому дерево служит домом?»

Он оглядел длинный след, оставленный на стволе молнией.

— По-видимому, самый сильный удар попал в верхушку, где и получилась пробоина,— сказал Годфри.— Но раз возникла тяга, значит, дерево насквозь пустое и живет только за счет коры. Нужно все хорошо проверить!

Выбрав сосновую ветку, покрытую смолой, он поднес ее к огню, и она тут же ярко вспыхнула.

С факелом в руке Годфри вошел в свое жилище. Яркий свет разогнал темноту, и теперь нетрудно было рассмотреть, как высоко вверх уходит дупло. Футах в пятнадцати над землей в дереве образовалось нечто вроде свода. Приподняв факел, Годфри разглядывал узкое трубчатое отверстие, уходящее до самого верха. Значит, сердцевина дерева была пустой от самого основания до верхушки, если только кое-где еще не сохранилась живая древесина. В таком случае можно будет, цепляясь за уцелевшие куски заболони, подняться до первого разветвления или еще выше.

Годфри решил с этим ни в коем случае не медлить. У него наметилась двойная цель: прежде всего — как можно плотнее закрыть отверстие, ибо если в дупло проникнут дождь и ветер, оно станет непригодным для жилья; затем нужно разведать, нельзя ли добраться до верхних ветвей, которые могли бы послужить убежищем в случае нападения хищников или дикарей. Мало ли что может случиться…

Попытка — не пытка. Если во время подъема в этой узкой трубе встретится какое-то препятствие, он всегда сможет спуститься вниз — вот и все.

Укрепив факел между двумя толстыми корневищами, Годфри стал взбираться по внутренним выступам еще не до конца прогнившей древесины. Легкий, сильный и ловкий, хорошо тренированный, как все американцы, он поднимался без всякого напряжения и вскоре достиг самой узкой части. Согнувшись в дугу, Годфри полз вверх на манер трубочиста, опасаясь, как бы новое сужение дупла не заставило его вернуться назад. Но пока еще можно продвигаться вперед, задерживаясь на ступенчатых выступах, чтобы перевести дыхание. Через три минуты юноша уже поднялся на высоту шестидесяти футов. Еще каких-нибудь двадцать футов — и он у цели!

Годфри почувствовал дуновение свежего воздуха и жадно ловил его. Отдышавшись и отряхнув труху, сыплющуюся со стенок дупла, он возобновил подъем. Дупло стало сужаться. Внезапно его внимание привлек подозрительный шум. Наверху послышалось царапанье, а затем свист.

Годфри замер. «Что бы это могло быть? Какое-то животное, укрывшееся в пустом стволе? А может, это змея?… Нет! Змеи здесь пока не попадались… Должно быть, в дупло залетела птица…»

И не ошибся. Вскоре Годфри услышал сердитый клекот и хлопанье крыльев. Очевидно, он нарушил покой какой-то ночной птицы, гнездившейся в этом дереве. Громогласные «Кыш!», «Кыш!» вспугнули незаконно вторгшееся существо, которое оказалось всего-навсего огромной галкой, поспешившей вылететь через дыру и скрыться в зеленой чаще. Спустя несколько минут Годфри просунул голову в то же отверстие, и вот он уже удобно устроился в развилке громадных ветвей — в восьмидесяти футах над землей.

Мощные суки переплетались наподобие настоящего леса, покоившегося на гигантском стволе. Причудливые горизонтальные ветки образовывали непроницаемую чащу. Густая хвоя почти не пропускала света. У Годфри было такое впечатление, будто он находится в дремучем бору.

Ему удалось, хотя и не без труда, перелезая с ветки на ветку, добраться до верхушки этого феноменального дерева. Стаи птиц с криками поднимались при его приближении, перелетая на соседние секвойи, уступавшие по высоте великому Вильтри.

Годфри поднимался все выше и выше — до тех пор, пока ветви не стали прогибаться под его тяжестью. С высоты, точно на рельефной карте, перед ним расстилалась широкая водная гладь, окружавшая остров Фины.


Годфри жадно всматривался в морскую даль. Увы, горизонт по-прежнему оставался пустынным! Он смог только лишний раз убедиться, что этот остров в Тихом океане лежит в стороне от торговых путей.

Молодой Робинзон глубоко вздохнул и опустил глаза на ту землю, где судьбой ему предназначено жить, по всей видимости, очень долго, а может быть, и до конца дней. Но каково же было удивление юноши, когда он снова заметил дым, правда, на этот раз не в южной, а в северной части острова. Он стал вглядываться: тонкий, темно-синий дымок спокойно струился вверх в тихом, прозрачном воздухе.

— Нет! Тут двух мнений быть не может! — вскричал Годфри.— Я вижу дым! Недаром же говорится — нет дыма без огня! Только откуда тут взяться огню? Кто мог его зажечь?…

Годфри старался поточнее определить место, откуда поднимался дым.

Он поднимался на северо-востоке, из-за высоких скал, окаймлявших берег, приблизительно в пяти милях от Вильтри. Ошибки быть не могло! Чтобы добраться до этих скал, нужно пересечь прерию в северо-восточном направлении, еще немного пройти по берегу… Это совсем недалеко!…

Дрожа от волнения, Годфри стал спускаться. Добравшись до нижнего разветвления, он на минуту остановился, набрал мху и хвои, затем, опустившись в люк, пробитый молнией, тщательно, как только мог, заделал его. Добравшись наконец до земли, Годфри бросил на ходу несколько слов Тартелетту, чтобы тот не беспокоился, и быстрым шагом направился к побережью.

Сначала он шел по зеленой прерии, среди разбросанных группами деревьев и длинных живых изгородей из дрока, потом зашагал вдоль берега и, наконец, через два часа подошел к последней цепи скал.

Напрасно искал Годфри дымок, который отчетливо видел с верхушки дерева. Однако сомнений в выбранном направлении не возникало, и тогда он начал поиски. Годфри тщательно обследовал все побережье, кричал и звал… Тщетно. Никто не ответил ему. Ни одно живое существо не показалось на отмели. Не видно было и следов погасшего костра среди скал или пепла сгоревших водорослей.

— Нет, я не мог ошибиться,— повторял Годфри.— Я же отчетливо видел дым. Я видел. Это не обман зрения!

Оставалось предположить, что на острове есть гейзер с горячей водой и действие его не постоянно.

В самом деле, разве на острове не могло быть естественных источников? В таком случае появление дыма — обычный геологический феномен.

Годфри пошел обратно. По дороге он внимательно разглядывал местность, на которую почти не обращал внимания, когда шел, к берегу, подстегиваемый желанием побыстрее найти тех, кто зажег таинственный огонь. Несколько раз перед ним промелькнули какие-то животные, напоминающие жвачных, и среди них — вапити, их еще называют канадскими оленями, но мчались они с такой быстротой, что их нельзя было разглядеть получше.

Когда Годфри к четырем часам подходил к Вильтри, до него, донеслись нежные звуки карманной скрипки, а вскоре он увидел и самого учителя танцев. Славный Тартелетт, словно весталка, бережно охранял доверенный ему священный огонь.



Содержание:
 0  Школа робинзонов : Жюль Верн  1  ГЛАВА I, в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане : Жюль Верн
 2  ГЛАВА II, в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона : Жюль Верн  3  j3.html
 4  j4.html  5  ГЛАВА V, которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием : Жюль Верн
 6  ГЛАВА VI, в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем : Жюль Верн  7  j7.html
 8  j8.html  9  ГЛАВА IX, в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона : Жюль Верн
 10  j10.html  11  j11.html
 12  ГЛАВА XII, в которой очень кстати разражается удар молнии : Жюль Верн  13  вы читаете: j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  ГЛАВА XVI, в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии : Жюль Верн  17  ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн
 18  ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн  19  ГЛАВА XIX, в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется : Жюль Верн
 20  ГЛАВА XX, в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров : Жюль Верн  21  ГЛАВА XXI, которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту : Жюль Верн
 22  ГЛАВА XXII, в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым : Жюль Верн  23  Использовалась литература : Школа робинзонов



 




sitemap