Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




ГЛАВА XVII,

в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса


У Годфри вырвался такой отчаянный крик, что танцмейстер подскочил на месте. Вне всякого сомнения, туземцы обнаружили присутствие людей: флаг, развевавшийся на мачте, исчез.

Нельзя было медлить с выполнением задуманного плана: отправиться на разведку, чтобы выяснить, здесь ли еще туземцы и что они делают.

— Итак, в путь! — сказал Годфри своему компаньону.

— В путь? Но как же…— прошептал Тартелетт.

— Может быть, вы предпочтете остаться?

— С вами, Годфри, да!

— Нет, без меня.

— Остаться одному? Ни за что на свете!

— Тогда пошли!

Прекрасно понимая, что Годфри не отступится от своего решения, Тартелетт отважился сопровождать его.

Перед тем как отправиться в путь, Годфри еще раз проверил оружие, зарядил оба карабина и один вложил в руки Тартелетту, который уставился на него с таким потерянным видом, словно какой-нибудь абориген Помоту, впервые увидевший незнакомый предмет. Кроме того, бедняге пришлось повесить на пояс патронташ и охотничий нож. В последнюю минуту он надумал захватить с собой еще и карманную скрипку, надеясь, должно быть, ублажать дикарей ее визгливыми звуками, но Годфри, хоть и не без труда, отговорил его от этой нелепой затеи.

Было около шести часов утра. Верхушки секвой весело зеленели под первыми лучами солнца. Годфри приоткрыл дверь и вышел наружу, чтобы осмотреть все вокруг.

На острове царила тишина.

Животные уже паслись в прерии в четверти мили от Вильтри. Они преспокойно щипали травку, в их поведении Годфри не заметил ни малейшего признака тревоги. Он подозвал к себе Тартелетта. Учитель танцев нерешительно приблизился, весь обвешанный оружием.

Молодой человек плотно закрыл дверь дупла и, убедившись, что она совершенно слилась с корой дерева, набросал кучу веток вокруг, а сверху привалил несколько больших камней. Затем он направился к речке, чтобы в случае необходимости спуститься по берегу до самого устья.

Тартелетт плелся сзади, беспокойно озираясь по сторонам и стараясь не отставать от юноши.

Дойдя до лужайки у подножия больших секвой, Годфри остановился, вытащил подзорную трубу и стал с напряженным вниманием разглядывать каждую точку на берегу от северного мыса до северо-восточной оконечности острова.

Ни одно живое существо не попадало в поле зрения, ни одного дымка, который указывал бы на привал людей. Оконечность мыса также выглядела безлюдной, хотя на песке виднелись многочисленные следы босых ног. Да, Годфри не ошибся: мачта на месте, а флаг исчез! Очевидно, туземцы, прельстившись красным цветом, сорвали полотнище и возвратились к своей пироге, спрятанной в устье реки.

Годфри окинул взглядом западное побережье. От Флагпункта до Дримбея было пусто, чистой оставалась и водная гладь — ни одно судно не бороздило море. Если туземцы двигаются сейчас вдоль берега на своей прао, то теперь они должны быть скрыты за береговыми скалами.

Годфри мучила проклятая неизвестность. Он во что бы то ни стало хотел выяснить, остались ли незваные гости на острове или убрались восвояси. Хочешь не хочешь, а придется пробираться к тому месту, где они высадились накануне,— к бухте в устье реки.

По берегам, на протяжении двух миль, клонились над водой зеленые купы деревьев, тянулись заросли кустарника, а дальше до самого моря оставалось открытое пространство в пятьсот — шестьсот ярдов. Таким образом, можно незаметно приблизиться к устью, если только туземцы не вздумают подняться вверх по реке. Но во избежание неприятностей действовать нужно очень осторожно.

Вряд ли туземцы, уставшие от вчерашнего длинного перехода, успели в столь ранний час покинуть лагерь. Скорее всего они еще спят в своей пироге или рядом с ней — на земле. В таком случае, подумал Годфри, их можно застать врасплох.

Только не надо торопиться! Когда имеешь дело с возможным противником, лучше остаться незамеченным. Все преимущества на стороне нападающего. Проверив курки карабинов и револьверов, Годфри и Тартелетт стали спускаться по левому берегу речки. Все было спокойно. Тишину раннего утра нарушали лишь птицы, безмятежно порхавшие с дерева на дерево и с берега на берег.

Годфри, твердо ступая, шагал впереди, тогда как спутник его тащился понуря голову и, видимо, выбиваясь из сил. Они миновали перелесок и выбрались на открытый берег, поросший высокой травой, которая скорее могла выдать присутствие человека, чем густой кустарник, окаймленный деревьями. На этом участке приходилось продвигаться с крайней осмотрительностью. Малейшая оплошность — и в голову полетят камни и стрелы! Учитель танцев, как назло, то и дело спотыкался, несмотря на предостережения Годфри, и несколько раз падал во всей своей амуниции; при этом он пыхтел, отдувался и производил столько шума, что Годфри начал раздражаться. Как же он не догадался оставить Тартелетта в Вильтри или спрятать где-нибудь в лесу! Но теперь поздно об этом думать.

Прошел уже час с тех пор, как наши Робинзоны покинули свою секвойю. Они проделали уже большую часть пути и не обнаружили ничего подозрительного.

Годфри остановился и окинул взглядом прерию. Мелкая речка несла прозрачные воды среди открытых песчаных берегов. Нигде никаких признаков пришельцев… Конечно, нельзя не учитывать, что туземцы, зная теперь о присутствии на острове людей, вероятно, тоже были начеку. Вполне возможно, в то время как Годфри с Тартелеттом шли вдоль берега вниз по течению, незваные гости могли подняться вверх по реке или засесть неподалеку в миртовых зарослях, а могли устроить засаду и в лесу.

По мере того, как они продвигались вперед, не встречая кровожадных туземцев, учитель танцев мало-помалу успокаивался, избавляясь от своих страхов, и даже стал с пренебрежением отзываться об этих «смешных людоедах». Годфри же, наоборот, все больше и больше тревожился и, перейдя с открытого места в лесок, удвоил внимание.

Прошел еще час. Снова потянулись голые берега, если не считать реденьких зарослей кустарника. Ветер, дувший с моря, пригибал траву. В таком месте трудно было укрыться. Нашим Робинзонам ничего иного не оставалось, как только лечь на землю и продвигаться ползком. Годфри так и сделал, приглашая Тартелетта последовать своему примеру.

Но тому вовсе не хотелось ложиться на землю.

— Дикарей тут больше нет! Людоеды ушли! — заявил учитель изящных манер.

— Они здесь,— тихо и решительно сказал Годфри.— Они должны быть здесь,— повторил он.— Ложитесь на живот, Тартелетт! Живее, живее! И будьте готовы в любую минуту спустить курок! Следите за мной и без моего приказания не стреляйте!

Годфри произнес это таким суровым тоном, что ноги танцмейстера подогнулись сами собой, и он оказался в требуемой позе.

И хорошо сделал. Годфри действительно имел все основания говорить так.

С занятой им позиции не было видно ни берега моря, ни устья речки — все закрывала возвышенность, находившаяся в ста шагах. Но из-за холма поднимался в синее небо густой столб дыма.

Лежа на траве и положив палец на спусковой крючок карабина, Годфри терпеливо ждал.

«Третий раз,— сказал он самому себе,— я вижу на острове дым. Не означает ли это, что туземцы уже высаживались и разводили костры на северном и южном берегу? Нет, невозможно! Ведь я ни разу не находил никаких следов — ни углей, ни пепла! Но сейчас я узнаю, что происходит, и тогда решу, как поступить!»


Сделав несколько скользящих движений, которые тут же скопировал Тартелетт, Годфри добрался до вершины холма, откуда можно было наблюдать за той частью морского побережья, где речная излучина переходила в устье.

Юноша едва сдержал крик. Опустив руку на плечо учителя танцев, он дал понять, что дальше двигаться нельзя. Тартелетт замер, упершись головой в землю, а Годфри увидел все, что хотел увидеть…

На берегу, среди скал, пылал громадный костер, от которого к небу поднимались черные клубы дыма. Вокруг костра суетились те самые чернокожие туземцы, что прибыли вчера на остров, они непрерывно подбрасывали в огонь хворост, сложенный в большую кучу. У берега плясала на волнах привязанная к камню пирога.

Начинался прилив.


Годфри и без всякой подзорной трубы видел, что происходило на берегу, от костра его отделяли каких-нибудь двести шагов. Он даже слышал, как трещали в огне сухие ветки. Стало ясно, что засады можно не опасаться, так как все туземцы сейчас в сборе.

Из двенадцати человек десять занимались работой: одни поддерживали огонь, другие забивали в землю колья для вертела, как это делают обычно полинезийцы. Одиннадцатый, похожий на предводителя, с важным видом прогуливался по отмели и часто поглядывал вглубь острова, словно опасаясь нападения оттуда. На плечах его Годфри увидел красное полотнище флага, служившее дикарю украшением.

Двенадцатый же, привязанный к бревну, лежал на земле.

Нетрудно было догадаться, какая участь грозила несчастному. Вертел и костер, конечно, предназначались для того, чтобы его изжарить… Выходит, Тартелетт не ошибся, назвав этих людей людоедами!

Как не согласиться с учителем, утверждавшим, что приключения всех Робинзонов, настоящих или придуманных, не отличаются одно от другого! В самом деле, Годфри с Тартелеттом оказались точно в том же положении, что и герой Даниэля Дефо, когда на его острове высадились дикари. И подобно Робинзону Крузо, они должны присутствовать при ужасной сцене людоедства!

Годфри решил действовать подобно бесстрашному Робинзону. Нет, он ни за что не допустит, чтобы каннибалы убили пленника и насытились человеческим мясом! Вооружен он нисколько не хуже, чем Робинзон в эпизоде спасения Пятницы! Два ружья — четыре выстрела! Два револьвера — двенадцать выстрелов! Этого вполне достаточно, чтобы подействовать на одиннадцать дикарей, которые могут разбежаться и от одного залпа. Придя к такому заключению, Годфри стал хладнокровно выжидать момента, когда сможет заявить каннибалам о своем присутствии.

Ждать ему пришлось недолго.

Не прошло и двадцати минут, как вождь дикарей приблизился к костру и выразительным жестом указал на пленника своим подданным, только и дожидавшимся приказания.

Годфри поднялся. Поднялся и Тартелетт, не отдавая себе отчета в том, что он делает. Перепуганный учитель танцев даже не догадывался, что собирается предпринять его ученик, до сих пор не сообщивший ему о своих намерениях.

Годфри уже почти не сомневался, что при одном его появлении среди каннибалов поднимется паника: они либо бросятся к пироге, либо побегут врассыпную.

Но не случилось ни того, ни другого. Казалось, пришельцы его даже не заметили. Предводитель снова указал на пленника. Трое чернокожих подскочили к нему, отвязали от бревна и потащили к огню.

Это был еще совсем молодой человек. Понимая, что смерть близка, он, как видно, решил дорого продать свою жизнь и отчаянно отбивался. Но туземцы очень быстро с ним справились, повалили на землю, тут подоспел их главарь и занес над пленником каменный топор, чтобы размозжить ему голову.

Годфри громко крикнул и нажал на курок. Пуля просвистела в воздухе и, казалось, наповал уложила вождя племени: он упал как подкошенный.

При звуке выстрела туземцы замерли, словно от удара грома, а те, что держали пленника, выпустили его из рук. Воспользовавшись случаем, бедняга тотчас же бросился бежать в том направлении, откуда появился неожиданный спаситель. Дикари с изумлением уставились на людей, пославших смерть.

И тут раздался второй выстрел.


Зажмурив глаза от страха, Тартелетт нажал на спусковой крючок, мгновенно ощутив удар прикладом в правую щеку. Подобной пощечины ему ни разу в жизни не приходилось получать! Однако — бывают же такие удачные выстрелы!— он даже не промахнулся: один из дикарей свалился замертво рядом со своим предводителем.

Туземцы потерпели сокрушительное поражение. Быть может, они решили, что их атакует многочисленное враждебное племя и побоялись принять бой? А может, их напугали двое белых людей, мечущих громы и молнии? Как бы то ни было, но чернокожие, подхватив своих убитых, пустились наутек: вскочив в лодку, они принялись изо всех сил грести, затем подняли парус и быстро обогнули Флагпункт.

Тем временем пленник подбежал к своему спасителю. Вначале он остановился в нерешительности, не скрывая страха перед этими высшими существами, затем приблизился, опустился на колени и, взяв ногу Годфри обеими руками, поставил ее себе на голову в знак того, что признает себя его рабом.

Можно было подумать, что этот уроженец Полинезии читал «Робинзона Крузо».




Содержание:
 0  Школа робинзонов : Жюль Верн  1  ГЛАВА I, в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане : Жюль Верн
 2  ГЛАВА II, в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона : Жюль Верн  3  j3.html
 4  j4.html  5  ГЛАВА V, которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием : Жюль Верн
 6  ГЛАВА VI, в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем : Жюль Верн  7  j7.html
 8  j8.html  9  ГЛАВА IX, в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона : Жюль Верн
 10  j10.html  11  j11.html
 12  ГЛАВА XII, в которой очень кстати разражается удар молнии : Жюль Верн  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  ГЛАВА XVI, в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии : Жюль Верн  17  вы читаете: ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн
 18  ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн  19  ГЛАВА XIX, в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется : Жюль Верн
 20  ГЛАВА XX, в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров : Жюль Верн  21  ГЛАВА XXI, которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту : Жюль Верн
 22  ГЛАВА XXII, в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым : Жюль Верн  23  Использовалась литература : Школа робинзонов



 




sitemap