Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА VII, в которой читатель сможет убедиться, что Уильям Кольдеруп не напрасно застраховал свой корабль : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




ГЛАВА VII,

в которой читатель сможет убедиться, что Уильям Кольдеруп не напрасно застраховал свой корабль


В течение трех следующих дней — тринадцатого, четырнадцатого и пятнадцатого июня — барометр медленно опускался ниже отметки «переменно», стрелка колебалась между «дождем», «ветром» и «бурей». Ветер стал заметно свежее. «Дриму» приходилось бороться с высокими волнами, набегавшими с носа. Паруса предусмотрительно убрали; пароход продвигался вперед только благодаря гребному винту, да и то вращавшемуся не в полную силу, чтобы избежать резких толчков.

Годфри легко переносил и бортовую и килевую качку, не теряя ни отличного настроения, ни завидного аппетита. Кажется, юноша действительно любил море, чего нельзя сказать о Тартелетте.

Тартелетт море ненавидел, и оно платило ему тем же. Надо было видеть несчастного учителя изящных манер, когда, забыв о профессиональной грации, он выписывал на палубе вензеля вопреки всем правилам танцевального искусства! Но ему ничего другого не оставалось: гораздо хуже отсиживаться в каюте, без воздуха, где так же качает и трясет.


Начиналась боковая качка — беднягу швыряло от одного борта к другому.

Начиналась килевая качка — и его перекатывало от кормы к носу.

Подавляя тошноту, Тартелетт цеплялся за планширы, пытался ухватиться за шкоты, принимая самые нелепые, с точки зрения классической хореографии, позы!

Ах, если бы учитель мог взлететь ввысь, как воздушный шар, и не делать больше диких прыжков на постоянно раскачивающейся палубе! И зачем только сумасбродному богачу Уильяму Кольдерупу вздумалось обречь его на такие пытки!

— Долго еще будет продолжаться эта ужасная погода? — по двадцать раз на дню спрашивал он у капитана Тюркота.

— Гм… Барометр пока не радует,— отвечал капитан, хмуря брови.

— А скоро ли мы прибудем на место?

— Скоро, господин Тартелетт!… Гм… теперь уже скоро… Придется еще немного потерпеть.

— И этот океан называется Тихим! — повторял несчастный в промежутках, между позывами к рвоте и акробатическими кульбитами.

Надо сказать, что учитель танцев страдал не только от морской болезни, но еще и от страха, охватывавшего его при виде громадных валов, поднимавшихся до уровня палубы. Хореографа оглушал грохот машинного отделения, шум выхлопных клапанов, выпускавших отработанный пар мощными толчками. Он всем телом ощущал, как пароход проваливается в какую-то пропасть и тут же выскакивает пробкой, взлетая на водяную вершину.

— Нет, тут ничем не поможешь, корабль непременно перевернется,— повторял несчастный, устремив на своего ученика бессмысленный взор.

— Спокойствие, Тартелетт! — утешал его Годфри.— Кораблю положено качаться на волнах, и при этом плавать, а не тонуть.

— Не вижу оснований для успокоения,— сердился танцор.

Одержимый маниакальной идеей, учитель танцев надел на себя спасательный пояс и не расставался с ним ни днем, ни ночью. Всякий раз, когда море немного успокаивалось, он надувал его потуже, но, как ни старался, ему казалось, что пояс еще недостаточно надут. Страх Тартелетта был вполне понятен. Человеку, не привыкшему к морю, разгул стихии доставляет немало тревог, а Тартелетт никогда не плавал даже по тихим водам бухты Сан-Франциско.

А между тем погода ухудшалась, угрожая шквальным ветром. Если бы пароход находился вблизи берега, на это указали бы семафоры[20].

Сотрясаемый гигантскими валами, корабль шел средним ходом, чтобы не вышла из строя машина и не сломался винт, который то погружался в воду, то, взлетая на волнах, работал вхолостую. В такие моменты лопасти били по воздуху, рискуя повредить двигатель. Из-под кормы «Дрима» слышались глухие выстрелы, и поршни двигались с такой скоростью, что механик едва успевал регулировать ход.

Вскоре от внимания Годфри не укрылось одно странное явление, причину которого он сначала никак не мог понять: ночью пароход трясло меньше, чем днем. Следовало ли отсюда заключить, что ветер стихал после захода солнца и наступало некоторое затишье?

Разница была настолько очевидной, что в ночь с двадцать первого на двадцать второе июня Годфри решил выяснить, в чем дело. Как раз в этот день море слегка штормило, ветер усилился, и казалось, что длинный день никогда не кончится. Дождавшись полуночи, Годфри поднялся, оделся потеплее и вышел на палубу. На вахте стоял капитан Тюркот. Он находился на мостике и пристально вглядывался вдаль. Годфри почувствовал, что, хотя ветер и не уменьшился, натиск волн, рассекаемых форштевнем «Дрима», заметно ослабел. Он поднял глаза и посмотрел на задернутую черным дымом трубу — дым отлетал не назад, а вперед, по ходу судна.

«Значит, ветер переменился»,— заметил он про себя.

Очень довольный своим наблюдением, Годфри поднялся на мостик и подошел к Тюркоту.


— Капитан! — окликнул он моряка.

Плотно закутанный в клеенчатый плащ, тот не слышал шагов и не мог скрыть своего удивления, увидев своего пассажира.

— Это вы, мистер Годфри? Вы… Здесь…

— Да, капитан, я пришел спросить у вас…

— О чем? — перебил его Тюркот.

— Ветер не переменился?

— Нет, мистер Годфри, к сожалению, нет… И я боюсь, как бы он не был предвестником бури.

— Однако ветер теперь сзади!

— Ветер теперь сзади… В самом деле… Да, ветер сзади…— повторил капитан, почему-то раздосадованный замечанием пассажира.— Но… помимо моей воли,— добавил он.

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу сказать, что для безопасности судна пришлось изменить направление, чтобы уйти от бури.

— Досадно, если мы из-за этого задержимся,— сказал Годфри.

— Да, очень досадно,— согласился капитан,— но днем, как только море немного стихнет, я снова поверну на запад. А сейчас советую вам, мистер Годфри, вернуться в каюту. Доверьтесь мне! Постарайтесь уснуть, пока нас качает на волнах. Так будет лучше.

Годфри покорно кивнул головой и бросил тревожный взгляд на небо, по которому стремительно мчались низкие тучи. Затем он покинул мостик и вернулся в свою каюту, где тотчас же погрузился в крепкий сон.

На следующее утро, двадцать второго июня, ветер не успокоился, но «Дрим», как и обещал капитан Тюркот, пошел прежним курсом. Столь странное плавание — днем на запад, ночью на восток — длилось еще двое суток. Постепенно стрелка барометра стала указывать на повышение давления, и ее колебания были уже не такими резкими. Следовало ожидать, что с переменой ветра корабль избежит бури.

Действительно, так и случилось.

Двадцать пятого июня около восьми часов утра, когда Годфри поднялся на палубу, легкий северо-восточный ветерок гнал по небу облака. Солнечные лучи играли на снастях судна, отбрасывая яркие блики. Море, отсвечивавшее зеленью в глубине, серебрилось на поверхности, легкий ветерок покрывал пеной гребни волн. Собственно говоря, это и были не волны, а легкая морская зыбь, тихо качавшая пароход. Зыбь или волны, затишье или буря — для учителя танцев Тартелетта все было едино. Он полулежал на палубе, безмолвно открывая и закрывая рот, словно карп, вынутый из воды.

Помощник капитана, стоя на полуюте, глядел в подзорную трубу, направив ее на северо-восток.

Годфри приблизился к нему.

— Ну что,— сказал он весело,— сегодня, пожалуй, лучше, чем вчера!

— Да, мистер Годфри,— ответил помощник,— море успокоилось.

— И «Дрим» взял прежний курс?

— Нет еще.

— Нет? Но почему же?

— Потому что шквальный ветер отогнал нас к северо-востоку, и теперь требуется снова проложить курс. В полдень мы произведем наблюдения, и капитан даст нам указания.

— А где он сам? — спросил Годфри.

— Капитана нет на борту.

— Нет на борту?

— Да… ему пришлось ненадолго покинуть судно. Когда небо прояснилось, вахтенные заметили на востоке буруны, не обозначенные у нас на карте. Чтобы узнать, что это за рифы, капитан Тюркот приказал спустить шлюпку и вместе с боцманом и тремя матросами отправился на разведку.

— Давно?

— Часа полтора назад.

— Как жалко, что меня не предупредили! Я бы с удовольствием к ним присоединился!

— Вы еще спали, мистер Годфри,— сказал помощник,— и капитан не хотел вас будить.

— Досадно. Но скажите, в какую сторону ушла шлюпка?

— Туда,— показал помощник капитана,— на северо-восток от правого борта.

— А их можно разглядеть в подзорную трубу?

— Нет, они слишком далеко.

— Надеюсь, скоро вернутся?

— Им нельзя медлить,— ответил помощник,— ведь капитан должен определить местонахождение корабля, а для этого ему необходимо оказаться на борту до полудня.

Поговорив с помощником, Годфри уселся на краю полубака и велел принести морской бинокль. Ему хотелось увидеть возвращающуюся шлюпку. Что же касается морской разведки, предпринятой капитаном Тюркотом, то она его нисколько не удивила. Конечно же, «Дрим» не должен наскочить на подводные рифы, если там действительно рифы.

Прошло два часа. Наконец в половине одиннадцатого на горизонте показался тонкий, как стрелка, дымок, поднимавшийся, очевидно, над паровой шлюпкой.

Годфри, наблюдая за ботом в бинокль, видел, как он, словно вырастая из моря, постепенно принимал все более четкие очертания, как на фоне светлого неба все резче вырисовывалась струйка дыма, смешиваясь с облачками пара. Лодка быстро приближалась. Скоро ее уже можно было разглядеть невооруженным глазом, а затем различить и белую полоску пены возле носа, и длинную пенистую борозду за кормой, расходившуюся в стороны, как хвост кометы.

В четверть двенадцатого капитан Тюркот причалил к «Дриму» и поднялся на его палубу.


— Итак, капитан, есть новости? — спросил Годфри, пожимая ему руку.

— Здравствуйте, мистер Годфри! Добрый день!

— Буруны действительно представляют опасность?

— Одна видимость! — ответил капитан.— Мы не обнаружили никаких рифов. Наши люди ошиблись. По правде говоря, я-то не очень им поверил.

— Значит, нас больше ничто не задержит?— спросил Годфри.

— Да, мы пойдем нужным курсом. Но прежде я должен определить координаты.

— Шлюпку можно поднять на борт? — спросил помощник.

— Рано,— ответил капитан,— она еще может понадобиться. Возьмите ее на буксир.

Матросы тут же исполнили приказание капитана.

Спустя сорок пять минут капитан Тюркот с помощью секстанта измерил высоту солнца и определил курс. Покончив с этим делом и бросив последний взгляд на горизонт, он подозвал к себе помощника и увел в свою каюту, где они довольно долго совещались.

Погода стояла прекрасная. «Дрим» мог идти своим ходом, не поднимая парусов. К тому же ветер утих настолько, что даже при усиленной работе винта паруса не наполнились бы, и потому их пришлось убрать.

Годфри блаженствовал. Плавание по спокойному морю, под безоблачным голубым небом вселяло в него бодрость, укрепило душу и тело! Но ничто не могло развеселить бедного Тартелетта. Хотя море и не внушало ему больше опасений, учитель танцев потерял всякую способность реагировать на что-либо. Он заставил себя пообедать, не чувствуя вкуса пищи и без всякого аппетита. Годфри хотел снять с него спасательный пояс, сдавивший грудь, но Тартелетт решительно воспротивился. Разве не могло это сооружение из дерева и железа, именуемое кораблем, в любую минуту дать трещину?

Наступил вечер. Туман надвинулся густой пеленой, повиснув над морем. По всем признакам, ночь будет непроглядной. Хорошо, что хоть рифов не оказалось поблизости! Капитан Тюркот сверил их расположение по карте. Впрочем, случайные столкновения всегда возможны, особенно вот в такие туманные ночи.

После захода солнца на судне зажгли все фонари: белый — высоко на фок-мачте, и два на вантах, справа — зеленый, слева — красный.

Если бы столкновение и произошло, то, во всяком случае, не по вине экипажа, что, впрочем, довольно слабое утешение. Потонуть, даже при соблюдении всех морских правил,— все равно потонуть. Не стоит труда догадаться, кому из пассажиров «Дрима» приходили в голову подобные мысли. Этот достойный джентльмен, катаясь от борта к борту и от носа к корме, добрался все-таки до своей каюты, а Годфри тем временем прошел в свою. Учитель танцев по-прежнему не расстался с сомнением, а молодой человек — с надеждой спокойно провести ночь, ибо «Дрим» тихо покачивался на длинной волне.

Капитан Тюркот, передав вахту помощнику, тоже отправился к себе, надеясь немного передохнуть. Все было в порядке. Корабль твердо держал курс даже в тумане, оставлявшем, впрочем, некоторую видимость. Было похоже на то, что туман не будет сгущаться. Никакая опасность больше не угрожала судну.

Через двадцать минут Годфри крепко спал, а мучимый бессонницей Тартелетт, не снявший одежды и спасательного пояса, протяжно вздыхал, ворочаясь на койке.

Около часа ночи Годфри проснулся от громкого крика.

Вскочив на ноги, молодой человек впопыхах оделся и натянул сапоги. Еще не успев выбежать из каюты, он услышал вопли на палубе: «Мы тонем! Мы тонем!» Годфри бросился наверх. На полуюте он наткнулся на какой-то мягкий неподвижный предмет, в котором с трудом распознал Тартелетта.

Весь экипаж был на палубе. Матросы быстро выполняли приказания капитана и помощника.

— Столкновение? — спросил Годфри.

— Не знаю… Ничего пока не знаю… Такой проклятый туман,— отвечал помощник.— Ясно только, что мы тонем…

— Тонем? — переспросил Годфри.

И действительно, «Дрим», возможно наткнувшись на риф, медленно и неотвратимо погружался в пучину моря. Вода дошла до палубы и, без сомнения, уже залила топку и погасила огонь.

— Бросайтесь в море, мистер Годфри! — вскричал капитан.— Нельзя терять ни минуты! Корабль идет ко дну! Если вы будете медлить, вас затянет в водоворот!

— А мой учитель?

— Я позабочусь о нем. Здесь всего около полукабельтова[21] до берега.

— А вы, капитан?

— Мой долг — покинуть корабль последним, и я остаюсь! — твердо сказал капитан.— Быстрее! Быстрее! Дорога каждая секунда!

Годфри колебался, но вода уже начала заливать палубу.

Капитан Тюркот знал, что Годфри плавает, как рыба, он схватил его за плечи и толкнул за борт. И как раз вовремя! Если бы не густая темнота, то можно было бы увидеть, как возле «Дрима» разверзлась водяная бездна.

Благодаря штилю Годфри удалось быстро отплыть от водяной воронки, которая втянула бы его, подобно Мальштрему[22].

Все произошло за какую-нибудь минуту. Под крики отчаяния один за другим погасли корабельные фонари. Сомневаться не приходилось: «Дрим» пошел ко дну…

Вскоре Годфри добрался до высокой скалы, где и нашел укрытие от волн.

В кромешной тьме напрасно он звал на помощь. Не услышав ничего в ответ, не зная, где он находится — на уединенной скале или на вершине какого-нибудь рифа, быть может единственный, уцелевший в кораблекрушении, молодой человек решил дожидаться наступления дня.




Содержание:
 0  Школа робинзонов : Жюль Верн  1  ГЛАВА I, в которой читатель, если захочет, сможет купить остров в Тихом океане : Жюль Верн
 2  ГЛАВА II, в которой Уильям Кольдеруп из Сан-Франциско состязается с Таскинаром из Стоктона : Жюль Верн  3  j3.html
 4  j4.html  5  ГЛАВА V, которая начинается со сборов к путешествию и кончается благополучным отплытием : Жюль Верн
 6  ГЛАВА VI, в которой читателю предстоит познакомиться с новым персонажем : Жюль Верн  7  вы читаете: j7.html
 8  j8.html  9  ГЛАВА IX, в которой доказывается, что не все прекрасно в жизни Робинзона : Жюль Верн
 10  j10.html  11  j11.html
 12  ГЛАВА XII, в которой очень кстати разражается удар молнии : Жюль Верн  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  ГЛАВА XVI, в которой рассказывается об одном неожиданном происшествии : Жюль Верн  17  ГЛАВА XVII, в которой ружье учителя танцев Тартелетта поистине творит чудеса : Жюль Верн
 18  ГЛАВА XVIII, в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии : Жюль Верн  19  ГЛАВА XIX, в которой положение, и без того весьма серьезное, все более осложняется : Жюль Верн
 20  ГЛАВА XX, в которой Тартелетт повторяет на все лады, что хочет покинуть остров : Жюль Верн  21  ГЛАВА XXI, которая заканчивается удивительной репликой Карефиноту : Жюль Верн
 22  ГЛАВА XXII, в которой объясняется все, что казалось до сих пор необъяснимым : Жюль Верн  23  Использовалась литература : Школа робинзонов



 




sitemap