Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА IV, в которой читателю по всем правилам представляют Т. Артелетта, называемого Тартелеттом : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




ГЛАВА IV,

в которой читателю по всем правилам представляют Т. Артелетта, называемого Тартелеттом


Если бы Т. Артелетт жил во Франции, соотечественники непременно окрестили бы его Тартелеттом[5], и мы находим, что это имя ему очень подходит.

В своем «Путешествии из Парижа в Иерусалим» Шатобриан упоминает маленького человека, «напудренного и завитого, в зеленом костюме, дрогетовом жилете с муслиновыми[6] манжетами и жабо, который пиликал на своей скрипке, заставляя плясать ирокезов»[7].

Калифорнийцы, ясное дело, не ирокезы, но Тартелетт был учителем танцев и изящных манер в Калифорнии. Хоть в уплату за уроки он и не получал, как его предшественник, бобровые шкуры и медвежьи окорока, зато ему платили долларами. Во всяком случае, Тартелетт ничуть не меньше способствовал приобщению своих учеников к цивилизации, чем тот француз, обучавший хорошим манерам индейское племя.

В ту пору, когда мы представили его читателю, Тартелетт был холост и говорил, что ему исполнилось сорок пять. Но десять лет тому назад он чуть было не вступил в брак с одной не слишком юной девицей. Ради такого события его попросили в нескольких строках дать характеристику самому себе, что он и не преминул сделать. Эти данные помогут нам воспроизвести портрет учителя изящных манер с двух точек зрения: моральной и физической.


Родился 17 июля 1835 года в три часа пятнадцать минут утра.

Рост — пять футов два дюйма три линии[8].

Объем выше бедер — два фута три дюйма.

Вес, увеличившийся за последний год на 6 фунтов,— сто пятьдесят один фунт две унции[9].

Форма головы — продолговатая.

Волосы — каштановые с проседью, редкие на макушке.

Лоб — высокий.

Лицо — овальное.

Цвет лица — здоровый.

Зрение — отличное.

Глаза — серо-карие.

Брови и ресницы — светло-каштановые.

Нос — средней величины, на краю левой ноздри выемка.

Щеки — впалые, без растительности.

Уши — большие, приплюснутые.

Рот — средний. Гнилых зубов нет.

Губы — тонкие, немного сжатые, обрамлены густыми усами и эспаньолкой.

Подбородок — круглый.

Шея — полная. На затылке родинка.

Когда купается, можно заметить, что тело белое, немного волосатое.

Жизнь ведет правильную, размеренную.

Не обладая крепким здоровьем, сумел тем не менее сохранить его благодаря воздержанности.

Бронхи слабые. По этой причине отказался от дурной привычки — курить табак.

Спиртных напитков, кофе, ликеров, виноградных вин не употребляет.

Короче говоря, избегает всего, что может оказать пагубное воздействие на нервную систему.

Легкое пиво, вода, подкрашенная вином,— его единственные напитки. Благодаря воздержанности, ни разу в жизни не обращался к врачу.

Движения — живые, походка быстрая, характер открытый и искренний. Деликатен до крайности — до сих пор не решился соединить свою судьбу с женщиной, боясь сделать ее несчастной.


Вот в каком свете представил себя Тартелетт — безусловно, заманчивом для девицы определенного возраста. Тем не менее брак не состоялся, учитель по-прежнему жил холостяком, продолжая давать уроки танцев и изящных манер.

В таком амплуа Тартелетт и появился в доме Уильяма Кольдерупа, а с течением времени, когда ученики стали мало-помалу отсеиваться, остался приживальщиком в семье богача.

Несмотря на все странности, он был очень славный малый и все домочадцы к нему привязались. Учитель танцев любил Годфри, души не чаял в Фине, и они отвечали ему взаимностью. Теперь у него осталось только одно честолюбивое стремление: передать молодым людям все тонкости своего искусства, сделать их образцом хороших манер.

И вот представьте себе, что именно этого человека и выбрал Уильям Кольдеруп в спутники своему племяннику для предстоящего путешествия. Впрочем, дядюшка имел некоторые основания предполагать, что Тартелетт в какой-то мере способствовал желанию Годфри побродить по свету для завершения образования. Раз так, пусть едут оба! На следующий день, шестнадцатого апреля, Кольдеруп вызвал учителя танцев к себе в кабинет.

Учитель вышел из своей комнаты, на всякий случай прихватив с собой карманную скрипку, поднялся по широкой лестнице, правильно ставя ногу, как и подобает учителю танцев, деликатно постучал в дверь и с любезной улыбкой вошел в кабинет, склонившись и округлив локти.

Затем он встал в другую позицию, поставив ноги таким образом, что пятки соприкасались, а носки смотрели в противоположные стороны. Любой другой на его месте не смог бы удержаться на ногах в столь неустойчивом положении, но учитель танцев без труда сохранял равновесие.

— Мсье Тартелетт,— обратился к учителю Уильям Кольдеруп.— Я пригласил вас, чтобы сообщить одну новость. Надеюсь, она вас не поразит.

— К вашим услугам,— ответив Тартелетт.

— Свадьба моего племянника откладывается на год или на полтора. Годфри решил сначала побывать в разных странах, Старого и Нового Света.

— Мистер Кольдеруп,— ответил учитель,— мой ученик с честью будет представлять страну, в которой родился.

— А равно и наставника, обучившего его хорошим манерам,— добавил почтенный коммерсант. Но простодушный Тартелетт, оставаясь безмятежен и будучи убежден, что должен продемонстрировать все классические позиции, сначала отставил ногу вбок, будто собираясь кататься на коньках, затем, слегка согнув колена, поклонился Уильяму Кольдерупу.

— Я подумал,— продолжал коммерсант,— что вам будет не слишком приятно расстаться со своим учеником.

— О, крайне неприятно,— сказал Тартелетт,— но если нужно…

— Совсем не нужно,— возразил Уильям Кольдеруп, нахмурив густые брови.

— Тогда как же? — произнес Тартелетт.

Слегка взволнованный, он отступил назад, чтобы поменять третью позицию на четвертую, а затем широко расставил ноги, явно не сознавая, что делает.

— Вот так! — безапелляционно заявил коммерсант.— Мне пришло в голову, что было бы очень жестоко разлучать учителя и ученика, достигших редкого взаимопонимания.

— Конечно, путешествия…— пробормотал Тартелетт, казалось, не желавший ничего понимать.

— Да, безусловно…— подхватил Уильям Кольдеруп.— Во время путешествия раскроются не только таланты моего племянника, но и способности учителя, которому он обязан умением хорошо себя держать…

Бедному учителю, этому большому ребенку, ни разу даже в голову не приходило, что в один прекрасный день придется покинуть Сан-Франциско, Калифорнию и даже Америку, чтобы отправиться бороздить моря. Подобной страсти не мог понять человек, занятый больше хореографией, нежели путешествиями, и не выезжавший из города на расстояние дальше десяти миль. И вот теперь ему предлагали, нет, дали понять, что хочет он того или не хочет, но ему придется покинуть свою страну и испытать все трудности и неудобства путешествий, которыми он сам же соблазнял своего ученика! Было от чего взволноваться! Впервые в жизни бедный учитель танцев почувствовал, как задрожали его натренированные за тридцать пять лет ноги.

— Может быть,— сказал он, пытаясь вернуть шаблонную улыбку танцовщика, на мгновение сошедшую с его лица.— Может быть, я не гожусь для…

— Привыкнете! — ответил Кольдеруп тоном, не допускающим возражений.

Отказаться? Нет, это было невозможно. Тартелетт о подобных вещах даже не думал. Кем он был в доме богача? Вещью, тюком, грузом, который можно было отправить на все четыре стороны. Однако предстоящее путешествие его не на шутку встревожило.

— И когда же состоится отъезд? — спросил он, снова пытаясь встать в классическую позицию.

— Через месяц.

— И по какому же бурному морю мистер Кольдеруп отправляет нас с Годфри?

— Сначала по Тихому океану.

— А в какой точке земного шара мы должны ступить на сушу?

— В Новой Зеландии,— ответил коммерсант.— Я заметил, что новозеландцы совершенно не умеют округлять локти! Вы их подучите!

Одного знака Кольдерупа было достаточно, чтобы учитель понял, что аудиенция окончена. Он удалился в таких растрепанных чувствах, что грация, обычно сопровождавшая его поклон, на этот раз изменила ему. Впервые за всю жизнь учитель танцев Тартелетт, забыв от волнения элементарные правила своего искусства, вышел из кабинета, не выворачивая ног.




Содержание:
 0  Школа робинзонов : Жюль Верн  1  ГЛАВА I, в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане : Жюль Верн
 2  ГЛАВА II, в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона : Жюль Верн  3  j3.html
 4  вы читаете: j4.html  5  ГЛАВА V, которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием : Жюль Верн
 6  ГЛАВА VI, в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем : Жюль Верн  7  j7.html
 8  j8.html  9  ГЛАВА IX, в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона : Жюль Верн
 10  j10.html  11  j11.html
 12  ГЛАВА XII, в которой очень кстати разражается удар молнии : Жюль Верн  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  ГЛАВА XVI, в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии : Жюль Верн  17  ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн
 18  ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн  19  ГЛАВА XIX, в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется : Жюль Верн
 20  ГЛАВА XX, в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров : Жюль Верн  21  ГЛАВА XXI, которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту : Жюль Верн
 22  ГЛАВА XXII, в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым : Жюль Верн  23  Использовалась литература : Школа робинзонов



 




sitemap