Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




ГЛАВА XVIII,

в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии


Годфри поднял несчастного, лежавшего у его ног, и заглянул ему в лицо. Полинезийцу было не больше тридцати пяти лет. Наготу прикрывала лишь набедренная повязка. Чертами лица, телосложением и цветом кожи он напоминал африканского негра. И правда, этот человек ничуть не походил на жалких аборигенов Полинезийского архипелага, заметно отставших в развитии от представителей африканских племен.

Бывали случаи, когда суданские или абиссинские негры попадали в руки к туземцам Полинезийских островов, и Годфри не удивился бы, заговори этот африканец на английском или на другом европейском языке. Но очень скоро путешественники убедились, что несчастный лопочет на каком-то совершенно неизвестном наречии, по всей видимости, на языке местных туземцев, к которым он, должно быть, попал в раннем детстве.

Годфри заговорил с ним по-английски, но, увы, не получил никакого ответа. Тогда он знаками дал понять негру, что хочет знать, как его зовут. После нескольких бесплодных попыток дикарь, у которого было умное и открытое лицо, произнес:

— Карефиноту.

— Карефиноту! — воскликнул Тартелетт.— Вы слышали что-нибудь подобное?… Я предлагаю назвать негра Пятницей. Ведь сегодня пятница, как это было на острове Робинзона. На островах, где живут Робинзоны, дикарей всегда называют по тому дню недели, когда их спасли. Подумать только, как можно носить такое нелепое имя — Карефиноту?

— Если это имя спасенного, то почему бы не сохранить его? — строго ответил юноша.

В эту минуту рука Карефиноту коснулась груди Годфри, всем своим видом он спрашивал: «А тебя как?»

— Годфри,— назвался молодой человек.

Чернокожий попытался выговорить имя своего избавителя, и, хотя Годфри повторил его несколько раз, туземцу так и не удалось внятно воспроизвести столь непривычное для него чередование звуков.

Потом Карефиноту повернулся к учителю танцев, давая понять, что хотел бы с ним тоже познакомиться.

— Тартелетт,— представился танцмейстер с любезной улыбкой.

— Тар-те-летт! — повторил Карефиноту.

Очевидно, сочетание этих слогов оказалось более подходящим для голосовых связок дикаря, ибо произнес он их очень отчетливо.

Учитель танцев казался польщенным. Да и было отчего!

Тогда Годфри, убедившись в сообразительности туземца, показал ему знаками, что хочет узнать название острова. Он обвел рукой лес, прерию, холмы, потом указал на берег моря и горизонт и, наконец, вопросительно поглядел на негра.

Карефиноту не сразу понял, чего от него хотят, и повторил жест Годфри, а потом обернулся и окинул взглядом окружающее пространство.

— Арнека,— сказал он, подумав.

— Арнека? — повторил Годфри, топая ногой по земле, как бы подтверждая свой вопрос.

— Арнека! — кивнул полинезиец.

Название это ни о чем не говорило Годфри, он не мог припомнить ничего похожего. Скорей всего Арнека — туземное наименование, не известное картографам, и определить по нему, в какой точке Тихого океана они находятся, Годфри все равно не мог.

Между тем Карефиноту с нескрываемым любопытством продолжал рассматривать обоих белых, переводя взгляд с одного на другого, словно сравнивая их. Его губы растянулись в улыбке, обнажив ряд великолепных белых зубов, на которые Тартелетт поглядывал с некоторой опаской.

— Пусть сломается в моей руке карманная скрипка,— воскликнул он,— если эти зубы никогда не жевали человеческого мяса!

— Во всяком случае,— ответил Годфри,— наш новый знакомый уже не походит на человека, которого собираются изжарить и съесть, а это самое главное!

Внимание Карефиноту больше всего привлекало вооружение Годфри и Тартелетта: карабины в руках и револьверы за поясом.

Молодой путешественник сразу понял причину подобного любопытства: очевидно, дикарь никогда не видел огнестрельного оружия, да и вряд ли понимал, что обязан своим освобождением одной из этих трубок, выбрасывающих молнию. Годфри решил дать туземцу представление о своем могуществе. Зарядив ружье, он показал Карефиноту на красную куропатку, летевшую шагах в пятидесяти над прерией, затем прицелился и выстрелил — птица упала.

При звуке выстрела негр сделал громадный прыжок, который Тартелетт тут же оценил глазом хореографа. Затем, оправившись от страха, Карефиноту с быстротой охотничьей собаки подбежал к птице, ковылявшей по траве с перебитым крылом, и принес ее своему господину, радостный и изумленный.

Тогда и Тартелетт захотел показать представителю отсталой расы, что он обладает такой же смертоносной силой. Заметив близ реки спокойно сидящую на старом стволе чайку-рыболова, он поднял карабин и прицелился.

— Не стоит, Тартелетт! — остановил его Годфри.— Не стреляйте!

— Почему?

— Если вам не повезет и вы промахнетесь, мы много потеряем в глазах этого туземца.

— Но почему бы мне не попасть? — возразил танцор не без досады.— Не я ли, впервые взяв в руки ружье, на расстоянии ста шагов поразил прямо в грудь одного из людоедов?

— Вы в него определенно попали, раз он упал. Но послушайте меня, Тартелетт! Ради наших общих интересов не испытывайте судьбу дважды.

Учитель танцев, хотя не без некоторого разочарования, в конце концов поддался уговорам. Закинув ружье за спину, он вместе с Годфри и Карефиноту зашагал в Вильтри.

Жилище, оборудованное внутри секвойи, вызвало изумление дикаря. Прежде всего, ему пришлось объяснить, как надо обращаться с разными инструментами и домашней утварью. По-видимому, Карефиноту жил среди туземцев, стоявших на самой низкой ступени развития, так как даже железо ему было неизвестно. Когда поставили котелок на горячие угли, чернокожий хотел тут же его снять, боясь, что он сгорит, чем вызвал неудовольствие Тартелетта, занятого своим обычным священнодействием — приготовлением бульона. Но больше всего Карефиноту поразило зеркало, которое он вертел так и эдак, чтобы убедиться, нет ли на другой стороне его собственной персоны.

— Он же ничего не смыслит, этот черномазый,— с презрительной гримасой воскликнул учитель танцев.

— Нет, Тартелетт, ошибаетесь,— возразил Годфри,— Карефиноту смотрит на оборотную сторону зеркала, значит, рассуждает, на что способно только мыслящее существо.

— Хорошо! Согласен! Допустим, он не лишен сообразительности,— сказал Тартелетт, с сомнением покачав головой.— Но будет ли он нам хоть чем-нибудь полезен?

— Я в этом уверен! — твердо произнес юноша.

Между тем Карефиноту очутился за столом, уставленным кушаньями. Сначала он все обнюхал, потом попробовал на зубок и, наконец, стал с жадностью поглощать все подряд: суп из агути, убитую Годфри птицу, баранью лопатку с гарниром из камаса и ямса.

— Кажется, наш гость обладает завидным аппетитом,— заметил Годфри.

— Вот именно,— подхватил танцмейстер.— Нужно будет глядеть за ним в оба. Как бы не разыгрались каннибальские инстинкты!

— Успокойтесь, Тартелетт! Мы заставим нашего друга забыть вкус человеческого мяса, если он его вообще когда-нибудь пробовал.

— За это я не поручусь! — ответил учитель танцев.— Уж если хоть раз отведал…

Карефиноту с напряженном вниманием слушал их разговор. По умным глазам каннибала было заметно, что ему очень хочется понять, о чем они говорят. Неожиданно у дикаря развязался язык, и он начал им что-то объяснять. Но это был ряд лишенных смысла междометий, с преобладанием гласных «а» и «у», как в большей части полинезийских наречий.

А Годфри тем временем думал: этот негр, которого он чудом спас от смерти, станет теперь их новым товарищем. Без сомнения, Карефиноту будет хорошим слугой. Он силен, ловок, деятелен. И не испугается никакой работы. Удивительная восприимчивость дикаря даст возможность добиться значительных успехов в его образовании и воспитании.

Годфри не ошибся. Уход за скотом, сбор корней и плодов, убой баранов или агути, которые составляли основную пищу, приготовление сидра из диких яблок манзаниллы — всему этому Карефиноту научился быстро и старательно выполнял любые поручения.

Сколько бы ни ворчал Тартелетт, Годфри не испытывал к новому компаньону недоверия и ничуть не раскаивался, что спас его от смерти, рискуя собственной жизнью. Если юношу что-то и тревожило, то только возможность возвращения каннибалов на остров Фины.

В первый же день для Карефиноту устроили постель в дупле секвойи. Но он, если не шел дождь, предпочитал спать на открытом воздухе, превратившись таким образом в верного стража.

Прошло две недели со дня спасения Карефиноту, и он уже несколько раз сопровождал Годфри на охоте. Больше всего ему нравилось, как падают убитые на расстоянии птицы. При этом он с большой готовностью выполнял роль охотничьего пса и мчался за дичью, не останавливаясь ни перед каким препятствием, преодолевая завалы, кусты и широкие ручьи.

Незаметно Годфри привязался к новому товарищу. У Карефиноту обнаружились необычайные способности, он легко поддавался обучению, но одного никак не мог одолеть — английского языка. Несмотря на все усилия, туземец не способен был произнести даже самых простых слов, которым его старательно обучали Годфри и учитель танцев.

Итак, жизнь на острове благодаря счастливому стечению обстоятельств становилась даже довольно приятной, и никакая опасность не угрожала больше его обитателям. Но не было дня, чтобы Годфри не вспоминал свою невесту Фину и дядюшку Виля! Он с тайным страхом ждал наступления зимнего времени, которое воздвигнет между ним и его близкими еще более непреодолимую преграду.

Двадцать седьмого сентября чрезвычайный случай, потребовавший немедленного решения, отвлек племянника Кольдерупа от мучительных раздумий.

В тот день Годфри и Карефиноту, собирая во время прилива моллюсков возле Дримбея, вдруг заметили множество маленьких плавучих островков, подгоняемых к берегу ветром,— целый архипелаг, над которым кружили так называемые морские ястребы — птицы с огромным размахом крыльев. Откуда взялись эти странные островки, плывшие по воле волн, и что они собой представляют?

Пока Годфри стоял в растерянности, не зная, что подумать, Карефиноту лег на живот, вобрал голову в плечи и, растопырив руки и ноги, пополз.

Годфри, ничего не понимая, уставился на него и вдруг сообразил:

— Черепахи!

Карефиноту не ошибся. Действительно, это были черепахи, усеявшие всю поверхность моря на расстоянии не меньше квадратной мили. Они быстро приближались к острову, рассекая воду задними ногами, похожими на ласты. Их ловкие, сильные движения напоминали полет больших хищных птиц, например, орлов. Саженях в ста от берега черепашьи спины вдруг скрылись под водой, а их пернатые спутники взмыли в воздух, описывая большие спирали. Прошло несколько минут, и первая приливная волна выбросила на сушу добрую сотню настоящих зеленых морских черепах. Каждая имела не менее трех-четырех футов в диаметре. Огромные мокрые панцири, зеленовато-бурого оттенка, с мраморным рисунком, блестели на солнце.

Изумительное зрелище вызвало в душе Робинзона настоящий восторг, впрочем, тут же уступивший место не столь возвышенному чувству. «Мясо черепахи, великолепное на вкус, отлично сохраняется, если его хорошенько просолить»,— учили старые путешественники, и Годфри сейчас очень кстати вспомнил о них. Приближался сезон дождей, и как тут не беспокоиться о запасах продовольствия!

Робинзон и Пятница побежали по отмели к дарам моря, свалившимся им прямо в руки. Чтобы добыча не ускользнула от них, друзья принялись переворачивать животных брюхом кверху, а между тем каждое весило не менее тысячи фунтов. Вот когда пригодилась мускульная сила спасенного туземца!

Домой они вернулись почти в темноте, нагруженные черепашьим мясом. Несколько дней в Вильтри к столу подавался превосходный свежий бульон, который с удовольствием поглощал не один Тартеллет.


Второе происшествие, заставившее несчастного жениха оставить мечты о прошлом и обратиться к реальности, произошло на охоте. Обычно его сопровождал Карефиноту, Тартелетт же предпочитал хозяйничать в Вильтри. Природа явно не наделила учителя танцев талантом стрелка, хотя первый выстрел оказался очень метким.

Однажды Годфри с Карефиноту охотились в лесу у подножия главного хребта острова Фины. С самого утра им встретились лишь две или три антилопы, промелькнувшие в глубине чащи на таком расстоянии, что стрелять в них не имело смысла. За мелкой дичью Годфри не гонялся: пищи у них было вдоволь, а убивать, только чтобы убить,— не в его принципах. Охотников из Вильтри антилопы привлекали скорее не мясом, а шкурами, которые очень пригодились бы Робинзонам в холодные дни. Но на этот раз Годфри возвращался с пустыми руками.

Было около трех часов пополудни. После завтрака на привале охота не стала удачнее, и потому юноша решил больше не задерживаться, а поспешить к обеду в Вильтри. Они уже пересекали опушку леса, как вдруг Карефиноту резко обернулся, подскочил к Годфри, схватил его за плечи и потащил с такой силой, что молодой стрелок, только пролетев двадцать шагов по воздуху, сумел остановиться. Отдышавшись, он вопросительно поглядел на Карефиноту.

Негр с испуганным видом показал рукой на зверя, неподвижно застывшего шагах в пятидесяти от них. Годфри не поверил глазам: перед ними стоял бурый медведь. Обхватив лапами ствол дерева, он зловеще покачивал головой сверху вниз, будто собираясь броситься на охотников.

Смелый охотник не задумываясь поднял ружье и выстрелил, раньше чем Карефиноту успел его удержать.

Сразила ли пуля хищника? Вполне возможно. Убил ли его Годфри? Утверждать трудно. Во всяком случае, медведь, широко расставив лапы, рухнул к подножию дерева.


Нельзя было медлить ни минуты. Поединок с косолапым хозяином мог привести к плачевным результатам. Известно, что в лесах Калифорнии даже лучшим охотникам стоила жизни встреча с бурым медведем. Поэтому Карефиноту, как видно, знакомый с повадками этого сильного зверя, схватил Годфри за руку и потащил к Вильтри, а тот, понимая, что опасность еще не миновала, не стал сопротивляться.



Содержание:
 0  Школа робинзонов : Жюль Верн  1  ГЛАВА I, в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане : Жюль Верн
 2  ГЛАВА II, в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона : Жюль Верн  3  j3.html
 4  j4.html  5  ГЛАВА V, которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием : Жюль Верн
 6  ГЛАВА VI, в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем : Жюль Верн  7  j7.html
 8  j8.html  9  ГЛАВА IX, в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона : Жюль Верн
 10  j10.html  11  j11.html
 12  ГЛАВА XII, в которой очень кстати разражается удар молнии : Жюль Верн  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  ГЛАВА XVI, в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии : Жюль Верн  17  ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн
 18  вы читаете: ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн  19  ГЛАВА XIX, в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется : Жюль Верн
 20  ГЛАВА XX, в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров : Жюль Верн  21  ГЛАВА XXI, которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту : Жюль Верн
 22  ГЛАВА XXII, в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым : Жюль Верн  23  Использовалась литература : Школа робинзонов



 




sitemap